Помните Сандру Флук? Она, словно комета, взмыла вверх на политическом горизонте и в одночасье засияла звездой на «прогресивном» небосклоне, прославившись своим выступлением на слушании в Конгрессе, посвященном проблеме страхового покрытия противозачаточных средств.

В начале января 2012 года, когда президентская предвыборная кампания начала набирать пары, на одном из диспутов между кандидатами Республиканской партии модератор внезапно, как гром с ясного неба, спросил Митта Ромни, что он думает о давнем (принятом еще в 1965 году) постановлении Верховного суда США о том, что конституционное право на приватность не позволяет штатам запрещать пользование противозачаточными средствами: не следует ли его пересмотреть?

Это прозвучало настолько неожиданно и не к месту, что, обычно крайне сдержанному Ромни изменило привычное самообладание. Оправившись от удивления, он попенял модератору за «глупый» вопрос, не имеющий никакого отношения к реальности, ибо никто и нигде даже не упоминает о запрещении противозачаточных средств.

7

Картинка в полном размере
Подробнее о планировании семьи и уничтожении России в статье:
Кто стоит за планированием семьи и развращением малолетних?

Но задал этот внешне невинный вопрос не кто-нибудь, а Джордж Стефанопулос, в прошлом главный пиарщик у президента Билла Клинтон, ловкий и коварный политический делец, ныне подвизающийся на поприще телевизионной журналистики. Просто так он ничего не делает, и можно было предположить, что его якобы нелепый вопрос был первым залпом политической артподготовки. Так оно и оказалось.

Буквально на следующий день словно по сигналу (впрочем, почему «словно»? Разумеется, по сигналу из Белого Дома!) пресса дружно заголосила, что подлые республиканцы в своей звериной ненависти к женщинам собираются в случае своей победы на выборах запретить противозачаточные средства.

В любой политической кампании нужна стержневая тема, лозунг для мобилизации избирателей. И в кампании по переизбранию Барака Обамы такой лозунг был найден: все на борьбу с республиканцами, ведущими войну против женщин, а символом этой борьбы было избрано требование включить противозачаточные средства в медицинскую страховку.

В феврале демократы предложили кандидатуру некой Сандры Флук в качестве эксперта на слушаниях в комитете Палаты представителей по надзору и реформированию правительства. Слушания были посвящены требованию администрации Обамы, чтобы учреждения религиозного характера в принудительном порядке предоставляли своим работницам планы страхования здоровья, включающие меры по контролю рождаемости.

Республиканские лидеры комитета, удостоверившись в том, что притязания выдвинутой демократами кандидатки на особые знания и опыт состоят лишь в том, что она учится не в каком-нибудь, а в католическом университете, сочли это недостаточным основанием для вызова ее в качестве эксперта и отвергли ее кандидатуру. Но лидера демократического меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси это не смутило.

Она устроила неофициальное слушание, на которое был вызван один-единственный свидетель – упомянутая Сандра Флук. «Слушание» состоялось по окончании рабочего дня в почти пустом здании Конгресса, в присутствии лишь Нэнси Пелоси и трех других конгрессменов-демократов, а также клаки в составе нескольких десятков активистов «прогрессивного» движения, в основном молодых женщин.

«Эксперт» энергичным шагом подошла к столу свидетелей, уселась на место, представилась: «Мое имя Сандра Флук. Я студентка третьего курса школы права Джорджтаунского университета», и бойко зачитала пространное заявление, в котором доказывалось важнейшее значение для женщин страхового покрытия всех аспектов репродуктивного процесса, особенно тех, что препятствуют репродукции. «Что дает вам основания считать себя компетентной в этом вопросе?» – спросил Сандру Флук один из конгрессменов. «Я – американская женщина, пользующаяся противозачаточными средствами», – веско ответила та.

В обоснование своей позиции «эксперт» поведала восторженной аудитории, что она ведет чрезвычайно активную половую жизнь и потому остро нуждается в контрацептивах в достаточном количестве, чтобы позволить себе предаваться сексуальным утехам без страха перед последствиями. Но позволить себе их она не в состоянии ввиду тяжелого материального положения, вследствие чего она требует, чтобы налогоплательщики раскошелились и выручили ее.

