Как европейцы становятся экстремистами

Недавние теракты в Париже снова заставили Запад задаться вопросом: что делать с теми европейцами, кто отправился на войну в Сирию и в Ирак, а потом вернулся домой? Расстрел журналистов и захват заложников показал, что эти люди смертельно опасны. За прошедшие годы исламисты при попустительстве Лондона, Парижа, Берлина и Брюсселя, увлекшихся играми в большую ближневосточную политику, создали на территории европейских государств сеть вербовочных ячеек и наладили каналы переброски добровольцев.

Начало большого пути

Большинство будущих джихадистов — молодые выходцы из исламской диаспоры, дети и внуки иммигрантов-мусульман, прибывших в Европу из стран второго и третьего мира в поисках лучшей доли. Как правило, их родители упорно работали и, осознавая непрочность своего положения, всеми силами избегали конфликтов с законом. Второе-третье поколение диаспоры испытывает серьезный кризис идентичности.

Потомки мигрантов, с одной стороны, растут уже в другом, западном обществе, перенимая его привычки и образ жизни; с другой — они не могут полностью вписаться в общество, по-прежнему оставаясь для местных чужаками. На это накладываются юношеский максимализм и авантюризм, желание найти себе место в мире и идею, ради которой стоит жить. Похожие мотивы движут и другой значительной группой — этническими европейцами, обращенными в ислам. Как и все неофиты, исламизированные европейцы отличаются особым энтузиазмом.

Европа демография

Процент мусульман в странах Европы

А в Европе хватает тех, кто направляет их пыл в нужное русло: практически каждая крупная террористическая организация — «Талибан», «Исламское государство», «Аль-Каида» — имеет свою сеть вербовщиков в западных странах. Как правило, они отлично владеют техниками, применяющимися в деструктивных сектах, и подвизаются при мечетях и в университетских кружках, отслеживая молодежь, проявляющую интерес к исламу.

Джихад обрисовывается вербовщиками в самых радужных тонах. Дескать, среди боевиков царит дух товарищества и братства, они полны веры в свои идеалы и действуют во имя общей цели. Их смерть — мученичество во имя Аллаха, и после гибели все попадают в рай. Этой заманчивой перспективе противопоставляется беспросветное существование в загнивающем обществе потребления с непременной уплатой налогов, на которые проводятся очередные военные операции против тех, кто сражается за победу ислама.

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Нередко будущие джихадисты, насмотревшись роликов в интернете, сами осознанно ищут вербовщиков, твердо решив отправиться в Сирию или Ирак. Исламисты активно применяют современные технологии, ведут полномасштабную пропаганду в соцсетях. Особо выделяется в этом плане «Исламское государство»: его рекламные ролики, в которых продумана каждая деталь, напоминают трейлеры к голливудским фильмам. Эксперты не исключают, что в печально знаменитом видео с казнью журналиста Фоули один из террористов — 23-летний рэпер Джихади Джон — намеренно подчеркивал свой британский акцент, демонстрируя, что подданных Соединенного Королевства будут рады видеть в рядах ИГ.

Разгромить такие вербовочные сети крайне сложно: мусульманские общины — это добровольные гетто, закрытые мирки, куда неохотно пускают посторонних. Конечно, у стражей порядка есть свои информаторы, но их явно недостаточно. Мешает и большая политика: Запад не первый год поддерживает сирийскую оппозицию, и полиция вынуждена закрывать глаза на тех вербовщиков, которые набирают добровольцев для считающейся умеренной Свободной Сирийской армии, что, естественно, снижает эффективность борьбы с вербовщиками исламистов.

Дорога в рай

Следующая задача завербованного джихадиста — собственно, добраться до места джихада. Как правило, маршрут согласовывается с вербовщиком и проходит через Турцию или Иорданию. Обе страны имеют с Сирией сухопутную границу, проницаемую для беженцев, сотрудников гуманитарных организаций и контрабандистов. Для тех, кто желает присоединиться к ИГ в Сирии, предпочтительнее турецкий маршрут, для желающих повоевать в Ираке — иорданский: ИГ контролирует значительные участки границы с этими странами. «Фронт ан-Нусра» пополняется в Турции, Свободная Сирийская армия — и в Турции, и в Иордании. На крайний случай есть запасной путь — через Кипр: с этого острова ходят суда как в Сирию, так и в Ливан, откуда без проблем можно перебраться на территорию соседнего государства и примкнуть к борцам против режима Асада.

