В конце XVIII — начале XIX столетий Россия и Франция оказались втянуты в серию кровопролитных конфликтов. Причём обе великие державы не имели общих границ и серьёзных противоречий, которые было необходимо решать оружием. Русские и французские солдаты убивали друг друга на просторах Европы — от Ионических островов и Италии до Голландии и Германии. Эти войны завершились только в 1815 году, когда Наполеон Бонапарт потерпел окончательное поражение. Что интересно, многие видные французские и русские полководцы и государственные деятели, включая Наполеона, Павла Петровича и Кутузова, понимали всю глубину стратегической ошибки, но сделать с этим ничего не смогли. Россия и Франция не выиграли от этого противостояния, потеряв драгоценное время, силы, ресурсы и людей.

Но нельзя сказать, что на политической арене не было игрока, который бы получил из этого противостояния огромного выигрыша. Все дивиденды от этой борьбы достались Англии. Россия сковала основного геополитического противника Англии на тот момент — Францию. Париж не смог решить задачи объединения Западной Европы и постепенно утратил самостоятельность во внешней политике, «играя» за англичан. Итоги для Франции были печальными — бесполезная Восточная (Крымская) кампания, тяжелейшие потери в Первой мировой войне, бесславный крах во Второй мировой войне и постепенная деградация в новейшее время. Лондон переиграл Париж в тяжелой борьбе конца XVIII — начала XIX столетий. И главным козырем британцев в этой борьбе выступила Россия. Русские солдаты усеяли поля Западной Европы своими костями и подорвали потенциал Франции.

Анализ стратегии действий
британского военного ведомства
в статье

Природа британских военных операций

К сожалению, русские правители, и особенно Александр I, оказались не на высоте положения. Они втянули Россию в чужую игру. Борьба России с Францией не отвечала русским национальным интересам. России было выгодно противостояние по линии: Франция — Англия и Франция — Австрия, Пруссия. Эта борьба обескровливала Западную Европу — на тот момент главного геополитического противника России, давала время Петербургу на то, чтобы сосредоточиться на внутреннем развитии, освоении уже имеющихся огромных территорий (для того, чтобы включить в свою сферу влияния новые регионы на Юге и Дальнем Востоке). В реальности же русские стали пушечным мясом Англии.

Революция во Франции и грандиозные восточные планы Екатерины II

В 1789 году во Франции произошла революция. Она привела к крупнейшей ломке и переустройству социально-политической системы Франции. Старый порядок был почти полностью сломан, Франция из монархии стала республикой. Позднее монархию не раз восстанавливали, но в целом социальная и политическая система французского государства претерпели сильную трансформацию. Длительный процесс переустройства Европы вышел на новую стадию.

Франция была далеко, и внутренние события в этом государстве практически никак не задевали Россию. Торговать можно было как с монархией, так и с республикой. Однако российская императрица Екатерина II отреагировала на это событие чрезвычайно болезненно. Она была крайне возмущена событиями во Франции. Её гневные слова быстро разлетелись по всей Европе. Она называла депутатов Национального собрания интриганами, недостойными этого звания «канальями», которых можно сравнить с бунтовщиками Пугачева. Более того, российская императрица призвала к интервенции, выступив как один из инициаторов антифранцузской коалиции: «Ослабление монархической власти во Франции подвергает опасности все другие монархии. С моей стороны я готова воспротивиться всеми силами. Пора действовать и приняться за оружие». Екатерина даже начала финансирование наемной армии, которую создавали французских эмигрантов и контрреволюционного дворянства.

Как Гитлер брал пример с англичан
подробнее в статье

Британские корни немецкого нацизма

С другой стороны, Екатерина Алексеевна явно хитрила. Она не была высокого мнения о Людовике XVI: «Он всякий вечер пьян, и им управляет, кто хочет». К тому же российская императрица понимала выгоду вмешательства Вены и Берлина в дела Франции. 4 декабря 1791 года императрица говорила своему секретарю Храповицкому: «Я ломаю себе голову, чтобы подвинуть венский и берлинский дворы в дела французские… ввести их в дела, чтобы самой иметь свободные руки. У меня много предприятий неоконченных, и надобно, чтобы эти дворы были заняты и мне не мешали». Петербургу было выгодно отвлечь Вену и Берлин от польских дел. Австрию необходимо было отвлечь от Балканского полуострова и будущего Османской империи. У Екатерины имелись обширные планы по поводу будущего османских территорий. В частности, предполагалось полностью изгнать османов из Европы, воссоздать Византийскую империю — под протекторатом России.

Летом 1792 года австро-прусские войска вторглись во Францию. Начался период «революционных войн». В рядах врагов Франции были не только Австрия и Пруссия, но и Англия, Испания, Португалия, Сардиния, Нидерланды. Всё внимание Западной Европы было приковано к этой войне. А в это время Россия готовилась к решающему броску на Царьград. Лучшие силы армии и флота стягивались не на запад для похода во Францию, а на юг. В 1793 году с Балтийского флота на Черное море перебросили 145 офицеров и 2 тыс. матросов. На верфях Херсона и Николаева заложили 50 канонерок и 72 гребных судна различных классов (они нужны были для транспортировки десанта и различных грузов). К навигации 1793 года на черноморском флоте было 19 кораблей, 6 фрегатов, 105 канонерских лодок и 25 морских лодок черноморских казаков. В указе о приготовлении Черноморского флота говорилось: «Чесменским пламенем Царьградские объять может стены» (в Чесменском сражении 1770 года русский флот практически полностью уничтожил или захватил корабли османского флота). В начале 1793 года в Херсон прибыл новый главнокомандующий — Александр Суворов. В санкт-петербургском монетном дворе мастер Т. Иванов в тайне отчеканил медали, на одной стороне которых была изображена императрица, на другой — пылающий Константинополь, падающий минарет с полумесяцем и сияющий крест в облаках.

