Либерализация российской экономики по рецептам так называемого Вашингтонского консенсуса способствовала разрушению основ социально-ориентированной экономики с господствующей государственной собственностью, позволяющей мобилизовать страну на резкий рывок в ситуации войны, кризисных явлений. Новая модель предполагала предоставление неограниченной свободы движению капитала, товаров и рабочей силы при практически полном устранении государства, отказ от цивилизационной идентификации под гнетом насаждения унифицированных единых стандартов, фактически открывающих экономику для внешнего мира и несущую параллельно с этим риски потери суверенности.

Именно это и произошло в России, когда на смену понятия «общественное благо» и коллективной собственности приходят диктат частной собственности, погоня за прибылью, тотальная приватизация, в первую очередь природных ресурсов. В итоге Россия стала жертвой экспансионистской политики западного либерализма, который через структуры МВФ и Всемирного банка в обмен на предоставление кредита не только затягивал страну в долговую яму, то и выдавал рекомендации, направленные на перераспределение собственности  и принятие таких макроэкономических решений, которые бы снижали уровень экономической мощи страны.

Либеральная парадигма, которой руководствовалась власть на протяжении 23 лет, привела к серьезным структурным финансовым и социально-экономическим деформациям.

Выстроенная экономическая модель кардинальным образом отличалась от советской, ее главными чертами стали: ярко выраженная сырьевая специализация, неконкурентоспособная слабая промышленность, господство олигархического капитала, преимущественно в нефтегазовой и банковской сферах, низкий уровень инвестиций, ориентированная на сдерживание экономического роста денежно-кредитная политика, масштабный отток капитала (в оффшорную юрисдикцию для снижения налогообложения), занижение уровня оплаты труда (включая искусственное снижение за счет падения курса национальной валюты), территориальные и отраслевые дисбалансы экономического развития, высокое социальное расслоение, которое поддерживается отказом власти вводить пропорциональную систему подоходного налогообложения.

Государство фактически устранилось из всех сфер жизни: во внутриполитической это проявилось в деидеологизации, в сфере зарубежной деятельности - в экономизации курса и тотальном подчинении интересам крупного бизнеса (особенно прослеживается на примере Украины), в экономической сфере -  в приватизации и сокращении государственной собственности, отсутствии комплексных программ поддержки отечественного производителя, в финансовой – в предоставлении независимости Центральному Банку, политика которого не направлена на решение стратегических государственных задач, сокращении государственных расходов, в сфере социально-демографического развития – в кризисе, депопуляции населения. Произошла коммерциализация всех сфер гуманитарного развития – образования, здравоохранения, что снизило качество и одновременно еще сильнее закрепило разрыв между наиболее состоятельной частью общества и менее обеспеченной.

Основные рецепты либеральной школы (именно те, которые применялись исключительно в развивающихся странах) привели к следующим социально-экономическим и финансовым деформациям.

Либерализация передвижения капитала превратила Россию в крупнейшего экспортера капитала, что физически ослабляет страну. Объем оттока капитала за 10 лет превысил $ 800 млрд (официальные данные ЦБ - за 20 лет общий объем вывезенного капитала из России достиг $ 450,9 млрд). Отток капитала характеризуют непосредственно данные статистики ЦБ о ввозе и вывозе капитала (рис.1), а также страновое распределение иностранных инвестиций, вывезенных из России (более 80% которых направлены в оффшорные территории: 33,9%  - на Виргинские острова, 18,7% - на Кипр, 13,2 – в Нидерланды и др.).

Экономическая модель страны оказалась полностью сырьевой

Хотя сырьевая компонента стала проявляться в 70-ые годы, когда резко были увеличены объемы добычи нефти и газа, экономика оставалась в рамках производственной модели. Об этом свидетельствует специализация страны на международной арене (рис.2), объемы производства сектора обрабатывающая промышленность (рис.3) и доля импорта иностранных товаров в структуре потребления, которая сейчас в России достигла по многим секторам критического уровня (рис.4). Нефтегазовый сектор СССР был преимущественно нефтеперерабатывающим (73% нефти поступало на переработку), в отличие от текущей модели, когда 48% добытой нефти поставляется в виде сырья.

Господство частной собственности постепенно привело к максимальному снижению роли государства в управлении страной. Это выразилось в следующем:

а) сократились государственные расходы, что полностью соответствует концепту МВФ, однако находится в контр тенденции с увеличением госрасходов в западных странах (рис.5).

б) государство целенаправленно сокращало объемы инвестирования в экономику, объясняя это необходимостью увеличения частных инвестиций. Однако фактически в условиях макроэкономической нестабильности это привело к тому, что частные инвестиции (в том числе и иностранные) ориентированы на развитие сверхприбыльных отраслей - нефтегазового сектора и финансовой деятельности.

