Это был пожалуй один из самых коротких путчей за всю историю. Первые сообщения о попытке турецких военных силовым путем захватить власть в стране появились около десяти часов вечера в пятницу 15 июля, а уже к трем часам ночи в субботу спецслужбы Турции заявили подавлении переворота. Хотя активные мероприятия по восстановлению контроля над различными объектами затянулись до утра, самое главное все же закончилось за пять часов. Однако эти триста минут успели кардинально изменить не только политический расклад внутри Турецкой Республики, но и высветить принципиальные изменения на всей геополитической шахматной доске.

Прежде всего, за это время турецкий президент успел превратиться в Спасителя Нации и получил уникальную возможность списать на происки путчистов абсолютное большинство все своих политических ошибок, включая самую главную - со сбитым российским самолетом. Как официально заявлено, пилот турецкого истребителя, сбивший Су-24 ВКС России, принимал участие в путче и является активным членом "параллельного государства", как теперь в турецких СМИ называют эту группу путчистов. Особо указывается, что попытка переворота была организована прежде всего офицерами ВВС и военной полиции, под руководством полковника Муарреме Косе. Таким образом, ответственность за осложнение российско-турецких межгосударственных отношений и вызванные этим финансовые потери турецкой экономики с самого Эрдогана снята. Местные СМИ уже опубликовали список командного состава мятежников, включающий как действующих, так и отставных военных.

Кто на самом деле создал эрдогановскую Турцию
в статье

Кто стоит за исламизацией Турции
А так же в статье
Исламский проект ЦРУ в Турции

Вместе с ними в подготовке незаконного захвата государственной власти обвинен главный и наиболее могущественный политический противник Эрдогана главный идеолог движения "Хизмет", турецкий исламский богослов Фетхуллах Гюлен, уже более 15 лет проживающий в эмиграции в США. Теперь его сторонники в Турции подвергнутся жесткому давлению, а вероятнее всего и разгрому. Впрочем, другие оппозиционные партии и движения страны также оказались под угрозой расследования возможной сопричастности к путчу.

Кроме того, для противодействия взбунтовавшимся военным Эрдоган использовал турецкий народ, призвав его выходить на улицы и не позволить армии "захватить власть и растоптать демократию". Большинство гражданских призыв поддержали, тем самым ассоциировали себя с президентом страны, спасшим Турцию от путчистов. Все это в значительной степени вернуло ему популярность среди народ и теперь является почти абсолютным карт-бланшем для переустройства политического механизма государственной власти страны, в том числе в области повышения власти Эрдогана лично. Вплоть до возможности пересмотра Конституции и возврата смертной казни. Некоторые аналитики на этом основании успели сделать предположение о том, что истинным организатором неудавшейся попытки пятничного переворота является сам турецкий президент. Основания для выдвижения такой версии действительно имеют место.

Прежде всего следует отметить очевидную непоследовательность действий путчистов. Для успеха операции подобного рода крайне необходимо выполнение известного ряда базовых условий. В первую очередь требуется установить контроль над системой связи и нейтрализовать, хотя бы путем ареста или даже только плотного блокирования, всех ключевых фигур государства. В любой стране структура власти строго вертикальна и иерархична.

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

Не смотря на наличие всякого рода планов на разные чрезвычайные случаи, они не могут быть введены в действие простым решением командира низшего звена. Для вскрытия пакетов и реализации находящихся в них инструкций необходимо поступление прямого приказа от узкого круга на то уполномоченных лиц. Их отсутствие с цепочке командования ведет к параличу государственной системы на достаточно продолжительное время. Это в равной степени касается не только армии. Точно также структура функционирует в полиции, спецслужбах и гражданских ведомствах.

Из всего перечисленного путчисты арестовали лишь начальника Генерального штаба страны. Связь и остальные коммуникации, в том числе многочисленные коммерческие радиостанции, спутниковые и кабельные телеканалы, в том числе проводящий пропрезидентскую информационную политику "Доган медиа-холдинг", продолжали функционировать в штатном режиме. Это, в частности, позволило сторонникам Эрдогана быстро организовать массовое обращение к нации и мобилизовать ее против путчистов.

