Польские яблоки, норвежская рыба и голландские помидоры все еще можно найти в магазинах — «Афиша» разобралась в том, как Белоруссия поставляет в Россию продукты из Европы, и узнала у экспертов, нарушают ли эти поставки российские законы.

«Для нас это Клондайк», — заявил на следующий день после введения продуктовых санкций в отношении России замминистра сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Маринич. Мясо, дескать, у нас есть, молоко есть, сыра сделаем больше, а вместо голландской картошки и польских яблок поставим в Россию белорусские. Тогда заявление про белорусские яблоки удивило даже белорусов: в минских магазинах яблоки, как правило, польские или голландские. За 2014 год, например, в Белоруссию ввезли 304 тысячи тонн яблок из ЕС — по 32 килограмма на каждого жителя страны.

Чего у белорусов хватает, так это опыта контрабанды. Белорусы из приграничных районов ежедневно вывозят в Польшу и Литву тысячи пачек сигарет — и это даже не бизнесмены, а рядовые челноки. У бизнесменов объемы крупнее. В середине 2000-х, например, Белоруссия беспошлинно ввозила в Россию тысячи тонн тростникового сахара, утверждая, что он сделан из белорусской свеклы, пока эту практику не пресекло Министерство сельского хозяйства России. В 2011–2012-х Белоруссия внезапно вошла в число мировых лидеров по экспорту растворителей и разбавителей лака: объемы поставок в ЕС исчислялись миллионами тонн.

Российский экономист Сергей Агибалов предположил, что на самом деле белорусские продукты разбавляют не краски и лаки, а российский бюджет. Судя по всему, под видом химикатов Белоруссия поставляла в ЕС бензин, сделанный из закупленной в России нефти: за поставки бензина Белоруссия должна платить России немалые пошлины, а вот разбавители пошлиной не облагаются. А уж пара тысяч тонн яблок — это совсем не миллион тонн бензина. Так что когда дотошный Россельхознадзор отодрал пару наклеек с очередной партии белорусских яблок и обнаружил под ними польскую маркировку, никто не удивился.

Белоруссия поставляет в Россию санкционные продукты — в этом нет сомнений. Разумеется, ни один белорусский поставщик не станет признаваться в нелегальных поставках, но статистика говорит правду за них. В 2014-м импорт овощей и фруктов из ЕС в Белоруссию вырос в разы. Например, капусты в 2013 году белорусы закупили 14,5 тысячи тонн, а в 2014-м — уже 40,1 тысячи. Экспорт «белорусской» капусты в Россию, соответственно, увеличился с 13,3 тысячи тонн до 48,6 тысячи. Похожие цифры по яблокам, грушам, абрикосам, персикам. Кроме того, в 2014-м Белоруссия впервые начала экспортировать спаржу, артишоки, авокадо и манго. Вся приведенная статистика — белорусская: в России точный учет ввезенных из Белоруссии продуктов просто не ведут, а вот белорусская плановая экономика требует дотошной отчетности по всем направлениям.

Как санкционные продукты ввозят в Россию

Вариант первый: подделка документов

Самый шумный и скандальный путь. «Мы никогда по большому счету не пользовались такой возможностью, чтобы под флагом Республики Беларусь поступали на рынки Российской Федерации польские овощи, норвежская или американская икра», — заявил на днях министр сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Заяц. Оборот «по большому счету» намекает на переклеенные ярлыки на яблоках, самодельные турецкие сертификаты на грузовиках с голландскими помидорами и норвежскую рыбу, замаскированную под белорусскую (и плевать, что у Белоруссии нет выхода к морю).

Белорусские экономисты предсказывали работу «цехов по переклейке этикеток» с первого же дня продуктового эмбарго. Границы между Россией и Белоруссией нет, а значит, нет и таможенного досмотра. Правда, на въезде в Россию продукты может проверить Россельхознадзор — и если подделку документов заметят, то до полок магазинов помидоры уже не доберутся.