Осуществить операцию по захвату Константинополя и проливов не удалось из-за дел со Вторым разделом Речи Посполитой (1793), а затем польского восстания 1794 года и Третьего раздела Речи Посполитой (1795). Екатерина была вынуждена отложить восточные планы, Суворов был направлен для борьбы с поляками. Однако Екатерина Алексеевна не забыла про свои планы. В 1796 году начался Персидский поход (Наказание "немирной" Персии — поход 1796 года). Войска под началом Валериана Зубова захватили Дербент, Баку, успешно продвигались в глубь Персии. Дорога на Южный Азербайджан и Тегеран была открыта. Казаки Платова проводили дальнюю разведку. В целом Персидская кампания была выигранной. Персы сдавали одну территорию за другой, сопротивление было минимальным. На долгосрочную перспективу открывалась возможность выхода русских к Индийскому океану. На 1797 год была запланирована другая операция: Зубов должен был двинуть войска на Константинополь через Анатолию. Одновременно русские войска под началом Суворова должны были совершить на Царьград бросок через Балканы, а Черноморский флот под началом Ушакова провести Босфорскую десантную операцию. Этим планам не суждено было сбыться ввиду смерти императрицы.

Этнопсихология англоговорящих стран
в статье:

Национальный характер англосаксов
а также в статье:
Этнолог об англичанах

Во времена Екатерины началась разработка плана похода в Индию. В 1791 году французский эмигрант маркиз де Сент-Жени предложил российской императрице план похода в Индию через Бухару и Кабул. Местом сосредоточения русских войск должен был стать Оренбург. Екатерина Алексеевна должна была издать манифест о восстановлении империи Великих Моголов. План не был реализован, но вызвал большой интерес у императрицы.

Одновременно Петербург предпринимал усиленные маневры по дезинформации европейских держав. Екатерина публично сколачивала коалицию для борьбы с французскими якобинцами, устраивала публичные истерики по поводу казни французских монархов. Для отвлечения Англии в феврале 1795 года в Петербурге был подписан союзный оборонительный русско-английский договор о взаимопомощи в случае войны с неназванным врагом. По нему Петербург обязался выставить для Англии в случае её войны с одной из европейских держав 12-тыс. корпус (10 тыс. пехоты и 2 тыс. кавалерии). Англия обещала ежегодную денежную помощь в 0,5 млн. рублей и продовольственно-вещевое содержание русских войск. Собиралась ли Екатерина выполнить этот договор, неизвестно, но в любом случае корпус из 12 тыс. солдат для Российской империи тогда имел незначительное значение. В войнах против Турции действовали намного более мощные военные соединения. Кроме того, в начале навигации 1795 года Екатерина отправила в Северное море эскадру вице-адмирала Ханыкова в составе 12 линейных кораблей и 8 фрегатов. Эта эскадра должна была охранять купеческие корабли и блокировать побережье Голландии. В 1796 года часть кораблей эскадры под началом Ханыкова вернулась на Балтику, лучшие корабли под началом контр-адмирала Макарова остались у берегов Англии. Русский отряд принял участие в подавлении восстания британских моряков. За это британский король Георг III наградил Макарова золотой шпагой, а император Павел — орденом св. Анны 1-й степени.

Политика Павла Петровича

В конце 1795 года между Россией, Англией и Австрией был заключен тройственный союз против Франции и в России начали готовить экспедиционный корпус. Однако смерть Екатерины коренным образом изменила политику России. Император Павел I не стал посылать экспедиционный корпус в помощь Австрии, а своим союзникам заявил, что Россия истощена предшествующими войнами. Россия вышла из антифранцузской коалиции. Первоначально император Павел хотел вести мирную политику и ограничить военные успехи Франции с помощью дипломатических мер. Павел Петрович прекратил подготовку Босфорской операции, отозвал экспедиционный корпус Зубова из Персии, вывел эскадру Макарова из Средиземного моря. Павел I критически оценивали принципы Екатерины во внешней политике, и решил пересмотреть их коренным образом.

Истоки расизма в среде англоязычных народов
в статье:
Корни английского расизма
а также в статье:
Английский геноцид ирландцев

В первые месяцы своего правления новый император внимательно наблюдал за событиями в Европе, стараясь не вмешиваться в них. В 1796-1797 гг. наметился серьёзный успех Франции. Талантливый французский генерал Наполеон Бонапарт провел блестящую Итальянскую кампанию. Австрийские армии одна за другой были разгромлены и 17 октября в Кампо-Формио был заключён мир Франции с Австрией, закончивший Войну Первой коалиции. Франция вышла полной победительницей, хотя Англия продолжала воевать. Австрия отказалась от Нидерландов, признала границей Франции левый берег Рейна. К Франции отходили Ионические острова. Вассалами Франции стали Цизальпинская республика и Лигурийская республика. Австрия в качестве компенсации получила город Венецию и венецианские земли на левом берегу реки Адидже, а также венецианские владения в Истрии и Далмации.

