В начале 2011 года на английскую торговую биржу были выставлены акции компании из Гонконга "Пасифик Андерс". Тогда же была размещена информация о том, что компания из Гонконга «Пасифик Андес» является фактическим владельцем_60% российских квот на вылов минтая. Эта новость не просто удивила, она ошарашила. Каким образом китайцы оказались владельцами российского стратегического сырья? Кто и почему допустил данную ситуацию?

Справка. «Пасифик Андес» (Pacific Andes International Holdings). Компания, принадлежащая малайзийской семье с труднопроизносимой для европейца фамилией Нг, – крупнейший в мире производитель рыбного филе. На Китай приходится примерно половина продаж «Пасифик Андес», на Европу и Северную Америку – 40%. Нг Джо Сианг, старший из шести братьев и сестер, возглавляет сегодня «Пасифик Андес», в которой его семье принадлежит 51%. Ее дочерняя «Чайна Фишери Групп» – вторая по размерам азиатская компания по ловле и заморозке морепродуктов, она уступает только японской Nippon Suisan Kaisha и уже догоняет ее.

В 2002 году ВМС Австралии задержали два ярусолова, которые вылавливали клыкача в Тихом океане без лицензии. Расследование обнаружило целую флотилию из 13 судов. Обнаруженная на борту документация и сигналы связи указывали на группу компаний (в их числе «Пасифик Андес»), которые были основаны, контролировались и управлялись из Гонконга Нг Све Хонгом и его партнерами. Согласно отчету Коалиции легальных ловцов клыкача, отраслевой группы из Перта, «Пасифик Андес» утаивала происхождение рыбы и рыбных консервов, полученных в результате незаконных операций. По тогдашним оптовым ценам годовой улов 26 000 т клыкача стоил как минимум 200 млн. долларов.

В 2003 году та же австралийская отраслевая группа указала на связь «Пасифик Андес» с несколькими владельцами морских рыболовецких судов из Испании, известных как Галисийский синдикат, и обвинила компанию в том, что она помогала перерабатывать и продавать незаконно выловленного клыкача. В 2005 году в отчете «Гринпис» компания обвинялась в пособничестве (своими соглашениями о покупке) донному тралу – способу добычи, который разрушает океанические экосистемы. Эти и другие эпизоды рассматривались как нарушение подписанной 35 государствами Конвенции об охране антарктических морских живых ресурсов. Недавно критики компании заговорили о связях между «Пасифик Андес» и китайским государственным судовладельцем (компания семьи Нг до недавнего времени принципиально не обзаводилась собственными судами).

«Пасифик Андес» является монопольным поставщиком рыбопродукции и других продуктов питания для нужд Китайской народной Армии, в государственный резерв КНР.

Компания «Пасифик Андес» имеет русский отдел.

Они пришли

В 2003 году, имея неограниченное финансирование со стороны своего государства, китайская компания «Пасифик Андес» предложила выгодные условия кредитования некоторым российским рыболовецким компаниям. Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. В ответ китайские товарищи потребовали обязательную поставку всей добываемой рыбопродукции по фиксированным, заниженным ценам. В результате уже через несколько лет китайская компания получила монополию на большую часть российских биоресурсов, добываемых в дальневосточных морях.

Монополизация рынка позволила постоянно снижать цену на российскую рыбу для российских поставщиков, а затем перепродавать ее в те же Японию, Корею и Европу уже по мировым ценам. То есть мы со всеми нашими биоресурсами превратились фактически в крепостных, вынужденных работать на китайского барина и отдавать ему часть своих доходов. А некоторые российские рыбодобывающие компании такие, как, например, ТУРНИФ, полностью перешли под китайское руководство, стали китайскими. При этом, официально оставаясь российскими. Это позволяет китайской компании-владельцу получать российские квоты на вылов нашей рыбы.

В этом направлении активно работает русский отдел компании «Пасифик Андес». На Дальний Восток зачастили сотрудники китайской компании. Уже в этом году Приморский края посвятил один из руководителей отдела, гражданин России, постоянно проживающий в Гонконге, Бай.

Что мы теряем

Минтай, доля добычи которого в общем объеме вылова в ДВФО составляет 50-60%, преимущественно идет на экспорт, причем по заниженным ценам. Налоговые и таможенные льготы, либерализация законодательства в целом не "повернули" рыбопромышленников Дальнего Востока в сторону внутреннего рынка.

В отношении крупнейших рыбопромышленных предприятий отрасли, основным валютоемким объектом промысла которых является минтай, отмечена экспортная направленность деятельности и недостаточная инвестиционная активность. Экспортная направленность деятельности" ряда рыбопромышленников, помноженная на желание снизить госконтроль над отраслью, уже создала дальневосточным рыбакам проблемы.

