Итальянская политика в Ливии

Если описывать ситуацию коротко и упрощенно, итальянская политика в Ливии работает так: лица глубоко вовлеченные в торговлю людьми и в индустрию контрабанды мигрантов должны остановить потоки беженцев, контрабандисты вроде Аль Биджа, процветающие в Западной Ливии, должны перехватывать ими же отправляемые корабли и помещать обнаруженных на них мигрантов в Центр Временного Содержания Ан-Насер в Завийя, который принадлежит племени Аль-Биджа, Абу Хамира.

Муамар Каддафи на протяжении длительного периода времени служил был пограничным псом Европы – и никогда не стеснялся напомнить о важности своей роли. Во время визита в Рим в августе 2010 года он потребовал, чтобы Европа платила ему за эти услуги минимум 5 миллиардов евро в год. Немедленно после коллапса его режима объем трафика мигрантов начал расти взрывными темпами.

Ливия - этническая карта

Ливия - этническая карта

Поскольку Ливия никогда официально не определяла границ своей зоны поисково-спасательных операций и лишь недавно направила соответствующий запрос в IMO, Италия взяла на себя ответственность за спасение на море за пределами ливийских территориальных вод. В 2013 году Рим инициировал операцию Mare Nostrum, за которой последовала операция Triton, а за ней, в феврале 2018 – Themis, а также операции Sophia и Mare Sicuro. Параллельно работали международные НГО, чьи регулярные патрули бороздили воды между Ливией и Лампедузой.

Количество мигрантов, прибывающих в Европу, росло экспоненциально – с 15 900 в 2012 до 181 000 в 2017. В марте 2017 Марко Миннини предсказал, что количество мигрантов к концу году превысит 250 тысяч. Вместо этого, количество прибытий сократилось на четверть, по сравнению с 2016 годом. За первые два месяца 2018 года зарегистрировано дополнительное снижение на 65,5%. Как представляется, итальянские усилия по склеиванию ливийского политического и социального ландшафта начали приносить первые плоды.

В январе 2017 Италия стала первой страной, вновь открывшей посольство в Триполи. В следующем месяце возглавляемое Сараджем и признанное ООН “Правительство” Ливии подписало с итальянцами меморандум о помощи в развитии, сотрудничестве и предотвращении торговли людьми. Меморандум использует очень расплывчатые юридические формулировки, но с итальянской точки зрения его главная цель – сотрудничество в строительстве дамбы на пути миграционных потоков.

Итальянское правительство оказывает техническую и военную помощь министерству обороны и МВД Ливии. На настоящий момент, Триполи потребовал, чтобы ему были переданы 10 кораблей для поисково-спасательных операций, 10 патрульных катеров, 4 вертолета, 10 машин скорой помощи, 30 джипов, 15 грузовиков – на общую сумму около 800 миллионов евро.

С лета 2017 года ливийская береговая охрана начала брать под контроль территориальные воды страны. Итальянский флот имеет право входить в ливийские воды “для оказания технической поддержки” – в соответствии с просьбой правительства Сараджа.

Решение о прямой поддержке береговой охраны итальянцами оказалось весьма неоднозначным ходом. Береговая охрана фрагментирована: номинально она находится под контролем министерства обороны Правительства Национального Единства, в реальности она подчиняется различным ливийским милициям.

С мая 2017 года Ливии поставлены 4 из 10 патрульных катеров, обращению с ними обучены 89 человек. Среди них – Абдурахман аль-Милад Ака Биджа, более известный как Аль Биджа, командующий береговой охраной в Завийя. Аль Биджа который является “королем” торговли людьми в прибрежной зоне Западной Ливии – регионе, в котором расположены важнейшие точки отправки беженцев в Западную Европу.

Если описывать ситуацию коротко и упрощенно, соглашение между Италией и Ливией работает так: лица глубоко вовлеченные в торговлю людьми и в индустрию контрабанды мигрантов должны остановить потоки беженцев, контрабандисты вроде Аль Биджа, процветающие в Западной Ливии, должны перехватывать ими же отправляемые корабли и помещать обнаруженных на них мигрантов в Центр Временного Содержания Ан-Насер в Завийя, который принадлежит племени Аль-Биджа, Абу Хамира.

Аутсорсинг защиты границ Европы и передача ее в руки ливийцев, влечет за собой и другие малоприятные последствия. Ливийские силы не обучены и неспособны осуществлять поисково-спасательные операции. В мае 2017 года ливийский флот обстрелял итальянский военный корабль. В ноябре 2017 во время спасательной операции корабля НГО Sea Watch ливийский катер внезапно отбыл из района спасения, что повлекло за собой многочисленные жертвы.