Павел к этой победе Франции отнесся спокойно. Когда австрийский посол Кобенцель дал понять, что перемирие Австрии и Франции можно ещё нарушить, если Петербург окажет военную помощь Вене. Российский император пожал плечами и сказал: «Вы ещё недостаточно терпели поражений?» Однако в это время вокруг российского императора начали закручивать интригу, которая должна была сделать Россию врагом Франции. К Павлу прибыл представитель французских эмигрантов и попросил убежища, взывая к милосердию русского государя. По условиям мира, Австрия уже не могла держать на своей территории французские эмигрантские отряды, которыми командовал принц Луи-Жозеф де Бурбон-Конде. «Русский Дон-Кихот», как называл Павла Наполеон, без всяких сомнений пригласил французов в Россию. Французские отряды были дислоцированы в Подолии и на Волыни. Принц Луи Конде, его сын и внук были приветливо встречены в Петербурге. Претендент на французскую корону граф Прованский (Людовик XVIII) поселился в Митаве и получил пенсию в 200 тыс. рублей.

Одновременно был сфабрикован заговор поляков в Вильно, которых якобы поддерживали французы. Серьёзного заговора не было, но он вызвал сильное раздражение Павла. Большую роль во втягивание России в войну с Францией сыграли и мальтийские рыцари. Павел, разделяя рыцарские идеалы чести и славы, в 1797 году объявил себя защитником древнейшего Мальтийского ордена (продолжал традиции госпитальеров). В 1798 году Наполеон по пути в Египет захватил Мальту. Павел Петрович предоставил рыцарям убежище в Санкт-Петербурге и 16 декабря 1798 года был избран великим магистром Мальтийского ордена (Великий магистр ордена св. Иоанна Иерусалимского). В России учредили орден Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийский крест), который в правление Павла считался высшим знаком отличия, жалуемым за гражданские и военные заслуги. Павел издал указ о принятии острова Мальта под защиту Российской империи. Остров Мальта должен был быть стать губернией России. На нём предполагалась создать военно-морскую базу для обеспечения интересов России в Средиземноморье и Южной Европе.

Истоки и причины жестокости британской политики
в статье:

Преступления английского капитализма

Таким образом, различные субъективные факторы заставили Павла Петровича начать войну с Францией. Мальту, которая не была издревле русской территорией, нельзя было назвать землей, ради которой стоило начать кровопролитную войну с французами. Россия могла легко присоединить намного более обширные территории на юге и востоке, причем без войны и особых усилий.

Война с Францией

В августе 1798 года русская эскадра под началом Ушакова — 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и другие корабли, — двинулась к Босфору. Осенью 1798 года русские корабли прошли через Босфор и Дарданеллы, вошли в Средиземное море, а затем в Адриатическое, где во взаимодействии с турецким флотом начали операцию по захвату Ионических островов. Российский император решил не ограничиваться посылкой русской эскадры в Средиземное море и 18 декабря 1798 года Петербург заключил предварительное соглашение с Лондоном о восстановлении союза. Россия обязалась отправить в Европу для военных действий 45-тыс. армию, а Англия со своей стороны соглашалась предоставить единовременную денежную субсидию в 225 тыс. фунтов стерлингов и выплачивать ежемесячно 75 тыс. фунтов стерлингов. Интересно, что европейцы требовали у России не только солдат, но и полководца — Суворова. В конце 1798 года послы Англии и Австрии практически ультимативно потребовали назначить Александра Суворова командующим русскими войсками, которые будут направлены против Франции.

Кроме посылки эскадры Ушакова в Средиземноморье, русские корабли были направлены в Северное море на помощь британскому флоту. В апреле 1798 года Макаров получил приказ с 5 линейными кораблями отправиться на соединение с англичанами. В июне эскадра была в Копенгагене, в июле соединилась с английской эскадрой. Затем эскадру Макарова усилили, доведя её состав до 18 линейных кораблей, 10 фрегатов. Прибыли эскадра Чичагова из Балтики и отряд Баратынского из Архангельска. Оба соединения испытали серьёзные трудности во время перехода, почти все корабли получили более или менее серьёзные повреждения. Русские корабли вернулись на родину к сентябрю 1800 года.

По приказу российского императора был сформирован 17,5-тыс. корпус под началом генерала Германа фон Ферзена для высадки в Голландии. Он должен был совместно с английскими войсками отбить у французов завоеванную ими Голландию и восстановить там прежнюю власть принцев Оранских. Голландская экспедиция 1799 года закончилась полным провалом. Местные условия способствовали обороняющейся стороне, у французов и поддерживающих их голландцев имелось много хороших оборонительных позиций, местность была весьма затруднительной для наступательных действий. Осенняя непогода ещё более ухудшила ситуацию, затопив низменности и превратив их в топи. Русский экспедиционный корпус не был единым целым — не только дивизии и бригады были сформированы перед самой посадкой на корабли, но даже отдельные сводно-гренадерские батальоны солдат из людей различных частей. Командиры не знали своих подчиненных. Обозов не было, лошадей не привезли, кавалеристы оставались спешенными, большие трудности были с перевозкой орудий. Большие проблемы были со снабжением войск. Во время сражения русские и английские войска действовали разрозненно, одновременного удара не получилось. В результате сражение при Бергене завершилось поражением русских и англичан, генералы Герман и Жеребцов попали в плен. Оставшиеся силы, с разрешения французского генерала Брюна, были эвакуированы. Из провальной экспедиции пользу извлекла только Англия, англичане смогли захватить голландский флот.

Действия эскадры Ушакова на Адриатике и армии Суворова в Италии были намного более успешны. Русские моряки под началом Ушакова при поддержке османов заняли ионические острова Китиру, Закинф, Кефалонию и Лефкас, взяли штурмом мощную крепость Корфу. Затем русские морские десантники успешно действовали в Южной Италии. Суворов разгромил французские войска в Северной Италии, совершил удивительный Швейцарский поход. Подвиги были блестящими. Ушаков, Суворов, русские солдат и матросы в очередной раз показали миру удивительные боевые качества русского человека. Однако с точки зрения национальных интересов России — это была пустая трата сил. Русские воевали за чужие интересы. Все выгоды получали Лондон и Вена.

