В русле новой политики ФБР заставляет администраторов средних школ сообщать об учениках, которые «критикуют действия правительства и западную коррупцию», называя их «потенциальными террористами и анархистскими экстремистами», сходными с повстанцами ИГИС, бедняками, иммигрантами и путешественниками в «подозрительные» страны, в которых «совершается ужасное насилие».

Основанные на печально известной и непопулярной британской «антитеррористической» программе тотальной слежки, январские рекомендации ФБР под названием «Предотвращение насильственного экстремизма в школах» направлены, главным образом, против американских мусульман. Однако, под предлогом усиления безопасности и борьбы с дискриминацией, бюро настолько неопределённо и широко описывает факторы риска, что практически каждого молодого человека можно считать опасным, тем более, если он придерживается неблагонадежных социальных, экономических и политических взглядов.

Эта школьная опасность используется для оправдания системы тотальной слежки, в которой учителя и ученики доносят друг на друга как осведомители. ФБР оправдывает такую слежку теорией радикализации эры Маккарти: власти должны следить за мыслями и поведением, которые, по их мнению, могут привести к насильственным антиправительственным актам, даже если подозреваемые ни в чём невиновны. Многие общественные организации и даже правительство США, считают, что подобные тоталитарные методы противоречат демократии, и тем не менее они внедряются в американские школы в качестве официальной федеральной политики.

Школы как рассадники экстремизма.

Новые рекомендации описывают средние школы как рассадники экстремизма, в которых опасность скрывается за каждым углом. «Ученики средних школ идеально подходят для вербовки экстремистов, поддерживающих радикальные идеологии, иностранные вооружённые группировки, или проводящих теракты в нашей стране», - отмечается в этом документе, в котором заявляется, что молодёжь «связана с присущими ей факторами риска». Оправдываясь этим риском, ФБР заставляет учителей «включить в учебный план для учеников 9-12 классов два часа уроков о радикальном экстремизме».

Учебные материалы ФБР для подростков, в рамках новой политики борьбы с радикализмом, отмечают ряд признаков, которые «могут означать, что кто-то планирует теракты», и об этом нужно срочно донести куда следует: «разговоры о путешествии в страны, которые кажутся подозрительными»; «использование кодовых слов и необычного языка»; «использование нескольких сотовых телефонов и частных приложений обмена сообщениями»; «изучение и фотографирование потенциальных целей (например, правительственных зданий)».

Эти учебные материалы к категории внутренних террористов причисляют и «анархистских экстремистов». ФБР заявляет, что «анархистские экстремисты считают, что общество должно существовать без правительства, законов и полиции, они слабо организованы и не имеют центрального руководства… Насильственные анархистские экстремисты, как правило, нападают на символы капитализма - крупные корпорации, правительственные организации и полицейские участки - который, по их мнению, является главной причиной всех общественных проблем». Экстремисты, защищающие животных и экологию приравнены к неонацистам и террористам Аль-Каиды и ИГИС, которые занимаются вербовкой школьников. Эти материалы ФБР также советуют ученикам внимательно отслеживать экстремистские пропагандистские сообщения, которые «критикуют коррупцию в западных странах» и «насаждают неверие в правительство».

«Если вы увидели подозрительное поведение, которое может привести к насильственному экстремизму», - требует ФБР, - вы должны доложить об этом тому, «кому вы доверяете», в том числе таким местным правоохранительным органам как полиция и ФБР. Эта террористическая угроза касается не только средних школ, она распространяется и на интернет, который ФБР считает «игровой площадкой для экстремистов». Бюро предупреждает, что сетевые игры «иногда используются для общения, тренировки и планирования террористической деятельности». Шифрование, которое ФБР называет «движением во тьму», «часто используется для упрощения террористических контактов». На самом-то деле, шифрование – попытка защититься от государственной слежки и метод защиты финансовых операций в сети.

Молодые мусульмане – реальные жертвы.

На первый взгляд новые рекомендации ФБР не направлены конкретно против мусульманских школьников. Материалы ФБР описывают широкий спектр угроз, включая радикальных противников абортов и расистских экстремистов. Лига еврейской обороны входит в список наиболее опасных группировок для американской молодёжи, наряду с Хезболлой и Аль-Каидой. Но при более внимательном анализе выясняется, что ФБР постоянно ссылается на «исламскую угрозу», не называя её прямо. Культурные и религиозные различия, как и критика западного империализма, называются главными факторами террористической опасности.

«Этот документ заставляет школы более внимательно следить за своими учениками, которые могут оказаться подозреваемыми в радикализме, но само определение радикализма слишком расплывчато», - говорит автор книги «Мусульмане идут! Исламофобия, экстремизм и внутренняя война с террором» и профессор Нью-Йоркского Университета Арун Кунднани. - «Опираясь на лженаучную радикальную модель, этот документ размывает грань между законной идейной позицией и насильственными преступными действиями». На практике, школы, стремящиеся внедрить этот документ, скатятся к непропорциональной слежке за мусульманскими детьми. Мусульмане, которые имеют доступ к религиозной и политической информации, отличной от официальной точки зрения, будут считаться «подозрительными», хотя нет никаких причин считать, что чтение такой информации ведёт к терроризму».