Вторым фактором следует считать крайнюю малочисленность задействованных в путче подразделений. Захват столичного телецентра был произведен группой до десяти военных. Недостаточность ее сил для серьезного удержания всего телецентра под своим контролем очевидна, что и было подтверждено на практике. Нападавшие сумели занять одну аппаратную и заставить диктора зачитать в прямом эфире обращение "нового правительства" к народу. Но вскоре все они были убиты в перестрелке с прибывшим отрядом полиции, сохранившей верность действующему президенту. Блокирование столичного аэропорта Эсенбога, обслуживающего в среднем около 11 млн. пассажиров в год, попыталась произвести один механизированный взвод численностью 47 человек, имевших пять бронетранспортеров и один танк.

Столь же малочисленными оказались силы путчистов и во втором по значимости городе страны - Стамбуле, где он тоже не смогли занять даже самые функционально важные объекты. Лишь к некоторым из них было выставлено немногочисленное внешнее оцепление. Достаточно быстро смятое и разоруженное гражданским населением. Например, захват стамбульского аэропорта производился группой в составе 10 офицеров и 67 солдат, также при поддержке одного танка. Примерно через час после их появления там гражданские сначала блокировали военных, потом забрались на технику и в конечном итоге убедили сдаться. Лишь в нескольких местах, как, например, блокпост путчистов на мосту через Босфорский пролив, военные открыли огонь по гражданским в попытке воспрепятствовать их разоружению толпой. В ряде случаев отмечались перестрелки путчистов с полицией и подразделениями других силовых ведомств.

Вместо захвата или хотя бы блокирования задания парламента, ставшего своего рода оперативным штабом действующего правительства по подавлению переворота и откуда постоянно выступал премьер-министр страны Бинали Йылдырым, путчисты попытались уничтожить его бомбоштурмовыми ударами авиации, что чего использовались ударные вертолеты. Из них две машины были в итоге сбиры истребителями ВВС, а одна - многоцелевой UH-60 "Black hawk" ушла в воздушное пространство Греции, приземлилась в районе города Александруполис, подала сигнал бедствия и сдалась греческим властям. На борту оказались семеро турецких военных и один гражданский.

Анализ действие путчистов по открытым источникам позволяет утверждать, что логичными и последовательными они могут быть в рамках только одного сценария: если организовавшие его участники с самого начала не имели никакого реалистичного и тщательно проработанного плана по захвату власти, а полагались на мотивы, схожие с событиями "Арабской весны" 2010 - 2011 годов о том, что достаточно просто выдвинуть технику в город, показать, что армия восстала, и их тут же поддержат народные массы, поголовно недовольные действующим правительством и только и ожидающие сигнала к восстанию.

Формально общий план конечно имелся. Мятежники рассчитывали решительным ударом захватить Генштаб, сместить высшее военное руководство, захватить главный оперативный пункт управления вооруженными силами и, провозгласив себя новым правительством, уже разоружить полицию, жандармерию, силы безопасности и далее всех, кто окажет сопротивление. Включая штаб-квартиру правящей эрдогановской Партии справедливости и развития. Полное несоответствие ожиданий реальности проявилось буквально с первого часа переворота. Хотя следует отметить, что в некоторых районах Анкары и Стамбула отмечались локальные столкновения между группировками населения, выказывающих поддержку как правительству, так и восставшим военным. Но соотношение сил оказалось явно не в пользу путчистов.

Теоретически можно предположить, что турецкие спецслужбы, прежде всего Национальная Разведывательная Организация (MIT), на протяжении более пяти лет использовавшиеся Эрдоганом для подчинения высшего армейского командования и обеспечения его лояльности лично Эрдогану, о зреющем заговоре знали или даже специально подогревали недовольство отдельных офицеров среднего звена как раз с целью использования их относительно безопасного восстания в нужных турецкому президенту целях.