Разрыв России с прежними союзниками и мир с Францией

Постепенно Павел Петрович осознал всю глупость затеянной им войны против Франции. Австрийцы и англичане использовали русских как пушечное мясо, решая свои национальные задачи. К осени 1799 года в Вене и Лондоне решили, что кампания выиграна, и поспешили лишить русских лавров победы. В этом причина уже ненужного броска войск А. Суворова в Швейцарию, хоты было бы разумнее оставить их в Италии и начать подготовку для удара по Франции.

Что интересно, успехи Суворова в Италии в некотором отношении спасли Наполеона от признания в поражении. Англичане уничтожили французский флот в Абукире и лишили французскую армию в Египте связи с метрополией (Битва за пирамиды. Египетский поход Бонапарта). Египет не имел промышленности, которая бы могла снабдить французскую армию всем необходимым, к тому же теперь прекратился подвоз подкреплений. У армии Наполеона оставалось совсем немного времени, затем надо было сдаваться англичанам и туркам. Наполеона ждала позорная капитуляция. После тяжелых поражений французских войск в Италии, Наполеон смог фактически бросить армию в Египте (по своей инициативе, дезертировав), и вернуться во Францию. Французский народ, утомленный воровством и болтовней правящей верхушки, войной, раздраженный поражениями, опасаясь вторжения армии Суворова, принял захват власти Наполеоном на ура.

Наполеону трудно отказать в наличие стратегического мышления, он сразу обратил внимание на всю нелепость ситуации: Россия воевала со страной, не имеющей с ней общей границы и вообще предметов спора, если не считать взглядов на форму правления. Едва лишь получив полномочия первого консула, Наполеон поставил в качестве важнейшей внешнеполитической задачи правительства сближение с Россией. «Мы не требуем от прусского короля ни армии, ни союза; мы просим его оказать лишь одну услугу — примирить нас с Россией, — писал великий француз в январе 1800 года. Те же самые мысли пришли в голову и Павлу. На донесении от 28 января 1800 года русского посланника в Берлине Крюднера, сообщавшего о шедшем через Берлин французском зондаже о возможном мире с Россией, российский император написал: «Что касается сближения с Францией, то я бы ничего лучшего не желал, как видеть её прибегающей ко мне, в особенности как противовесу Австрии».

5 сентября 1800 года французы капитулировали перед англичанами на Мальте. Петербург немедленно потребовал от Лондона согласия на высадку на Мальте русских войск. Лондон промолчал. В ноябре Павел наложил секвестр на британские товары в русских лавках и магазинах, запретил продажу британских товаров в России, остановил долговые платежи британцам, назначил чиновников для ликвидации долговых расчетов между русскими и английскими купцами. Дипломатические отношения между державами были прерваны. 4—6 декабря 1800 года был оформлен союзный договор между Россией, Пруссией, Швецией и Данией. В отношении Англии была провозглашена политика вооружённого нейтралитета, возобновлявшая в более широких размерах систему 1780 года. Ситуация шла к войне между северными державами и Англией. Английское правительство дало разрешение своим кораблям захватывать суда, принадлежащие государствам враждебной коалиции. В ответ на эти действия датчане заняли Гамбург, а пруссаки — Ганновер. Союзники наложили эмбарго на экспорт товаров в Англию (ещё до блокады Наполеона), и в первую очередь зерна, в надежде на то, что недостаток хлеба сделает Англию более дружелюбной. Многие порты в Западной Европе были закрыты для английских судов.

Лондон попытался применить провокацию. Английский посол во Флоренции посетил русского посланника Моцениго и сообщил, что Англия не имеет никаких видов на Корсику и что, по его мнению, «завоевание Корсики имело бы большое значение для его императорского величества». Таким образом, Лондон предлагал Петербургу заменить Мальту на Корсику. А с учётом того факта, что Корсика была родиной Наполеона, провокация приобретала ещё более негативный оттенок. Понятно, что Павел Петрович на столь грубую провокацию не поддался.

Павел не смог сразу установить прочные союзнические отношения с Францией. В России имелась сильная антифранцузская партия. Влиятельные круги, включая фигуру вице-канцлера графа Никиты Панина, последовательно и настойчиво придерживались идеи сотрудничества только с «легитимной» династией, всякая иная Франция для них была «нечестивой», рассадником «социального зла». Это мнение было столь традиционным и естественным для внешней политики Петербурга, что даже «рыцарь на троне» Павел вынужден был с ним считаться. Высказанное им в январе 1800 года пожелание сблизиться с Францией надолго повисло в воздухе, более того, в феврале было отклонено предложение Пруссии о посредничестве в переговорах с французами.

В то же время в России росло понимание, что новое французское правительство сильнее, энергичнее старой монархии, и имеет сильную поддержку в народе. Это понимание было и у великого русского полководца Александра Суворова, который не раз повторял, что вступление интервентов в пределы Франции вызовет сильнейшее сопротивление со стороны народных масс, и новая французская республиканская армия не пожелает восстановления старого правительства. Поэтому идея восстановления монархии так и останется на бумаге и в «разглагольствованиях эмигрантов-проходимцев и в голове политических мечтателей», пока её не поддержит армия.

