Европа ошеломлена, а банки в ужасе от понимания, что по опросам новая партия левых ««Сириза»» победит в парламентских выборах в Греции, которые должны состояться в воскресенье, 25 января.

«Сириза» обещает, что если одержит победу, она излечит Грецию от проказы.

Как ни странно, при этом в довесок «Сириза» обещает, что страна останется в лепрозории.  То есть «Сириза» намерена избавить Грецию от мер жёсткой экономии, наложенных на страну Европейским Центральным Банком, но настаивает на том, чтобы страна оставалась в зоне евро.

Проблема в том, что разрастание режима жёсткой экономии – это всего лишь симптом заболевания. Первопричина болезни – это сам евро.

Греция

Последние пять лет грекам твердят, что если они излечатся от своей болезни – так тому и быть, а если откажутся от евро – небеса обрушатся на землю.  Я надеюсь, вы заметили, что они уже обрушились. Учитывая то факт, что безработица составляет 25%, а греческие врачи и учителя едят из мусорных баков, больше нечему падать.

В 2010-м, когда кризис длился уже целый год, а безработица достигла ужасающих 10%, «Тройка» (Европейский центральный банк, Еврокомиссия и Международный валютный фонд) обещала грекам, что эти жёсткие меры экономии восстановят экономику Греции к 2012-му году.

Спросите самих себя: Тройка была права?

В Америке есть поговорка:Обманешь меня однажды – позор тебе, обманешь меня дважды – позор мне.

Греция

Сможет ли Греция выжить без евро? Греция уже мертва, но Германия даже не беспокоится о том, чтобы похоронить мертвеца. Грекам говорят, что если они покинут зону евро и откажутся от выплаты долгов, государство потеряет доступ к мировым рынкам капитала. Реальность такова, что Греция уже не имеет доступа к мировым рынкам: никто не хочет одалживать трупу.

Есть путь назад через эту Реку Стикс. Но для этого не надо грести в сторону евро.

Есть ли жизнь после евро

Многие страны вполне обходятся без евро. Швеция, Дания и Индия просто великолепно себя чувствуют без евро – то же самое касается Турции, которой посчастливилось быть исключённой из евро-зоны. Пока турки держатся за лиру, даже помешанный на идеях пан-исламизма президент Турции Таип Эрдоган не может разрушить их экономику.

Может ли Греция обрушить евро? Для подражания есть счастливые примеры. Аргентина была накрепко приколочена к американскому доллару – так же, как сегодня Греция привязана к евро. В 2000-м году голодные и обозлённые аргентинцы восстали. В конечном счёте Аргентина сбросила диктатуру доллара, диктат МВФ, избавилась от угроз кредиторов и отказалась от обязательств по своим долларовым облигациям. Долгожданная свобода! Десять лет с тех пор аргентинская экономика стремительно росла. Да, сегодня Аргентину терзают финансовые стервятники, но только потому, что нация стала столь соблазнительно богатой.

Я был в Бразилии, когда президент Луис Инасиу Лула да Силва послал МВФ к чертям – и отверг приватизацию государственных банков и государственной нефтяной компании, отказался от сокращения пенсий и показал кукиш всем остальным любителям бессмысленных мер по затягиванию поясов. Вместо этого Лула учредил «Семейный Пакет» (bolsa familia), массовые выплаты национальной бедноте. И вот результат: Бразилия не только выжила, но и процветала во время мирового финансового кризиса 2008-2010 годов. Несмотря на давление, Бразилия никогда не упускала контроль над своей валютой. (Есть горькая ирония в том, что Бразилия только сейчас пошла неровной походкой. Вина за это полностью на совести преемницы Лулы, президента Дилмы Руссефф, начинающей отплясывать самбу мер жёсткой экономии).

Жёсткая экономия: Религия, а не экономика

Евро – это просто немецкая марка, с несколькими звёздочками на ней. Греция не может принять валюту Германии, не приняв немецкого министра финансов Вольфганга Шойбле как своего собственного.

Греция

А Шойбле постановил, что Греция должна быть наказана. Как обращает внимание мой земеля Пол Кругман, не существует заслуживающей доверия экономической теории, которая бы утверждала, что меры жёсткой экономии – а именно, сокращение правительственных расходов, урезание заработной платы и сокращение потребительского спроса – могут каким-либо образом помочь государству во время рецессии и дефляции. Вот почему в 2009-м Обама прописал возбуждающие, а не усыпляющие пилюли.

Но жёсткая экономия не имеет ничего общего с экономикой. Это религия: вера суровых немецких лютеран в то, что греки слишком много развлекались, тратили слишком много денег и слишком много загорали на солнце – и теперь греки должны заплатить за свои грехи.

