В статье «Коммерциализация советской истории, или Попытка откровенного вымогательства» был начат разговор о том, как страны Прибалтики и Молдова пытаются шантажировать Россию так называемыми оккупационными репарациями. В настоящей статье даётся краткий обзор практики подготовки подобного рода компенсационных требований в Латвии, Литве, Эстонии и Молдове.

Латвия

Первые оценки экономического ущерба от «советской оккупации» появились еще тогда, когда Латвия находилась в составе СССР, в 1990 году. Каждый год они пересматривались и всегда в сторону повышения. Последняя оценка - 300 млрд. евро. Именно такая сумма была названа в сентябре 2014 года Рутой Паздере, членом Латвийской комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации (далее – Комиссия). Заметим, что в самой Латвии немало профессиональных историков и экономистов, в том числе среди латышей, которые достаточно скептически относятся к деятельности Комиссии.

Пока историки и экономисты занимаются подсчетом мифического ущерба от пребывания республики в составе СССР, отдельные здравомыслящие политики Латвии, пребывая в настоящем времени, подсчитывают реальный ущерб экономики страны от участия в экономической войне против России. В частности, мэр Риги Нил Ушаков в сентябре 2014 г. заявил, что такой ущерб к началу осени составил порядка 60 миллионов евро. Однако эта сумма, как уточнил Ушаков, показывает лишь прямой ущерб. «А если говорить дальше о сопутствующем эффекте, то его никто не считал», – подчеркнул рижский градоначальник. При этом больше всех от санкций пострадали латвийские производители молочной и мясной продукции.

Один из влиятельных общественных деятелей Латвии, историк и публицист Виктор Гущин заявил: «Создание комиссии по подсчету ущерба от пребывания Латвии в составе СССР – абсолютно бредовая затея.  Нет никакого экономического и правового основания для существования этой комиссии. Одна лишь голая политика и желание лишний раз уколоть Россию». Историк выразил уверенность в том, что деятельность этой комиссии «наносит огромный вред, поскольку формирует искаженные представления о прошлом страны и враждебное по отношению к России мировоззрение». Высказался Гущин и по поводу «последней», но наверняка не окончательной суммы компенсации, названной Комиссией. «Что касается насчитанного этой комиссией ущерба в 300 миллиардов евро, то я даже не знаю, как это можно прокомментировать… При этом претензии Латвии, выраженные в денежном измерении, постоянно растут».

С апреля 2014 года председателем Латвийской комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации стал Эдвин Шноре, которого даже в Латвии воспринимают как политика-радикала откровенно русофобского направления. Нет сомнения, что астрономическая сумма в 300 млрд. долл. появилась именно после того, как Шноре сел в кресло председателя Комиссии. Политические аналитики считают, что именно такие люди, как Шноре, сегодня особенно востребованы в Европарламенте.

В то же время правительству Латвии хватает текущих экономических проблем, поэтому многие министры правительства достаточно осторожно относятся к работе Комиссии, рассматривая ее как обузу. Вот что говорит, например, Эдгар Ринкевич, министр иностранных дел Латвии: «Думаю, целью такой комиссии должна быть работа над достижением исторической ясности. Эта цель была бы достигнута и мы смогли бы понять, что события 1940-го года и 50 лет оккупации означали для экономики Латвии, если бы подсчитывался и ущерб и то, что было построено.

Если будет объективный взгляд, то это, возможно, поспособствует развитию нашей исторической мысли и диалогу историков... Я не думаю, что сейчас надо поднимать истерию: вот, завтра уже требуем компенсацию. Этот вопрос не стоит на повестке дня... Внешняя политика Латвии будет определяться не комиссией, а министерством иностранных дел, правительством, парламентом и президентом».

То есть ситуация в Латвии по поводу компенсаций за «советскую оккупацию» неоднозначна даже в верхах: существует противоречие между антироссийскими идеологическими установками и необходимостью практического решения текущих социально-экономических проблем.

Достаточно большой шум в Латвии и за ее пределами наделала работа, посвященная экономическим последствиям «оккупации» и «демократического освобождения» этой прибалтийской страны, подготовленная бывшим депутатом латвийского сейма, известным публицистом и общественным деятелем Владимиром Бузаевым. Он просчитал, что из себя представляла бы экономика Латвии, если бы Латвийская ССР продолжила свое существование, и вывел сумму ущерба, нанесенного стране властями независимой Латвии за последние 20 лет. Результат оказался более впечатляющий, чем у его оппонентов: ущерб от 20-летнего хозяйствования правительств постсоветской Латвии составил 240 млрд. латов, против 200 млрд. ущерба от 50-летней «советской оккупации».