В июле французский министр иностранных дел Талейран, с ведома Наполеона, направил Панину послание. В нём он отмечал, что «англичане и австрийцы обязаны всеми своими успехами содействии русских войск» и предлагал безвозмездно и без всяких условий возвратить всех русских пленных — около 6 тыс. человек, с оружием, новым обмундированием, со всеми знаменами и воинскими почестями. Это был весьма благородный и эффективный политический ход. Павел его должен был оценить по достоинству. За вторым ходом последовал второй сильный ход — Талейран говорил о готовности французов защищать Мальту от англичан. В переговоры вводилась тема общности интересов двух великих держав. Петербург воспринял предложение о передаче пленных с большим удовлетворением. Из Петербурга в Париж отправился генерал Спренгпортен. Официально он должен был решать вопросы с передачей пленных. Скрытой стороной его миссии было налаживание дружеских отношений между Россией и Францией. Французы всё хорошо поняли, и генерал был принят в великим почетом. В Берлине с ним беседовал Бернонвилль, в Брюсселе — Кларк, в Париже — Талейран и Наполеон.

 

Наполеон в тот момент реалистично и трезво оценивал международную обстановку и говорил Спренгпортену, что Франция и Россия «созданы географически, чтобы быть тесно связанными между собой». 9 (21) декабря 1800 года Наполеон написал первое прямое обращение к Павлу, в нём он предлагал мир. Расчёт Наполеона был прост и разумен, из трех лидирующих в мире держав — Англии, Франции и России первые были разделены непреодолимыми противоречиями (кто-то должен был уступить роль «первой скрипки»). Интересы англичан и французов сталкивались от Бельгии и Голландии до Египта и далеких африканских, американских и азиатских территорий. Почти в любом уголке мира интересы двух великих европейских держав сталкивались. За ожесточенной политической борьбой скрывалось и экономическое соперничество, две наиболее развитые западные державы стремились добиться полного превосходства. Между Францией и Россией таких противоречий на тот момент не было. Экспансия России и Франции шли в целом в различных направлениях. Россия была заинтересована в различных европейских делах, но коренных противоречий с Францией не имела. Все противоречия можно было решить к обоюдной пользе. Поэтому Наполеон был абсолютно прав в этот исторический период, когда говорил: «Союзницей Франции может быть только Россия».

В России наиболее разумные люди это тоже понимали. Однако Павлу пришлось преодолеть мощное сопротивление врагов этого союза — как внутренних, так и внешних. В сентябре 1800 года Панин подал императору записку, в которой доказывал, что долг и интересы России требуют немедленной военной помощи Австрии. Эту же линию гнули С. Воронцов, братья Зубовы, связанные с английским послом Уитвортом. Австрийский дом, проигрывая войну Наполеону, развернул широкую дипломатическую кампанию, добываясь «восстановления доброго согласия» между Россией и Австрией, «тесного союза двух императорских дворов». Активно сопротивлялись возможному сближению Парижа и Петербурга французские эмигранты. Лондон также не отказывался от надежд удержать Россию в сетях антифранцузской коалиции, пользуясь её военными ресурсами.

Но все эти дипломатические потуги остались безрезультатными. 18 (30) декабря 1800 года Наполеон обратился с прямым письмом к Павлу, фактически это означало установление мира между двумя державами и признание власти Наполеона. Павел писал: «Я не говорю и не хочу пререкаться ни о правах человека, ни о принципах различных правительств, установленных в каждой стране. Постараемся возвратить миру спокойствие и тишину, в которых он так нуждается». Фактически российский государь провозглашал принцип невмешательства во внутренние дела. Наполеон согласился с этим без возражений. Павел, согласившись на переговоры с Наполеоном, фактически отверг принцип легитимизма, который Россия с таким жаром ранее отстаивала. Это было вполне логичное решение, так как бывшие союзники России — Австрия и Англия сами первыми нарушили этот принцип. Австрийцы захватили отвоеванный русским оружием Пьемонт, поправ права сардинского короля, а британцы захватили никогда им не принадлежавшую Мальту, нарушив права Мальтийского ордена и лично оскорбив российского императора, бывшего законным главой этого ордена. России пришлось заплатить дорогу цену, прежде чем пришло понимание, что русские сражались за чужие, корыстные интересы. Резко изменив внешнеполитический курс, император Павел отверг и программу Панина, который отстаивал необходимость союза с Австрией и Англией, и сместил его с поста вице-канцлера.

Россия и Франция быстро шли к стратегическому союзу. При существенных различиях по форме правления и идеологии и Наполеон, и Павел обладали стратегическим, глобальным мышлением, строили грандиозные планы на будущее. Фаворит императора Павла и руководитель внешней политики России граф Фёдор Ростопчин считал, что союз с Францией приведёт к разделу Османской империи, при участии Австрии и Пруссии. Наполеон рисовал ещё более грандиозные планы, мечтая походах в Ирландию, Бразилию, Индию и т. д.

Отношения между Россией и Англией после захвата англичанами Мальты продолжали ухудшаться. В феврале Наполеон отдал приказ изучить возможность совместного русско-французского похода в Индию. Павел даже опередил Наполеона, он в январе предложил Наполеону «предпринять или по крайней мере произвести что-нибудь на берегах Англии» и отправил атаману Войска Донского Орлову начать поход в Индию. Казакам поручалось разорить все английские заведения, освободить местных владетелей от власти англичан. Индия должна была войти в русскую сферу влияния. Донское войско выставило более 22,5 тыс. человек при 12 орудиях и 12 единорогах. Экспедиционный корпус успел пройти от Дона 700 верст, когда получил известие о гибели государя и отмене похода. Поход был плохо организован, но был весьма показательным уроком для Лондона. Англичане поняли, что достаточно одного приказа русского царя — и русские войска займут Индию. С учётом ненависти местного населения к англичанам, задача была вполне выполнимой.

