По мере того, как эпопея со сливом Донбасса движется к своему логическому завершению, укрохунта при поддержке Запада начинает наращивать давление на других проблемных для внешней политики РФ участках, стремясь не допустить медийного затухания антироссийской истерии. Но, похоже, общественность РФ, убаюканная пропагандистскими мифами ХПП, предпочитает не замечать того, как всех переигравшей стране расставляют новые ловушки и как она бежит к ним сломя голову, вовлекая страну в западню бесконечного унижения и капитулянства.

Москва так и не вынесла должных уроков из тех капканов, в которые уже завела её предательская политика Путина, – успеха Майдана, провала сопротивления в Новороссии и слива ЛДНР. А между тем, противник последовательно и методично использует в других болевых точках РФ те приёмы, которые уже доказали свою эффективность за прошедшие два года.

Ярким примером этого стала объявленная «Правым сектором» блокада Крыма для грузового транспорта. Мы остановимся на следующих аспектах происходящего.

1. Использование «тактики салями», т.е. постепенного наращивания давления вместо единовременного молниеносного удара

Вопреки радужным надеждам патриотов, слив ДЛНР не оборачивается прямой военной атакой на Крым, способной заставить российские элиты взяться за защиту национальных интересов. Вместо этого, хунта идёт по пути уже опробованной в Донбассе «тактики салями», попеременно усиливая отдельные формы невоенного давления и тем самым проверяя реакцию Кремля. Но Кремль в очередной раз проявляет последовательность в своей неадекватности. Даже на уровне экспертного сообщества никто не смог дать верную оценку объявленной блокаде, хотя предварительные планы на этом направлении хунтой никогда не скрывались и неоднократно оглашались публично.

Оптимистические и даже насмешливые отзывы о блокировании грузопотока правосеками и татарами на въезде в Крым, откровенное пренебрежение происходящим лишний раз подтверждает полную неготовность РФ к новому противостоянию ввиду непонимания ею происходящего. (Очень показательна эта статья газеты.ру с компиляцией успокоительных «экспертных мнений» о происходящем.)

Акцию правосеков оценивают изолированно, в качестве будто бы отдельно взятого «решительного шага» Украины по возвращению полуострова, направленного сугубо на внутреннюю аудиторию, после чего приходят к выводу о её незначительном эффекте и издевательски комментируют в духе «ну-ка, что там хохлы ещё придумают?». Никому и в голову не приходит оценить действо как шаг продуманной стратегии, доказавшей свою успешность на других фронтах.

Между тем, простое сопоставление происходящего с вехами восстания в Новороссии показывает, что блокада – составная часть метода постепенно сдвигающихся красных линий, вовсю используемого противником, что он не стесняется открыто признавать. Пока это оформлено как инициатива не украинского правительства, а действия частных лиц на свой страх и риск, причём блокада может оказаться неполной. Идёт прощупывание реакции, определение опытным путём дозволенной скорости дальнейшего зачморивания РФ.

Начинать с малого – именно то, что нужно, чтобы не нарваться ненароком на резкую реакцию. Точно так же в марте 2014 г. Билецкий со своими бандитами начал убивать харьковчан, застрелив «только» двух человек, а затем майдановские активисты и фанаты футбольных клубов устроили в мае сожжение русских активистов в Одессе.

Когда уважаемые киевские друзья-партнёры и лучшие шансы Украины убедились, что Эрэфия способна реагировать только озабоченностями, убийства мирных жителей поручили ВСУ. Последовала бомбёжка Луганска 2 июня «всего лишь» с несколькими жертвами, дальше больше и больше. На каждом отдельном этапе находились сторонники кремлёвского режима, которые рассказывали, что ничего особого по сравнению с предыдущим хунта пока не сделала, зато, как только и если перейдёт к прямому геноциду, массовым артобстрелам и убийствам, тогда уж Россия «не потерпит».

Реальность оказалась намного хуже. Единожды став на дорожку предательства, РФ не имела другой опции, кроме как предавать и дальше, по мере дальнейшего сдвигания красных линий. Почему Москва должна была вмешаться в украинские события после первых жертв, понятно, а вот почему она должна была вмешаться после того, как в очередной день убили только на несколько человек больше, чем накануне, – уже нет.

На данном этапе РФ «проглотила» очередной провокационный шажок Украины по возвращению Крыма. Ответственность за пробную акцию нарочито возложена на частных лиц, чтобы «киевские партнёры» были как бы не виноваты. Но уже сейчас стало ясно, что стратегия выбрана верно: Россия снова ушла в «грозное русское молчание» и покорно ждёт усиления нажима.

