К XXI веку в мире осталось множество народов, не только не имеющих своей государственности, но и разделенных установившимися государственными границами. Курды на Ближнем Востоке, туареги в Африке, уйгуры в Центральной Азии и многие другие – все они, оказавшись в свое время «разменной монетой» в больших геополитических играх великих и не очень держав, порой, к сожалению, продолжают невольно служить их интересам до сих пор. И одним из ярчайших примеров такого исполнения чужих задач является сепаратизм на территории Белуджистана.

Данная историческая область, в которой проживают ираноязычные кочевники-белуджи, оказалась разделена между тремя современными государствами – Ираном, Афганистаном и Пакистаном. И если никогда не контролировавший белуджей Афганистан, фактически, не участвовал в определении современных государственных границ, то Иран, тогда называвшийся Персией, поделил территорию Белуджистана с англичанами. Таким образом, западные белуджи оказались в составе иранского государства Каджаров, а восточные – в сфере влияния Great Britain.

Примечательно, что формально подчинявшиеся Великобритании белуджи, находясь в составе Келатского ханства, по сути своей, сохраняли автономность и в какой-то степени даже независимость. Именно это дало им формальное право сразу после ухода англичан и образования в северной части их владений Пакистана заявить о себе. Ведь, по логике некоторых элитарных белуджских групп пусть британский, но фактически независимый Белуджистан стал частью нового государства. Тем более, что белуджи занимали привилегированное положение в британской колониальной армии. Их отряды участвовали в подавлении сипайского восстания 1857-1858 гг., в Абиссинской войне, в подавлении народных выступлений в Восточной Африке и восстания тайпинов в 1962 г. в Китае.

Белуджи

Карта в полном размере: Территория расселения белуджей

Мусульмане-белуджи помогли английским колонизаторам против своих единоверцев и в Третьей англо-афганской войне, а также сражались во время Первой мировой войны на территории Франции и Бельгии. Именно из белуджей был Худадад Хан, первый британский колониальный солдат, получивший высшую воинскую награду империи – Крест Виктории. В ходе Второй мировой войны уроженцы Белуджистана сражались в Бирме и на островах Малайского архипелага с японцами, в Восточной Африке – с итальянцами, в Греции и на Кипре – с немцами.

***

И все же в 1947 г. Келатское ханство оказалось присоединено к Пакистану, армия которого к 1948 г. сломила сопротивление белуджских отрядов. С этого момента история пакистанского Белуджистана стала развиваться крайне противоречиво.

С одной стороны, белуджи, как и в случае с англичанами, остались военной элитой армии нового государства. Они приняли участие во всех трех войнах Пакистана против Индии, зачастую единственные сохраняли боеспособность и добивались серьезных успехов. Так было, когда они захватили высоту Панду на территории Кашмира, и когда сорвали наступление индийских частей на Лахор. А в ходе войны за независимость Бангладеш в 1971 г. уроженцы Белуджистана, хоть и не спасли пакистанские вооруженные силы от поражения, выглядели исключительно боеспособными, снискав уважение среди военных Индии и Пакистана. Не случайно, в городе Абботобад расположен мемориал, посвященный солдатам-белуджам, сражавшимся в пакистанской армии – как знак признания их заслуг. Все это объяснимо как этнопсихологическими, так и социальными аспектами – военная служба для жителей экономически неразвитого пакистанского Белуджистана является едва ли не единственным шансом занять высокое социальное положение, а также финансово обеспечить себя и свои семьи.

***

Однако с самого включения в состав Пакистана территорий, населенных белуджами, сторонники сепаратизма и национализма из их числа ведут постоянную вооруженную борьбу против центральной власти. В 2000 г. их разрозненные отряды объединились в «Освободительную армию Белуджистана» (ОАБ), ведомую бывшим пакистанским министром и сенатором от им же созданной партии «Национальный альянс Белуджистана» Акбар Ханом Бугти. Правда, в 2006 г. он был убит, но смерть 79-летнего лидера не остановила белуджских сепаратистов, которые до сих пор продолжают бороться против официального Исламабада. Общая численность «Освободительной армии Белуджистана» доходит до 250.000 человек, и, помимо стрелкового оружия, она имеет на вооружении даже несколько зенитно-ракетных комплексов.

При этом, преподносящаяся западными СМИ как «освободительная и справедливая» борьба теряет все свое благородство, едва лишь становится известно о ее методах. Во-первых, белуджи-сепаратисты отметились подрывами газопроводов, снабжающих Пакистан столь необходимым гражданскому населению топливом. Последний такой инцидент имел место в 2014 г., когда без газа осталось более 1.000.000 человек. И эта практика целенаправленных подрывов газопроводов, АЗС и других объектов, связанных с энергоносителями, была начата «освободителями» еще в 2002 г.