Можно только поражаться могучему здоровью этой дамы, да и вообще нельзя не подивиться, как она умудрялась урывать время для занятий: юриспруденция – дисциплина серьезная, требующая от студентов огромного напряжения сил и затрат времени. Следует полагать, что мисс Флук училась урывками, в перерывах между бесчисленными жертвоприношениями на алтаре Купидона. Но, отдав должное ее необузданному темпераменту, нельзя все же не заметить, что, скажем, в магазине Wal-Mart месячная доза противозачаточных таблеток по тому времени стоила 9 долларов – достаточно умеренная сумма, чтобы ее могла позволить себе даже скромная студентка.

На следующий день Сандра Флук проснулась знаменитой. Пресса в полный голос славила воительницу за право женщин предаваться сексуальным усладам за счет налогоплательщиков как новоявленного лидера прогрессивного движения. Она была в одночасье произведена в героиню, Жанну д’Арк феминистского движения, которая бесстрашно выходит на бой с темными силами «патриархальной» реакции.

Знаменитый ведущий консервативного ток-шоу Раш Лимбо едва не поплатился карьерой за то, что, саркастически описывая «подвиг» Сандры Флук, он не удержался и назвал ее «шлюхой». Мгновенно со всех сторон раздался негодующий вой прессы, поднялась могучая волна протестов, от компаний, покупающих рекламное время в передаче Лимбо, стали надрывно требовать бойкота дерзкого, и лишь неслыханная популярность ведущего спасла его от гнева прогрессистов. Но Лимбо получил предметный урок: в эру политкорректности не все вещи можно называть своими именами. Сандра Флук вознеслась головой выше Александрийского столпа и стала неприкасаемой.

Ясно было, что такое дарование не может оставаться втуне и что «героиню» ждет большое политическое будущее. Так оно и оказалось. Видимо, памятуя о библейском предостережении насчет того, что негоже зарывать талант в землю, она недолго ждала, чтобы предъявить к оплате вексель, выданный ей за труды Демократической партией. Как только стало известно, что Генри Ваксман, 35 лет представлявший в Конгрессе избирателей Голливуда, намерен наконец-то уйти на покой, новая звезда предложила себя на его место.

Но первый блин вышел комом: служительница культа любви проиграла праймериз штатному сенатору Теду Лю. Однако, нимало не обескураженная поражением, она тут же объявила, что будет баллотироваться на место, освобождаемое Лю в сенате штатной легислатуры Калифорнии. Пришлось Сандре Флук идти традиционным путем – сначала пробиться в штатную легислатуру, и уже оттуда прокладывать себе путь в Конгрессе.

Но по какой-то непонятной причине ее кандидатура не вызвала особого энтузиазма у избирателей. Даже наоборот: на очередной созванный ею митинг в поддержку идеи бесплатной (т.е. за счет налогоплательщиков) раздачи контрацептивов и средств прерывания беременности явилось лишь 10 человек (не иначе как диверсия Партии чаепития).

Между тем на политическую кампанию нужны деньги, и немалые (деньги – это материнское молоко политики, гласит старая американская поговорка). Где их взять? Заинтересовавшись этим вопросом, газета Washington Examiner провела расследование и установила, что бесстрашная, но неимущая феминистка, не имеющая возможности оплатить девятидолларовый пакет противозачаточных таблеток, порылась по карманам, поскребла по сусекам и наскребла 12 000 долларов, которые она пожертвовала себе на проведение предвыборной кампании. Сверх этого она поддержала себя дополнительными неденежными пожертвованиями на общую сумму 4826,27 долларов.

