Как представитель крайних левых, известная из-за провозглашения экстремистского тезиса, что ЦРУ, а не ФСБ пытала людей в Мазурии, я хотела бы обратиться к другим левым: чихайте на Россию. Чихайте на Украину. Чихайте на Путина, Порошенко, бандеровцев и Правый сектор, Донецк и Луганск, чихайте даже на Лаврова. Всё, что происходит на Востоке, на самом деле не имеет никакого значения. Единственное, что в настоящее время имеет значение, это тайный процесс переговоров по соглашению о свободной торговле между ЕС и США.

Соглашение названное TIPP (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство) рекламируется как чудо, которое создаст крупнейшую в мире зону процветания, «Мекку» рыночного счастья, вмещающую 800 миллионов потребителей. И именно так изображают его те немногие польские СМИ, (которые вообще об этом упоминают).

«Потребителям в Польше предстоят времена процветания. Переговоры между Европейским Союзом и США по делу Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (TTIP) вступили в решающую фазу. Создаётся самая большая зона свободной торговли в мире. По мнению экономистов, это соглашение является прекрасной возможностью для Польши, сравнимые даже с вступлением Польши в Европейский Союз», — бездумно, но с энтузиазмом сообщала «Wirtualna Polska», но единственный «экономист», которого они могли процитировать, был некий Зубер, который возник в качестве советника премьер-министра Марцинкевича.

«Покупки в США будут дешевле! Соглашение ЕС и США — это большой шанс для Польши», - восхищалась «Wirtualna Polska», утверждая, что наиболее важным эффектом TIPP будет то, что «средний поляк избавится от таможенных пошлин» (как все знают, средний поляк страстно покупает все виды вещей в Америке). Таможенные пошлины практически не существуют, особенно с точки зрения среднего поляка: для индивидуальных импортных товаров на 200 долларов пошлин вообще нет, а до 850 долларов 2,5 процента. Но это не самое главное.

Суть в том, что TTIP, который называют «соглашением о зоне свободной торговли» будет служить аннулированию архаичного правила, что о том, что разрешено, а что запрещено в стране — также в сфере экономики — решает закон, принятый парламентом, избранным всеми гражданами на всеобщих, равных и свободных выборах. Некоторые называют это демократией.

В рамках этого старомодного принципа парламент примерно определяет права работающих и обязанности предпринимателей. Принципы легального трудоустройства. Уровень налогов, медицинского страхования и пенсий. Минимальную заработную плату. Правила, регулирующие допуск на рынок продуктов питания и медикаментов. Права и обязанности компаний, пользующихся природной средой, расходы и штрафы, связанные с его загрязнением.

Определяет также, какие общественные услуги государство имеет обязанность оказывать гражданам. Принципы функционирования государственного образования и здравоохранения. Регулирование деятельности банков. Принципы защиты интимной сферы граждан. И так далее. В самом деле, парламент определяет всё, что решает повседневную жизнь людей, живущих в стране. Я знаю, это тривиальное замечание, но стоит его сделать. Потому, что уже скоро может быть совершенно по-другому.

Основной задачей TTIP должно быть «устранение нетарифных барьеров инвестиций». В этом загадочном выражении скрывается всё, что корпорации считают препятствиями в извлечении прибыли — то есть как раз все стандарты трудовые, потребительские, охраны окружающей среды, а также вся система государственных услуг и налогов, которые их финансируют. Да нет, я не в истерике...

Идею подписания такого соглашения подстёгивает крайне элитный клуб под названием Трансатлантический экономический диалог (TransAtlantic Business Dialogue — TABD), состоящий из глав крупнейших корпораций в США и Европе. С середины 90-х годов он предпринимал усилия по интеграции ЕС и США в один экономический субъект, что на практике означает принуждение Европы отказаться от стандартов, которые представляют её идентичность и навязывание ей Америкой ультра-либеральных правил. Мы знаем об этом из утечек, поскольку переговоры носят конфиденциальный характер.

К содержанию отдельных требований — подготовленных представителями TABD — не имеют доступ ни парламентарии стран Союза, ни члены Конгресса США. Избранные члены правительств стран ЕС могут ознакомляться с ними в строжайшей тайне, а Европейская комиссия, в абсурдном импульсе напоминающим время холодной войны, обозначила документы секретными символами, чтобы в случае утечки определить её источник.

Можно понять её мотивацию. Переговоры по аналогичным договорам уже дважды срывались, после того, как европейские общества получили информацию, что им готовят: в середине 90-х годов протесты остановили подписание Многостороннего соглашения по инвестициям, которое должно было объединить страны ОЭСР, несколько лет назад провалилась ACTA. Наиболее важные — и вызывающие самый острый протест - записи которой, кстати сказать, можно найти также в TTIP.