в) государство самостоятельно лишает себя такого важного инструмента производственной мобилизации на случай кризиса как предприятия государственной собственности. Доля государственной собственности ежегодно снижается (рис.6), в планах приватизации значатся ключевые компании, контролирующие природные ресурсы страны.

г) денежно-кредитная сфера регулируется Центральным Банком, который как независимый орган [1] проводит политику стабилизации макроэкономических показателей, даже в ущерб экономическому развитию страны.

Либерализация торговли, повышение открытости российской экономики привели к появлению дисбалансов в товарной структуре экспорта-импорта, когда импорт в два раза стал превышать экспорт (без учета сырьевой компоненты), то есть отказавшись от протекционизма, страна нарушила обменные балансы с внешним миром.

Итогом политики либерализации стало вступление России в ВТО, что при сырьевой модели экономики наносит вред отечественному промышленному и сельхозпроизводителю.

Согласно Протоколу о присоединении к ВТО к 2017 году на 63% импортных сельскохозяйственных товаров распространится режим снижения ставок, после 2020 года  на некоторые товары из сектора машиностроение: для 55,8% товаров группы ядерные реакторы, котлы, механическое оборудование, 78,6%-электрические машины и оборудование, 90,5% - самолеты, вертолеты, 54,5% -аппараты оптические, медицинские и др. Очевидно, что как только эти правила вступят в действие, российские производители из-за низкой конкурентоспособности столкнутся с серьезными трудностями.

Интеграция в западные финансовые структуры и следование рекомендациям монетарной денежно-кредитной политики

Итогом стало резкое сжатие денежной массы, что соответственно сдерживает экономический рост, не стимулирует снижение инфляции (так как связь между объемом денежной массы и уровнем инфляции обратная, рис.7) и приводит к росту корпоративной задолженности на внешних рынках.

Сравнивая политику государства периода 90-ых и 200-ых, стоит отметить, что смены экономической модели не произошло, политика властей осталась в либеральной парадигме, удалось достигнуть только макроэкономической стабильности за счет использования благоприятной внешней конъюнктуры в виде роста цен на нефть (рис.8).

Проведем сравнение по основным направлениям развития России в 90-ые и 2000-ые годы (по показателям, определяющим модель экономического развития страны, таблица 1):

Таблица 1. Характеристика модели экономики страны

Параметры развития 90-ые годы 2000-ые годы
Производственный профиль страны Сырьевая экономика Усиление сырьевизации экономики
Специализация на международной арене Нефть и газ Нефть и газ
Политика импортозамещения Отсутствует, доля импорта в потреблении растет Отсутствует, доля импорта превышает 80%, в сфере сельского хозяйства сократилась
Денежно-кредитная политика Сжатие денежной массы Консервация ресурсов в различных фондах, низкий уровень денежной массы
Государственная собственность Тотальная приватизация Перераспределение капитала, приватизация
Социальная справедливость Не введен подоходный налог Неравенство нарастает, не введен подоходный налог
Благосостояние граждан Ухудшается Улучшалось до 2007 года
Инвестиционная активность (доля инвестиций в ВВП) Низкая, 15-18% Низкая, 19-21 %
Государственные расходы Сокращаются Сокращаются
Теневая экономика Скрытая оплата трудаВывоз капитала

Коррупция

Скрытая оплата трудаВывоз капитала

Коррупция

Региональное развитие  (пространственное развитие) Дисбалансы растут Дисбалансы растут
Инновационность - Декларируется, инновационность экономики низкая
Диверсификация экономики нет Усиливается моноспециализация

Кардинальное отличие 2000-ых годов состоит в том, что макроэкономическая политика стабилизировалась, система страны стала более устойчивой в текущем моменте, максимально используя потенциалы сырьевой экономики, однако в долгосрочной перспективе это привело к росту структурных дисбалансов, что проявилось с годами в виде замедления темпов экономического роста и ухудшения состояния всех сфер жизнеустройства государства. Это также связано с отсутствием долгосрочного планирования. К примеру, максимальный срок долгосрочного планирования в России составляет 12 лет  (Стратегия социально-экономического развития России до 2020 года принята в 2008 г.).

Для сравнения, в Казахстане этот срок превышает 30 лет ( Стратегия 2030 была принята в 1999 г., Стратегия 2050 в 2012 г.). Отсутствие долгосрочной стратегии ведет к формальному достижению текущих показателей, поддержанию минимальных условий жизнеобеспечения государства и как следствие к созданию чрезвычайных рисков в долгосрочной перспективе. Доказательством этого является экономическое состояние России в 2014 году. Только под действием санкций стали очевидны такие структурные проблемы экономики, как зависимость от Запада (торговая, финансовая), слабость отечественного производителя (в том числе гипертрофированная импортозависимость экономики), недостаток денежных средств в обращении, полная опора на западные институты (платежная система, межбанковская система) и др.