Именно продукты с поддельными сертификатами, как правило, уничтожает российский фитосанитарный контроль под Смоленском и под Брянском. За год продуктового эмбарго, по оценкам специалистов, белорусские предприятия потеряли из-за санкций Россельхознадзора более 100 миллионов долларов. Но Россельхознадзор не таможня, и проверить все автомобили из Белоруссии он просто не может. Сколько «белорусских» яблок все-таки доехало до места назначения, можно только гадать.

Вариант второй: транзит в Казахстан

Разумеется, терять деньги из-за Россельхознадзора белорусские бизнесмены не хотели, поэтому придумали более надежную схему: провозить европейские продукты якобы транзитом из ЕС в Казахстан. Казахстан никаких продуктовых санкций не вводил, так что по транзитным документам ввозить продукты в Россию можно было без всяких переклеек и поддельных сертификатов. А поскольку никакого учета ввоза на белорусско-российской границе не ведется, проверить, доехал норвежский лосось до Казахстана или был выгружен на подмосковном рынке, было практически невозможно.

Однако вездесущий Россельхознадзор быстро прикрыл эту лазейку. 24 ноября 2014 ведомство заявило о доказанных случаях «недовоза» продуктов и ввело полный запрет на транзит продовольствия из Европы в Казахстан по российской территории. С зимы везти казахам продукты через Россию можно только в том случае, если эти продукты въехали через российскую границу, — так ввоз можно контролировать.

Вариант третий: на авось

Самый шальной вариант. Раз Россельхознадзор не таможня, то у него нет прав на полный досмотр грузов, а есть право только на осмотр транспортных средств. Сотрудник ведомства может попросить водителя открыть машину, но права влезать внутрь фуры без веских причин не имеет. Поставщик может упаковать грузовик так, что внешне он будет выглядеть набитым легальными белорусскими продуктами (морковкой, скажем, или той же картошкой). Что томится в ящиках в глубине машины, останется для Россельхознадзора загадкой. Пожалуй, этот вариант наиболее четко подходит под определение контрабанды, ведь по документам машина везет одни продукты, а на деле — совсем другие.

Вариант четвертый: переработка

Единственный полностью легальный вариант из четырех. Через пару недель после ввода продуктового эмбарго российские власти уточнили, что не будут запрещать ввоз на территорию России продуктов из западного сырья, переработанного на территории Белоруссии и Казахстана. Именно так на полках российских магазинов появились белорусские мидии и креветки: в Белоруссию их ввозили в сыром виде, а в Россию — обработанными и упакованными.

Особенно преуспело брестское предприятие Santa Bremor, его продукцию можно купить едва ли не в любом сетевом магазине Москвы. Но не мидиями едиными: в 2014 году импорт молока из ЕС в Белоруссию вырос в десятки раз (а по некоторым данным, даже в сотни). Запрещенное молоко из Европы превращается в легальный белорусский кефир, творог, масло и сыр.

К сентябрю 2014-го европейское сырье перерабатывали уже 15 белорусских молочных заводов: закупки из Польши монополизировал брестский «Савушкин продукт», литовское молоко закупали «Здравушка-милк», Слуцкий сыродельный комбинат и «Бабушкина крынка», молоко из Латвии в Глубоком стали перерабатывать в сгущенку, а в Турове — в сыр. Промышленные масштабы Белоруссии позволили расширить объемы — новые предприятия открывать не пришлось. Хорошо от переработки всем: у европейцев не портится сырье, россияне получают качественную белорусскую молочку, белорусская промышленность зарабатывает деньги.

Почему контрабанда из Белоруссии —вовсе не контрабанда

Но имеет ли Россия право уничтожать санкционные продукты, поставленные белорусами? Обратимся к законодательству Таможенного союза и Единого экономического пространства, в которые входят и Россия, и Белоруссия. Экономический аналитик Сергей Чалый объяснил корреспонденту «Афиши», почему поставки европейских продуктов через Белоруссию должны проходить не теневыми схемами, а в открытую.

