В отличии от распространенного мнения, что для проведения теракта-самоубийства достаточно всего лишь одного террориста, в "создании" каждой "двуногой бомбы" участвуют несколько человек. Как правило они составляют команду по "серийному производству" живых бомб.

Подготовка теракта

Прежде всего, имеется "рекрутёр", который находит и отбирает подходящих кандидатов к "путешествию в райские кущи". В 90-х годах, когда самоубийцами занимались религиозные террористические организации - Хамас и Исламский Джихад - главным местом набора будущих самоубийц была мечеть, а рекрутером как правило был человек, каким-то образом связанный с ней. Сегодня, когда самоубийц используют и светские террористические организации, такие как ФАТХ или Народный Фронт Освобождения Палестины, вербовка может происходить где угодно - от школы или даже детского сада до больницы или ресторана.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Далее имеется информатор, который должен определить цель теракта и собрать информацию о ней. Опять таки, вопреки общему мнению, террористы выбирают свои "цели" далеко не случайным образом. Информатор - это как правило палестинец с разрешением на работу в Израиле, или (реже) израильский араб. Часто информатор является или являлся работником "цели" - ресторана, отеля или зала торжеств.

"Инженер" изготавливает бомбу и её отдельные компоненты.

К цели самоубийцу доставляет ещё один человек, иногда израильский араб или опять таки палестинец с разрешением на работу. Часто этим занимается даже не член террористической организации, а вор, специализирующийся на угоне машин в Израиле. Наличие машины с израильскими номерами облегчает перемещение по стране, кроме того, такой вор отлично знает дороги и имеет опыт ухода от полиции.

Управляет операцией главарь банды, активист террористической организации (Хамас, ФАТХ и т.п.) среднего звена, так сказать "полевой командир" террористов. Кроме этого, часто есть ещё и человек, занимающийся финансированием.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Конечно, это не жёсткая структура. Часто один человек выполняет несколько задач, например и вербует и руководит, или наоборот - несколько террористов работают над одним и тем же. Изготовлением бомб как правило занимаются двое-трое - главный "инженер" и один или два помощника.

Взрывчатка

Палестинцы используют два основных вида взрывчатки - двуперекись ацетона "домашнего" изготовления и ТНТ (тол, тринитротолуол), полученный из старых мин и снарядов, либо прибывший контрабандой из-за границы.

Двуперекись ацетона - самая простая и доступная для изготовления взрывчатка, её компоненты легко достать в любом хозяйственном магазине не вызывая особенных подозрений - перекись водорода используется для обесцвечивания волос, а ацетон - как растворитель или (в растворе с серной кислотой) - как электролит. Вместе с тем, изготовление двуперекиси ацетона - небезопасное занятие, тем более что для лучшей детонации её необходимо прессовать, а это в свою очередь может вызывать взрыв. Кроме того, пластификация перекиси ацетона (варение взрывчатки для придания ей необходимой формы при охлаждении) тоже процесс весьма опасный. Поэтому у палестинских "инженеров" практически всегда встречаются ожоги, а иногда и отсутствуют части тела.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Но при всех недостатках, связанных с небезопасным изготовлением, с точки зрения террориста, двуперикись ацетона имеет одно несомненное преимущество перед другими видами взрывчатки - она не обнаруживается собаками. Специально натренированные собаки (в т.ч. недавно закупленные Израилем в Америке), смогут обнаружить такие взрывчатые вещества как аммонал, тротил, пластит, гексоген, но - не перекись ацетона.

Иногда, палестинские террористы используют двуперекись ацетона как инициирующее взрывчатое вещество, а в качестве основного - более простой и безопасный в изготовлении аммонал. Аммонал "домашнего" приготовлению это по сути аммиачная селитра смешанная с углем и алюминиевым порошком. Смешанный в необходимой пропорции и спрессованный, аммонал является простым взрывчатым веществом, которое можно детонировать с помощью двуперекиси ацетона. Таким образом требуется меньше опасной в изготовлении двуперекиси, или того же его количества достаточно на несколько бомб.

В качестве детонатора палестинцы используют простые лампочки - достаточно разбить стекло и обмазать проволоку каким-нибудь легковоспламеняющимся веществом. При включении лампочки проволока мгновенно нагревается, и бомба детонирует.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

В СМИ недавно появились сообщения, что некий английский доктор, работающий в Дженине, обнаружил палестинские бомбы с детонаторами, сделанными из лампочек, и на основе этого сделал заключение что палестинцев тренировали боевики ИРА, поскольку они использовали точно такие же бомбы и детонаторы. На самом деле детонатор из лампочки - самый простой и доступный вид детонатора, так что не нужно быть ирландским боевиком, чтобы его изготовить.

ТНТ или другая взрывчатка промышленного изготовления, попадает к палестинцам несколькими путями - большая часть контрабандой: из Иордании, морем из Ливана в Газу, или через подземные туннели из Египта в Рафиах. Кроме того, взрывчатку можно добывать из старых мин, снарядов и бомб, найденных на полигонах или похищенных со складов АОИ, а также из мин, снятых с израильских минных полей. И наконец, есть просто краденная взрывчатка с израильских складов, хотя в отличии от краденного оружия, взрывчатка гораздо менее доступна.

