Все горячие новости с Ближнего Востока сегодня идут из Турции, где сохраняется напряженная обстановка. 26 июля Анкара запросила экстренную встречу совета НАТО на уровне послов. Власти Турции сообщили о своем согласии разрешить авиации США производить полеты со своей базы в провинции Инджирлик близ северной Сирии. Генштаб Турции отозвал из отпусков командный персонал 2-й и 3-й полевых армий, дислоцированных на юго-востоке страны.

Reuters утверждает со ссылкой на заявление премьер-министра Ахмета Давутоглу, что турецкие власти не рассматривают вариантов введения наземных войск на территорию Сирии, хотя американские предполагают: между Анкарой и Вашингтоном достигнута договоренность о создании вдоль турецкой границы с Сирией буферной зоны. Как показывает опыт «арабской весны», в этой зоне — кроме лагерей многочисленных беженцев — может появиться и сирийское оппозиционное правительство, к чему ранее стремилась Анкара. Но решится ли Турция на такой шаг?

Сложность ситуации заключается в том, что Турция предложила так называемый пакетный сценарий борьбы с терроризмом, нанося одновременно авиаудары по позициям «Исламского государства» (ИГ) и лагерям Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке, которая вместе со своими сирийскими собратьями воюет с исламистами. Такой ход событий путает карты Западу, который в борьбе с ИГ гласно полагается на сирийских курдов, негласно — на РПК. Теперь Анкара поставила ИГ и РПК на одну доску, пытается, с одной стороны, помешать усилению сирийских курдов, а с другой — нейтрализовать «своих». Это становится самостоятельным сюжетом, особенно с учетом того, что РПК денонсировало перемирие с Анкарой.

Турция - этническая карта

Карта в полном размере: Турция - национальный состав

В то же время канцлер Германии Ангела Меркель в телефонном разговоре с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, выражая солидарность и поддержку в области борьбы с терроризмом, указала, что «ответ Анкары на угрозы должен быть пропорциональным». Берлин призывает «не прерывать примирительный процесс с курдами, придерживаться его, несмотря на все сложности». Аналогичную позицию заняла и верховный руководитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини. Однако начав боевые действия, Турция стала превращаться в Ирак или Сирию с открытыми линиями фронта: внутри страны, а также по её восточным и южным границам.

Чем же НАТО поможет Турции? В связи с запросом Анкары по чрезвычайному заседанию Североатлантического совета появилось коммюнике альянса. Этот документ примечателен тем, что в нем просматривается турецкая диагностика сложившейся ситуации. Анкара будет вести консультации по статье 4 Вашингтонского договора, которая гласит: «Договаривающиеся стороны всегда будут консультироваться друг с другом в случае, если, по мнению какой-либо из них, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность какой-либо из договаривающихся сторон окажутся под угрозой». В период «арабской весны», развития кризиса в Сирии и Ираке, Турция при созыве экстренных встреч Совета НАТО апеллировала к статье 5 Вашингтонского договора, которая предусматривает деятельность альянса для обеспечения защиты политическими, а при необходимости и военными средствами. И всегда получала отказ.

Напомним, что Турция присоединилась к НАТО 18 февраля 1952 года. В течение многих десятилетий она оставалась верным членом альянса и внесла значительный вклад в его безопасность во время «холодной войны». Анкара предоставляла в распоряжение блока значительные контингенты своих вооруженных сил: почти все сухопутные соединения и две воздушные армии. Военнослужащие турецкой армии были задействованы в операции в бывшей Югославии и первой войне в зоне Персидского залива.

Турция - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: религия в Турции

Подразделения Турции действуют в составе Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF), а ВВС были привлечены к участию в натовской операции в Ливии. Но как будет на сей раз, когда среди партнеров Турции по НАТО обозначена разная оценка потенциальных возможностей ИГ? Похоже, что альянс будет подменять понятия, чтобы ориентировать Турцию на длительную борьбу с террористами. Как заявил экс-аналитик ЦРУ и государственного департамента США Пол Гобл, «в борьбе с боевиками ИГ необходимо использовать военную силу, но невозможно одержать победу над боевиками исключительно военным путем, надо также вести против ИГ и идеологическую войну».

