Итоги 17-го саммита Украина - ЕС, проведение которого возобновилось после перерыва с февраля 2013 г., стали вполне ожидаемыми. Украина получила очередную порцию обещаний, но достичь желаемого ей так и не удалось.

Если реконструировать замысел по развитию Украины ее президента П. Порошенко, его можно свести к следующей формуле: «Украина - член ЕС, член НАТО, единое и неделимое государство, исполняющее все рекомендации МВФ». Европейский вектор развития страны П. Порошенко точно сформулировал в своей инаугурационной речи: «мы - народ, который был оторван от своей великой Родины – Европы. Теперь возвращаемся к ней, окончательно и бесповоротно».

В конце апреля 2015 г. П.Порошенко предложил вынести вопрос о проведении всеукраинского референдума по вступлению в НАТО. Была утверждена годовая национальная программа сотрудничества Украина-НАТО на 2015 г. В качестве национального интереса она провозгласила углубление отношений стратегического партнерства с НАТО, и закрепила необходимость реформирования по стандартам НАТО сектора безопасности и обороны и оборонно-промышленного комплекса Украины. Вопрос о мире в связке Украина – НАТО не стоит, Киев готов к продолжению войны.

Как заявил П. Порошенко в ходе саммита, «война может начаться в любой момент, но мы готовы сделать все возможное, чтобы не было возможности ни сомневаться, ни отступать». Уже в инаугурационной речи он дезавуировал свои декларативные призывы к миру сообщениями о готовности к войне: «чтобы мир стал долговременным, нам следует привыкнуть к жизни в условиях постоянной боевой готовности. Мы должны держать порох сухим. Армия и ее перевооружение усилиями отечественного военно-промышленного комплекса - это наш главный приоритет».

Период президентства П. Порошенко показал, что предвыборные обещания были попраны. Достаточно вспомнить лишь на некоторые забытые ныне посылы из его инаугурационной речи: «Я не хочу войны... Я хочу мира и добьюсь единства Украины», «С чем я как Президент приеду к вам в самое ближайшее время? С миром…С гарантией свободного использования в Вашем регионе русского языка. С твердым намерением не делить украинцев на правильных и неправильных» и «Обеспечение людей работой и достойной оплатой - это первая гарантия внутреннего мира и национальной безопасности».

Образ обновленной Украины был представлен в «Стратегии 2020», принятой в январе 2015 г. В ней провозглашена цель – «внедрение на Украине европейских стандартов жизни и выход Украины на ведущие позиции в мире». Почему П. Порошенко не видит примера наиболее отсталых стран ЕС, которые ярко свидетельствуют о том, для кого именно эти европейские стандарты предназначены и как далеко они могут отодвинуть слабые страны на мировую полупериферию?

Достижение нового образа, по замыслу официального Киева, возможно при реализации 62-х изложенных в стратегии реформ. Примечательно, что, в отличие от либеральной модели России с отсутствием ценностной повестки, «вымытой» рыночной экономикой, Украина хотя бы декларирует определенные ценности. Так, культивировать гордость за свою страну должен помочь ряд мероприятий патриотического характера, направленных на взращивание национализма взамен возврата к цивилизационной идентичности. В их числе - программы популяризации Украины в мире, продвижения интересов Украины в мировом информационном пространстве, создания бренда «Украина», развития национального кинопроизводства, национального издательского дела и др. Хотя данный документ так и останется на бумаге, стоит отметить определенный профессионализм в обозначении стратегических приоритетов развития страны, в сравнении с российской либеральной школой.

Выстраиваемая на Украине модель государственности полностью разнится с той, какой ее желала бы видеть официальная Москва. Учитывая геополитическое положение, историческое прошлое и цивилизационное единство, утрата такого партнера, как Украина, стала самым масштабным геополитическим провалом России в постельцинский период.

Итоги саммита Украина-ЕС в очередной раз дали полное основание утверждать, что та Украина, к созданию которой стремится П. Порошенко, не будет построена никогда. Ее сценарий развития, в итоге, будет сведен к самому худшему варианту.

К последнему дню правления нынешней олигархической майдановской элиты, неизбежному в будущем, внешний государственный долг Украины достигнет колоссальных размеров, а уровень жизни граждан упадет еще в несколько раз. Газовая инфраструктура через системы соглашений будет фактически контролироваться европейскими и американскими инвесторами. Все оставшиеся к этому моменту производства будут окончательно свернуты, вместо этого начнется развитие добывающей промышленности и выкачивание ресурсов из недр. Украинцы перейдут на потребление европейских товаров.

В стране будет трудоустроена всего треть населения, остальные поедут на заработки в Европу. Ценности семьи будут попраны: трудовые мигранты дистанцируются от своих украинских корней, а в Украину будут импортированы европейские ценности девиантного поведения. В экономическом, социальном и внутриполитическом плане страну ждет коллапс, на Украину снова вернутся 1990-е гг. Изнурительная война и обнищание населения создадут угрозу демографической сфере, а задолженность перед иностранными кредиторами надолго заставит Украину следовать курсом, навязанным извне.

От проведенного саммита Украина не получила желаемого. Показательно даже то, что официальная часть переговоров длилась всего чуть более часа. Вопросы первостепенной важности для П. Порошенко (именно для него, а не для Украины) остались нерешенными.