Однако, как известно, на момент начала переворота Тайип Реджеп Эрдоган находился где-то "за пределами столицы" и выходил в эфир частного телеканала по скайпу с мобильного телефона. Есть сведения о том, что в наиболее напряженный момент его личный самолет был в воздухе, и как утверждали некоторые немецкие СМИ, запрашивал разрешение на вход в воздушное пространство Германии. Но такового не получил. Пока большей ясности в этом вопросе нет, но следует отметить, что активно вмешиваться в ход событий, в том числе просить нацию выходить на улицы для блокирования военных, он стал лишь на третий час борьбы, когда провал переворота уже начал отчетливо прорисовываться.

Следовательно, в первые сто минут был момент, когда перспектива победы путчистов им воспринималась как весьма вероятная. Это плохо стыкуется с версией путча, как инициированной им самим операции турецких спецслужб. Таким образом, эта попытка военного переворота в Турции была полностью настоящей и не смотря на весь дилетантизм исполнителей, проводилась людьми, искренне верившими в правоту своего дела.

Следует помнить, что созданная первым президентом страны Мустафой Кемалем Ататюрком в 20х годах ХХ века конструкция политической власти Турции основывалась на позиционировании армии как главного гаранта светскости и демократичности основной стратегической линии развития государства. С тех пор армия, ставшая своего рода закрытым орденом, шесть раз предпринимала попытки отстранения от власти гражданских администраций, в своей политике "слишком сильно" отклонившихся от заповедей Ататюрка. В том числе трижды - успешно. В частности, в 1997 году восставшая армия свергла премьер-министра Неджметтина Эрбакана, которого Эрдоган считает своим политическим учителем.

С 2003 года, когда премьер-министром с триумфом стал сам Тайип Реджеп Эрдоган, на армию обрушился все возрастающий вал чисток. При этом в своей генеральной политической линии он все более откровенно усиливал роль исламского религиозного фактора. Тем самым все больше вступая в конфликт как с государственной концепцией кемализма, так и с политической позицией армейского руководства, традиционно считавшего себя главным бастионом охраны светского государства в Турции. За прошедшие 13 лет Эрдогану удалось существенно переформатировать высший эшелон военного командования, и значительно сдвинуть равновесие в стране в сторону исламизма. Для этого была проведена компания по увольнению светский судей, усилена цензура в СМИ, укреплены связи с Саудовской Аравией, Сомали и Суданом.

Анализ событий неудавшегося путча 15 июля 2016 года показывает, что Эрдогану удалось достичь своей цели. Высшее командование армии путчистов не поддержало, публично дистанцируясь от любого участия в этих событиях. Даже в большинстве участвовавших в перевороте частей рядовой и сержантский состав толком не знали, зачем их вывели из казарм. Их командиры говорили им о проведении больших учений. Потому, в частности, солдаты не проявили решительности и быстро оказались разоружены толпой. Это означает наличие раскола даже внутри самой армии.

Организовавшие мятеж офицеры, хоть и входили в законспирированную организацию "Движение за мир на Родине", фактически оказались горсткой одиночек, с очень ограниченными возможностями и отсутствием достаточной поддержки даже среди своих подчиненных. Например, Командующий 1-й турецкой армии, дислоцированной в европейской части страны, объявил, что в целом вооруженные силы находятся не на стороне мятежников. Не говоря уже о поддержке народных масс, так как основное количество населения активно выступило против армии.

Подавив мятеж, Эрдоган не только получил полный карт-бланш окончательное подчинение армии себе любыми, сколь угодно жесткими, и даже жестокими, методами, он добился разрушения ее образа высшего гаранта благополучия нации и уважения в глазах подавляющей части турецкого общества. Никогда ранее, ни в 1971, ни в 1980, ни в 1997 годах, ни сами военные, ни гражданское общество не воспринимали путч как что-то незаконное. Наоборот, это трактовалось как проявление гражданской и политической доблести, как исполнение армией своего священного долга перед страной и обществом. Сегодня все изменилось принципиально. Эта победа позволяет Эрдогану сейчас безропотно снимать любых, еще недавно даже самых неприкасаемых генералов.