«Таможенный союз (2010) строился как большое протекционистское образование для слабой перерабатывающей промышленности стран ЕврАзЭС, для защиты рынков от влияния остального мира. Создание Единого экономического пространства привело к созданию Зоны свободной торговли (2012), но между странами ЕЭП то и дело вспыхивали «торговые войны». Евразийский экономический союз (май 2014-го) стал попыткой минимизировать возможность подобных «войн». Сначала даже казалось, что из этой здравой идеи может что-то получиться, но только до момента введения санкций против России и ответного продуктового эмбарго.

Россия приняла для себя запрет на ввоз европейских продуктов в одностороннем порядке. Однако сам дизайн Таможенного союза не дает разумных возможностей контролировать эти меры. У Таможенного союза есть только внешняя таможенная граница. Любой товар, ввезенный на территорию Таможенного союза и прошедший таможенную очистку (к примеру, на границе Белоруссии), автоматически становится товаром Таможенного союза и должен свободно перемещаться на всей его территории — неважно, из Польши он или из Турции.

Юридически поставки санкционных продуктов в Россию через Белоруссию совершенно законны. Все обвинения в реэкспорте и переработке — разговоры в пользу бедных, ничего незаконного в этом нет, за исключением попыток скрыть страну происхождения или подделать сертификаты. Это не белорусская проблема, а российская: Россия сама создала такие ограничения в рамках Таможенного союза, которые ей же потом оказались тесными. Максимум, что Россия может предъявить Белоруссии, — какие-то моральные аргументы, но не юридические, политические или экономические.

Единственным механизмом ограничения поставок в такой ситуации оказался фитосанитарный контроль. Санитарные нормы внутри Таможенного союза не унифицированы, в разных странах они разные, так что посты санитарного контроля стали «последним доводом королей» для введения Россией ограничений по ввозу товаров. Сейчас все дошло до абсурда, и посты Россельхознадзора, по сути, выполняют функцию таможенных постов, их основная задача — выявить страну происхождения товара.

Обидно, что белорусская сторона не смогла четко объяснить России свою позицию. Проблема в том, что Белоруссия вошла в положение России, хотя никаких правовых оснований для остановки «реэкспорта» в самом дизайне Таможенного союза нет и не было. Но, конечно, нам не нужно было слишком наглеть и радоваться тому, что у соседа корова сдохла. Российская сторона сразу отреагировала на высказывания о «новом Клондайке»: «Как так, ребята, у нас тут война практически со всем миром, а вы еще и нажиться на этом хотите? Нет-нет, вы должны страдать вместе с нами!» Все меры контроля использованы Россией, чтобы показать Белоруссии ее место. Мол, не очень красиво в этой ситуации наживаться на российской беде, хотя эту беду Россия создала себе сама».

Богатеет ли Белоруссия на поставках?

Удивительно, но нет. Девальвация российского рубля и снижение цен на продукцию срубили потенциальные белорусские заработки под корень. Количество поставок продуктов в Россию в 2015 году продолжает расти, но если перевести тонны в деньги (то есть доллары), то Белоруссия оказывается в убытке: за первую половину 2015-го Белоруссия заработала на 20% меньше, чем за шесть первых, еще досанкционных месяцев 2014-го. Клондайка из российского рынка не получилось, по крайней мере по официальной статистике.

По некоторым продуктам поставки снизились даже количественно, например — по свинине. Учитывая препятствия, которые выставляет Россия на пути белорусских яблок и мидий, Министерство сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии решило искать другие пути заработка: например, в этом году Белоруссия резко наращивает темпы поставок продуктов в Азию и Африку. Не хотите «белорусских» польских яблок? Ну и ладно. Отправим их в Индию.

Поговаривают, что после подписания указа об уничтожении санкционных продуктов экспорт из Белоруссии в Россию резко снизился. Сергей Чалый считает, что это временно: «Если падение и есть, то это просто перестраховка до выяснения обстоятельств. Думаю, минимум месяц Белоруссии понадобится, чтобы понять, что происходит, разобраться, как работает процедура выявления санкционных продуктов. Тем более что юридически эта процедура весьма сомнительна: опротестовать ее практически невозможно». Вероятно, через месяц-другой белорусы найдут новые способы поставок — изобретательности у них наверняка хватит.

Источник: http://vk.cc/461zrT