Европа демография

Нетерпимость к мусульманам по странам

Для европейцев турецкий маршрут наиболее удобный: практически бесконтрольно, имея при себе только внутренний паспорт, можно добраться до самой границы с Сирией. Там встречают агенты исламистов и переправляют через границу. Американцам, канадцам и австралийцам приходится пользоваться авиатранспортом, чтобы попасть в Турцию и Иорданию, но потом все идет по стандартной схеме.

Для одиночки переход границы также не составляет проблемы — дружелюбные контрабандисты всегда к его услугам. До недавних пор Турция практически никак не пыталась пресечь поток джихадистов. В последние месяцы контроль в приграничных провинциях заметно ужесточился, но деньги по-прежнему легко решают большинство проблем.

Зеленые бригады

Прибывшие из Европы боевики обычно разбиваются по землячествам, вливаясь в катибы. Это слово часто переводят как «бригады», хотя катибы мало похожи на привычные армейские части. По некоторым данным, в районе Алеппо действуют 5-6 франкоязычных бригад, состоящих из французов и бельгийцев, а также неустановленное число немецкоязычных. Подобное разделение по землячествам — вынужденная мера. Европейские добровольцы, как правило, плохо знают арабский, и их нельзя распределить по линейным подразделениям. По последним данным, в рядах исламистов сейчас воюют около 15 тысяч граждан разных государств. Большинство родом из исламских стран, но и европейцев немало — несколько тысяч.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Иностранные добровольцы часто мелькают на видео — они охотно позируют для товарищей, шутят на камеру и выкладывают фотографии в Instagram. Печальный рекорд в этом плане принадлежит пресловутому Джихади Джону, обезглавившему Фоули. Он входит в катибу из четырех человек. Бригада получила неофициальное название The Beatles из-за того, что все ее члены говорят по-английски и не знают арабского, а боевиков прозвали Джон, Джордж, Ринго и Пол — по именам членов легендарной группы.

В прошлом году в Европе настоящую сенсацию произвел ролик с неким Абу Омаром из «Исламского государства», обладателем французского паспорта, который на своем пикапе перевозил трупы расстрелянных мирных жителей и боевиков из конкурирующих организаций. «Раньше я возил гидроциклы, мотоциклы и квадроциклы, — улыбаясь, рассказал Абу Омар, — а сейчас вожу муртадов (отступников) и кафиров (неверных)». Фото еще одного боевика — немца Мустафы — выложил в Facebook его товарищ по джихаду, мусульманин-неофит Филипп Бергнер.

На снимке довольный Мустафа позирует на фоне казненных. Как установили немецкие спецслужбы, и Мустафа, и Филипп проживали ранее в районе Лоберг городка Динслакен земли Северный Рейн — Вестфалия. Причем выяснилось, что в Сирии воюют сразу семь человек из Лоберга, и они даже сформировали собственную катибу — «Бригаду Лоберг». Это дало журналистам повод обвинить немецкие спецслужбы в заведомом утаивании информации. Лоберг ничем не выделяется из тысяч других районов, и если из него в Сирию отправились семеро, каков же истинный масштаб потока германских джихадистов?

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Вопрос не праздный. Рано или поздно многие из тех, кто уцелеет в горниле войны, захотят вернуться домой. Хотя немало джихадистов торжественно перед объективом камеры сожгли паспорта, желая показать, что намерены сражаться до полной победы и остаться потом в «халифате», но так поступают далеко не все. В сентябре 2014 года начальник полиции Лондона сообщил, что обладает информацией о 250 подданных королевы, вернувшихся в Великобританию после участия в боевых действиях в Сирии на стороне исламистов. Мэр Лондона Борис Джонсон предложил любого побывавшего в зоне боевых действий и не уведомившего об этом власти считать террористом. Тогда эта мера показалась слишком радикальной. Не исключено, что после терактов в Париже эта оценка изменится.

На Западе новый импульс получила дискуссия о том, какие меры власти должны принимать против лиц, отправляющихся на джихад. С наиболее радикальным предложением выступил мэр Лондона Борис Джонсон. По его мнению, каждый, кто отправляется в зону боевых действий Ирака или Сирии, априори должен считаться террористом. А всех британцев, воюющих в рядах «Исламского государства» и других подобных группировок, следует лишить подданства Соединенного Королевства. Правительство эту инициативу не поддержало. Тем не менее британским властям и их коллегам из Франции, Бельгии и других стран, чьи граждане пополняют ряды джихадистов, необходимо как можно скорее определиться, что делать с этими людьми.