В январе же британское правительство отдало приказ захватить все русские, шведские и датские суда в своих портах. Началось формирование Балтийской эскадры из 20 линейных кораблей, 5 фрегатов, 7 бомбардирских кораблей и 21 других кораблей. Главой эскадры стал адмирал Гайд-Паркер, вторым флагманом вице-адмирал Нельсон. Узнав о приготовлениях англичан, А. Ф. Крузенштерн предложил адмиралу Рибасу «для обуздания Англии» немедленно сформировать отряд из легких и быстрых кораблей и отправить его к Азорским островам, чтобы перехватывать крупнее суда и топить мелкие. Англичане решили нанести удар по Дании, участнице блокады Англии, до того как растают льды Балтийского моря и русский флот выйдет со своих баз в Кронштадте и Ревеле, сможет оказать помощь датчанам. Датскому правительству был послан ультиматум с требованием выхода из союза с Россией, Пруссией и Швецией. Дания ультиматум отклонила. 2 апреля 1801 года английский флот (20 линейных кораблей и 5 фрегатов) атаковал датские корабли (7 линейных кораблей и 24 других), поставленные на якорь вдоль побережья, и береговые батареи. Часть датских кораблей была уничтожена, другие были захвачены англичанами.

В ночь с понедельника 11 (23) марта на 12 (24) марта 1801 года Англия нанесла удар по России — группа заговорщиков убила русского государя Павла Петровича. Активную роль в этом убийстве сыграл, а возможно, и руководил заговором, бывший британский посол в России Чарльз Уитворт (он был масоном высокого градуса, как и многие русские заговорщики). Он манипулировал заговорщиками через Ольгу Жеребцову, свою любовницу. А она была родной сестрой Николая Зубова, ставшего непосредственным убийцей императора. Через Жеребцову Уитворт передавал инструкции и деньги. По некоторым данным, английский посол потратил на подкуп огромные по тем временам деньги — 1 млн. рублей. По словам П. С. Лопухина, Жеребцова за несколько дней до убийства уехала за границу, на случай провала операции, и в Берлине ожидала исхода событий. Позднее в Лондоне она получила от английского правительства сумму, соответствовавшую 2 млн. рублей. Их предполагалось распределить среди заговорщиков, но Жеребцова удержала деньги за собой, понимая, что никто их не потребует.

Придворные круги в России, пораженные вирусом масонства, западничества и англомании, в целом были обрадованы этим событием. А ведь убийство Павла привело к тому, что Россия будет участвовать в ряде войн, направленных против Франции и заплатит за это реками крови русских солдат. Так, только в одном Аустерлицском сражении 1805 года русские потеряют 21 тыс. человек.

Бонапарт был умнее русских царедворцев и отреагировал правильно. Узнав о страшном убийстве в Михайловском замке, он пришёл в ярость. «Они промахнулись по мне… но попали в меня в Петербурге», сказал он. Наполеон не сомневался, что убийство Павла — это дело англичан. Лондон сумел разрушить перспективный союз России и Франции, отвел удар от Индии.

Поворот Александра. Россия становится пешкой Англии

Правда, у Наполеона была ещё надежда заключить союз с Александром Павловичем. Новый император Александр, окруженный со всех сторон заговорщиками и «либералами» того времени, мечтающими начать в России широкие реформы («перестройку» образца начала XIX столетия), получил на всю жизнь сильнейшую психологическую травму, которая на долгие годы определила его внешнюю и внутреннюю политику.

12 мая 1801 адмирал Спиридов сообщил императору, что английская эскадра подошла к Ревелю. Однако до битвы дело не дошло. Александр I фактически капитулировал перед Англией. У него не хватило силы духа, чтобы противостоять Британской империи. Александр немедленно снял запрет с английских торговых судов и имущества в русских портах. 5 июня 1801 года между Россией и Англией была заключена конвенция, фактически разрушавшая правила вооруженного нейтралитета и союз северных держав направленных против Англии. Россия возобновила торговый трактат с Англией от 1797 года.

Это были не самые серьёзные уступки. Куда хуже оказалось то, что Александр снова втянул Россию в войну с Францией. Эта война не отвечала жизненным интересам русского народа и велась исключительно ради интересов Лондона, Вены и Берлина. В Петербурге были сильны германофильские настроения (сама династия Романовых, да и многие дворянские семьи, имели множество связей с Германией), в результате интересы узкой группы населения России, вовлекли империю в серию жестоких и кровопролитных войн с Францией. Интересы практически всего народа в этих войнах были попраны.

Правительство Александра стало активно влезать в дела Германии и Австрии, и в меньшей степени в Средиземноморье. Россия активно наращивала военное присутствие на Ионических островах. С середины 1803 года к концу 1804 года военный контингент на островах увеличили с 1,2 тыс. до 8 тыс. человек. И это — при отсутствии военной угрозы. С Англией и Францией, которые могли бросить России вызов в этой области, был мир. Попытки Наполеона продолжить конструктивное сотрудничество были проигнорированы. В октябре 1804 года Россия восстановила союз с Австрией, в январе 1805 года союз был заключен со Швецией, в апреле — с Англией. Союз официально носил исключительно оборонительный характер и должен был остановить французскую экспансию. К сожалению, в Петербурге не подумали над вопросом, зачем русским воевать за интересы англичан и австрийцев.