Выстроенная Росрыболовством система допускает разграбление биоресурсов Дальнего Востока, в результате чего государство ежегодно теряет около 2 млрд долларов налоговых поступлений, из года в год уменьшаются поставки морепродуктов на российский рынок. Кроме того, иностранный капитал, по сути, контролирует уже 30% общей добычи морских биоресурсов в Дальневосточном бассейне, такое заявление сделал полномочный представитель Президента РФ в ДВФО Виктор Ишаев. Эту точку зрения поддержало и руководство Россельхознадзора в лице заместителя руководителя Власова.

Как ранее заявил директор владивостокского "Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности" Александр Сухаренко, работа под "удобными" флагами, "зеленые коридоры" на границе, перегрузы нелегального улова в открытом море, использование коррупционных связей в органах власти позволяют ряду "рыбопромышленников" беспрепятственно вести незаконный лов и контрабанду валютоемких видов морских биоресурсов.

Это подтверждается официальной статистикой. Так, например, в 2011 году только через Приморский край было экспортировано более 1 млн. тонн рыбопродукции, из которой почти 65% ушло в Китай, 35% в Южную Корею.

При этом, Россия поставляет иным странам сырье, а взамен ввозит из этих стран рыбопродукцию глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью. Стоит отметить, что поставляемая из того же Китая переработанная рыбопродукция содержит почти 40% глазури, т.е. напичкана химикатами и влагой.

Получается, что имея в достаточном количестве собственное сырье, Россия поставляет его по низким ценам за рубеж, а взамен получает ту же продукцию, но уже за очень большие деньги. Не создавая собственные рыбоперерабатывающие предприятия, мы обеспечиваем рабочими местами соседние Китай и Корею. Так, где же логика, где же государственный подход?

Более того, часть российских компаний, занятых рыбодобычей большую часть своей продукции, поставляемой в Корею и Китай, продает через оффшоры, тем самым еще более снижая официальную стоимость вывозимого сырья, таким образом, существенно снижая налогооблагаемую базу. Страдает от этого в первую очередь российский бюджет. Это недополученные пенсии, низкие зарплаты в социальной сфере, страдающее здравоохранение.

Ярким примером такой компании служит приморский рыбоколхоз «Сахалинрыбак союз, поставляющей более половины своей рыбопродукции через оффшорные компании.

Кто им помогает

В 2008 году вышло в свет Постановление Правительства РФ №184, которое утвердило порядок захода (выхода) судов рыбопромыслового флота в морские порты, а также порядок ввоза (вывоза) уловов водных биоресурсов и продуктов их переработки в морские порты РФ. Данное постановление ограничило 3-мя часами время оформления судов и уловов, что фактически исключило возможность идентификации продукции и свело контроль к документальному.

Проще говоря, заявляй дешевую рыбу, а вези икру, краба. Никто не проверит. Просто не успеет. Инициатором данного Постановления выступила АДМ (Ассоциация добытчиков минтая), возглавляемая Германом Зверевым. Кстати, именно на встречу с господином Зверевым в Приморье в этом году прилетал представитель русского отдела «Пасифик Андес» господин Бай.

И уже в этом году, после встречи с Баем господин Зверев организовал информационную войну с Управлением Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области, попытавшемся навести порядок в сфере контроля вывозимой рыбопродукции.

В этой войне Зверева поддержали некоторые члены Совета Федерации: Александр Верховский. Последний, кстати, является владельцем крупнейшего на о. Сахалин рыбодобывающего холдинга ЗАО «Гидрострой», который активно сотрудничает с компанией из Гонконга.

Эти же сенаторы выступили инициаторами поправок в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Данные поправки могут полностью исключить контроль государства за выловом и вывозом за рубеж российской рыбы.

Заключение

Удивляет не столько наглое поведение компании из Гонконга, самоуверенность ее владельцев и сотрудников; не соучастие некоторых, с большой долей уверенности можно сказать, купленных китайцами российских политиков-лоббистов, а беззубость, попустительство российских чиновников и силовиков. Российскую рыбную отрасль, экспорт рыбопродукции призваны контролировать сразу несколько министерств и ведомств: Федеральная служба безопасности с входящими в ее состав пограничными управлениями, Федеральная таможенная служба, Росприроднадзор, Россельхознадзор, Росрыболовство, полпредство, губернаторы, наконец, новое министерство во главе с Виктором Ишаевым.

Получается безрадостная картина. Контролеров много, говорят они много, а бесконтрольный вывоз российских биоресурсов не только продолжается, но и постоянно нарастает.

http://www.rusproject.org/current/current_1/pochemu_inostrancy_grabjat_nashi_morja