Свой взгляд на проблему противодействия джихадистам Борис Джонсон изложил в статье, опубликованной The Telegraph. Поводом для нее стало известие о казни боевиком «Исламского государства» (ИГ) американского фотожурналиста Джеймса Фоули. Хотя убийца был в маске, акцент выдал в нем жителя Лондона. «Я слышал голос этого человека, — писал мэр британской столицы, — и у меня мало сомнений в том, что он вырос в нашей стране».

Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Вскоре это предположение подтвердилось. Оказалось, что палача зовут Абдель-Маджида Абдель-Бари и он действительно британец египетского происхождения. Более того, выяснилось, что у себя на родине он был довольно известен как рэпер, выступающий под псевдонимом L Jinny. Примечательно, что отец джихадиста — экстремист Адель-Абдель Бари, состоявший в группировке «Исламский джихад» и бывший одним из приближенных Усамы бен Ладена. В настоящее время Бари-старший содержится в американской тюрьме, ожидая суда по обвинению в организации взрывов посольств США в Кении и Танзании. Вероятно, это обстоятельство сыграло свою роль в том, что молодой рэпер, отказавшись от достаточно успешной музыкальной карьеры, отправился воевать на Ближний Восток.

Бари-младший, разумеется, — не единственный британец, покинувший родину ради «войны с неверными». Всего сейчас под черными знаменами ИГ сражаются около 600 выходцев из Великобритании. Рано или поздно те из них, кто не погибнет на чужбине, начнут возвращаться домой. И среди них, по словам Борис Джонсона, будут и настоящие крепкие орешки. В этой связи мэр предложил, во-первых, запретить потенциальным джихадистам отправляться в горячие точки. Во-вторых, в отношении тех, кто уже успел повоевать в рядах исламистов, должна быть введена презумпция виновности. Сейчас полицейские проводят беседы со всеми вернувшимися из горячих точек, но, не имея доказательств, стражи порядка не могут предъявлять им обвинения. «Закон должен быть изменен так, чтобы все посещавшие зоны военных действий, не уведомив об этом власти, считались бы террористами», — предложил Джонсон.

Об угрозе, которую представляют получившие боевой опыт на Ближнем Востоке исламисты, заявил и глава Скотланд-Ярда сэр Бернард Хоган-Хоу. По его данным, уже сейчас в Лондоне находится более 200 человек, повоевавших в Сирии и Ираке. Как и Борис Джонсон, шеф столичной полиции призвал правительство принять поправки в законодательство, позволяющие лишать боевиков, возвращающихся в Великобританию, паспортов, чтобы перекрыть им таким образом въезд в страну. На эти предложения ответила пресс-секретарь Дэвида Кэмерона. По ее словам, премьер-министр Великобритании не заинтересовался идеей ввести презумпцию виновности. Но при этом он собирается дать «спокойный и твердый» ответ на то, что сам Кэмерон ранее назвал глобальным вызовом, брошенным ИГ в Ираке и Сирии.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Между тем, хотя специальный закон о лишении подданства террористов не принят, фактически эта мера уже взята на вооружение британскими властями. Так, в декабре прошлого года стало известно, что подданство было отозвано у 20 жителей Соединенного Королевства, отправившихся воевать в Сирию. «Подданство представляет собой привилегию, а не право, и министр внутренних дел будет лишать его лиц, чье присутствие на территории Великобритании, по ее мнению, не отвечает национальным интересам», — прокомментировала это решение глава МВД Тереза Мэй.

При этом в среднем ежемесячно 10 британцам не разрешается выезд в Ирак и Сирию. Их вычисляют при помощи государственной программы «Предупреждение насильственного экстремизма» (Preventing Violent Extremism). Эта программа была запущена после терактов в Лондоне 2005 года с целью пресечь попытки распространения идей радикального исламизма. Благодаря этой программе спецслужбы получили право доступа к любой информации о членах мусульманских общин королевства.

После того, как стало известно, что Джеймса Фоули обезглавил британец, Тереза Мей предложила ряд дополнительных мер, направленных против распространения влияния исламистов. По ее мнению, необходимо на законодательном уровне ограничить активность в Великобритании радикальных мусульманских проповедников. Вне закона должно оказаться и участие в группировках, проповедующих насилие, даже если они прямо не вовлечены в террористическую деятельность. При этом, полагает глава Хоум Офиса, «борьба с терроризмом и экстремизмом потребует самоотверженности и международного сотрудничества».