Итак, рассмотрим усиливающиеся тренды в социально-экономическом развитии страны.

1.Рост внешней задолженности страны (рис.9) за счет увеличения корпоративного долга. Это прямой результат монетаристской денежно-кредитной политики, когда вследствие дороговизны заимствований на внутреннем рынке растут займы на внешнем, что создает риски перехода активов в иностранную юрисдикцию в случае банкротства.

2.Усиление сырьевой специализации на международной арене (рис.10). Это привело к резкому  росту экспорта сырья при сокращении поставок машин и оборудования, сужению рынка сбыта до стран СНГ (около 50% всего экспорта).

3.Рост социального расслоения граждан как результат приватизации 90-ых годов и отказа государства через налоги проводить социальное перераспределение. Так, Россия по данным Global Wealth Report 2013[2] занимает первое место по уровню имущественного неравенства в мире (за исключением небольших стран Карибского бассейна): 110 миллиардеров  владеют 35% всего богатства[3].  В сравнении с 1988 г. индекс Джини вырос почти в два раза и достиг 42%; коэффициент фондов (соотношение между среднедушевыми доходами (расходами), исчисленными по 10% высокодоходного и 10% малообеспеченного населения) составил 16,4 раза (Рис.11).

Россия экономика

В полном размере:
Коэффициент фондов

В отличие от стран Запада (рис.12) Россия отказывается вводить прогрессивный налог на доходы физических лиц, сохраняя его в пределах 13 %.

Хотя рост ВВП содействовал росту заработной платы и пенсий, стоит отметить следующие негативные черты.

Во-первых, заработная плата существенно варьируется по отраслям (рис.13), оставаясь самой высокой в секторе нефтедобычи.  Это распределение негативно влияет на структуру занятости и на формирование рынка рабочей силы для отраслей экономики.

Россия экономика

В полном размере:
Зарплата по отраслям

Во-вторых, она существенно варьируется в зависимости от региона (рис.14), это также следствие отраслевой специализации регионов, что в свою очередь порождает проблемы внутренней миграция, приводя к обезлюдиванию отдельных регионов и сверх концентрации населения в отдельных субъектах.

В-третьих, уровень заработной платы, так же как и пенсий, перестал расти и демонстрирует тенденцию к снижению (рис.15). Это можно рассматривать и как результат санкционного давления, замедления экономического роста, и как непосредственное следование рекомендациям либеральной школы, которая еще в январе 2014 года на Гайдаровском форуме (в лице Кудрина и рекомендаций Всемирного банка) указывала на завышенный уровень оплаты труда в ВВП страны.

Пенсии в России не только сокращаются, но также и несут существенные удары в виде изъятия накопительной части и попыток отменить фиксированную часть пенсий.

4.Иностранные инвестиции в российскую экономику, как бы они не должны были благоприятно повлиять на ее состояние, по факту несут больше негатива, так как прямые инвестиции привлечь в страну не удалось (основная доля иностранных инвестиций – это кредиты), стратегии иностранных инвестиций в стране нет (поэтому они поступают в отрасли наиболее прибыльные и быстрее окупающиеся, рис.16).

5.Производственный потенциал страны ухудшается: это простой производственных мощностей, высокая степень износа основных средств, низкий уровень инвестиций и как следствие сокращение вклада отраслей в экономическое развитие страны (рис.17).

Итак, анализ итогов либерального курса в экономике России позволяет сделать следующий вывод: либеральная модель минимизирует жизнеспособность государства, которая поддерживается за счет экстенсивного типа производства -  увеличения добычи природных ресурсов. Крупнейшие стройки страны направлены на реализацию полномасштабных проектов в сфере нефти и газотранспортировки. Российское руководство остается приверженным рецептам либеральной школы, несмотря на очевидный диверсионный характер либеральной парадигмы и исчерпание пределов роста сырьевой модели.


[1] Ст.1. Закона о ЦБ

[2] Доклад Global Wealth Report,  2013//https://publications.credit-suisse.com/tasks/render/file/?fileID=BCDB1364-A105-0560-1332EC9100FF5C83

[3] Для сравнения: в мировой практике миллиардеры владеют 1% - 2% от общего благосостояния

http://rusrand.ru/analytics/socialno-ekonomicheskie-i-finansovye-deformacii-kak-rezultat-liberalnogo-eksperimenta-v-rossii