Несмотря на то, что тол мощнее двуперекиси ацетона, у него есть существенный недостаток - он не пластифицируется в домашних условиях, поэтому для переноски террористом-самоубийцей гораздо менее удобен. Часто при использовании тола террористы не одевают пояса, а берут сумку, "дипломат" или чемодан. В случае с ТНТ приходится использовать настоящие детонаторы.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Изредка в руки к террористам попадают и более мощные взрывчатые вещества, как например С4 или другая пластиковая взрывчатка. С4 не только значительно мощнее двуперекиси ацетона (и на примерно 20% мощнее ТНТ), он гораздо удобнее в обращении. По консистенции С4 близок к пластилину, так что из него легко изготовить бомбу любой формы и спрятать её под одеждой. К счастью, пластит гораздо сложнее достать, чем другие вышеперечисленные виды взрывчатки, поэтому у террористов редко когда появляется возможность его использовать.

Остается напомнить, что на захваченном корабле "Карин-А" было более двух тонн взрывчатки, ТНТ и С4.

Бомба

Примитивная бомба как правило состоит из нескольких цилиндров, часто обрезков водопроводных труб, наполненных взрывчаткой и осколками, и соединенных проводами с переключателем, "красной кнопкой", которая обычно находится в кармане самоубийцы, или за пазухой. Цилиндры висят на поясе, или зашиты во внутренней подкладке жилета, надетого под одеждой. Конструкция очень простая и достаточно эффективная.

Более усовершенствованный вариант изготавливается из пластифицированной взрывчатки, и состоит из "плиток" взрывчатки, вшитых в жилет или подкладку куртки. В плитки впрессованы поражающие элементы - стальные шарики, шурупы, гайки и куски толстой проволоки.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Поражающие элементы

Главной убойной силой любой бомбы является не сам взрыв (т.е. ударная волна - она достаточно мала из-за малого количества используемой взрывчатки), а осколки, разлетающиеся с огромной скоростью во всех направлениях. В авиационных бомбах и многих видах артиллерийских снарядов роль осколков играет их стальная оболочка, которая при взрыве просто разлетается на части. В противопехотных танковых снарядах и некоторых видах артиллерийских снарядов применяются "префрагментированные" поражающие элементы - проще говоря, такой снаряд наполнен несколькими тысячами игл ("флашет"), иногда пластиковых (не видно на рентгеновском снимке). Палестинские террористы давно уже поняли этот принцип, и широко его используют. Более 90% жертв поражаются именно осколками.

Основным и наиболее опасным поражающим элементом являются стальные шарики диаметром от 3-4 до 6-7 миллиметров, взятые из подшипников. Во всех наиболее тяжелых терактах - в Дельфинариуме, Сбарро, в зале торжеств в Нетании, бомбы самоубийц были наполнены именно стальными шариками.

При взрыве шарики разлетаются с такой скоростью, что поражающим действием почти не отличаются от пуль. Таким образом, при взрыве самоубийца как бы выстреливает во все стороны несколько сотен (в зависимости от размера бомбы) пуль одновременно.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Кроме стальных шариков, применяются так же гвозди, шурупы, винты и т.д. Гайки и шайбы так же используются. При этом, гайки легко склеиваются вместе в форме пластинок, которые можно впрессовать - или даже прикрепить изолентой к плиткам взрывчатки, для лучшего сокрытия. С той же целью гайки часто нанизываются на нитки и проволоку.

Теракты с использованием террористов-смертников не новое явление. С ним сталкиваются различные европейские и мусульманские страны, исключением не стала и Россия. Людей, которые приводят на себе в действие взрывной механизм, еще называют «умными бомбами», которые могут мыслить, выбирать подходящий момент для гибели максимального количества жертв и разрушений. Подобный вид терактов стал проводиться в регионах, где до недавнего времени он не использовался: Алжир, Йемен, Афганистан, Сомали, Северный Кавказ. Взрывы «живых бомб» составляют 3% всех терактов, совершенных в мире, однако именно на них приходится 48% жертв.

Современный терроризм – это прежде всего психологическая борьба, и смертники стали неотъемлемым элементом этой борьбы, обеспечивающим дополнительный эффект. Как правило, взрыв «живой бомбы» привлекает повышенное внимание СМИ, создавая у граждан ощущение уязвимости и незащищенности перед опасностью, которая подстерегает их практически везде. Ведь пояс смертника может привести в действие с виду вполне успешный, респектабельный человек, который стоит рядом с вами в вагоне метро.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Среди специалистов-психологов существуют различные подходы к исследованию процесса создания «живых бомб». Израильский эксперт по борьбе с терроризмом, профессор Ариэль Мерари утверждает, что не из каждого человека можно сделать смертника. По его мнению, задача террориста-вербовщика обнаружить того, кто склонен к самопожертвованию.

Палестинский психолог Ахмад Наджем Мухи ад-Дин пришел к выводу, что смертников можно разделить на две категории: к первой принадлежат молодые люди, которые открыто заявляют о своем намерении совершить самопожертвование во имя веры, достижения политических целей или во имя мести. Он называет их «готовыми к смерти». Ко второй группе ученый относит людей, находящихся в состоянии психологической травмы, постоянно думающих о смерти. Такие названы «ищущими смерть». Это стремление превращает их в дешевое оружие для достижения политических целей.