Но самое страшное – это теракты в отношении мирных граждан. Так, в феврале 2014 г. боевиками ОАБ был организован подрыв железнодорожного состава, следовавшего из Карачи в Пешавар. В результате погибли 8 человек, и еще 30 были ранены. В том же месяце ими были расстреляны три учителя в селении Ках Банда. При этом экстремисты активно используют смертников – к примеру, в январе 2013 г. террорист совершил самоподрыв на рынке в городе Кветта, унеся с собой в могилу 11 человек.

Некоторые акции сепаратистов демонстрируют намеренное пренебрежение к значимым для современного Пакистана местам. Так, в июне 2013 г. им удалось сжечь резиденцию основателя государства Мухаммада Али Джинны на территории округа Зиарат. Еще более громкой акцией экстремистов стало похищение в феврале 2009 г. руководителя регионального Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев Джона Солеки. Взамен боевики потребовали отпустить из тюрем не менее 250 своих соратников. Осуществила эту акцию, к слову, другая организация – «Объединенный фронт освобождения Белуджистана». Дипломат вышел на свободу лишь в апреле того же года.

Важным аспектом является и то, что на территории пакистанского Белуджистана действуют не только сепаратисты как таковые, целью которых в большинстве своем является отделение от Пакистана. В последние годы в регионе стали набирать силу и псевдорелигиозные группировки, взявшие на вооружение идеологию «такфиризма» (обвинение всех несогласных в неверии). Самой могущественной среди таких групп считается местное отделение движения «Лашкар-э-Джангви». Его мишенью, помимо военных и правительственных чиновников (в число которых почему-то включаются и преподаватели школ), стали также живущие в Белуджистане шииты-хазарейцы. Только лидер одной из провинциальных ячеек Усман Курд (задержанный в 2006 г. и известный как Сайфулла), был причастен к убийству не менее 150 мирных граждан из числа хазарейцев.

***

Рассматривая взаимоотношения между суннитами и шиитами в Белуджистане, полезно будет заглянуть и по другую сторону границы, разделившей эту историческую область еще в XIX в. В Иране белуджский сепаратизм столь же силен и имеет почти столь же давнюю, сколь и в Пакистане, историю.

Первая сепаратистская организация в иранском Белуджистане была образована в 1964 г. Она получила название «Белуджский освободительный фронт» и первоначально базировалась в Дамаске. В 1968 г. фронту удалось поднять восстание против шахского режима, которое длилось несколько лет. При этом «Белуджский освободительный фронт» являлся группировкой сугубо сепаратистской направленности и интересовался исключительно вопросами «независимости Белуджистана».

В 80-е гг. эстафету вооруженной борьбы перехватило образованное Абдулазизом Моллазаде «Белуджское автономистское движение». Его деятельность пришлась на годы ирано-иракской войны, и поддержку движению оказывала администрация Саддама Хусейна. После окончания военного противостояния, Саддам потерял интерес к белуджскому сепаратизму, и их активность быстро сошла на нет.

Однако связи, кадры и методы движений прошлых лет были с успехом использованы созданным в 2003 г. террористическим объединением «Джундалла». Эта группировка, в отличие от предшественников, имела религиозную, поначалу просто суннитскую, а впоследствии – «такфиристскую» направленность. Боевики «Джундаллы» сражались не только против Ирана, «незаконно оккупировавшего», по их словам, территорию Белуджистана, но и против шиитов вообще как «неправильных мусульман» или даже «кяфиров» (т.е. неверующих). Возглавил движение Абдулмалик Риги, которому на момент зарождения группы было всего лишь 20 лет.

***

Всего через два года после основания группировки, ее боевики атаковали кортеж президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. В ходе нападения погиб один из охранников главы иранского правительства. В 2006 г. «Джундалла» уничтожила 21 мирного жителя селения Тасуки. Годом позже ее жертвами стали 18 бойцов Корпуса стражей Исламской Революции, рядом с автобусом которых была взорвана бомба. 31 человек получил в ходе данного теракта ранения. Но, пожалуй, самой кровавой акцией «Джундаллы» можно назвать взрывы в Пишине в 2009 г. Один из них раздался недалеко от конференц-зала, где было запланировано суннитско-шиитское мероприятие. Второй – в расположении Корпуса стражей Исламской Революции. В результате погибли 50 человек, в числе которых – замкомандира наземными частями КСИР генерал Нур Али Шуштари, а также командующий частями Корпуса в провинции Систан и Белуджистан генерал Раджаб Али Мохаммадзаде.