Так, не последовало отмены визового режима между Украиной и ЕС. Для Европы это стало бы приговором: из страны хлынул бы не только поток трудовых мигрантов, которые не смогли найти работу у себя на родине, но и беженцев. Вопрос введения безвизового режима был отложен на 2016 г., после проведения Украиной реформ, которые традиционно существенно ударят по украинским гражданам.

Никаких признаков готовности принять Украину как полноправного члена ЕС не высказал. Хотя Украина пока не подала заявки, но ожидается, что к 2020 г., завершив реформы, Украина заявит о своем желании стать членом ЕС. Пока даже в качестве долгосрочной перспективы Евросоюз не желает этот вопрос обсуждать. Уместно вспомнить европейскую шутку: «А нас когда возьмете? – Сразу после Турции. – А Турцию когда? – А Турцию никогда».

Нужно отметить, что сама идея членства в ЕС является мифом, выдуманным самими украинцами, которые отказываются вслушиваться в речи европейских политиков. Исключительно сама Украина и ее президент полагают, что «Европа не может быть полной без Украины», так как последняя является европейской страной. Но вот что странно: ЕС прекрасно существовал и без Украины, почему он вдруг теперь «не может без нее»? Разве мало ему Греции и других нагрузок? Европейцы неоднократно указывали на то, что вопрос о членстве Украины в ближайшей перспективе не стоит. Ассоциированное членство с ЕС имеют еще 29 государств, некоторые из них являются европейскими. Но сам договор не дает им право говорить о членстве в ЕС. Европейцы связывают успех политической ассоциации и экономической интеграции Украины с ЕС с реализацией реформ. ЕС подтвердил вступление в силу таможенного союза с Украиной с 1 января будущего 2016 г., но именно затягивание этого процесса со стороны ЕС было своеобразной платой Москве за минские соглашения.

Миротворческие военные миссии, о которых говорил Киев, направлены на Украину не будут. Европа, что абсолютно верно для деэскалации конфликта, ограничивается действующей наблюдающей миссией ОБСЕ, о чем заявил Д.Туск.

И, наконец, как решили участники саммита, экономическая помощь Украине будет выделена в ранее зафиксированном объеме. Уже полученные Киевом финансовые средства были направлены не на восстановление мирной жизни и исполнение социальных обязательств, а на стимулирование оборонного заказа, содержание армии и проведение боевых действий. Украинские граждане сейчас и в будущем еще долго будут вынуждены расплачиваться с иностранными кредиторами за ведение войны. Но западная финансовая система для Украины неумолима: под жесткие требования «комплексных и болезненных», как их назвал П. Порошенко, реформ ЕС и европейские финансовые институты выделят очередной транш из общей суммы обещанных 11 млрд евро, вероятнее всего, к середине 2015 г. Хотя уже сейчас в ЕС появляются первые признаки недовольства замедлением реформ, потоки финансовой помощи это не останавливает. Киев не предостерегают даже мучения греческого правительства, пытающегося добиться реструктуризации внешнего долга. П. Порошенко последовательно ведет страну к дефолту.

К успеху официального Киева можно отнести лишь то, что страны ЕС не изменили своему курсу давления на Россию, подтвердив, что считают Крым аннексированным Россией, и, заявив о своей готовности и в дальнейшем проводить политику непризнания, в том числе путем ограничительных мер. Однако иного исхода и ожидать не следовало. Вопрос касается не столько Украины, сколько самого европейского порядка. Только Западу дозволительно перекраивать европейские границы (пример – Югославия) под предлогом защиты прав человека. Россия же в аналогичной ситуации объявлена агрессором.

В ходе саммита лидеры говорили о необходимости «противодействовать продолжающейся дезинформационной кампании России» и согласились с необходимостью «усилить свои соответствующие стратегические коммуникационные усилия».

Все благие намерения России дискредитируются. Украина благодарна Европе за значительный объем предоставленной гуманитарной помощи, а Россию обвиняет в попытках под видом гумпомощи Донбассу оказывать содействие ополченцам.

Конечно, Киев все же добился гарантий в отношении энергетического партнерства. Это было закономерным. Для ЕС Украина важна с точки зрения своего транзитного положения - через ее территорию проходят газовые потоки из России, а сама она является воротами к нефтегазовым месторождениям Закавказья, Средней и Центральной Азии - и ресурсной базы. Поэтому ЕС и принимает обеспечительные меры - гарантии обеспечения стабильного, достаточного и бесперебойного транзита газа. Более того, Европа готова сотрудничать с Украиной в сфере реформирования энергетического сектора, модернизации газотранспортной системы и газовых хранилищ. Иными словами, все происходящие в данной сфере процессы обоснованы прагматичными интересами ЕС. В рамках новых соглашений Украина, в конечном итоге, рискует потерять контроль над своей газотранспортной инфраструктурой.

Итоги саммита можно охарактеризовать как сохранение неизменных позиций: стороны встретились, поговорили и разошлись. ЕС остался доволен тем, что Украина осталась заложницей собственных иллюзий. Украина, как и прежде, выстраивает свою стратегию по принципу «нам кто-то всегда должен». За этими заблуждениями она не замечает плавного подхода к концу политической карьеры действующей майдановской власти, обнищания народа, отхода от исконных цивилизационных ориентиров.

Очень все это напоминает 25-летнюю историю российской «любви» с Западом. Разочарование и крах такой политики предопределен.

http://rusrand.ru/analytics/sammit-ukraina-es-ozhidanija-i-realnost