Ранее командующий американскими силами специального назначения на Ближнем Востоке генерал-майор Майкл Нагата в New York Times также отмечал, что считает первоочередной задачей удар по идеям ИГ, обозначив таким образом путаницу, которая существует в представлениях об ИГ на Западе. Не этим ли фактом, как предполагает американское издание The Atlantic, США пытаются объяснить тот факт, что несмотря на присутствие своих военных советников в Ираке им не удается остановить там ИГ и предотвратить процесс распада там государственности?

Не является ли это открытом намеком Анкаре на то, что ей не стоит рассчитывать на появление какого-либо воинского контингента из стран-союзников по НАТО на ее территории? Наконец, одна из целей ИГ — пересмотр границ, установленных соглашением Сайкса-Пико (тайное соглашение между правительствами европейских стран, заключенное в 1916 году для разграничения сфер влияния на Ближнем Востоке). Об этом уже не первый день публично рассуждают авторитетные западные эксперты. Поэтому апелляция Анкары к статье 4 Вашингтонского договора объяснима.

Именно этим обстоятельством объясняется предпринятый по инициативе турецкой стороны телефонный разговор между президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Согласно официальному сообщению, «главы государств обменялись мнениями о ситуации на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии и Ираке, в плане наращивания многосторонней и двусторонней координации в целях повышения эффективности противодействия угрозам, исходящим от «Исламского государства».

При этом отмечается, что лидеры двух стран подчеркнули необходимость «консолидации усилий всех заинтересованных государств на международно-правовой основе» для успешной борьбы с распространением терроризма и экстремизма». Теперь Эрдоган намерен отправится с визитом в Пекин, в ходе которого — помимо вопросов экономического сотрудничества двух стран — будет обсуждаться и борьба с ИГ. Турция, оказавшись в сложной ситуации, решила не складывать «яйца в одну корзину».

Комментарий:

Во вторник 28 июля по просьбе Турции собирается экстренное заседание стран НАТО. Вопрос, который ставится Турцией, оговорен 4 статьей Устава - то есть, речь идет об угрозе территориальной целостности одного из членов альянса. Во всяком случае, Турция полагает, что это действительно так, и ее территориальной целостности есть вполне серьезная угроза.

Исламское государство становится поводом, который Турция будет использовать, пытаясь в который раз получить согласие или по крайней мере нейтральное отношение НАТО к идее буферной зоны на севере Сирии.

Идея касательно буферной зоны вынашивается давно, и рациональная подоплека под ней есть: два миллиона беженцев, лагеря боевиков, прозрачная граница - все это создает на юге Турции ситуацию, близкую к управленческой катастрофе. По сути, Турция контролирует эту часть своей территории лишь там, где стоят ее военные. Юг Турции ими насыщен, однако все взять под контроль они не в состоянии.

Тем не менее, это лишь повод. Причина глубже - главный враг Турции - курды. Война в Сирии позволила им не просто создать свои боевые отряды, но и вооружиться до зубов, а главное - создать мобилизационный резерв, который только на сирийской территории оценивается в 100-120 тысяч человек. Такую огромную армию курды содержать не в состоянии, численность их отрядов колеблется вблизи 15-18 тысяч человек, но резерв позволяет восполнять потери, а также в случае необходимости ситуативно создавать отряды ополчения и самообороны, как это произошло в Кобани.

Ситуация для Турции абсолютно нетерпимая, и совершенно не зря начавшиеся массовые аресты по всей стране после мощного теракта на прошлой неделе направлены не столько против ячеек ИГИЛ, сколько против курдов. Возникает даже вопрос - а не играют ли турецкие власти и ИГИЛ за одну команду в этом матче? Враг у них, по крайней мере, общий.

Втрая цель после курдов, естественно - Асад. В западных СМИ начинает раскручиваться тема, что воздушные удары Асада по противникам ИГИЛ на севере Сирии идут согласовано с боевиками ИГИЛ, которые фактически "заказывают" авиацию Сирии в своих интересах. Никого не интересует реальное положение дел - эта тема раскручивается под конкретный заказ на создание бесполетной зоны над будущей буферной территорией, которую Турция, естественно, будет создавать безо всякого согласования с сирийским правительством.