Данный теракт стал своеобразной «последней каплей» для иранских спецслужб, которые посчитали поимку лидера «Джундаллы» и его наказание – делом чести. 23 февраля 2010 года самолет, на котором Абдулмалик Риги вылетел из Дубая в Бишкек, был посажен истребителями иранских ВВС в аэропорту г. Бендер-Аббас. Эта операция стала, пожалуй, самой громкой и успешной за все время существования иранских спецслужб. При этом ранее в руки иранцев попал и брат лидера террористов Абдулхамид. В итоге, он отрекся от своего брата и командира, объяснив, что именно тот привел его на скамью подсудимых. Более того, Абдулхамид Риги обвинил Абдулмалика в связях с ЦРУ.

Вскоре тот и сам подтвердил факты своей работы на американскую разведку и даже предоставил компрометирующие документы. Видеозапись признаний Абдулмалика Риги транслировалась иранскими телеканалами, после чего была направлена президенту США Бараку Обаме и генсеку ООН Пан Ги Муну, которые, впрочем, никак на это не отреагировали. 20 июня 2010 года лидер самой кровожадной экстремистской группировки Ирана был казнен…

К сожалению, ликвидация лидера экстремистов не остановила его последователей, которые устроили несколько кровавых «акций мести». В июле 2010 г. взрывы в соборной мечети г. Захедан унесли жизни 27 иранцев. В октябре того же года в ходе подрыва смертников на процессии в честь Дня Ашуры погибло 39 человек. И практически всегда жертвами массовых терактов «Джундаллы» становились обычные граждане, включая женщин и детей.

И все же последние акции террористов являлись скорее жестами отчаяния. Активность группировки пошла на спад, а иранские спецслужбы успешно «добили» ее остатки: в 2011 г. было арестовано несколько командиров «Джундаллы», в 2012-м – предотвращено несколько терактов, в т.ч. взрыв около мечети в г. Чабахар. На данный момент группировка способна только на отдельные мелкие диверсии, будучи практически полностью разгромленной.

В то же время, на смену «Джундалле» пришли несколько новых объединений. Самое известное из них – «Джейш аль-Адль», уже получившее известность своими нападениями с пакистанской территории на иранские погранзаставы и похищением и казнью пяти пограничников.

Справедливости ради следует отметить, что движения белуджей в Иране (так же, как и в Пакистане) далеко не все исповедуют экстремистскую идеологию. Существует целый ряд организаций, использующих и политические методы борьбы, к примеру, «Национальное движение иранского Белуджистана», «Объединенный фронт иранского Белуджистана», «Народная партия Белуджистана». Их целью является создание нового государства – т.н. «Великого Белуджистана». При этом, однако, почти все они, требуя отделения белуджских территорий от Ирана, помимо сугубо националистической, активно используют и религиозную риторику.

***

Исследуя тему белуджского сепаратизма и особенно его военной составляющей, невольно задаешься вопросом – откуда же в экономически слабых и неразвитых районах находятся средства на современное оружие, подготовку боевиков и ведение многолетней вооруженной борьбы? Очевидно, что без влияния и прямой помощи извне дело обойтись просто не может.

Еще в 60-е годы имелись многочисленные факты поддержки «Белуджского освободительного фронта» арабскими националистическими лидерами, в особенности – партией БААС (откуда впоследствии вышел Саддам Хусейн) и президентом Египта Гамалем Абделем Насером. С 1968 по 1973 гг. Ирак напрямую помогал фронту, а в 1973-м – спровоцировал его на восстание в пакистанском Белуджистане. Тогда же пакистанские спецслужбы провели операцию в иракском посольстве в Исламабаде, в ходе которой было обнаружено значительное количество оружия, предназначенного белуджским повстанцам, а также крупные денежные средства.

К слову, был замечен в поддержке пакистанских белуджей и СССР в период нахождения его войск в Афганистане. В 80-е годы, как уже отмечалось ранее, белуджские повстанцы на территории Ирана пользовались всесторонней помощью Саддама, воевавшего с Тегераном и стремившегося оттянуть максимальное количество иранских войск с фронта. Еще один региональный игрок, заинтересованный в подогревании белуджской военной активности – Индия, стремящаяся использовать этот фактор в своих непростых взаимоотношениях с Пакистаном. В 2010 г. пакистанский премьер-министр Юсуф Реза Гилани даже напрямую обвинил Нью-Дели в поддержке повстанцев Белуджистана и пригрозил опубликовать имевшееся у него на руках досье, в котором, по его словам, «содержались подтверждения этой поддержки». Помимо наличия прямых связей Индии с некоторыми белуджскими организациями в Пакистане, Нью-Дели оказывает помощь белуджам и через свое консульство в афганском Кабуле. Подтверждения этому зачастую публикуют и западные, в частности, британские спецслужбы. Еще одним важным источником помощи для сепаратистов является BSO-Azad, движение белуджских мигрантов.

