Итоги Occupy Wall Street

Движение Occupy Wall Street не смогло уничтожить капитализм, но оно по-настоящему глубоко изменило восприятие капитализма, а голоса людей оказали влияние на институты власти по всему миру. Хотя палаточные лагеря протестов, возникшие осенью 2011 года, были разогнаны за несколько месяцев, Occupy не умерло – его активисты организовали различные движения за социальную справедливость и повлияли на политические процессы на различных континентах.

Если бы не Occupy, Берни Сандерс не стал бы лидером президентской гонки от демократов. Джереми Корбин (66-летний вегетарианец-социалист) не преодолел бы английскую политическую машину и не стал бы новым лидером лейбористов. А Малкольм Тернбулл не сместил бы Тони Эббота с кресла премьер-министра Австралии.

Однако, на 4-летнюю годовщину Occupy Wall Street нужно говорить не только о победах этого движения, но и о поражениях. И то и другое очень важно, поскольку движения, появившиеся после Occupy должны извлекать уроки из его опыта.

Победы Occupy.

У Occupy Wall Street было много целей – некоторые из них были возвышенные, многие – практичные. Выступая от лица «99%», OWS прочертил чёткую линию между американскими богачами, которые съедают всю прибыль после официального конца рецессии, и американскими низшими классами.

И Америка обратила на это внимание. Минимальная заработная плата 15 долларов в час, о невозможности которой говорили тогда многие скептики, теперь стала реальностью в некоторых самых больших городах США. В Сиэтле такую минимальную зарплату установили благодаря активности бывшей участницы Occupy Seattle Кшамы Савант, вошедшей в Городской совет в качестве социалистки и составившей законопроект об увеличении минимальной зарплаты.

В Нью-Йорке бывшие Occupy-активисты не только проталкивают минимальную зарплату 15 долларов в час, но и оказывают давление на губернатора Эндрю Куомо, чтобы тот принял «Налог на миллионеров» и запретил гидроразрыв по всему штату.

В других частях США Occupy добилось ещё нескольких политических побед.

В Мэдисоне (Висконсин) просветительская работа Occupy на тему тяжёлого положения бездомных привела к тому, что городские власти разрешили Occupy Madison построить микрорайон из небольших зданий для бездомных.

Призыв остановить репрессии по студенческим долгам привели в Орегоне к бесплатному местному колледжу для семей рабочих. Стэнфордский университет тоже начал предлагать бесплатное обучение для студентов из нуждающихся семей. Проект Occupy Wall Street под названием «Забастовка долга» помог сократить студенческие долги на 3,8 млн. долларов.

После выхода Occupy на улицы в знак протеста против корпоративного воровства зарплат, власти Коннектикута первыми начали заставлять эти корпорации возвращать украденные зарплаты в двойном размере.

После присоединения Occupy-активистов к массовой разоблачающей кампании, призывающей пенсионные фонды распродавать инвестиции добывающей промышленности, было распродано более 50 млрд. нефтегазовых долларов, и к этой акции пообещали присоединиться 28 университетов, 41 муниципалитет, 72 церкви и 30 различных фондов. От 1,2 млрд. нефтегазовых долларов избавилась и газета Guardian.

Самые громкие проявления полицейского насилия во время разгонов Occupy-протестов привели к гражданским искам и штрафам, которые полиция вынуждена была заплатить за свои злоупотребления. За Энтони Болонью, опрыскавшего слезоточивым газом двух девушек во время демонстрации в Нью-Йорке, местные налогоплательщики заплатили 332000 долларов. Ещё несколько нью-йоркских протестующих получили 500000 долларов за полицейские притеснения и аресты во время мирных демонстраций.

Лейтенант Джон Пайк из полиции Калифорнийского университета, который опрыскивал слезоточивым газом сидящих протестующих (как и его начальник) был временно отстранён от работы, пока администрация университета не заплатила пострадавшим студентам и преподавателям 1 млн. долларов. Городской совет Лос-Анджелеса согласился выплатить Occupy-протестующим 2,45 млн. долларов за насильственный полицейский разгон лагеря протестов. Полиция многих городов оказалась под серьёзным давлением, так как её недостойное поведение стоит налогоплательщикам миллионы долларов.

Поражения Occupy.

СМИ (а если честно, то и многие протестующие) неправильно понимали основную тактику Occupy Wall Street, считая, что единственным методом протестов было занятие публичных мест. Слишком часто внимание было отвлечено от настоящих проблем, о которых пыталось сказать Occupy: неравенство доходов, глобальный капитализм и полицейское государство. Вместо этого, велись мелкие разговоры о повседневных проблемах типа продовольственных пожертвований, доступности активистов, ночной охраны парков, неэффективности Генеральных Ассамблей.

В Occupy Houston, в котором я участвовал с осени 2011 по весну 2012 гг., организаторы движения «Испанское возмущение» несколько первых недель протестов проводили консультативные собрания с нашими лидерами. Одно из условий, которые они выдвигали – независимость от палаточных лагерей и добровольная ликвидация их через две недели после начала протестов. Они говорили, что любые протесты, которые проходят дольше двух недель, вынудят СМИ прекратить говорить о неравенстве и несправедливости, которые вызвали протесты, и начать говорить о повседневных мелочах палаточных лагерей.