Потенциальных смертников инструкторы стремятся изолировать от общества. Маленькая группа, в которую попадает будущий исполнитель, создает определенный тип поведения. Это окружение заменяет ему семью, старых друзей, подрывая устоявшиеся принципы, привычный порядок вещей, мировосприятие. Новые ценности внедряются в сознание с помощью «священных принципов», которые не подвергаются никакому сомнению. Самое опасное – подавление личности и самоосмысления, групповые интересы начинают доминировать над личными. Человека подводят к точке, откуда уже нет возврата.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Перед тем как совершить теракт, смертник составляет послание. Группа восхваляет его, сопровождая лозунгами, песнями о джихаде, призывами к продолжению подобных акций. Смертник публично объясняет причины, побудившие к проведению акции террора, в которой он знает, что погибнет. Смертник пишет письмо своим близким, друзьям. Это и есть та черта, перейдя которую смертнику уже трудно повернуть обратно, чтобы не потерять уважение своих «новых друзей». Свое обращение исполнитель записывает на видео, которое является доказательством твердости его намерений. Затем оно распространяется по информационным каналам.

Таким образом, террористы работают на опережение, чтобы избежать каких-либо попыток со стороны властей исказить психологический эффект этих акций. Заверение в преданности общим идеологическим целям и готовности к самопожертвованию является своего рода «психологическим контрактом», основанным на принципе товарищества и едином эмоциональном фоне участников радикальной группы, с одной стороны, и всемирного движения джихада – с другой.

В различных странах практика применения «живых бомб» неодинакова. Жители Афганистана, Йемена, Алжира, Северного Кавказа издавна известны как стойкие и отважные воины. Эффективность партизанской войны против завоевателей в условиях сложного ландшафта здесь проверена столетиями. Теракты смертников здесь являются чуждым менталитету способом борьбы. В Афганистане первый громкий теракт такого рода был проведен 9 сентября 2001 года, в результате которого погиб лидер Северного альянса Ахмад Шах Масуд. Причем исполнителями были арабы. Однако с конца 2005 года практика применения смертников получила распространение и в этой стране.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

«Умными бомбами» там становятся большей частью иностранные наемники, инвалиды и даже дети. Неоднократно жители Кабула находили брошенные «пояса шахидов» тех, кто в последний момент отказался привести в действие взрывной механизм. Талибы стараются ориентировать смертников атаковать военные объекты, патрули коалиционных войск, подразделения афганской армии, избегая по возможности гибели мирного населения. Теракты накануне афганских выборов 20 августа имели целью сорвать голосование и являются скорее исключением.

В Ираке обычной практикой стало использование «живых бомб» для причинения максимальных человеческих жертв с целью спровоцировать межэтнические столкновения. Здесь при вербовке смертников особенно актуальна тема унижения (широко известны кадры из тюрьмы Абу Грейб). Совершающие теракты самоубийцы руководствуются зачастую внутренними мотивами – ответить обидчику, даже если это убьет его самого. Такие операции смертников представляют собой своего рода возмездие.

В Ингушетии, Чечне, Дагестане исламисты действуют больше по афганскому и йеменскому сценарию, демонстрируя направленность своей борьбы, прежде всего против силовых структур, армии. Экстремисты настраивают народ против тех, кто не способен обеспечить безопасность, – официальной власти, вызвать у людей к ней ненависть еще большую, чем к устроителям терактов. Они стремятся лишить власть возможности опираться в борьбе с терроризмом на широкие слои населения. Оставив власти без такого мощного союзника, исламисты создают выгодную для себя нестабильность в регионе.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Неизвестно, почему одни страны и культуры в определенный момент своей истории производят на свет многочисленных террористов, а другие - нет. Многие факторы, которые принято считать причинами терроризма, на самом деле таковыми не являются.

Бедность

Скотт Атран\ Scott Atran , профессор Университета Мичигана\Michigan University, утверждает, что бедность, как таковая, является причиной терроризма. Ни одна из беднейших стран мира не производила на свет организованные террористические группировки. С другой стороны, ничтожное количество террористических структур возникли в среде наиболее угнетенных слоев населения.

По данным Марка Сейджмэна\Marc Sageman, старшего научного сотрудника Института Внешнеполитических Исследований\ Foreign Policy Research Instituteи Центра Стратегических и Международных Исследований\Center for Strategic and Internationa lStudies, подавляющее большинство террористов являются представителями среднего класса, а их лидеры и вовсе происходят из обеспеченных слоев населения, занимающих высокое социальное положение.

Бедность на национальном уровне может косвенно влиять на проявления терроризма, так как бедность и экономические невзгоды во многих случаях являются причиной начала гражданских войн. Тем не менее, наличие гражданской войны еще не является гарантом возникновения терроризма. Терроризм развивался во многих странах, где гражданских войн не наблюдалось. Таким образом, если связь между гражданскими войнами и террором не ясна, то связь между экономическими условиями и терроризмом также установить трудно.

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

Неграмотность

Кэролайн Земке\Caroline Ziemke, научный сотрудник Института Оборонной Аналитики\Institute for Defense Analysis , доказывает, что неграмотность сама по себе не производит террористов. Однозначно, что просвещение и тотальная грамотность в долгосрочной перспективе оказывают позитивное влияние на любое общество и любое государство. Однако, переход к тотальной грамотности способствует росту популярности как либеральных, так и нелиберальных идеологий. Обучение человека письму и счету отнюдь не гарантирует, что этот человек станет более мудрым и терпимым.

Другие исследователи - Алан Крюгер\Alan Krueger из Принстонского Университета\Princeton University и Джитка Малечкова\Jitka Maleckova из Университета Чарльза\Charles University - утверждают, что связь между уровнем бедности и образования населения и его вовлеченности в террористические атаки весьма невелика. Наоборот, в некоторых случаях наблюдается противоположное явление - богатые и образованные люди чаще становятся террористами, чем их бедные и малограмотные соплеменники.