По другую сторону Ла-Манша

Если в Британии катализатором дискуссии о борьбе с джихадистами стало убийство Фоули, то по другую сторону Ла-Манша в этой роли выступил расстрел 24 мая в Брюсселе посетителей Еврейского музея. Как выяснилось, это преступление совершил гражданин Франции Мехди Неммуш, успевший до этого получить боевой опыт в Сирии, сражаясь на стороне исламских радикалов.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Всего в Сирии и Ираке воюют примерно 800-900 граждан Франции. По некоторым подсчетам, ежедневно на джихад в зону боевых действий отправляются три человека с французскими паспортами. А согласно данным Европола, Франция занимает первое место в Европе по числу приверженцев радикального ислама. Иначе говоря, все основания для того, чтобы бить тревогу, у властей Пятой республики есть.

В качестве ответа на этот вызов ими был предложен тот же набор мер, что и в Британии: в первую очередь, запретить радикалам отправляться в горячие точки. Невыездным потенциальный джихадист должен объявляться на полгода, после чего запрет покидать родину может продлеваться неограниченное количество раз. В дальнейшем, сообщил глава МВД Бернар Казнев, данная мера будет дополнена общеевропейской системой Passenger name record (PNR) — авиакомпаниям запретят принимать на борт пассажиров, внесенных в списки невыездных. О них компании будут обязаны сообщать властям еще на стадии бронирования авиабилетов. Если же невыездному все-таки удастся покинуть пределы ЕС, он автоматически будет объявлен в международный розыск.

Еще одной профилактической мерой станет досудебная блокировка исламистских сайтов, «призывающих к совершению терактов и хвалящих их».

В Бельгии, где Мехди Неммуш совершил нападение на посетителей Еврейского музея, о проблемах с исламскими радикалами знают не понаслышке. Эта небольшая страна долгое время удерживала лидерство по числу добровольцев, отправившихся воевать в Сирию. Правда, местное законодательство позволяет задерживать потенциальных джихадистов еще до того, как они успели пройти подготовку в тренировочных лагерях за рубежом или получить опыт непосредственно на поле боя. Этим правом бельгийские спецслужбы воспользовались, например, когда арестовали лидера экстремистской организации Sharia4Belgium Фуада Белькасем, вербовавшего исламистов через соцсети.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Еще одной мерой, принятой бельгийскими властями, стала обращенная к Анкаре просьба внимательнее относиться к подданным королевства, прибывающим в Турцию. Дело в том, что именно через турецкую территорию джихадисты в основном отправляются на войну в Сирию.

Еще одна европейская страна с крупной мусульманской общиной — Германия — так же обеспокоена тем, что ее граждане пополняют ряды джихадистов. Всего сейчас в Сирии и Ираке воюют более 300 человек, владеющих немецкими паспортами. При этом, по оценкам Федерального ведомства по охране конституции, в ФРГ насчитывается 43 тысячи исламистов, готовых к насилию. Это значит как то, что число немецких джихадистов будет возрастать, если не принять соответствующих мер, так и то, что, вернувшись на родину, радикалы с легкостью найдут единомышленников, готовых помочь им начать войны с неверными на родной земле.

Примечательно, что если лицом британских джихадистов в последние дни стал экс-рэпер Абдель-Маджида Абдель-Бари (L Jinny), то и у немецкой радикально настроенной мусульманской молодежи есть такой же «герой». Денис Мамаду Кусперт родился в Берлине от смешанного брака немки и выходца из Ганы. В молодости он отличался довольно скверным нравом, что приводило к тому, что у него регулярно возникали проблемы с законом. Музыкой Кусперт начал заниматься в 1995 году, взяв псевдоним Deso Dogg. Под ним он успел записать несколько альбомов, прежде чем принял ислам, и уже как Абу Тальха аль-Амани уехал в Сирию воевать на стороне «Исламского государства». Там он и нашел свою смерть. Причем не от руки неверного или солдата армии Башара Асада, а будучи взорванным таким же джихадистом, но из конкурирующей группировки — «Джабхат ан-нусра».

Как обезопасить общество от подобных радикалов? Как и многие политики в соседних странах, часть немецкой политической элиты высказалась за то, чтобы лишать джихадистов гражданства. В частности, эту идею озвучил глава МВД Германии Томас де Мезьер. Инициативу поддержали немецкие профсоюзы и представители ХДС/ХСС. Однако СДПГ и «зеленые» выступили резко против. Суть их возражений в интервью Deutsche Welle сформулировала специалист по уголовному праву Катрин Гирхаке. «Если кто-то возвращается из Сирии с горящими от энтузиазма глазами, этого, с точки зрения уголовного права, еще недостаточно, чтобы подозревать человека в совершении преступления», — заявила она.

https://lenta.ru/articles/2014/09/01/jihadistsineurope/

https://lenta.ru/articles/2015/01/14/jihad/

Опубликовано 10 Апр 2017 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.