В различных странах практика применения «живых бомб» неодинакова. Относительно Афганистана стоит заметить, что его жители издавна известны как стойкие и отважные воины. Проведение акций такого рода чуждо их менталитету. Во время войны против советских войск не было отмечено случаев использования террористов-смертников. Первая атака была проведена в 1992 г, когда египтянин по заказу Г.Хекматьяра в Кунаре взорвал себя вместе с Мавлади Джамилем Рахманом, возглавлявшим группировку «Джамаа ад-Даава ва-ль-Куран ва-с-Сунна».

9 сентября 2001 г. в результате атаки смертников (приезжих арабов, использовавших журналистское прикрытие) погиб лидер Северного альянса А.Масуд. По некоторым данным заказчиками этого теракта был Бен Ладен. В первые 5 лет правления Х.Карзая исламисты в Афганистане редко использовали смертников. Однако с конца 2005 г. теракты с использованием смертников стали все чаще применяться исламистами. Присутствие коалиционных сил затрудняет исламистам ведение открытых боевых действий. Поэтому талибам приходится приспосабливаться к новой ситуации и использовать новые методы. Главный редактор «Кабул Уикли» Фахим Дашти считает, что волна терактов с использованием смертников является свидетельством изменения тактики талибов.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

«Живые бомбы» призваны сеять хаос, талибы стремятся настроить народ против присутствия американцев, вызвать против них ненависть еще большую, чем к устроителям терактов». Мухтар Пидран, известный афганский политолог говорит, что талибы ищут рычаги для распространения религиозного влияния на народ, который отвергает их идеологию. Большинство афганцев неграмотные, у них часто скудные знания о том, что такое джихад и самопожертвование. Таким образом, по мнению Пидрана, их «легко обмануть и втянуть в эту фабрику смерти». При этом, используя «живые бомбы» та или иная группировка талибов получает возможность заявить о себе на международном уровне. По мнению этого афганского политолога, такая тактика в Афганистане дает талибам и другим группировкам возможность идентифицировать себя с международным исламистским движением.

Лагеря по подготовке смертников находятся в основном в соседнем Пакистане и еще называются «фабриками ненависти», а их выпускники «детьми Бен Ладена», «гуляющими мертвецами».

На территории Северного и Южного Вазиристана в агентствах Оракзай, Баджаур, Моманд они располагаются чаще всего в заброшенных школах или старых жилых постройках. Внутри на стенах можно встретить нарисованные сцены рая, куда попадет шахид после своей гибели – молочную реку, протекающую по зеленой долине, вдоль русла которой гуляют девы, ожидающие «павших за веру».

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Как правило, обучающиеся здесь делятся на две группы: младшего возраста от 7 до 16 лет, а также более старшего возраста от 16 до 40 лет. Некоторые, оставшиеся в живых молодые люди рассказывают о том, что в лагерях очень интересно, там хорошо кормят, выдают карманные деньги (от 500 до 1000 рупий), можно найти новых друзей. Чтобы не привлекать излишние внимание и не вызывать негативное отношение со стороны близких, наставники разрешают обучающимся посещать своих родственников. Более того не все выпускники становятся «живыми бомбами», т.к. на стадии обучения инструкторы выявляют наиболее подходящих на эту роль. Остальные приобретают некоторые знания по исламу и учатся военному делу и в будущем могут пополнить ряды местных группировок талибов.

Попасть в лагеря можно только по рекомендации друзей или представителей талибов. Желающие попасть в лагерь движимы различными причинами: здесь и обычное детское любопытство, безработица, отсутствие инфраструктуры, представляющей интерес для молодежи (спортзалы, кинотеатры, клубы, учебные заведения), обычное желание разнообразить свою скучную жизнь. В частности 16-летний молодой человек из Южного Вазиристана объяснил свое желание попасть в военно-тренировочный лагерь тем, что ему скучно было помогать своему дяде в лавке и хотелось оставить эту монотонную и неинтересную работу, и он стал посещать расположенную неподалеку от его деревни базу, куда его привели друзья.

Среди обучающихся немало тех, чьи близкие родственники погибли в результате контртеррористических операций или ракетно-бомбовых ударов – ими движет стремление отомстить. Задача инструкторов при работе с такой аудиторией – усилить это желание посредством демонстрации кадров из Ирака, Афганистана не только исламистских видеокомпаний, но и западных информагентств с изображением погибших женщин и детей. Причем ответственными за гибель невинных жителей возлагается не только на армии Запада, но и их союзников в мусульманских государствах.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Инструкторы акцентируют внимание слушателей на том, что ответственность за смерть их близких в «зоне племен» во многом лежит на пакистанских спецслужбах, которые обеспечивают американцев необходимой информацией о местонахождении группировок талибов. Наставники доводят до слушателей мысль о том, что акции смертников являются одними из наиболее эффективных в отношении американских войск, правительственной армии, а также государственных чиновников, «обслуживающих интересы Запада» и поэтому являющихся такими же врагами мусульман. Погибшие среди мусульман при этом называются ими «шахидами», попадающими в рай. Слушателей постепенно подводят к такому способу борьбы и наблюдают за реакцией молодых людей. На этой фазе отбираются наиболее подходящие кандидаты на роль «живых бомб», с которыми впоследствии будет легче всего работать. Некоторые молодые люди иногда буквально высказывают намерение стать «смертником» как можно скорее. Периодически наставники рассказывают курсантам истории о тех, кто взорвал себя, приходящих к ним во снах и беседующих с ними о жизни в раю.