Авторы объясняют это тем, что более образованные люди из более обеспеченных семей чаще склонны участвовать в политической жизни отчасти потому, что политическая активность требует определенного уровня заинтересованности, знаний и готовности тратить силы и время в защиту своих политических идеалов. У необразованных и бедных на подобные занятия просто не хватает сил, средств и времени. Кроме того, международные террористические организации могут отдавать предпочтение более образованным лицам из высшего и среднего класса, так как последним будет намного легче проникнуть в новую среду, создать сеть сторонников и осуществить теракт.

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Аналогичные результаты были получены другими учеными. Марк Сейджмэн подсчитал, что две трети террористов учились в высших учебных заведениях, большей частью - в светских. Чарльз Рассел\Charles Russell, профессор Колледжа ВВС США\Air War College и Школы Специальных Операций ВВС США\USAF Special Operations School, проанализировал биографии более 350 человек, принявших участие в террористических актах, проведенных в Латинской Америке, Европе, Азии и на Ближнем Востоке с 1966 по 1976 годы. Список включал членов 18 террористических группировок. Исследование показало, что большинство участников террористического подполья имеют весьма солидный уровень образования. Две трети из них имели высшее образование и даже научные степени.

Психология

На сегодняшний день не существует фактов, свидетельствующих, что члены террористических структур имеют психологические патологии. Следовательно, корни терроризма заключены отнюдь не в психологически обусловленных воззрениях какой-то группы экстремистов. Иной парадокс заключается в отношении обществ, порождающих террористов, к подобных людям. Абсолютно все опросы, проводившиеся в арабских государствах, в которых в последние десятилетия возникло рекордное количество террористических группировок, показывали, что эти общества практически единодушно осуждают теракты. С другой стороны, террористы традиционно пользуются достаточно высокой популярностью (популярность некоторых сравнима с популярностью "звезд" шоу-бизнеса) и не испытывают особых проблем со сбором пожертвований и рекрутированием новых сторонников.

Свобода

Ныне можно считать доказанным, что человек более склонен стать террористом в случае, если он живет в репрессивном обществе, если это общество страдает от бедности, насилия и не имеет возможности оказывать непосредственное влияние на власть. Однако парадокс заключается в том, что подавляющее большинство людей, живущих в подобных странах, не становятся террористами и не оказывают поддержки террористическим структурам.

По данным Альберто Абади\Alberto Abadie из Гарвардского Университета\Harvard University, на возникновение организованного терроризма уровень политической свободы оказывает очень заметное влияние. Парадоксально, что от терроризма более всего страдают не "отличники" и "двоечники", а "троечники" и "хорошисты". Страны со средним уровнем политической свободы чаще встречаются с проявлениями террористической деятельности, чем страны с высоким уровнем свободы, или страны, в которых правят авторитарные или тоталитарные режимы. Кроме того, как показывает опыт Ирака, а до этого России и Испании, переходный период от авторитарного режима к демократии, процессы либерализации, могут сопровождаться ростом террористической активности.

Кэролайн Земке отмечает, что терроризмы не проявляют особой активности тогда, когда в их обществах ничего не меняется. Они активизируются в трех случаях: когда изменения происходят слишком медленно, когда изменения не оправдывают определенных ожиданий или когда определенные члены общества оказываются неспособными адаптироваться к новым условиям жизни.

География

Альберто Абади также доказывает, что географические факторы, такие, как тропический климат и обилие гор, также имеют большое значение при исследовании возможности возникновения рисков, связанных с терроризмом. В труднодоступных местностях террористам намного легче организовывать свою деятельность, проводить тренировочные занятия, обеспечивать финансирование своих операций, например, за счет производства и транспортировки наркотиков. Неспособность некоторых государств мира бороться с терроризмом часто оправдывается именно труднодоступностью местности, где они базируются - в Афганистане это горы, в Колумбии - тропические леса.

Проживание человека в той или иной стране мира не является фактором риска. Исследовательский центр NixonCenter проанализировал биографии 373-х террористов, которые за период с 1993-го по 2004 год были захвачены или убиты в странах Северной Америке и Западной Европе. При анализе использовались данные только о членах транснациональных террористических структур, которые ведут деятельность, направленную против всего "Запада", а не конкретной страны.

Как показало исследование, на Ближнем Востоке родилось менее половины террористов - остальные появились на свет в США, Канаде или странах Западной Европы. 41% из них имели гражданство стран Европейского Союза или США. 9% террористов были "новыми мусульманами" - как правило, местными жителями, недавно принявшими Ислам. Еще один важный вывод исследования: многие террористы родились или долгое время жили и в государствах (например, в Нидерландах), имеющих давние традиции толерантности и уважения к правам и обычаям этнических и религиозных меньшинств

Влияние Запада

Во многих случаях террористические структуры декларируют, что борются с негативным влиянием Запада, глобализацией, экспортом безнравственности и пр. По мнению Кэролайн Земке, всплеск активности исламистов в мусульманских странах является свидетельством того, что эти государства идут по пути модернизации и постепенно принимают западные ценности. Парадоксально, что эти структуры, декларируют неприятие западного индивидуализма, однако сами по себе используют крайне формы индивидуализма. Более того, их возникновение во многих случаях было бы невозможно без использования опыта западных традиций в сфере религии, философии, политики и технологии.