Дальнейшее давление на болевые точки позорного государства-фейка с центром в Москве тоже, скорее всего, будет развиваться постепенно, а не обрушиваться одним ударом. По крайней мере, до поры, до времени противнику и не выгодно сообщать кремлинам, что компромисса не будет. Так же как и элите невыгодно с ходу сообщать своему обывателю, что Крым придётся отдавать, – выгодней до последнего момента поддерживать иллюзию сохраняющегося шанса и подвести обывателя к поражению постепенно, чтобы он и сам дозрел до необходимости «сбросить обузу».

С Донбассом сработало очень даже неплохо. И вот уже деятели из «Азова», окрылённые безнаказанным успехом на границе Крыма, собрались блокировать Приднестровье, которое РФ даже и своей территорией не признаёт! Кремлю только и останется, что выражать озабоченности да побыстрее запихивать Приднестровье в Молдову, засылая для воздействия на непокорных «украинские ДРГ».

По этой причине необходимо не только с самого начала разоблачать безволие обделавшейся кремлёвской верхушки и российского общества, со спокойным цинизмом и чистой совестью приступивших к сдаче Крыма, а запоминать и записывать дурачков и пропагандонов, носящихся с идиотскими воплями «нам блокада нипочём». Блокада – это акт войны. Отреагировать на эти действия озабоченностью из одних уст и бахвальством из других – точно так же работать на сдачу Крыма, как до этого работали на сдачу Харькова и Одессы.

2. Задействование негосударственных акторов

К «тактике салями» примыкает следующий элемент избранной на Украине и Западе стратегии возвращения Крыма – широкое использование негосударственных игроков для достижения нужной цели. Тема разобрана в этом посте, мы же добавим только, что полтора года, прошедшие с начала восстания, позволяют сделать отдельный вывод о способностях России вести не только «обычную» войну, но и «гибридную» – тот самый формат, на который прокремлёвские пропагандисты возлагают большие надежды.

В области гибридной войны Украина шагнула далеко вперёд РФ. У неё в наличии целый арсенал негосударственных методов воздействия на противника и на ход войны, от «онижедетей» до правосеков, как то «волонтёры», «добровольцы», «возмущённая общественность» – и всего этого на порядок больше, чем у РФ (напротив, Кремль всячески борется с любой негосударственной инициативой). И это даёт немалые возможности для давления, но давления гибкого, не ограниченного рамками политических или юридических обязательств государств и поэтому не влекущего аналогичной ответственности.

Скорее наоборот, ссылаясь на «неподконтрольные группы» или «настроения общественности» можно легко принудить противника к новым уступкам, особенно в ситуации, когда последнему очень нужно достичь хотя бы формального компромисса. А невозможность идти на ответные уступки обосновывается их неприятием собственной «общественностью».

При этом «неподконтрольные группы» ipso facto наделяются политической субъектностью, которая, с одной стороны, позволяет им и дальше пользоваться некоторой степенью автономности от политического руководства страны, а с другой, даёт руководству возможность отмежеваться от тех или иных действий «свободных радикалов» или даже, в случае необходимости, создать видимость их «зачистки», но зачистки специфической, без ликвидации этого инструмента как такового, а сводящейся к показательному устранению некоторых наиболее одиозных или опасных для власти фигур либо задвиганию в тень отдельных проектов-вывесок с параллельным продвижением других. При этом ни идеология, с которой они выступают, ни совершаемые ими гнусности открытому осуждению не подвергаются. А другая сторона может нейтрализовать их напрямую только путём прямого вмешательства в дела «братского народа» и вступления в открытый конфликт.

Что касается РФ, то из всего арсенала негосударственных игроков в её распоряжении имеются только приснопамятные «зелёные человечки», правда, после того, как Путин открыто признал, что под их видом действовали военнослужащие РФ, этот инструмент уже нельзя задействовать с такой же лёгкостью, как в Крыму.

Наоборот, появление любых вооружённых людей в камуфляже без опознавательных знаков теперь сразу рассматривается как «вторжение РФ». И в плане внутреннего предохранителя от нежелательных уступок этот инструмент Кремль тоже использовать не может – после месяцев обработки общественного мнения методами массированной пропаганды и уничтожения на корню любых попыток проявления гражданской инициативы, ссылаться на неприятие тех или иных уступок внутренней общественностью уже не получится. Изображать «сопротивление общественности» в России банально некому.

Одним словом, постепенно известные широкой публике методы Шарпа из сугубо внутриполитической сферы успешно перетекают в сферу межгосударственных отношений, и Москва ничего не может и при нынешнем режиме не сможет этому противопоставить.