Ливия является членом конвенции ООН по предотвращению торговли людьми, но не ратифицировала конвенцию о беженцах 1951 года. По отзывам большинства мигрантов, самое худшее , что с ними случалось на протяжении долгого пути через Африку в Европу происходило в Ливии. Практически на всех пересылочных пунктах и остановках – от южной границы Ливии и до средиземноморского побережья мигрантов вынуждают бесплатно работать.

Указанные заведения находятся под контролем вооруженных милиций которые поступают с мигрантами как им заблагорассудится – их помещают в клетки без еды и воды, избивают, секут плетьми, насилуют, клеймят каленым железом и продают на невольничьих рынках. Существуют свидетельства о торговле кровью и органами мигрантов. По достижении Ливии возвращение мигрантов домой становится практически невозможным.

Если поддержка итальянцами правительства Сараджа была весьма прямолинейной, то в отношении “фельдмаршала” Хафтара они проявляли куда большую осторожность. Фельдмаршал, нравится этому кому-то или нет, превратился в одного из важнейших ливийских игроков. Он контролирует Киренаику, он успешно воюет против ISIS за контроль над нефтяными месторождениями, и его поддерживает Египет и Россия. Но итальянцы пригласили фельдмаршала в Рим только после встречи Сараджаи Хафтара, организованной только что избранным новым французским президентом Эммануэлем Макроном в июле 2017.

Хафтар посетил Рим дважды – в сентябре и в декабре 2017 года, встретившись с министрами кабинета Джентилони, а также с представителями ENI и AISE. Сближение с Хафтаром произошло на фоне потепления в отношениях с Египтом, и прибытием в Каир нового итальянского посла Джампаоло Кампини, главной задачей которого является “завершение” итальянской стратегии по блокированию доступа мигрантов к Средиземному морю.

арабы нацизм террор

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статьях:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Италия и транс-локальные суверенитеты

Итальянцы в обмен на контроль над границами обещали инвестиции и создание рабочих мест, а также предложили лидерам племен деньги в качестве компенсации за потери доходов от торговли людьми. Это – трудная задача, поскольку доходы от указанного бизнеса оцениваются в 1-1,5 миллиарда евро в год. В реальности племена жили и живут за счет контрабанды товаров и людей через пустыню, и контрабанда – то, что “держит их на плаву” в условиях отсутствия интереса государства или отсутствия самого государства.

Описание Ливии в качестве страны состоянии политического коллапса ни в коей мере не означает, что политическая арена пуста. Италия работает там, где политические приказы все еще издаются – хотя преимущественно и на локальном или городском уровне – городскими советами, племенными политиками или племенными советами, бизнесменами и предпринимателями, лидерами милиций, бывшими элитами режима Каддафи, бывшими армейскими офицерами, этно-политическими движениями меньшинств – Тубу, Туарегов и Берберов, а также различными исламистскими фракциями.

Второй столп, на котором основывается итальянская стратегия остановки миграционного потока – адаптация к этому политическому контексту, работа напрямую с локальными лидерами, племенами, советами, и вооруженными милициями – в качестве легитимных коллег в управлении кризисом. Примером может служить сделка по контролю над отправкой мигрантов правительства Джентилони и Бригадами Аль-Амму (также известными как Бригады Шахида Анаса ад-Дабаши, связанными с министерством обороны Ливии) и Бригадой 48, связанной с МВД.

арабы психология

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Речь идет о двух наиболее могущественных милициях в городе Сабрата. Обе бригады – союзники правительства Сараджа. Эта связь позволяет итальянскому правительству делать вид, что оно работает с международно признанным правительством. . Итальянские представители посетили Сабрата до того, как сделка вступила в силу и вели прямые переговоры с представителями милиций. В реальности количество мигрантов, покидающих Сабрата , одного из главных плацдармов на пути беженцев в Европу, драматически снизилось. Также как и в случае с Аль Биджа, , которые де факто контролирует побережье в Завийя, Аль Амму и Бригады 48 считаются “королями торговли людьми” в Сабрата.

Теперь эти милиции , вместо торговли людьми занялись вымогательством и рэкетом – в обмен на свою помощь по строительству дамбы на пути африканского людского потока, милиции получают оборудование, корабли, зарплаты, и, самое важное – безнаказанность за другие формы контрабанды. Официально, итальянский МИД отвергает существование сделки, заявляя, что “итальянское правительство не ведет переговоров с контрабандистами”. Но даже в случае, если никаких денег не заплачено, сама идея того, что эти бригады являются “хранителями Европы” создает для них огромный рычаг давления. Кроме того, сделка дестабилизировала Сабрата, лишив доходов те банды, которые не являются ее участниками.