Тем не менее, основные изменения касаются стандартов по защите прав потребителей, которые в Европе очень строгие, а в Соединённых Штатах практически не существуют. Конечно, ожидания корпораций такие, чтобы «стандартизация норм» базировалась на уравнивании вниз. Например, в Европе действует принцип предосторожности, в соответствии с которым изготовитель должен доказать, что использованный им компонент не вредный. В США запрещены только те компоненты, вредность которых была доказана. Итак, в европейском списке запрещённых веществ находится 1300 позиций, а в США на федеральном уровне - 12. Как можно догадаться, большой бизнес, стремящийся подписать TTIP, не предусматривает расширения перечня американских запретов, а наоборот.

Аналогичные требования снижения стандартов можно перечислять десятки. 70 процентов продаваемых в американских супермаркетах продуктов питания генетически модифицированы. В европейских супермаркетах ГМО практически нет, а те нескольких производители, которые используют модификации, должны сообщить об этом на ярлыке. Правительство США ожидает изменения европейской политики в этом отношении.

Европейские регулирования с 2009 года очень сурово относятся к использованию пестицидов. Американская сторона объявила, что она будет требовать либерализации этой политики, чтобы сделать её «как можно более не обременительной» для бизнеса. Европейские стандарты, касающиеся веществ нарушающих эндокринную систему априори исключают из европейского рынка 40 процентов продуктов питания произведённых в Соединённых Штатах.

Американские производители требуют отмены этих стандартов. Более чем 90 процентов американской говядины содержит гормон роста, который может вызвать рак у людей. Её импорт запрещён в ЕС с 1988 года. Американцы причисляют эту норму к «ненужным барьером в торговле». В США курятину и мясо индейки стандартно очищают хлором — в Европе это запрещено с 1997 года. Американские компании требуют отмены запрета. И так далее.

Одновременно с атакой на потребителей, соглашение TTIP направлено также против прав трудящихся. В Польше это как раз не чрезмерная проблема, потому что наши стандарты уже очень низкие, но работающих из старой Европы, предложение работать на основе американских правил - то есть, де-факто, без каких-либо правил — может вывести толпами на улицу. США является одним из немногих развитых стран, которые не ратифицировали всех конвенций Международной организации труда: из семи её статей в Соединённых Штатах применяются две.

TTIP является также угрозой для сферы общественных услуг, которые - в соответствии с требованиями крупного бизнеса - должны быть коммерциализированы и приватизированы. Правительство США объявило, что будет использовать TTIP, чтобы «поднять тему функционирования монополий в сфере здравоохранения» — читай: атаки на финансируемую за счёт взносов службу общественного здравоохранения через огромную, чрезвычайно прибыльную и очень жадную американскую индустрию частного медицинского страхования.

Аналогичная судьба грозит государственному образованию в городских службах, например, водоснабжению. А услуги раз приватизированные — глупым или коррумпированным нео-либеральным правительством - не смогут быть повторно национализированы. Так же, как сниженные стандарты уже не удастся поднять на высший уровень. Потому что какие-либо изменения «инвестиционных условий» могут быть обжалованы инвестором в так называемом арбитражном суде.

И это на самом деле самая важная и самая опасная статья TTIP. Смиряясь с «арбитражем», государства отказываются от права принимать политические решения о своей судьбе и сдаются на милость корпораций.

«Арбитражные суды» — это на самом деле не суды. Там не применяются принципы беспристрастности, прозрачности, апелляционной инстанции, или на самом деле какого-то закона. Это три лица, где трудно различить, кто судья, а кто адвокат. Международный капитал уже их полюбил. Сегодня инвесторы недовольны «изменением условий инвестирования» могут требовать не только взыскания издержек, но и компенсации за моральный вред и потенциальные будущие прибыли.

«Изменение условий инвестирования» — очень широкое понятие и международный капитал научился вписывать в него любые решения государств, осуществляющие свои конституционные обязанности защиты граждан, заботы о общем благе, реформирование или оказание помощи экономике, деятельность в области развития. Любое решение парламента, которые не понравится капиталу, может быть обжаловано в арбитражном суде, и к тому же эффективно.

Вступление в силу TTIP означает не только конец европейского качества жизни, охраняемой законом, принятым Европейским парламентом и национальными парламентами. Это означает фактическое окончание демократии, потому что каждый закон, принятый политической властью в интересах граждан сможет быть успешно оспорен в частных судах частными компаниями, чьи интересы неизбежно конфликтуют с интересами широкой общественности.

Единственным аргументом правительства США и Европейской комиссии, чтобы принять TTIP — экономический рост. Но он под вопросом. По прогнозам Центра исследования экономической политики Европейской Комиссии, валовая продукция стран ЕС в рамках этого соглашения может быть увеличена на половину процента до 2027 года. Но и эта не очень амбициозная цель оспаривается независимыми экспертами как «далеко преувеличеная».

Разговор о TTIP является наиболее важной дискуссией, которая происходит в Европе. Принимают в ней участие все действующие политики, журналисты и эксперты всех левых направлений. В Польше никто не слышал о TTIP. Трудно найти более чёткое доказательство того, какие мы трагически провинциальные.

http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/amerikanskaya_zaraza/