Есть смысл напомнить, что еще 3 апреля 1990 года Верховным Советом СССР был принят закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзных республик из состава СССР», в котором была четко прописана процедура такого выхода. В том числе там имелась норма о том, что выходящая республика была обязана компенсировать стоимость союзной собственности, остающейся на ее территории.

С учетом упомянутого закона бывший депутат Верховного Совета Латвии, депутат Госдумы России третьего и четвертого созывов Виктор Алкснис заявил, что он «предложил бы нашему Министерству экономики с привлечением российских историков посчитать, сколько было вложено в развитие Латвийской ССР с 1940-го по 1991 год. Кроме того, посчитал бы стоимость союзной собственности, оставшейся без компенсации на территории независимой Латвии в 1991 году… А если сегодня подсчитать хотя бы стоимость противоракетного радиолокационного комплекса в Скрунде или же Вентспилского нефтяного терминала и припортового завода и предъявить сумму к оплате, то Латвия станет реальным банкротом.

Так что вопрос с компенсациями для Латвии это палка о двух концах. А если сюда присовокупить незаконную передачу большевиками в 1919 году Латвии из состава Витебской губернии РСФСР города Динабурга (Двинска), а ныне Даугавпилса, то разговоры о компенсациях могут Латвии очень сильно аукнуться. Поэтому мне представляется, что нынешние демарши Латвии по поводу компенсаций «за оккупацию» скоро затухнут. Но обязательно вновь начнутся через определенный промежуток времени. Пока Россия не стукнет кулаком по столу...».

Литва

В Литве к проблеме оценки и возмещения ущерба от «советской оккупации» отнеслись весьма серьезно. В 2000 году Сейм Литвы принял специальный закон, обязывающий правительство принять практические меры по возмещению ущерба. Диапазон оценок ущерба, понесенного Литвой за годы «советской оккупации», крайне широк. За последние четверть века фигурировали цифры от 20 до 286 млрд. долларов. В некоторых случаях цифры отражают сумму ущерба, в других – сумму претензий (претензии могут быть меньше ущерба). В январе 2008 г. тогдашний президент Литвы Валдас Адамкус публично назвал сумму претензий – 28 млрд. долл. В начале текущего десятилетия уже фигурировала цифра претензий 31 млрд. долл. Это претензии за ущерб, возникший в период 1940-1991 гг.

Кроме того, комиссия по оценке ущербов проводила подсчеты дополнительных потерь за период 1991-1993 гг., вызванных присутствием российских вооруженных сил на территории Литвы. Иногда при таких расчётах в обращение запускаются совсем  запредельные, астрономические суммы ущерба. Так, в 2012 году на пресс-конференции в Сейме Литвы была названа сумма в 834 миллиарда долларов. В нее были включены и уже понесенные, и еще не понесенные затраты Литвы на закрытие и демонтаж Игналинской АЭС, которая была построена в советское время и впоследствии остановлена по требованию Евросоюза.

Если в Латвии комиссия по оценке ущербов опирается на собственные «интеллектуальные ресурсы», то в Литве, как сообщили СМИ, в 2012 году к работе ее комиссии были привлечены иностранные эксперты. 23 мая 2012 года был сделан еще один шаг: правительство Литвы распорядилось сформировать комиссию для координации реализации предложений по поводу возмещения ущерба от «советской оккупации». Обосновывая это решение, премьер министр Андрюс Кубилюс подчеркнул, что правительство не предлагает менять денежный эквивалент ущерба от оккупации, рассчитанный ранее.

Целью комиссии является подготовить переговорные позиции касательно возмещения ущерба. В сентябре 2012 г. правительство Литвы утвердило состав комиссии. В нее вошли представители МИД, Минюста, Минкульта, Особого архива Литвы, Департамента культурного наследия, Литовского государственного исторического архива, Исследовательского центра геноцида и сопротивления жителей Литвы, Всемирной общины литовцев, Литовского института истории, Союза политических ссыльных и заключенных Литвы.

Летом того же года премьер Андрюс Кубилюс предпринял еще одну инициативу. 17 июля 2012 г. он заявил, что вопрос возмещения ущерба от оккупации должен обсуждаться не только на двустороннем уровне, но и на уровне диалога ЕС – Россия. Можно предположить, что такому заявлению предшествовали консультации Вильнюса с Брюсселем.

Наконец, президент Литвы Даля Грибаускайте 16 октября 2012 года издала декрет о Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве. Фактически речь о восстановлении работы комиссии, которая была создана еще в 1998 году президентом Валдасом Адамкусом, но прекратила свою работу в 2007 году. Восстановленная Международная комиссия должна была подключиться к работе правительственной комиссии.