Наконец, третья цель - нынешней турецкой власти нужна медийная победа и взрыв патриотизма для поправки своего положения в электоральном поле. Авторитет исламистов, мягко говоря, нуждается в подкреплении, и ничего лучше, чем маленькая победоносная война, для этого не придумано. С победоносностью возникает ряд сложностей, но если не ставить слишком амбициозные задачи, то проблема решаема. Тем более, что Сирия сейчас находится не в том положении, чтобы как-то адекватно отреагировать еще на одну агрессию против себя.

Комментарий 2:

Люди, в основном, смотрят на большую политику с точки зрения обычного здравого смысла, зачастую воплощенного в вековых народных мудростях, например, «не плюй в колодец, пригодится…» или «не стоит бросаться камнями живущему в стеклянном доме».

И поэтому, когда они сталкиваются с поведением мировых держав или лидеров, которое по очевидным причинам не укладывается в данную логику, начинается поиск скрытых смыслов и хитрых планов.

Иногда таковые смыслы и планы обнаруживаются. А иногда нет.

Последние пару лет наблюдающие за событиями на Ближнем Востоке все больше недоумевают по поводу позиции Турции.

Вводные понятны: региональная держава с нереализованными амбициями плюс традиционно непростые отношения и серьезная конкуренция с Ираном за региональное лидерство. Не понятно только одно: зачем же так откровенно пилить под собой сук? Зачем страна с серьезными внутренними расколами, к тому же обострившимися последние годы, стимулирует усиление нестабильности в регионе, причем по точкам, которые в конечном итоге ударят по ней самой?

Главное, что вызывало недоумение – это жесткая антиасадовская позиция Стамбула и, по сути, поддержка и подпитывание ИГИЛа в борьбе с Дамаском.

=> http://echo.msk.ru/blog/saetov/1557714-echo/

Неизбежность двух последствий данной политики – перенос деятельности радикальных исламистов на территорию самой Турции и обострение курдской проблемы – прогнозировали абсолютно все.

И то, что Стамбул упорно продолжал гнуть данную линию, заставляло подозревать некую продуманную стратегию.

Трудно сказать, была ли (и есть ли) эта стратегия, но мрачные прогнозы начали сбываться – сук под Турцией затрещал.
20 июля произошел страшный теракт в городе Суруч на границе с Турцией. Ответственность за произошедшее власти возложили на «Исламское государство».

=> http://ria.ru/world/20150720/1138518005.html

Немедленно активизировались курдские боевики, осуществившие несколько нападений на полицейских в качестве «возмездия» за теракт, так как полицейских якобы были причастны к сотрудничеству с ИГ.

=> http://ria.ru/world/20150723/1143794358.html

Реакция Стамбула не заставила себя ждать. Началась антитеррористическая операция, причем масштабные облавы идут как на исламистов, так и на курдов.

Плюс турецкими вооруженными силами были нанесены удары по позициям боевиков ИГИЛ.

=> http://ria.ru/world/20150724/1144983897.html

А еще планируется возвести стену на границе с Сирией.

=> http://ria.ru/world/20150723/1143877517.html

Можно предположить, что за всем этим действительно стоит тщательно продуманный замысел Стамбула. Проблема в том, что, взрастив для своих целей дракона ака ИГИЛ, нет никаких гарантий, что его удастся удержать под контролем. Скорее наоборот есть гарантия, что этого не удастся.

Но в случае Турции даже еще большей проблемой являются курды, поскольку де-факто Курдистан уже создан.

=> http://ria.ru/economy/20150715/1129771082.html

И можно не сомневаться, что курды приложат максимум усилий, чтобы воссоединить в одном государстве территории своего компактного проживания. И Турция тут оказывается в самом «интересном» положении, поскольку именно в ее составе находится самое большое количество курдов и их исторических территорий.

А надежды, что великие державы не допустят ликвидации территориальной целостности Турции, представляются весьма сомнительными. Не говоря уже о том, что конкретно Штаты очень серьезно вкладываются в Курдистан.

=> http://ria.ru/world/20150724/1145302413.html

Так что, возможно, у Турции есть хитрый план, но существует серьезная вероятность, что дело повернется как в старой арабской сказке «Сам себя перехитрил».

=> http://skazkimira.com/sam-sebe-perexitril/

Источники:

http://regnum.ru/news/polit/1946380.html

http://el-murid.livejournal.com/2458317.html

http://vbulahtin.livejournal.com/1578765.html