Каждый день перед обучающимися выступают инструкторы с эмоциональными проповедями на политические и религиозные темы, отмечая, у кого из слушателей начинают появляться слезы как показатель того, что нужный эффект от выступлений достигнут.

Отобранным на роль «живой бомбы» показывают видеофильмы о том, как их предшественники готовил операции такого рода, при этом отказываясь демонстрировать сцены последствий взрывов, чтобы избежать психологического потрясения кандидатов. Одновременно претендентам внушается идея о том, что «смертники» это избранные, своего рода авангард бойцов джихада. По словам наставников, они имеют право ходатайствовать перед Аллахом за 70 мусульман, также желающих попасть в рай. Постепенно их ограждают от общения с остальными моджахедами.

Вместе с психологической подготовкой слушатели обучаются вождению автомобилей и мотоциклов, а также тому, где необходимо остановить транспортное средство перед взрывом для нанесения максимального вреда.

Когда подготавливаемый достигает необходимого уровня только лидер определенной группировки талибов, руководитель военно-тренировочного лагеря ( здесь он называется «рохбар»), а также сам смертник знают намеченный объект для атаки. Остальные ни о чем не догадываются. Перед проведением акции молодому человеку, в зависимости от его желания, разрешают посетить своих близких. Как правило «живые бомбы» к моменту полной готовности к атаке ничего не рассказывают родственникам о предстоящей миссии, и что возможно завтра его уже не будет в живых. До момента акции осуществляется видеозапись смертника, которая впоследствии будет использована в качестве пропагандистского материала. С целью ознакомления местности за несколько дней, а иногда и часов до операции инструктор приводит будущего смертника как можно ближе к объекту. Нередки случаи, когда исполнитель несколько раз появляется в районе проведения акции, общается с местными жителями или военнослужащими, чтобы в нужный момент не вызывать подозрений.

В день акции остальные курсанты поздравляют молодого человека, с тем, что ему выпала важная миссия, просят его заступничества перед Аллахом. Затем кандидат моется и надевает чистую одежду. Ему рекомендуется читать аяты Корана вплоть до самого взрыва.

Вместе с тем смертник имеет право не подчиниться «рохбару», если тот меняет намеченный сценарий проведения акции, намеревается передать его другому инструктору или переориентировать исполнителя на цель, уничтожение которой повлечет за собой меньшие жертвы, чем это планировалось ранее. Операция считается успешной, если после взрыва гибнет минимум 10 человек. Если целью является высокопоставленный чиновник, то это правило не распространяется.

Инструктор заранее говорит исполнителю фразу, произнесение которой будет означать сигнал о готовности. В частности, у исполнителя теракта против Б.Бхутто таким кодом было – «еда готова».

После проведения операции инструкторы не говорят остальным о месте взрыва, а чаще всего дают ложную информацию об истинной цели акции. Через некоторое время после взрыва лидер одной из группировок талибов, заказавший теракт и руководитель лагеря приходят в семью исполнителя. Радикалы от ислама редко выплачивают деньги родственникам погибшего. Хотя товарищи исполнителя чувствуют утрату своего друга, им внушается мысль о том, что он уже достиг рая. Никаких мероприятий на базе по случаю смерти также не проводится.

Теракты с использованием смертников обладают мощным разрушительным эффектом, при том что подготовка смертника не требует больших затрат и необходимости создавать специально оборудованные военные базы.

Мусульманская молодежь пакистанского происхождения, проживающая в европейских странах, нередко приезжает на учебу на свою историческую родину. Часть студентов еще до поступления в учебные заведения придерживаются крайне радикальных взглядов. Другие становятся радикалами в процессе обучения. В Пакистане из около 11200 религиозных учебных заведений приблизительно 20% контролируются радикальными исламистскими группировками, в них помимо религиозных дисциплин преподается военное дело, а также обучают изготовлению взрывных устройств. Затем радикальные структуры получают возможность использовать таких выпускников для проведения террористических актов уже непосредственно в странах Запада.

Смертниками становятся представители различных слоев общества. Среди них можно встретить образованных и вполне успешных людей. Способы манипуляции сознанием позволяют террористам использовать интеллект хорошо образованных молодых людей и направлять их на самые сложные объекты для нанесения максимального ущерба.

В настоящее время «живые бомбы» применяются в странах, где подобная тактика борьбы не является характерной. Исключением не стал и Северный Кавказ, где также осуществляется подготовка «гуляющих мертвецов».

Следует отметить, что представители этого региона также участвуют в боевых действиях на стороне талибов и «Аль-Каиды». Вероятно им также передают методики подготовки «живых бомб», которые по возвращении они активно применяют в РФ.

Недавно на одном из экстремистских форумов было объявлено о создании в Северном Вазиристане группировки «Джамаат Булгар», представленную выходцами из России: Татарстана, Башкирии, Поволжья, республик Северного Кавказа. В обращении этой организации, в частности говорится о том, «Джамаат» разделяет идеологию «Аль-Каиды» и намерена использовать наиболее эффективные методы борьбы, отработанные группами джихада в различных странах, в том числе применение смертников. При этом главной целью, согласно программному заявлению «Джамаат Булгар», будет Россия.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/23-04-10a.htm