Примечательно, что изучение «преступлений нацистского оккупационного режима» Международной комиссией не предполагает подготовки каких-либо финансовых претензий к Германии и к ее союзникам по Второй мировой войне. На том основании, что Германия и ее союзники уже якобы выплатили все репарации. Однако это утверждение более чем сомнительно (оно заслуживает специального обсуждения). А вот работа Международной комиссии по «преступлениям советского оккупационного режима» предполагает оценки ущербов и подготовку компенсационных требований к России.

Следует обратить внимание на любопытные комментарии тогдашнего вице-спикера Государственной Думы Российской Федерации Александра Торшина по поводу литовских притязаний. Они были сделаны в мае 2012 года, сразу же после решения литовского правительства о создании новой комиссии. Отметим, что этот депутат уже многие годы занимался литовскими претензиями. Так, вот Александр Торшин неожиданно заявил, что Россия готова будет рассмотреть претензии Литвы. Поскольку ущерб приходится на советский период, а в конце его курс советского рубля был 1 руб. = 90 центов США, то Россия готова заплатить долг в размере 31 млрд. долл. советскими рублями.

Получается около 34 млрд. советских рублей. Депутат сказал, что у Российской Федерации сохранились большие запасы советских рублей и она готова предоставить Литве требуемую сумму в этих денежных знаках. Однако при одном условии: она должна возместить России все затраты, которые в советское время были осуществлены на строительство предприятий, объектов социальной и экономической инфраструктуры в Литве. Российская Федерация готова получить требуемую компенсацию в любой валюте, даже в литовских латах.

Конечно, предложение Торшина погасить литовские претензии советскими рублями - шутка. Как сказал депутат, Россия применяет в торговле со своим соседом режим наибольшего благоприятствования, который дает Литве реальный экономический эффект. Гораздо более реальный эффект, чем те эфемерные миллиарды долларов, которых добивается Литва. А если Литва будет настаивать на компенсациях, густо замешанных на русофобии, то она лишится российских рынков (только экспорт сельхозпродукции из Литвы в Россию в 2013 году составил 912 млн. долл.). И участь ее тогда будет незавидна. Здравые политики в Литве прекрасно понимают, что лучше прошлое не ворошить, а с восточным соседом дружить, в том числе потому, что Европейский союз много обещает, но мало делает. Литва (как и Латвия) в этом году присоединилась к экономическим санкциям Брюсселя против России. По предварительным оценкам, ее потери от встречных санкций России (запрет на импорт сельскохозяйственной продукции) будут еще больше, чем у Латвии.

Эстония

Еще в 1989 году, когда Эстония находилась в составе СССР, при Академии наук ЭССР была создана комиссия для изучения ущерба, нанесенного «советской оккупацией». Комиссию возглавил академик АН ЭССР Юхан Кахк. К началу 1990 года комиссия представила доклад «Вторая мировая война и советская оккупация Эстонии: отчет об ущербе». В 1991 году этот доклад был опубликован на английском. (World War II and Soviet Occupation in Estonia: A Damages report / Ed. by J. Kahk. Tallinn, 1991). Согласно докладу, за время «советской оккупации» Эстония потеряла более 200 тысяч человек казненными, погибшими в боях и в ходе депортаций, а также эмигрировавшими в другие страны.

После получения независимости власти Эстонии решили вывести вопрос об оценке ущерба на официальный уровень. В 1992 году парламент Эстонии образовал Государственную комиссию «по расследованию репрессивной политики оккупационных сил» (далее – Комиссия). Комиссия вела работу при поддержке парламента, правительства и Министерства юстиции Эстонии. Председателем Комиссии с 1996 года являлся эстонец из Канады профессор теологии университета Торонто Велло Сало. После начала работы Комиссии власти Эстонии решили зафиксировать свои претензии к России на официальном уровне.

Правда, Таллин предпочел сделать это от имени Балтийской ассамблеи – совещательного органа, созданного в 1991 году для взаимодействия парламентов Эстонии, Латвии и Литвы. Эстония инициировала принятие 15 мая 1994 года на заседании Балтийской ассамблеи резолюции, которая призывала Россию «признать, что Российская Федерация отвечает за компенсацию убытков, нанесенных Советским Союзом Эстонии, Латвии и Литве в результате оккупации». 19 декабря 2004 года Балтийская ассамблея приняла резолюцию под названием «О необходимости оценки ущерба, нанесенного странам Прибалтики оккупацией».