Как ни странно, я слышу эту самобичевательную ерунду от самих греков: «мы слишком ленивы», «мы заслужили это наказание». Чепуха. Среднестатистический греческий рабочий нарабатывает за год часов больше, чем любой рабочий в 34-х странах Организации экономического сотрудничества и развития или, по крайней мере, в Германии.

Отец евро описывает своего «маленького ублюдка»

Лидер «Сиризы», Алексис Ципрас, хотел бы притвориться, что жёсткие меры экономии и евро – совершенно разные вещи, что можно жениться на красивой девушке  и не пригласить на свадьбу её уродливую сестру.  По-видимому, шеф «Сиризы» пребывает в блаженном неведении об истории евро. Кошмар мер режима жёсткой экономии не является следствием греческой расточительности, он был заложен в проекте евро с самого начала.

Это мне объяснил сам отец евро, экономист Роберт Манделл из Колумбийского Университета. (Я изучал экономику с приятелем Манделла Милтоном Фридманом.) Манделл не только изобрёл евро, он также является отцом экономической напасти времён Тэтчер и Рейгана – известной как «экономика предложения» – или, как назвал её Джордж Буш-старший, «вуду-экономики». Вуду-экономика предложения – это давно дискредитировавшая себя вера в то, что если государство уничтожит могущество профсоюзов, сократит налоги на бизнес, устранит государственное регулирование и предприятия с государственной собственностью, за этим непременно последует экономическое процветание.

Евро – всего лишь обратная сторона медали экономики предложения. Как это объяснил Манделл, евро – это метод, которым конгрессы и парламенты могут быть выдавлены из управления всей денежно-кредитной и фискальной политики. Надоедливая демократия удаляется из экономической системы.

«В отсутствие фискальной политики, – уверял меня Манделл, – для государства единственным способом сохранения рабочих мест остаётся конкурентоспособное сокращение правил, регулирующих бизнес».

Для того чтобы выжить в евро-экономике, Греция может лишь оживить занятость путём уменьшения зарплаты. Действительно, нынешнее мизерное сокращение безработицы свидетельствует о том, что греки постепенно соглашаются на удерживание зарплат на низком уровне за право подавать «Пина коладу» немцам по праздникам.

Утверждается, что Греция должна Германии, МВФ и Европейскому центральному банку за миллиарды, выделенные на экстренное финансирование. Чепуха. Ни один из миллиардов средств экстренной финансовой помощи не попал в греческие карманы. Все они пошли на поддержание «Дойче Банка» и других иностранных кредиторов. Европейские казначейства проглотили 90% облигаций своих частных банков. Европа вытащила Германию, не Грецию.

Тем не менее, Греция должна вернуть деньги Германии мистер Ципрас, если вы хотите продолжить использовать валюту Германии; и не иначе.

Греция: Голдман Сакс-ращение

Разорение Греции началось с тайных, мошеннических валютных сделок, замышленных десяток лет назад «Голдман Сакс» для того, чтобы скрыть греческий дефицит, превышающий определяемое правилами еврозоны 3-х процентное ограничение от ВВП. В 2009-м году, когда правда выползла наружу, держатели греческих долгов вдруг осознали, что их обманули. Поэтому покупатели этих греческих долгов потребовали ростовщического уровня процентных ставок (или, если угодно, повышенного «спреда») чтобы застраховать себя от мошенничества в будущем. Начисление этого премиального процента и поставило Грецию на колени. Иными словами, преступления, совершённые во имя того, чтобы присоединиться к зоне евро и остаться в ней, а не греческая расточительность, стали причиной кризиса.

США, Бразилия и Канада избежали депрессии, установив контроль над денежной массой, государственными расходами и курсами обмена валют – ключевыми инструментами, которые Греция отдала взамен за евро.

Что ещё хуже, после того как «троянский катафалк» въехал в Афины, туризм, основная отрасль экономики Греции, перетёк в Турцию, где плата за гостиницы и сувениры рассчитывается в дешёвых лирах. Это позволило безжалостному механизму снижения зарплат доктора Манделла, евро, сделать свою работу, вынудив Грецию лишить собственных работников пенсий и права голоса.

Греция упала на колени, лишённая выбора, – оставалось лишь молить Германию о пощаде.

Но милосердия не существует. Как настаивает немец Шойбле, демократия, выборы этой недели, – всё это ничего не значит.

«Новые выборы ничего не изменят в соглашениях с правительством Греции, – говорит он, – У греков нет альтернативы».

Эх, мистер Шойбле, она есть. Они могут попросить вас забрать своё евро и катиться к своей Меркель.

Об авторе:

Грегори Эллин Паласт (Gregory Allyn Palast) – популярнейший автор «Нью-Йорк Таймс» и журналист-фрилансер BBC и Guardian. (английская Вики).

http://polismi.ru/politika/evrosoyuz-titanik/972-troyanskij-katafalk.html