Мы не слушали мексиканцев, но они оказались правы. После первой волны возбуждения многие протестующие начали покидать лагеря, не желая жить там постоянно. Оставшимися оказались, в основном, белые мужчины, не слишком заинтересованные в развитии протестов и отталкивающие многих женщин и цветных, которые могли бы придать нашему движению больше энергии, необходимой для достижения перемен. Попытки начать разговор о неумышленном укреплении идей превосходства белой расы и женоненавистничества внутри Occupy быстро подавлялись белыми мужчинами. Мне тяжело признаться, что я был одним из тех белых мужчин в Occupy, которые были слишком высокомерны, чтобы обсуждать фундаментальные недостатки движения.

Occupy стал пузырём. Те, кто остался внутри с презрением смотрели на тех, кто хотел покинуть лагерь. А протестующие, приходившие на Генеральные Ассамблеи, желая поднять активность групп прямого действия, уходили разочарованные многочасовыми разговорами и голосованиями, которые ни к чему не вели. Конфликт между 99% и элитой превратился в трещину между постоянными и временными протестующими. Но движения, возникшие после OWS, смогли научиться на его ошибках и провалах.

Occupy продолжает жить.

Разгоны палаточных лагерей стали лучшим, что случилось с движением Occupy, так как мы вынуждены были выбраться из созданного нами пузыря и пойти в народ. Протесты, которые начались после Occupy, использовали его тактику, вышедшую за рамки простых пикетов и демонстраций. Occupy прославилось по всей стране, и после протестов 2011 года сознание населения расширилось. Можно сказать, что общественность стала более терпимой к народным движениям, которые используют агрессивные ненасильственные акции для распространения своей точки зрения.

Коалиции профсоюзов и движения Occupy позволили «Борьбе за 15 долларов» распространиться по всей стране, в результате чего работники быстрого питания и магазинов провели забастовки в 236 городах, остановив работу многих ресторанов и магазинов, что привело к некоторым законодательным победам. Движение «Черные жизни имеют значение», возникшее после убийства Трейвона Мартина и Майкла Брауна, организовало массовые протесты по всей стране, во время которых использовалась тактика перекрытия шоссе, использованная Occupy ещё в 2011 году.

В 2013 году тысячи учеников средних школ Филадельфии бастовали против сокращений финансирования образования, остановив работу всех школ в своём городе. В прошлом году 400 тысяч человек вышли на улицы Нью-Йорка, требуя решить проблему изменения климата. А через несколько дней 1000 человек заблокировали финансовый район Нью-Йорка, протестуя против финансирования изменения климата деньгами Уолл-Стрит.

Совершенно очевидно, что после Occupy протесты стали более мощными и вышли на более высокий уровень. Из перечисленных выше стратегических побед стало ясно, что протесты работают. Occupy не умерло, оно развивается, как делают все движения. Следующее массовое культурное пробуждение почти наверняка будет использовать тактику и идеи Occupy Wall Street, и протесты будут продолжаться.

http://antizoomby.livejournal.com/403706.html

Опубликовано 30 Сен 2015 в 19:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • OldMonkey

    Фраза Обамы об исключительности американцев, при подробном рассмотрении, выглядит достаточно глупо и двояко. Во-первых, ну нет такой национальности, как американец! Гражданин США с записью об этом в паспорте — запросто, а вот графа «национальность» в паспорте отсутствует. Ибо кого в Штаты только не заносило! Со всего мира охотники за удачей до сих пор едут, плывут и летят. А по сему исключительными являются все люди, которые являются гражданами этой «благославенной» страны, а так же родственники этих граждан, живущие по всему остальному миру. Ну, а во-вторых, «богоизбранных» американцев испытывает Дьявол теми же искушениями, что и все остальное человеческое. Поэтому ни о какой исключительности американцев речи лучше не вести.
    То, что Occupy явила собой силу, способную всколыхнуть умы «избранного-непойми-кем» народа, есть факт появления людей, которые внутри США поняли, что они такие же, как и все те, кто находится вне ее. Отсюда и требования спараведливости к себе, как к обыкновенным людям, со своими привычками и обычаями. Это очень правильное движение, с точки зрения патриота той же США, в смысле страны реально равных возможностей для всех ее граждан, включая североамериканских индейцев. Призывы к традиционным семейным ценностям, уважении мнения друг друга, помощи нуждающимся, а тем более частичное решение этих вопросов, создаст со временем мощную партию народного толка в США, из которой может выйти и стать президентом человек, исповедующий истинно социалистическую ориентацию.
    Именно такого развития событий боиться Госдеп США, именно это является их страшнейшим кошмаром. Вся внешняя мощь Америки может стать жертвой внутреннего запроса на справедливость.
    Получается, что не смотря ни на что, опыт СССР являет собой более правильный, с точки зрения заботы о человеке, социальный строй и проиграл Западу не в гонке идеологий, а посредством элементарного развода и кидалова.