Платить за британские интересы пришлось русскому солдату. В сентябре 1805 австрийцы вторглись в Баварию, которая была союзницей Франции (оборонительный характер войны так и остался декларацией). Наступательная операция завершилась полным поражением спесивых австрийцев, а русскую армию от окружения и разгрома спас гений Кутузова, который совершил удивительный марш-бросок. 20 ноября (2 декабря) 1805 года в битве под Аустерлицем Наполеон нанес поражение союзной армии. Александр и его правительство не усвоили урок и продолжали упорствовать, втянув Россию в IV антифранцузскую коалицию 1806—1807 гг. Судьба дала России ещё один урок — снова спесивые немцы (теперь пруссаки) не стали ждать подхода русских войск и атаковали Наполеона. Их наступление завершилось позором Йены и Ауэрштедта. Армия как организованная сила Пруссии перестала существовать в один день. Прусское королевство рухнуло, и в дальнейшем было сохранено только по желанию Александра, которому Наполеон дал на это согласие, продолжая надеяться на союз России и Франции. Поражение в этой войне заставило Александра подписать Тильзитские соглашения. Наполеон по-прежнему был благодушен и не стал требовать от России каких-либо унизительных уступок. Более того, он пошел навстречу Александру и сохранил Пруссию и даже отдал России Белостокскую область. Это было удивительным явлением. Россия потерпела поражение в войне, а её пригласили в союз равных держав и подарили Белосток.

Бездарная политика Александра и его окружения привела к серьёзным потерям не только в живой силе армии, но и во флоте. Балтийский и Черноморский флоты потеряли в эти годы большую часть боеспособных кораблей. Так, 8 кораблей, 4 фрегата и другие суда захватили французы. А когда Россия вышла из антифранцузской коалиции и присоединилась к континентальной блокаде против Англии, англичане захватили эскадру Сенявина в Лиссабоне — 9 линейных кораблей и 1 фрегат. В проливе Ла-Манш англичане захватили фрегат «Спешный», который шел с грузом золота для Средиземноморской эскадры.

В начале сентября англичане блокировали Копенгаген и начали его обстрел. Половина города сгорела, сотни жителей погибли. Датчане капитулировали. Англичане забрали остатки датского флота, сожгли верфи и морской арсенал. Российская династия Романовых имела родственные связи с датским и гольштинским дворами. К тому же Дания была традиционным союзником России. Петербург потребовал вернуть корабли и возместить все убытки Дании. Дипломатически отношения между Россией и Англией были разорваны, началась вялотекущая англо-русская война. В ней Лондон действовал шведскими руками. Англичане предоставили Швеции денежную субсидию, обещая выплачивать по 1 млн. фунтов стерлингов каждый месяц войны. Шведы стали английскими наемниками. Кроме того, Лондон пообещал 14 тыс. солдат для защиты западных границ и портов Швеции, пока все её силы будут воевать с русскими. Формально повод для войны дали сами шведы. Они сообщили, что примирение между Россией и Швецией невозможно, пока русские удерживают Восточную Финляндию.

Во время русско-шведской войны английский флот старался поддержать шведов. После разгрома Копенгагена большая часть английского флота вошла в Балтийское море. В июне 1808 года состоялся бой английского 50-пушечного фрегата с катером «Опыт» под началом лейтенанта Невельского, который был вооружен 14 небольшими пушками. Катера несколько часов вел бой и капитулировал, только получив серьёзные повреждения. Многие члены экипажа (53 человека) были убиты и почти все ранены. Англичане, уважая отвагу русских моряков, отпустили выживших. В июле 1808 года английские корабли атаковали поврежденный корабль «Всеволод» и сожгли его. Весной 1809 года русский флот был сосредоточен у Кронштадта, ожидая нападения английского флота. В апреле 1809 года британский флот в составе 52 кораблей прошел Зунд, имея на 9 тыс. десантный отряд на транспортных судах. Несмотря на всю эту военно-морскую мощь, Англия не смогла оказать реальной помощи Швеции. Русские войска в 1809 году громили шведов уже собственно в Швеции и заставили капитулировать. Финляндия перешла от Швеции к России (она была захвачена ещё в 1808 году), войдя в состав Российской империи как Великое княжество Финляндское. Россия также получила Аландские острова.

Эта война показала, что самостоятельно Англия не может воевать с Россией. Действия британского флота на Балтике, на Белом море и Средиземном море (осада форта на острове Цериго) не могли принести вреда России. Булавочные уколы Англии не могли поколебать мощь континентальной империи. Англии нужно было пушечное мясо — шведы, турки, персы и т. д. А вот Россия, особенно в союзе с Францией, могла навсегда положить конец потугам Англии стать всемирной империей. В феврале 1808 года Наполеон вернулся к идее Индийского похода и предложил Александру Павловичу лишить Британию основного источника доходов — Индии. Французский император предлагал сформировать 50-тыс. русско-французскую армию (возможно с привлечением австрийцев) и направить её через Константинополь в Азию. Россия твердо стояла на Дунае, Франция — в Далмации, обе державы могли легко занять Константинополь. Франция и Россия могли захватить Гибралтар, закрыв для англичан Средиземное море. Проведя мобилизацию русского, французского и испанского флотов начать крейсерскую войну против Англии, парализовав британскую морскую торговлю. Англию поставили бы на колени. Россия получала проливы и Константинополь, как предлагал Наполеон, это гарантировало её полную безопасность с южного (черноморского) направления. Даже если бы Наполеон смог подчинить себе всю Западную Европу, что вызывает большие сомнения, это не представляло угрозы России. Франция уже была истощена, а Наполеон мечтал о походах на острова Карибского моря, в Бразилию, в Африку. Рано или поздно Наполеон бы умер, а его империя развалилась, т. к. его наследники не имели его талантов. К тому же Италия, Германия и Австрия имели сильный потенциал национального развития, они не остались бы под Францией. Началась бы серия новых войн за передел европейских границ. В это время Россия могла решать задачи внутреннего развития, решать проблему замирения и культурного подъема Кавказа и Средней Азии, осваивать обломки Османской империи.