Косвенным свидетельством этого является Интернет - технология, придуманная в США и приобретшая свои основные черты за счет опыта, прежде всего, жителей стран Запада. В 1998 году террористические организации поддерживали во Всемирной Сети 12 сайтов. Ныне их количество увеличилось, как минимум, до 4.8 тыс. Абсолютно все крупные террористические структуры ныне активно действуют в Интернете. Этот вывод сделал известный исследователь терроризма Габриэл Вейманн\ GabrielWeimann , опубликовавший книгу "Террор в Интернете"\ Terror on theInternet : The  New Arena , the New Challenges .

Религия

Религиозный терроризм - относительно новый феномен. Усиление религиозных террористических групп пришлось на конец 1980-х годов, когда они перехватили "пальму первенства" у "светских" (маоистов, марксистов, анархистов, нацистов и пр.) террористов и националистов. По оценкам исследовательского центра RAND , проанализировавшего статистику глобального терроризма за период с 1970 по 2003 год, с каждым годом террористы все чаще атакуют гражданские цели. При этом каждый теракт уносит все больше жертв. В 1970-е годы среднестатистический теракт приводил к гибели или ранениям 4.47 человек. В 1980-е годы - 4.87, в 1990-е - 12.29.

"Коэффициент летальности" терактов, совершенных с 2000 по 2003 год, составил 14.49. Увеличение числа убитых и раненых, прежде всего, связано с активизацией "религиозных" террористических структур. Если в результате теракта, организованного "светскими" террористами, страдало, в среднем, 3.27 человек, то для "религиозных" террористов этот показатель почти в 9 раз выше - 27.05. Еще более разительна разница при оценке числа погибших в результате террористических атак: террористы -"секуляристы", в среднем, убивали 0.92 человека за теракт, "религиозные" террористы - 38.4.

Здесь также существуют парадоксы. Многие анализы биографий известных членов религиозных террористических организаций показали, что эти люди, в подавляющем большинстве, происходят из семей, придерживающихся весьма умеренных религиозных взглядов, и не получали серьезного религиозного образования.

По иронии судьбы, большинство теоретиков современного исламского терроризма, процветающего в арабских государствах, не являются уроженцами Арабского мира. Большей частью они родились и прожили большую часть жизни в иных регионах мира, особенно часто в Пакистане и Индии. В результате, исламисты испытывают проблемы со своей идентичностью: с одной стороны они выступают за единство всех мусульман, с другой - за сохранение национальных религиозных и культурных традиций.

В свою очередь, психологи Университета Мичигана\ UniversityofMichigan пришли к выводу, что насилие, санкционированное Богом (то есть, соответствующие заповеди, содержащиеся в сакральных текстах), увеличивают агрессивность, особенно среди искренне верующих последователей данной религии. Если верующие люди постоянно читают священные тексты, уделяя внимание лишь пассажам, прославляющим насилие, и пропуская строки, содержащие призывы к терпимости и миролюбию, то в высокой степени вероятности они будут более склонны прибегать к насилию.

Существует определенная зависимость между уровнем бедности, наличием политических свобод и активностью террористов. Однако экономика играет в деле производства террористов весьма ограниченную роль.

Многочисленные исследования показывают, что неблагоприятные экономические условия повышали вероятность государственных переворотов и политической нестабильности. Кроме того, некоторые исследователи обнаружили взаимосвязь между экономическими показателями и риском начала гражданских войн, в то время, как политические факторы оказывали на них незначительное влияние. Так как терроризм является одним из проявлений политического конфликта, то, возможно, предположить, что экономические невзгоды также повышают риск активизации террористов в той или иной стране.

По данным Альберто Абади\Alberto Abadie из Гарвардского Университета\Harvard University, для бедных стран риск террористических атак невысок. Уровень политической свободы имеет значительно более сильную, хотя и не однозначную, связь с риском возникновения террористических очагов. Страны со средним уровнем политической свободы чаще встречаются с проявлениями террористической деятельности, чем страны с высоким уровнем свободы, или страны, в которых правят авторитарные или тоталитарные режимы. Кроме того, как показывает опыт Ирака, а до этого России и Испании, переходный период от авторитарного режима к демократии может сопровождаться ростом террористической активности.

Абади также доказывает, что географические факторы, такие, как тропический климат и обилие гор, также имеют большое значение при исследовании возможности возникновения рисков, связанных с терроризмом. В труднодоступных местностях террористам намного легче организовывать свою деятельность, проводить тренировочные занятия, обеспечивать финансирование своих операций, например, за счет производства и транспортировки наркотиков. Неспособность некоторых государств мира бороться с терроризмом часто оправдывается именно труднодоступностью местности, где они базируются - в Афганистане это горы, в Колумбии - тропические леса.

Абади приходит к выводу, что определенной связи между терроризмом и экономическими показателями не существует. Вместе с тем, автор обнаруживает сильную, хотя и не прямую связь между терроризмом и уровнем политической свободы общества.

Другие исследователи - Алан Крюгер\Alan Krueger из Принстонского Университета\Princeton University и Джитка Малечкова\Jitka Maleckova из Университета Чарльза\Charles University - утверждают, что связь между уровнем бедности и уровнем образования населения и его вовлеченности в террористические атаки, весьма невелика. Наоборот, в некоторых случаях наблюдается противоположное явление - богатые и образованные люди чаще становятся террористами, чем их бедные и малограмотные соплеменники.

