Политический отпор олигархическим схемам финансализации операций рано или поздно приведет к тому, что раздачи денег центральным банком финансовому сектору и корпорациям будут прекращены.

Все мейнстрим-медиа, кажется, ни на секунду не сомневаются, что текущие инфляция и процентные ставки останутся с нами на годы вперед: у центральных банков есть возможность сдерживать ставки неопределенно долго, печатая деньги и покупая на них облигации в любых количествах; глобализация труда, капитала и производства послужила причиной возникновения глобального перепроизводства с очень низким ценообразованием продукции.

Но предположим, что эта вера в около нулевые процентные ставки и низкую инфляцию на долгое время порочна. Как я уже писал на этой неделе, растущие процентные ставки и инфляция сломят существующее статус-кво.

Сложность осмысления феномена инфляции состоит в ее многогранном характере. Инфляция – это монетарная динамика, и, если вы создаете новую фиатную валюту быстрее, чем растет производство/производительность труда, то она теряет свою покупательную силу.

Но, как я уже показывал на этой неделе, инфляция — это также продукт картельного капитализма, поскольку влиятельные корпорации могут повышать цены и уменьшать количество и качество товаров, не боясь ответных ходов потребителей, так как эти корпорации эффективно устранили конкуренцию путем создания излишних регуляций, лоббированием и благодаря доступу к безграничному кредиту от центральных банков.

Инфляция также связана с мошеннической сутью нашей системы: снижение качества товаров увеличивает прибыли корпораций за счет потребителей, которые лишены возможности измерения снижения истиной стоимости вещей, за которые они платят свои деньги.

Инфляция проявляет себя и в непонятных сборах, скрытых и прямых налогах, которые устанавливает жадное до доходов государство, при этом снижая качество предоставляемых услуг.

Я неоднократно отмечал, что рост инфляционных сил присущ урбанизации и современной системе производства. Историк Эммануил Валленштейн перечислил 3 тренда, которые увеличивают стоимость товаров, при этом не добавляя дополнительной ценности для потребителей:

  1. Урбанизация увеличивает стоимость труда (тренд берет начало с 1400-х годов).
  2. Внешние издержки (загрязнение окружающей среды, истощение ресурсов и т.д.) в итоге должны быть оплачены.
  3. Растущие налоги, так как правительства идут навстречу бесконечным запросам граждан в еще большем количестве услуг (образование, здравоохранение и т.д.) и экономической защиты (пенсии, соцобеспечение).

Финансализация также обуславливает инфляцию различными хитрыми способами. Если богатые могут терпеть инфляцию на уровне инфляции активов, то остальным 95% приходится все больше и больше платить, начиная от буррито и заканчивая здравоохранением.

Финансовый сектор и корпорации имеют безграничные кредитные линии под около нулевую ставку, и они могут покупать доходную недвижимость и взвинчивать арендные ставки в то время, как инфляция активов сделала жилье недоступным для домохозяйств, имеющих средний уровень доходов, в регионах с высокими заработными платами.

Рост стоимости аренды жилья в городах США составил 56% с 2000 года

http://finview.ru/wp-content/uploads/2016/08/1-4.png

Тем временем, маленькие бизнесы без доступа к безлимитному кредиту под нулевую ставку буквально сражаются для того, чтобы оставаться на плаву, поскольку цены на ресурсы и накладные расходы становятся все больше и больше:

Эра доминирования корпораций; экспансия малого бизнеса прекратилась

http://finview.ru/wp-content/uploads/2016/08/2-3.png

Так, как же может вырасти инфляция, несмотря на всеобщую веру в то, что центральные банки могут создавать инфляцию цен облигаций и активов беспрестанно, при этом не вызвав потребительской инфляции? История показывает, что безудержное создание фиатной валюты, в объемах гораздо больших, чем рост ВВП, рано или поздно нагоняет приверженцев центрального планирования. Посмотрите на этот график инфляции в Венесуэле:

http://finview.ru/wp-content/uploads/2016/08/3.png

Другой широко известный трюизм утверждает, что инфляция не может вырасти до тех пор, пока не случится инфляция зарплат. Учитывая давление, которое автоматизация накладывает на рынок труда, вера в то, что стоимость труда останется в подавленном состоянии, имеет основания.

Но не все так просто. Как ни странно, в то время, как автоматы вытесняют низкооплачиваемый труд, работники, которые не могут быть заменены машинами, становятся все более ценными. Труд, который не поддается автоматизации, как правило, требует высокого уровня образования и опыта, и зачастую предполагает наличие различных навыков.

Количество работников с такими характеристиками ограничено естественными препятствиями. Возможно, из 1000 безработных, занятых поиском работы, только 200 человек располагают навыками, которые требуются в настоящее время. (Распределение Парето – 80/20 – утверждает, что 20% трудозатрат генерируют 80% повышения производительности и прибыльности).

Это относится и к топ менеджерам компаний.

Итоговый результат этих трендов проявится в конце концов в виде инфляции зарплат, поскольку наниматели, нуждающиеся в высококлассных специалистах, должны будут конкурировать на относительно тесном рынке.

Может показаться нелогичным, что рост инфляции произойдет в экономике, в которой миллионы низкоквалифицированных работников не могут найти себе работу, поскольку рабочие места для таких работников редки, а высококвалифицированные специалисты в дефиците.

В этом сценарии зарплаты топ 20% растут вследствие законов спроса и предложения, а зарплаты низкоквалифицированных 80% растут через политическое давление – то есть то, что мы наблюдаем прямо сейчас, когда везде слышны призывы к увеличению минимальной заработной платы.

Неизбежный выход на пенсию миллионов квалифицированных бэби-бумеров только обострит это инфляционное давление на зарплаты.

И последнее, но не наименьшее по важности: политическое сопротивление олигархическим схемам финансализации операций рано или поздно приведет к тому, что раздачи денег центральным банком финансовому сектору и корпорациям будут прекращены. Для описания политики центрального банка нет более лучшего слова, чем “раздачи”, поскольку бесплатные деньги для финансистов обусловили возникновения имущественного неравенства огромных масштабов и позволили корпорациям покупать политическую власть.

Мейнстрим-медиа слепы к тому, что финансы – это всегда политика. Кучка привилегированных имеет неограниченный доступ к раздачам центрального банка, и поэтому может обогащаться способами, недоступными для других 99,9%. Когда политическое сопротивление олигархии начнет нарастать, центральные банки и правительственные агентства, которые создали возможности доминирования корпораций, столкнутся с вызовами, невиданными в период фиктивного “восстановления” экономики в 2009-2016 годах.

Беспрецедентное расширение кредита, инфляция зарплат и так необходимое ограничение на власть центральных банков, раздающих миллиарды олигархам, в итоге вызовут инфляцию. Привержены центрального планирования с успехом маскировали инфляцию за дымовой завесой официальной статистики, но рано или поздно поднимутся ветра, которые сдуют эту дымовую завесу, и реальность растущей инфляции сломит существующее финансово-политическое статус-кво.

Oftwominds.com: Может ли инфляция сломить существующее статус-кво?