Однако император Александр, которого занимали лишь мелкие проблемы немецкой родни, личные обиды, не смог подняться на стратегический уровень понимания ситуации. В результате предложения Наполеона не были реализованы, и Англия сохранила позиции великой державы. Александр, официально продолжая поддерживать «континентальную блокаду», сам поощрял её нарушения. Продолжался перевод денег в Лондон. Англичане его в этом деле всемерно поддерживали, всеми силами провоцируя новую войну с Францией. Правительство Александра полностью забыло урок войны с Францией 1806—1807 гг., войны с Англией и тот факт, что англичане спровоцировали войну со Швецией. Необходимо также отметить, что присоединение России к континентальной блокаде Англии, стало просто подарком для русской промышленности, которая могла спокойно развиваться, не испытывая мощного давления английской индустрии.

Александр, русская «партия войны» и значительное число иностранцев ненавидевших Наполеона, которых царь пригласил на русскую службу (Армфельд, Фуль, Вольцоген, Винценгероде, Мишо, Вильсон и прочие), сделали буквально всё, чтобы втянуть Россию в новую войну с Францией. Наполеон до последнего пытался избежать войны, понимая её глупость и гибельность для России и Франции. Ещё весной 1812 года он писал вюртембергскому монарху: «Война разыграется вопреки мне, вопреки императору Александру, вопреки интересам Франции и России… Все это уподобляется оперной сцене, и англичане стоят за машинами». В апреле 1812 года Петербург предъявил Парижу ультиматум, где Александр требовал эвакуации французских войск из шведской Померании; ликвидации французских противоречий со Швецией (5 апреля 1812 г. был заключён Петербургский союзный договор между Россией и Швецией); эвакуации французов из прусских областей; сокращения французского гарнизона в Данциге; разрешения торговли с нейтральными государствами. Таким образом, Россия ставила такие условия, которые Франция могла принять только после серьёзного поражения своей армии. Война стала неизбежной. Александр прибыл в Вильно, к войскам. Но Наполеон сделал последнюю попытку к примирению. Прислал для переговоров графа Нарбонна, но его запутали разговорами, а затем просто выставили из Вильно.

Австрия и Англия могли быть довольны: их главные соперники сошли в Русской кампании 1812 года. Наполеон совершил стратегическую ошибку. Он нарушил собственный план войны — двинулся вглубь России. Хотя первоначально планировал только дать примерный урок Александру. В результате началась Отечественная война, где противником «Великой армии» был русский народ. Война 1812 года принесла неисчислимые бедствия народу, погибли десятки тысяч людей (только армия потеряла более 200 тыс. человек), многие города были в руинах, сгорели сотни деревень, материальный ущерб составлял сотни миллионов рублей золотом.

На разгроме «Великой армии» Александр не остановился и, вопреки мнению самых мудрых государственных деятелей, включая Кутузова, втянул Россию в кампанию 1813-1814 гг. Командиры и солдаты в этой войне внесли в русскую военную летопись множество примеров воинской доблести и мужества. Русские войска освободили Германию, заняли Париж. Однако стратегические итоги войны с Францией 1812-1814 гг. были весьма плачевными для России. Англия руками России сокрушила своего главного соперника в Западной Европе. Англия, Пруссия и Австрия получили значительные приращения своих владений в Европе. Россия, которая вынесла основную тяжесть войны с Наполеоном, с трудом выпросила район Варшавы, который ей не хотели отдавать ни Вена, ни Лондон. Кроме того, Россия в 1815 года вошла в Священный союз, взяв на себя обязанность поддерживать «легитимность» в Западной Европе. Петербург фактически сам себя подставил, дав возможность европейской общественности поливать Россию грязью, обзывать «европейским жандармом».

Более того, в январе 1815 года был заключен тайный союз Австрии, Англии и Франции, направленный против России. В коалицию предполагалось включить Баварию, Ганновер и Нидерланды. Договаривающиеся стороны обязались выставить союзную 150-тыс. армию. Англия получила право выставить наемников, или платить по 20 фунтов стерлингов за каждого пехотинца и 30 фунтов стерлингов за кавалериста. России угрожала новая война с европейской коалицией задолго до Восточной (Крымской) войны 1853-1856 гг. Сотни тысяч жизней положенных в войнах с Наполеоном были положены впустую. «Благодарная» Европа ответила подготовкой войны против России. Что любопытно, спас Россию от этой войны Наполеон Бонапарт. Он высадился во Франции, и восторженные солдаты снова сделали его императором. Испуганным «союзникам» снова потребовались русские солдаты. Вена и Берлин подписали соглашения о разделе Герцогства Варшавского и русские войска двинулись на войну с французами. В этот раз справились без нас. Ватерлоо положило конец империи Наполеона.

Итак, Россия понесла огромные людские и материальные потери, потеряла время и ресурсы и получила кусок Польши, который станет источником головной боли для Петербурга вплоть до развала империи.

http://topwar.ru/34823-kak-rossiya-stala-figuroy-anglii-v-bolshoy-igre-protiv-francii.html

http://topwar.ru/34896-kak-rossiya-stala-figuroy-anglii-v-bolshoy-igre-protiv-francii-chast-2.html