Авторы объясняют это тем, что более образованные люди из более обеспеченных семей чаще склонны участвовать в политической жизни, отчасти потому, что политическая активность требует определенного уровня заинтересованности, знаний и готовности тратить силы и время в защиту своих политических идеалов. У необразованных и бедных на подобные занятия просто не хватает сил, средств и времени. Кроме того, международные террористические организации могут отдавать предпочтение более образованным лицам из высшего и среднего класса, так как последним будет намного легче проникнуть в новую среду, создать сеть сторонников и осуществить теракт.

Таким образом, повышение уровня экономического благосостояния и образования не повлечет за собой автоматического уменьшения террористической активности. В сфере образования, как считают авторы, необходимо не только совершенствовать количественные показатели (например, увеличить срок обучения или уменьшить размеры классов), но также кардинально пересмотреть содержание учебников. Террористы чаще всего появляются в странах, где существуют серьезные проблемы в области гражданских прав и свобод, то есть, корни терроризма лежат, скорее всего, в политической, а не в экономической плоскости.

Бедность на национальном уровне может косвенно влиять на проявления терроризма, так как бедность и экономические невзгоды, во многих случаях, являются причиной начала гражданских войн. Тем не менее, наличие гражданской войны еще не является гарантом возникновения терроризма. Терроризм развивался во многих странах, где гражданских войн не наблюдалось. Таким образом, если связь между гражданскими войнами и террором не ясна, то связь между экономическими условиями и терроризмом также трудно установить.

Аналогичные результаты были получены другими учеными. Так Чарльз Рассел\Charles Russell, профессор Колледжа ВВС США\Air War College и Школы Специальных Операций ВВС США\USAF Special Operations School, проанализировал биографии более 350 человек, принявших участие в террористических актах, проведенных в Латинской Америке, Европе, Азии и на Ближнем Востоке с 1966 по 1976 годы. Список включал членов 18 террористических группировок. Исследование показало, что большинство участников террористического подполья имеют весьма солидный уровень образования. Две трети из них имели высшее образование и даже научные степени. Также две трети арестованных террористов были выходцами из семей, принадлежащих к среднему и высшему классу их обществ.

По данным Марка Сейджмэна\Marc Sageman, старшего научного сотрудника Института Внешнеполитических Исследований\Foreign Policy Research Institute и Центра Стратегических и Международных Исследований\Center for Strategic and International Studies, подавляющее большинство террористов являются представителями среднего класса, а их лидеры и вовсе происходят из обеспеченных слоев населения, занимающих высокое социальное положение. Причем, как правило, они происходят из семей, придерживающихся весьма умеренных религиозных взглядов. Две трети террористов учились в высших учебных заведениях, большей частью - в светских.

Изучением мотивации молодых людей, вступающих в радикальные исламистские группировки, занимаются специалисты различных стран. Американский социолог Эрик Хоффер исследовавший сходные проблемы еще в 80-х гг. пошлого века, писал, что большинство радикальных движений ищет своих адептов среди людей определенного типа, тех, которые по тем или иным причинам чувствуют, что их жизнь проходит впустую. Этот автор проводит параллель между состоявшимися людьми и теми, кто столкнулся с крушением надежд и потерял жизненные ориентиры. Одни стараются сохранить сложившийся порядок вещей, другие же – требуют решительных перемен.

Таким образом, радикальные движения, с целью привлечения как можно большего числа последователей, стараются представить "настоящее" в самом мрачном облике, чтобы идеализировать прошлое. Посредством этого приема, в умах последователей создается миф о справедливом, заново воссозданном будущем.

Хоффер считает, что последователи практически всех радикальных движений обладают общими характеристиками. Они не удовлетворены той ролью, которая им отводится обществом и критически настроены к настоящему. Повстанческие движения, и "Аль-Каида" в том числе, ориентированы на массовость. Их задача – утвердить среди сторонников уверенность в том, что они способны изменить настоящее во имя лучшего будущего. Отрицание настоящего является важным, но не единственным условием вовлечения в подобные движения. Человек, удовлетворенный своим положением, нормально воспринимает свое окружение. Однако чувствующий отчужденность, восприимчив к идеям о необходимых общественных переменах и стремится объединить вокруг этой идеи как можно большее число людей.

Таким образом, радикальные движения, прежде всего, ориентированы на тех, кому необходима некая общность, где личность чувствует себя более комфортно, не испытывая одиночества и возникающей от этого фрустрации. Западный социолог Роберт Гурр в книге "Почему человек становится повстанцем" пишет, что объяснением этому может служить конфликт "ожиданий (социальных, политических, экономических) и реальности". Он вводит понятие "восприятия относительных лишений", которое является причиной "крушения надежд". Именно "крушение надежд" политизирует радикальных движения.

Мусульман Европы, которые встают на путь вооруженного джихада, по словам известного исследователя радикального ислама Марка Сейджмана, можно считать вполне нормальными людьми. Однако их нельзя назвать людьми, жизнь которых проходит в гармонии. Они испытывают эмоциональный дискомфорт и неудовлетворенность занимаемым положением в обществе.

Западные специалисты выделяют несколько способов вовлечения новых членов в ряды исламистов. Массовая пропаганда, ориентированная на широкую общественность, когда аудитория является однородной, не разделенной на отдельные сегменты. Предполагается, что мощной информационной волны будет достаточно для восприятия идеологии широкими слоями слушателей. Как правило, такой метод используется в районах, где радикальная идеология находит отклик у населения ("зона племен" на границе Афганистана и Пакистана, иммигрантские "гетто" в Европе). Наиболее эффективен этот метод там, где накопились социальные проблемы и идеи социальной справедливости, заложенные в радикальном исламизме, эти идеи легко находят отклик у масс.