Взаимодействие с племенами – еще один столп итальянской многоуровневой политики. Особенно интересно наблюдать, как итальянский подход работает в южной Ливии – с точки зрения теории “транс-локального суверенитета” или “гетерархии”, “гетерархического политического порядка”, разработанной германским антропологом Георгом Коюте. Эта концепция описывает “состояние, в котором государство теряет свою доминантную позицию и становится одним из игроков (хотя зачастую и первым) среди большого числа других политических игроков, которые сосуществуют в горизонтальном политическом порядке. Такое государство теряет часть своего суверенитета (такую, как контроль над границами и приграничными экономиками) и вынуждено делить их вместе с другими участниками”.

демография арабы

Немного о вырождении в странах Ислама:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Ливия – страна в которой принадлежность к племенной социальной организации и культуре имеет большое значение. Даже в эпоху Каддафи племена располагали значительной автономией: они не распались в результате перехода к оседлому образу жизни и урбанизации после того, как в Ливии нашли нефть.

Ключевая политическая роль племен была признана итальянцами, и в апреле 2017 года главы 60 племен собрались в Риме. Среди них были представители туарегов с юго-запада, Тубу с юго-востока, и арабского племени Авлад Сулейман (Сабха и Феззан). После 72 часов секретных переговоров, проходивших с участием представителей правительства Национального Согласия, было достигнуто соглашение, состоявшее из 12 пунктов.

Ключевыми были параграфы, описывающее обеспечение безопасности государственных границ, создание пограничных подразделений, которые должны были следить за границей протяженностью 5 тысяч километров. Это соглашение символизировало значительное усиление итальянского влияния в Феззан – региона, по своей площади в два раза превосходящем Италию и населенном 400 тысяч человек. Итальянцы советовали лидерам племен организовать “собратсво”, которое должно представлять интересы Феззан в Триполи и перед лицом международных игроков.

Итальянцы в обмен на контроль над границами обещали инвестиции и создание рабочих мест, а также предложили лидерам племен деньги в качестве компенсации за потери доходов от торговли людьми. Это – трудная задача, поскольку доходы от указанного бизнеса оцениваются в 1-1,5 миллиарда евро в год. В реальности племена жили и живут за счет контрабанды товаров и людей через пустыню, и контрабанда – то, что “держит их на плаву” в условиях отсутствия интереса государства или отсутствия самого государства.

арабы психология

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Встреча лидеров племен была также продолжением серии попыток урегулирования межплеменных конфликтов. Так, через два года боев за контроль над городом Убару было подписано соглашение о мире между Туарегами и Тубу в Дохе. В 2016 Туареги и Авлад Сулейман встретились в Риме и подписали совместную декларацию о городе Себха. В марте 2017 они подписали “постоянное соглашение и мире и примирении”, которое – при поддержке итальянского МВД.

Племена – не единственные игроки локальной динамики, интегрированные в итальянскую стратегию. Работами с мэрами городов – в первую очередь тех, что лежат на пути торговли людьми – также один из способов обойти хронические ограничения, существующие на национальном уровне.

В середине февраля 2017 глава МВД Миннити встретился с 10 мэрами ливийских городов, доставленных в Рим на самолете без опознавательных знаков. Результатом секретной встречи стало подписание соглашения об урегулировании конфликтов и предотвращении нелегальной иммиграции из Ливии. Через несколько недель 75 ливийских мэров встретились с послом Перрони в Риме.

Во встрече участвовали представители итальянского МИДа и национальной ассоциации муниципалитетов. Министр миннети обещал строить школы, больницы, системы водоснабжения, спортивные сооружения, системы видеонаблюдения, электроснабжения и полицейские станции. Сотрудничество с местными властями представляется итальянцам критически важным в деле создания экономических альтернатив контрабанде людей. В августе 2017 года соответствующие соглашения подписали 12 городов: Аль Майя, Аш Шуреф, Бани Валид, Катрун, Джанзур, Хомс, Куфра, Сабрата, Звара, Сурман, Завия и Мисурата.

Даже до подписания соглашений мэры ливийских городов играли большую роль в итальянской внешней и разведывательной политике: мэр Гата Комани Мухаммед Салех сыграл ключевую роль в переговорах об освобождении итальянских рабочих, взятых в заложники в ноябре 2016.

Подводя итог, можно сказать, что “многоуровневый” подход итальянского правительства – прямые переговоры с Сараджем в Триполи и Хафтаром в Тобруке, прямой контакт с племенами на юге, с городами и милициями очень сильно повлиял на существенное снижение миграционных потоков в Италию. Одновременно, он ставит многие неприятные вопросы – о бесчеловечных условиях содержания мигрантов в ливийских центрах содержания и об усилении игроков с более чем сомнительной репутацией – без ясного согласия со стороны национального правительства, что, теоретически, может ухудшить перспективы будущей стабильности и мира.

Источник:http://postskriptum.org/2018/04/26/italian/

Источник:http://postskriptum.org/2018/04/27/italian-2/

Опубликовано 10 мая 2018 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.