Программа «Противодействия насильственному экстремизму» правительства Обамы находится под сильным влиянием британского аналога, который прямо сосредоточен на слежке за мусульманами и был раскритикован с самого начала. Составленная под предлогом лондонских взрывов 2005 года британская программа «Предотвращения насильственного экстремизма» организует слежку за мусульманами, в том числе за посетителями мечетей и членами общественных организаций, которые не связаны с преступной деятельностью. В Англии эту программу назвали репрессивной и антиисламской.

Несмотря на это британская программа слежки расширилась, и с лета 2015 года британские государственные школы обязаны сообщать об учениках, у которых обнаружены «ранние признаки экстремизма». Правозащитная организация CAGE сообщает, что эта программа привела к массовым допросам детей без согласия родителей. Например, в прошлом месяце полиция допросила ученика средней школы Лутона за ношение значка с надписью «Свободу Палестине».

Первый вариант американской программы школьной слежки появился 5 лет назад для «борьбы с внешним идеологическим насилием на Родине» при участии широкого спектра правительственных учреждений, включая ФБР и Министерство внутренней безопасности (МВБ). В 2015 году Генеральный прокурор Эрик Холдер объявил о саммите в Белом доме по программе «Противодействие насильственному экстремизму» и разрешил провести три «пилотных программы» в Бостоне, Миннеаполисе и Лос-Анджелесе. Совет по американо-исламским отношением отметил, что эта программа направлена против мусульманских жителей этих городов.

Мусульманские общины и борцы за права человека высказали глубокую озабоченность по поводу нарушения прав человека. «Испытанная нами несправедливость приучила нас к осторожности, когда правительство пересматривает моральные приоритеты и правовые нормы в ответ на обширные проблемы с национальной безопасностью», - говорится в заявлении 50 мусульманских организаций Миннеаполиса. - «Мы рекомендуем правительству прекратить поддерживать программу, которая позорит, разделяет и маргинализирует наши общины». Но правительство не прислушалось к этим рекомендациям и расширило программу слежки в средних школах США.

Угроза за каждым углом.

«Вся концепция «Противодействия насильственному экстремизму» основана на теории конвейера: «экстремистские идеи приводят к насилию»», - сказал сотрудник Центра Бреннана юридической свободы и национальной программы безопасности Майкл Джерман. - «Эти программы сваливаются в старые представления о радикальных моделях, которые считали, что поведение является выражением политического недовольства и религиозных верований». Родословная этой модели начинается с «красной угрозы», когда Эдгар Гувер преследовал антивоенных активистов и борцов за права человека. После 11 сентября эта теория конвейера привела к тотальной слежке за мусульманскими общинами со стороны различных правоохранительных органов от ФБР до нью-йоркской полиции.

Правительственные агентства США продолжают следовать этой модели, несмотря на тот факт, что она давно разоблачена научными исследованиями, британскими шпионским агентством MI5 и академическими докладами МВБ. Даже в новых рекомендациях ФБР говорится, что бюро «не поддерживает применение каких-либо психологических и демографических шаблонов и чёрных списков, на основе которых учеников обвиняют в радикализме». Несмотря на подобные заявления, ФБР всё-таки ведёт свой список «подозрительного поведения», на основе которого можно сказать, что данный человек «движется на пути к радикализму или к будущим насильственным и экстремистским актам». Иными словами, ФБР использует новую терминологию для обвинения школьников в вероятном потенциальном терроризме.

Юрист Американского союза защиты гражданских свобод Хью Хэндейсид сказал AlterNet: «Расширение определения насильственного экстремизма, включением религиозного насилия, показывает, что ФБР с головой погрязло в шпионаже за обществом. Определение списка «подозрительного поведения» - свидетельство, что ФБР следит за мыслями школьников, пытаясь предсказывать будущие преступления на основе этих мыслей». Если верить ФБР, то больше всего опасны дети «с задержкой развития или с психическими расстройствами, которые вызваны плохими условиями жизни». Столь же опасны и «бесправные дети – ученики, которые испытывают чувство потерянности, одиночества, безнадёжности и заброшенности». ФБР требует проводить более тщательную проверку учеников с психическими заболеваниями, живущих в бедных районах и в семьях с низкими доходами.

Уже высказывается обеспокоенность по поводу тех категорий детей, которые больше всего пострадают от слежки. Из-за печально известного трубопровода от школы в тюрьму цветные ученики и молодые инвалиды давно непропорционально часто отстраняются от занятий, исключаются из школ, арестовываются и отправляются в детские тюрьмы за плохое поведение в школе. ФБР рекомендует следить за детьми и докладывать об их поведении не из-за их неправильного поведения в настоящем, а из-за вероятности нарушения ими законов в будущем, и эта драконовская политика будет только ужесточаться. Принимая программу слежки за детьми, правительство превращает храмы науки в паноптикумы, в которых ученики и преподаватели стали осведомителями и подозреваемыми.

http://antizoomby.livejournal.com/466069.html