Метод "воронки" применяется чаще всего в военно-тренировочных лагерях, куда молодежь попадает, уже пройдя предварительную проверку. Он подразумевает отбор (буквально затягивание) из достаточно широкого круга лиц людей с определенными физическими и интеллектуальными данными, подходящими для совершения конкретного теракта. Особую ценность для радикалов представляют молодые люди, способные переносить повышенные психологические нагрузки. Не последнее место при отборе в боевую группу имеют профессиональные знания, полученные в прошлом, например, в области техники или информатики. Но на вес золота ценятся химики. Почему? Догадаться не сложно!

Метод "инфицирования" чаще всего используется в разного рода группах, индифферентных к какой-либо идеологии, но представляющих интерес для террористов. Аудитория не придерживающаяся определенного идеологического крена представляет собой пустой сосуд, который исламисты стремятся заполнить "правильным" содержимым (своего рода "инфицировать"). Применим в силовых структурах, например, в африканских странах, где военнослужащие слабо знакомы с радикальной исламистской идеологией, не удовлетворены своей работой, но могут быть полезны для проведения операций исламистов.

"Инфицирование" может использоваться также в тюрьмах, где происходит процесс вовлечения в исламистские группировки специалистов по подделке документов, нелегальным поставкам оружия, переправке людей. Систематические пытки, унижения в местах заключения, особенно в восточных странах, не способствуют снижению напряженности, а дают дополнительный импульс радикализации.

Там, где исламисты не могут напрямую привлекать в свои ряды новых членов, используется метод, получивший в западной литературе название "кристаллических зерен", когда радикальный исламист не ведет непосредственную пропагандистскую работу. Однако, проживая среди своих товарищей, начинает вести себя в соответствии с предписаниями норм т.н. "чистого ислама". При этом он никому не навязывает свою точку зрения, чтобы не привлекать внимание. В то же время он разъясняет всем интересующимся основные принципы идеологии "истинного ислама". Одни при этом ограничиваются простым любопытством, другие же проявляют устойчивый интерес. Таким образом, появляется группа сторонников радикального ислама. А внешне это выглядит как "радикализация без вмешательства извне".

Ячейки радикальных исламистов представлены несколькими типами участников. Как правило, они состоит из характерных типов "толкователя религиозной доктрины", "искателей истины", "неудачников" и "кочевников". "Искатели истины" – это главным образом те, кто переживает личностный кризис, ищут для себя ответы на сложные социально-психологические вопросы, активно вступают философские диспуты о месте религии в современном обществе, они наиболее восприимчивы к восприятию любых идеологий, и исламизм здесь не исключение.

"Кочевники" неосознанно становятся активистами радикальных исламистских группировок, они пробуют себя везде, проявляют интерес ко всему для себя новому. Они незаметно для себя становятся ретрансляторами этой идеологии и вовлекают в этот идейный круг новых друзей. "Неудачники" переживают психологический кризис, стремятся начать все заново, попробовать реализовать себя еще раз.

Однако наибольшую опасность, по мнению экспертов, представляют хорошо образованные руководители ячеек – "толкователи религиозной доктрины". Они хорошо разбираются в политических процессах, происходящих в мире, обладают религиозными знаниями и методами пропагандистской работы. В настоящее время экстремисты делают ставку на высокотехнологичные операции, обладающие мощным резонирующим эффектом. Соответственно повышаются и требования к их исполнителям.

Как писал бывший директор ЦРУ США Аллен Даллес: «По собственной практике могу судить, что лучшие агенты – это добровольцы, то есть люди, которых не удовлетворяют условия их жизни и работы и которые ненавидят существующую в стране политическую систему...» Впрочем, это уже другая история – о том, в какой среде иностранные спецслужбы ищут и вербуют своих агентов.

По подсчетам аналитиков, 80 процентов терактов с участием смертников за последние 40 лет были совершены после известных событий в США 11 сентября 2001 года. Эти данные показывают, что тенденция к самоубийству ради достижения определенных целей довольно нова, и требует исследования не в рамках учения ислама, а в плане неких других законов развития радикальных средств политической и социальной борьбы.

Эксперты считают, что глобальная основа подобных методов достижения цели была заложена японскими камикадзе, которые во время Второй мировой войны получили приказ направлять свои самолеты и подводные лодки на корабли преимущественно американцев, если гибель была неизбежна. Как уверен специалист по информации и стратегии из Франции Франсуа-Бернар Юиг, «пример японских камикадзе навел других людей на определенные мысли и был взят в качестве технического элемента другими группами. После тактики японской армии в методах ведения операций произошли существенные изменения: террористы начали использовать пистолеты и взрывчатку, чтобы подобраться как можно ближе к врагам и убить как можно больше людей».

Вскоре тактику смертников, опробованную Японией в войне с другими государствами стали опробовать и перенимать уже организации, пытавшиеся добиться политических, религиозных и социальных целей. Это были первые шаги, которые предопределили развитие террористических методов борьбы. В частности, «Хезболла» 23 октября 1983 года во время войны в Ливане инициировала два теракта с использованием автомобилей, начиненных взрывчаткой. В результате погибли 299 американских и французских солдат. Но, как уверены эксперты, тактика применения самоубийств получила столь серьезное развитие далеко не из-за большого количества жертв. Эффективность была обусловлена тем, что после терактов израильские войска и их союзники резко ускорили вывод войск из Ливана. То есть группировка нашла выход из положения. Одновременно лидеры «Хезболлы» выпустили очень опасного джинна из бутылки, продемонстрировав действенность тактики смертников.