Учитывая тяжелое материальное положение Сандры Флук (см. выше), нельзя не признать, что почти 17 000 долларов в виде указанных пожертвований должны были пробить изрядную брешь в ее бюджете. Но этого показалось ей мало. Сандра извернулась и каким-то чудесным образом нашла еще 100 000 долларов, которые она одолжила своему предвыборному штабу. Откуда такие деньги у начинающего юриста, специализирующегося на делах о социальной справедливости, т.е. революционной агитации (на чем же еще?!)? Предвыборный штаб кандидатки отказался ответить на запрос Washington Examiner, поэтому газете только и оставалось, что предаваться гаданиям на этот счет.

Может быть, Сандру Флук полностью или частично ссудила деньгами семья ее мужа – эстрадника-любителя Адама Миттерперла, сына крупного донора Демократической партии Уильяма Миттерперла? И действительно, из финансового отчета предвыборного штаба Сандры, который она в соответствии с законом представила избиркому штата Калифорния, явствует, что Миттерперлы не ударили в грязь лицом: любящий муж пожертвовал супруге 4100 долларов, а его родители – каждый по 8200 долларов. Собственная семья Сандры, не желая отставать от сватов, подкинула ей еще 9600 долларов.

Неплохо для начала. А всего в фонд своей предвыборной кампании, судя по официальным документам, она собрала чуть более 416 000 долларов. Таким образом получается, что с учетом ее личного пожертвования и займа самой себе семья Сандры Флук внесла в фонд ее кампании не менее трети всех собранных средств. Надо полагать, что эти пожертвования родных были задуманы как посевной капитал, предназначенный послужить стимулом для других потенциальных доноров и побудить их раскрыть чековые книжки.

И тут меня осенило, как решить главную проблему Сандры Флук. Что, если все деньги, которые она, отрывая от себя, пожертвовала на нужды своей политической кампании, пустить на приобретение столь необходимых ей противозачаточных средств? Я взнуздал свой верный калькулятор и через несколько мгновений получил искомое решение: если исходить из того, что с поправкой на инфляцию за минувшие два года стоимость месячного запаса нужных пилюль доросла, допустим, до 10 долларов, то суммы в 16 826 долларов (центы для простоты опускаем) хватит ей на 1682,6 месяцев, т.е. на 140 лет с небольшим половой жизни любой интенсивности. Этого более чем достаточно даже для самой необузданной жрицы Венеры. Живи – не хочу!

Но шутки в сторону. Ясно, что в данном случае мы имеем дело с весьма красочной фигурой, не правда ли? А если разобраться, то даже слишком красочной. Потому что далеко не все факты вяжутся с образом принципиальный студентки, которая препоясала чресла и бесстрашно выехала на бой с темными силами реакции в защиту права американских женщин состоять на иждивении налогоплательщиков.

К примеру, ее описывали как обычную студентку юридического факультета Джорджтаунского университета. Но затем стало известно, что еще до поступления в университет она уже снискала себе известность в «прогрессивных» кругах как активистка феминистского движения. В одном из своих первых интервью после того, как на нее обрушилась слава, Сандра Флук поведала, что прежде чем подать заявление в Джорджтаунский университет, она внимательно изучила страховой план, предоставляемый студентам этого католического вуза. И только убедившись в том, что в полисе не предусмотрено страховое покрытие противозачаточных средств, она решила поступить именно в этот университет с главной целью повести борьбу за включение контрацептивов в страховки студенток.

Или еще лучше: после выхода на национальную сцену Сандра Флук магическим образом резко повзрослела. Поначалу о ней писали, что ей 23 года. Но несколько дней спустя после своего выступления в Конгрессе новая знаменитость в интервью в телевизионной программе «Сегодня» компании NBC поведала, что ей 30 лет.

Словом, судя по всему, Сандра Флук – подстава, провокаторша, лазутчица «сил прогресса» с опытом работы в аппарате агитации и пропаганды Демократической партии. Видимо, она хорошо зарекомендовала себя на низовой работе: начальство ее заметило, оценило, проинструктировало и только ждало удобного случая, чтобы запустить на общественно-политическую орбиту. А в награду ей, надо полагать, обещали протащить в политику. Ибо, как известно, долг платежом красен, а «кадры решают все», как учил тов. Сталин.

http://vk.cc/2SiJub