Отсюда такое вопиющее несоответствие, когда руководителем военного переворота официально назван полковник, а по обвинению в причастности к путчу уже арестовано более полутора тысяч действующих и отставных офицеров, а также 13 высших генералов страны. В том числе командующий 2-й армией генерал армии Адем Худути и командующий гарнизоном в Малатье генерал-майор Авни Ангун. Ранее по тому же обвинению были задержаны начальник базы ВВС в Балыкэсире генерал-лейтенант Исхак Дайыоглу и бывший командующий Военно-воздушными силами генерал Акын Озтюрк.

Однако победа над путчистами досталась Эрдогану чрезвычайно высокой ценой. Нынешняя свобода действий была куплена, в том числе призывом о помощи к исламистским силам. Всю ночь в мечетях религиозные лидеры общин проповедовали за Эрдогана, как защитника Веры против военных безбожников. В сочетании с султанскими замашками нынешнего президента Турции, его ярко выраженного авторитаризма, его жесткой линии на разрушение светских устоев турецкого государства, сейчас эти тенденции только усилятся. Как со стороны самого Эрдогана, так и со стороны религиозных группировок, тоже ощутивших себя великими победителями армии - их главного идейного противника в обществе. А значит исламистское давление на государство станет только возрастать.

Вероятно сам Эрдоган верит в свою способность обхитрить даже шайтана, и удержать в узде контроль над исламистами, с которыми он активно заигрывает уже более семи лет. За последние два года полицией и спецслужбами арестованы более 400 турецких журналистов, писавших об активном проникновении из Сирии в Турцию вооруженных исламистских группировок, в том числе - присягнувших на верность Исламскому государству, а также с попустительства и даже при прямой поддержке турецкого государства создание ими в стране тыловой инфраструктуры, складов с оружием, госпиталей и учебных лагерей, в том числе для подготовки смертников.

Совершенно очевидно, что эти исламистские силы не остановятся ни на какой, даже очень мягкой и ограниченной, светской модели государства. Они исповедуют простой принцип - все или ничего. Таким образом, Эрдоган становится вынужден либо это движение возглавить и стать еще радикальнее этих радикалов, либо он неизбежно будет ими сметен. Так как собственными руками разрушил единственную силу, способную им противостоять - турецкую армию.

Проблема усугубляется еще и тем, что взяв за стратегическую цель идеи пантюркизма, Эрдоган опять разжег гражданскую войну с курдами, которых в стране насчитывается более 15 млн. или около 18,7% населения. В результате текущих чисток боеспособность, а в особенности боевой дух, армии сильно упадет. Это значит что под давление курдских повстанческих отрядов, турецкие силы из Курдистана будут выталкиваться, тем самым ускоряя развязку застарелой проблемы - выхода курдских территорий из состава единой Турции.

Парадокс ситуации заключается в том, что попытка использования исламистских формирований против курдов лишь еще больше ускорит процесс. Кроме того, исламские радикалы совершенно не озабочены сохранением Турции как в ее нынешних границах, так и как государства вообще. Их концепция основана на совершенно иных принципах, рамках которых подлежащими очистительному сожжению являются все нынешние государства без исключения.

Учитывая, что основу их взглядов составляет религиозный фанатизм, оставшись без опоры на армию, турецкое общество неизбежно начнет ускоренное сползание в гражданскую войну. Которая, кроме всего прочего, обычно очень плохо сказывается на экономике. Особенно на торговой экономике, которая сейчас является основой экономической мощи турецкого государства. Стране придется забыть не только о богатых европейских и бесшабашных российских туристах, о ведении строительного и разного прочего бизнеса в других странах туркам придется забыть тоже.