Но не стоит думать, что смертники стали тактикой исключительно исламистов, хотя среди списка радикальных движений таковых большинство — ХАМАС, «Аль-Каида», «Талибан». Вместе с ними тактику самоубийств взяли на вооружение и другие группировки, например, марксисты из Шри-Ланки «Тигры освобождения Тамил-Илама». Все они в определенный момент осознали, что «Теракт с использованием смертников позволяет одержать тактическую победу, свергнуть власть. Такой метод ведения операций дает возможность нанести ущерб врагу без использования серьезных военных ресурсов», - объясняет специалист по исламу Матье Гидер.

До сих пор самым масштабным терактом, совершенным смертниками стало нападение на Всемирный торговый центр 11 сентября. Это, как считают эксперты, стало поворотным моментом в применении тактики террористов-смертников. Как уже отмечалось, после 11 сентября было совершено 80 процентов всех терактов, связанных с самоубийствами за новейшую историю, что свидетельствует о том, что почти все экстремистские группировки признали смертников как чуть ли не самую эффективную тактику борьбы.

Аналитики утверждают, что большинство подобных терактов совершаются в ходе ассиметричных конфликтов, как то война в Афганистане или Ираке. Однако цели террористов в каждом конфликте разная. Например, афганские талибы используют смертников как противовес мощной военной машине армии США и союзников. В Ираке или Пакистане смертники противостоят в первую очередь правоохранительным силам собственной страны. В любом случае, как отмечает психоаналитик Надер Барзен, подобное послание нацелено на «членов общества для того, чтобы те могли повлиять на решения государства».

Американские эксперты, в частности политолог Роберт Пэйп, пытается доказать, что тактика использования террористов-смертников, вопреки распространенному мнению, не обусловлена религиозным фанатизмом. Она, по мнению Пэйпа, применяется большинством групп, «чтобы заставить оккупантов уйти их страны». Политолог утверждает, что большую часть терактов за период с 1980 по 2003 год совершили вовсе не мусульмане, а в первую очередь это касается «тигров» со Шри-Ланки. Он утверждает, что «теракты смертников не связаны ни с исламским фундаментализмом, ни с религией в целом, а направлены скорее на достижение относительно реалистичной стратегической задачи, которая заключается в том, чтобы вынудить демократические режимы вывести войска с их территории».

Мнение Пэйпа поддерживают и некоторые другие эксперты, которые считают, что в Коране нет ни слова о самоубийстве и смертниках. Так, директор Высшей школы практических исследований Пьер Лори говорит, что «В основанном на словах и записях пророка Мухаммеда мусульманском законе жестко осуждаются любые виды самоубийства. В одном из хадисов говорится даже, что Мухаммед предрекал вечное проклятие в аду любому отважному мусульманскому воину, который бросится на острие своего меча, оказавшись не в силах терпеть боль от ран». Ему вторит и  Надер Барзен: «Радикальные исламисты оправдывают свои теракты рассуждениями о священной войне, но я еще не слышал, чтобы в традиционном исламе допускалось самоубийство или убийство женщин и детей».

Поэтому-то действия смертников нередко подвергаются критике со стороны исламских религиозных лидеров. В частности, шейх Фадлалла назвал их неприемлемыми, потому что ислам запрещает верующим сводить счеты с жизнью. Но радикальные исламисты в свою очередь считают самоубийства во имя высоких целей допустимым. Матье Гидер отмечает, что «исламисты оправдывают использование этой тактики в том случае, если она отвечает интересам группы. Оно считается возможным в том случае, если направлено на врагов шариата, немусульманские державы и военных». А психоаналитик Надер Барзен видит в терактах, совершенных смертниками, раскрытие глубинной  психической потребности выполнить свою нарциссическую цель: «террорист становится частью символической игры, в которой его смерть способствует сохранению идейной целостности группы людей, разделяющих те же чувства и заблуждения». Более того, психоаналитик уверен, что «психическое воздействие терактов смертников позволяет придать их действиям необходимый смысл для того, чтобы в будущем добровольцы продолжили считать, что вносят вклад в успех борьбы их сообщества».

Выходит, что западные аналитики считают, что корни терактов, совершенных смертниками, далеко вне религии. Обусловлены они в первую очередь эффектом от подобных акций и удобством их совершения. Религиозное же оправдание смертников выглядит даже смешным с учетом несогласованности идеологов ислама и датировкой основной массы терактов новейшим временем, а именно после 2001 года. Получается, что смертники — такое же оружие, как пулемет, показавший себя эффективным во время Первой мировой войны или атомная бомба, потенциал которой был раскрыт в конце Второй мировой. Как и для любого другого оружия, для смертников сегодня дорабатывается тактика и методы применения.

Похоже, в будущем эта тенденция изменится лишь в сторону увеличения количества терактов. Так, только с начала апреля по всему миру было зарегистрировано по меньшей мере пятнадцать терактов с участием смертников, в результате которых пострадали сотни человек. Остается только надеяться, что специалисты смогут как можно быстрее найти противодействие этой чуме XXI века.

http://azbez.com/node/730

http://www.temadnya.ru/spravka/01sep2004/4279.html

http://www.americaru.com/news/18870

http://www.ng.ru/ng_religii/2009-05-20/5_terrorists.html

http://scienceport.ru/anlytics/anatomiya-samoubiystva/