В резолюции, в частности, утверждалось, что «во время оккупации тоталитарный советский режим совершил геноцид против коренных жителей, значительно изменив этническую композицию населения государств Прибалтики» и что «оккупация нанесла огромный ущерб экономике, образованию, культуре и интеллигенции государств Прибалтики, и как результат государства Прибалтики серьезно отстали от своих европейских соседей». Резолюция призвала правительства прибалтийских государств «инициировать переговоры с Россией и Германией о компенсации ущерба, нанесенного оккупациями», и пригласила Великобританию и США как участников Ялтинской конференции выступить посредниками «в возращении культурных ценностей и архивов, вывезенных из государств Прибалтики во время оккупации».

В 2004 году прибалтийские государства вошли в Европейский союз. Тогдашний заместитель председателя комиссии по иностранным делам Европейского парламента Томас Ильвес (бывший глава МИД Эстонии) сразу же после этого заявил, что балтийские государства должны объединить свои финансовые претензии к России и просить ЕС выступить их адвокатом в этом деле. В одиночку с Россией, мол, не совладать: планы Эстонии сепаратно требовать компенсации от России Ильвес назвал «внутригосударственным популизмом». Только вместе (три прибалтийских государства) и только с помощью ЕС можно повлиять на Россию!

Тема компенсаций обострилась в российско-эстонских отношениях после прихода к власти в Эстонии в апреле 2003 года правительства Юхана Партса. Новый премьер-министр поднял этот вопрос уже на одном из своих первых пресс-брифингов 23 апреля 2003 года. Партс дал понять, что новое правительство в официальном общении с Москвой эту тему замалчивать не намерено: «Мы хотим включить вопрос об этом в рабочую повестку эстонско-российской межправительственной комиссии. Эстонское правительство считает, что этот вопрос следует обсуждать и дальше… Нынешнее правительство Эстонии, как и предыдущие, считает справедливым и обоснованным потребовать компенсации от того, кто нанес этот ущерб».

Правительство Партса способствовало быстрому завершению работы Комиссии. Весной 2004 года Комиссия представила объемный доклад под названием «Белая книга о потерях, причиненных народу Эстонии оккупациями 1940-1991 гг.». Доклад представляет собой обзор фактов и материалов в виде восьми оригинальных исследований, рассматривающих четыре круга проблем: население, культура, окружающая среда и экономика. По каждой из этих сфер подсчитывался ущерб. В исследованиях использовались в основном материалы, находящиеся в архивах Эстонии. Председатель Комиссии Велло Сало 10 мая 2004 года в торжественной обстановке передал этот доклад спикеру парламента Эстонии.

Согласно докладу, человеческие потери в первый год «советской оккупации» (1940-1941 гг.) составили 48 тыс. человек. Количество жертв второй «советской оккупации» оценивается в 111 тыс. человек. Сюда включены расстрелянные, депортированные и бежавшие на Запад «из-за страха коммунистического террора». По оценкам российских историков, цифры жителей Эстонии, репрессированных советской властью, завышены в докладе в разы. В это число, видимо, включили всех, кто погиб в ходе военных действий, стал беженцем или умер от голода и болезней. Такой способ подсчета человеческих потерь даже при желании российской стороны вести переговоры о компенсации не мог бы стать основой для серьезного обсуждения.

Минимальный экономический ущерб был оценен комиссией в 100 млрд. долларов. Расчет общего ущерба включал предполагаемые выплаты по 75 тысяч долларов за каждого потерянного Эстонией человека. Получается примерно 12 млрд. долларов. Помимо этого, 4 миллиарда долларов предлагалось взыскать за нанесенный республике экологический ущерб. Предполагая, что Россия не сможет выплатить столь крупную сумму, председатель Комиссии Сало, видимо, в шутку заметил: «Пусть в наше пользование отдадут, например, Новосибирскую область, в которой в течение определенного количества лет мы могли бы делать лесозаготовки».

Председатель конституционной комиссии парламента Эстонии Урмас Рейнсалу, видимо, вдохновленный литовским опытом, даже предложил обсудить в парламенте законопроект, который обязал бы правительство к концу года провести юридический анализ выводов доклада и определить возможный уровень выплат компенсаций. По его словам, требования о компенсации можно было бы разделить на две группы. Первая - это случаи компенсации, которые предъявляются по коллективным искам. Здесь можно исходить только из положений международного писаного и обычного права. И нужно юридически обосновать, как определяются уровни компенсаций. Вторая группа требований касается сферы отношений между человеком и государством.