Но самой важной в произошедших событиях стала реакция иностранных государств. Как в мире в целом, в том числе России, так и, в частности, западных, включая США. Эрдогана, как единственного представителя законной власти в Турции не поддержал никто. Максимально обтекаемо, но предельно прозрачно, все сказали, что готовы сотрудничать с любой властью в стране, лишь бы она была достаточно легитимной, т.е. поддерживаемой народом. Даже члены Североатлантического альянса, т.е. военного блока, существующего чтобы оказывать военную помощь и защиту друг другу. Возьмет власть кто-то из турецких генералов - хорошо.

Возьмет ее какой-то из лидеров местных политических партий - тоже нормально. Удержится Эрдоган, если он продемонстрирует прочность своего положения, с ним будут говорить тоже. Следовательно, вопрос о Евроатлантическом единстве, тем более военном единстве, можно считать окончательно закрытым. Турецкая армия за интересы своей страны уже не очень готова воевать, а уж за чужие интересы на чужой земле какой-нибудь Прибалтики она не пойдет тем более. И ни одна из европейских армий совершенно точно не вступится за Турцию.

Особую остроту ситуация приобрела в отношениях с США. В настоящее время турецкие спецслужбы полностью заблокировали военно-воздушную базу Инджирлик, обесточили ее и закрыли воздушное пространство над ней. В том числе запретив все вылеты, в том числе американских ударных самолетов и беспилотников, используемых ВВС США для ударов по позициям ИГИЛ в Сирии и Ираке, что привело к срыву нескольких операций. Всем самолетам, следовавшим на авиабазу было приказано уходить на запасные аэродромы. Исключение сделали лишь для машин, базирующихся на Инджирлик и возвращавшимся с боевых заданий. В ее турецком секторе спецслужбами задержано несколько офицеров, также обвиняющихся в причастности к перевороту.

Американский сектор был взят под охрану частями безопасности ВВС США, полностью закрывшими доступ на свою территорию для всех, без исключения. Пентагон уже выступил с заявлением о своей готовности "до прояснения обстановки" взять полностью под свою охрану всю территорию авиабазы. Инджирлик является одной из главных основных точкой базирования ВС США и проецирования американской военной силы в регионе Ближнего Востока. Кроме того, на ней расположены склады хранения американского тактического ядерного оружия. Так что просто так Америка покинуть ее не может.

Но главным камнем преткновения в американо-турецких отношениях стала не она, а все тот же проповедник Фетхуллах Гюлен, немедленной выдачи для суда которого турки Госдепа США уже потребовали. Америка оказалась в почти безвыходном положении. Проживающий в США Гюлен является отличным козырем для политического, и не только политического, давления на Эрдогана. Кроме того, заявленные Анкарой основания для выдачи выглядят малоубедительными даже на самый поверхностный взгляд. А уж форма требования вообще не оставляет Вашингтону вариантов для сохранения лица.

Выдать Гюлена означает публично уступить давлению проблемной региональной страны, что прямо поставит под сомнение и без того страдающий одышкой ее статус мировой сверхдержавы. Глава турецкого правительства Бинали Йылдырым выступил перед журналистами с заявлением, что "любая страна, которая осмелится поддержать Гюлена, окажется в состоянии войны с Турцией". Пока Вашингтону удается уклоняться, просто отказываясь обсуждать вопрос о выдаче проповедника. Но эта игра вряд ли сможет продлиться достаточно долго. А значит турецко-американские отношения неизбежно ожидает серьезное охлаждение.

Таким образом, победив путчистов, Эрдоган еще больше загнал себя и страну на путь, уже не оставляющий иного выбора, кроме территориального распада в результате религиозной гражданской войны. Он будет вынужден еще больше укреплять режим личной власти, что невозможно без наращивания темпов разрушения светских основ государства, тем самым усиливая исламских радикалов. И когда все посыплется, а это уже совершенно точно стало лишь вопросом времени, бежать ему станет фактически некуда. Победа оказалась пирровой.

http://alex-leshy.livejournal.com/837434.html