3. Применение на начальных стадиях реализации «тактики салями» абсурдных, почти гротескных форм давления, создающих впечатление несерьёзности происходящего

Создание флёра несерьёзности – часть тактики салями и шарповских методов. Несерьёзность необходима в качестве дополнительной зацепки, чтобы обезопасить себя от серьёзного ответа. Неспроста даже номинально самые высокопоставленные деятели хунты неоднократно бросались несуразными, провокационными, воинственными заявлениями, в реальность которых человеку в здравом уме трудно поверить. Ну кто будет всерьёз рассуждать о восстановлении ядерного статуса Укры, намерениях построить «самую сильную армию Европы», планах захватить Кубань и Ростов, дойти до Москвы?

Даже если эти угрозы озвучивались первыми лицами, облечёнными всей полной власти, в самой Москве они воспринимались как игра на публику, особенности внутриполитической конкуренции в Киеве или перегибы «партии войны».

Однако многие подобные заявления были подкреплены дальнейшими действиями в правовом или практическом поле, переводящими их из разряда немыслимых хотелок в стратегическую или тактическую перспективу. К примеру, фейковый трибунал по «Боингу», идею которого прошлым летом отметали как заведомо абсурдную, уже выносится на рассмотрение Совбеза ООН.

В свою очередь, кремлёвский режим в этом плане выносится только на всемирное посмешище действиями своих не в меру ретивых, но абсолютно недееспособных представителей. Попытки сформулировать «наш ответ Чемберлену» в аналогичном несуразном ключе, скопировав абсурдную манеру заранее выбранных клоунами украинских деятелей, выдают лишь скудоумие их инициаторов. Чего стоит бредовая инициатива Нарышкина принять постановление Госдумы об аннексии ГДР Западной Германией! А о бесчисленных уголовных делах, возбуждаемых СК РФ с огромной помпой, и говорить нечего. Их фейковость стала очевидной ещё прошлым летом, когда все поняли, что никаких действий за этим не последует. Но СК в режиме бешеного принтера продолжает штамповать обвинения, докатившись до бездоказательных обвинений Яценюка в участии в первой Чеченской войне.

Единственным относительным успехом Кремля на этот поприще можно считать назначение на пост пресс-секретаря МИДа фееричной идиотки Марины Захаровой, очевидно, в попытке симметрично ответить на выпады туповатой Псаки. Но результат уже превзошёл ожидания: новая пресс-секретарь успела не только поразить феноменальной глупостью, но и выдать главную гостайну кремлёвской внешней политики «у РФ нет концепции»!

4. Своевременное и упреждающее реагирование на использование аналогичных методов другой стороной

Мастерство ведения гибридной войны состоит не только в том, чтобы использовать смешанные негосударственные инструменты самому, но и в том, чтобы не позволять применять их против тебя. Пропустив первый ход РФ на этом поле в Крыму, хунта в дальнейшем крайне жёстко реагировала на любые, даже ненасильственные акции против неё в Новороссии, вопя на весь мир об агрессии РФ, когда никакими отпускниками ещё и не пахло. Всю ответственность за действия ополчения хунта сразу возложила на Москву, которая, со своей стороны любезно вошла в положение дорогого партнёра Пети, признав, что его миротворческим усилиям препятствуют зловредные «радикальные силы».

Отказываясь трактовать действия этих самых сил по блокаде Крыма как агрессию Укры, возлагать на неё ответственность и требовать пресечения безобразия, Москва тем самым лишает себя возможности выдвигать аналогичные требования в дальнейшем, когда «радикальные силы» перейдут к более энергичным мерам воздействия – энергетической блокаде и внутренней дестабилизации Крыма, а возможно, и воздействия на Приднестровье.

* * *

Таким образом, самые первые шаги Укры по возвращению Крыма заставляют серьёзно пересмотреть наше прежнее представление, что рано или поздно противостояние двух недогосударств непременно примет характер Армагеддона, который мобилизует Россию. Есть не только другой путь принуждения Москвы к новому мегапредательству, но он ещё и наиболее вероятен, поскольку наиболее комфортен, безболезен и безопасен для всех задействованных в торге сторон.

Вместо последовательного решения вопросов по Донбассу и Крыму скоротечными атаками, Укрой и Западом выбрано постепенное параллельное давление, которое ускорит получение конечного общего результата.

До конца срока Обамы Кремль должен сдать все оставшиеся позиции в СНГ, с тем чтобы новая администрация могла сосредоточиться на внутреннем переформатировании РФ. Воспрепятствовать такому развитию событий мог бы только принципиально новый фактор – действия вопреки планам каких-то сил, не входящих в список участников нынешнего торга.

http://miguel-kud.livejournal.com/115666.html