Например, компенсация за рабский труд, необоснованное содержание в тюрьме и тому подобные преступления против человечности, жертвами которых стали граждане Эстонской Республики. Особой темой являются требования о возмещении ущерба к российским предприятиям, многие из которых сейчас приватизированы и на которых использовался рабский труд граждан. Здесь важно то, какую правовую помощь может оказать государство своему гражданину. «Правительство должно проанализировать эти проблемы. Ясно, что нужно также обратиться к компетентным специалистам в области международного права. Нужно также консультироваться с другими странами, у граждан которых могут быть похожие основания для исков», - отметил Рейнсалу.

В 2005 году накал страстей вокруг темы компенсаций за «советскую оккупацию» стал снижаться. 6 октября 2005 года новый премьер-министр Эстонии Андрус Ансип (с апреля 2005 года) заявил, что пока не собирается предъявлять России претензии о выплате компенсаций за ущерб от «советской оккупации». «Я не могу отвечать за будущее, но сегодня у нас нет никаких претензий, - сказал он. - Ни один народ, ни одно государство не может жить прошлым, надо идти дальше быстрыми темпами, а не предъявлять счета». Он также добавил, что Эстония не требует от России извинений. «Эти извинения должны быть искренними, а если этого нет, то лучше не извиняться», - заметил Ансип.

Позиция, высказанная главой эстонского правительства, нашла отражение в заявлениях других официальных лиц. Комментируя заявление Ансипа, пресс-секретарь Министерства юстиции Эстонии Кристи Кюннапас сообщила, что тема компенсаций за оккупацию «не является приоритетной в работе министерства». Посол Эстонии в России Марина Кальюранд на пресс-конференции в Москве 1 декабря 2005 года заявила: «Я могу подчеркнуть, что на государственном уровне на сегодняшний день вопроса о компенсациях на столе правительства нет». При этом она разделила вопросы оккупации и компенсаций жертвам политических репрессий. Последние, по ее словам, должны обращаться в соответствующие российские органы и суды для реабилитации и получать компенсации в соответствии с российским законом наравне с российскими гражданами.

С тех пор эстонская сторона не проявляла заметной активности по вопросу о компенсации.

Молдова

Прибалтийские инициативы по вопросам компенсаций за «советскую оккупацию» оказались заразительными, они были подхвачены Молдовой. Там также началась активная работа по перекройке истории ХХ века. Присоединение Бессарабии к Советскому Союзу некоторые историки стали трактовать как «оккупацию». В 2010 г. историк Вячеслав Стэвилэ, член Государственной комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в Молдавии, назвал сумму ущерба от «советской оккупации» - 28 млрд. долл.

В эту сумму, по словам Стэвилэ, вошли, в частности, потери, связанные с депортациями, а также с гибелью жителей республики от голода в 1946-1947 годы. Стэвилэ отметил, что при подсчете руководствовался такими факторами, как средняя продолжительность жизни жителей республики, их средний доход, а также средний возраст погибших при "оккупации". «Я убежден, что все стоит денег и должно быть возмещено теми, кто это сделал», - резюмировал Стэвилэ. Учитывая, что Советского Союза уже не существует, деньги, по его мнению, должна платить Россия как преемница СССР.

Поддержки на уровне руководства Молдавии претензии Стэвилэ не получили. И это вполне понятно. Если признать факт «оккупации», значит, надо признать легитимным то положение Молдавии, которое существовало до этого. А до этого Молдовы как таковой не было, была лишь территория в составе Румынии. Значит, настаивая на возмещениях ущерба, Молдова рубила бы сук, на котором она еще кое-как сидит. В Кишиневе это прекрасно понимают. А некоторые молдавские политики подходят к проблеме более утилитарно: они не желают портить отношения с Россией, которая может прибегнуть к такому проверенному средству, как санкции Роспотребнадзора.

Отдельные попытки разыграть карту «советской оккупации» предпринимались также на Украине. Инициатива исходила от политиков западных областей Украины, которые вошли в состав СССР накануне войны. В частности, в апреле 2008 года депутаты Львовского областного совета приняли решение об обращении к президенту страны и Верховной раде с инициативой о разработке законопроекта «О правовой оценке преступлений тоталитарного коммунистического режима на территории Украины».

Сумму ущерба украинские националисты оценили в 2 трлн. долларов – из расчёта «по 100 тыс. долларов за каждого замученного советской властью украинца» (1). Впрочем, подобного рода инициативы поддержки со стороны официального Киева не получили. Киевские политики понимали, что инициирование вопроса о компенсациях за «советскую оккупацию» Западной Украины – игра с огнем, которая может лишь привести к тому, что Польша потребует возврата себе территорий, утраченных в 1939 году.

(1) Юрий Баранчик. Сколько нам должны прибалты? // http://forum.comments.ua/index.php?showtopic=40557

http://vk.cc/3B5UWw