***

Однако более чем очевидно, что, во-первых, та поддержка, которую ранее оказывали белуджским сепаратистам некоторые страны, уже сошла на нет. Во-вторых, сегодняшняя некоторая помощь со стороны сопредельных государств – совсем не тех масштабов, чтобы посредством нее вести серьезную деятельность. Таким образом, необходимо взглянуть на исследуемый вопрос более широко и глобально. И тогда все становится на свои места, ибо не вызывает сомнений тот факт, что в контроле над землями белуджей крайне заинтересованы крупнейшие геополитические игроки, и прежде всего, конечно же, США.

Исходя из этого, можно сделать вполне резонный вывод о том, что наиболее серьезным и опасным идейным и военным помощником «Великого Белуджистана» являются американские спецслужбы. И действительно, как уже упоминалось в первой части статьи, о связях с ЦРУ прямо заявлял лидер «Джундаллы» Абдулмалик Риги. И несмотря на игнорирование данной темы со стороны Белого дома (по каким причинам, вполне понятно), в США был проведен целый ряд журналистских расследований, подтвердивших факт финансирования белуджских террористов Вашингтоном. Так, ABC News в 2007 г. обнародовал репортаж о том, что боевики получают финансовую помощь из США, благодаря не контролируемым Конгрессом и администрацией президента фондам. В 2008 г. имела место информация о направлении белуджским сепаратистам из Соединенных Штатов $ 400 млн. Причем выделяемые боевикам средства они получают через иранских мигрантов в Европе и странах Персидского залива.

Помимо непосредственно американских спецслужб, в Белуджистане действует и разведка Великобритании. Например, согласно The Independent, в 2007 г. спецназ этой страны провел несколько операций в иранской провинции Систан и Белуджистан. Но еще более интересной и загадочной стала информация о деятельности в регионе Тель-Авива. В 2012 г. изданиеForeign Policy выпустило статью о вербовке белуджских сепаратистов агентами израильского Моссада, которые представлялись сотрудниками ЦРУ, увеличивая тем самым «привлекательность» своих предложений для незадачливых боевиков.

***

Какие же цели преследуют западные спецслужбы, помогая террористам в Белуджистане? Сразу стоит сказать, что благополучие данной исторической области их, конечно же, волнует в наименьшей степени. Появление независимого регионального игрока никак не входит в планы мировых держав. Наоборот, поддержание тлеющего десятилетиями вооруженного противостояния было бы для них наиболее выгодным. Это ослабляет Иран и Пакистан, уменьшает пространство для их политических маневров в регионе. Хотя, вероятно, появление нового контролируемого государства совсем не помешало бы ни Вашингтону, ни Тель-Авиву. Тем более, что Белуджистан – это территория, по которой планируется строить газопровод между двумя государствами.

Не вызывает сомнений тот факт, что энергетическое взаимодействие между Ираном и Пакистаном могло бы в разы усилить и Тегеран, и Исламабад, и уменьшить их зависимость от внешних политических и экономических игроков. И такой расклад, конечно, не может устроить ни Вашингтон, ни его союзников. Более того, сотрудничество Ирана и Пакистана служит интересам не только этих стран, но и Китая, стремящегося к возрождению «Великого шелкового пути» как современной энерго-транспортной артерии с соответствующей инфраструктурой. Дестабилизация же Белуджистана, как и Афганистана, оставляет этот проект в ранге утопических мечтаний. И Запад, противостоящий блоку Пекин-Москва-Тегеран и навязавший сотрудничество с собой Исламабаду, не может это не устраивать.

Что же касается белуджских сепаратистов, то они, фактически – заложники геополитических игр западных держав, но никак не борцы за интересы своего края. Ведь именно военное противостояние оставляет Белуджистан по обе стороны границы на уровне беднейшей территории, где процветают преступность, наркоторговля, невежество и религиозный экстремизм. Только с установлением мира ситуация здесь может измениться. И развитие региона, его стабильность, финансовое благополучие, повышение уровня жизни и безопасность населения – все это, безусловно, отвечает интересам и иранского, и пакистанского правительств, в т.ч. и потому, что являются необходимыми условиями упомянутых ранее проектов.

Более того, на данный момент террористы ссорят между собой Иран и Пакистан. Именно с территории последнего приходят, например, боевики «Джейш аль-Адль», атакующие иранских пограничников. Туда же они уходят и после осуществления своих акций. Именно в Пакистане содержались захваченные в 2013 г. иранские солдаты, которые впоследствии были казнены. И несмотря на то, что президент страны Асиф Али Зардари распорядился выдать Ирану нескольких задержанных террористов, в деле о похищении солдат Исламабад как бы самоустранился. Это, в свою очередь, вызвало возмущение в Тегеране. ИРИ предлагала направить своих следователей на пакистанскую территорию, однако получила отказ. Позже МВД Ирана даже пригрозило Пакистану введением на его территорию войск, в случае дальнейшей пассивности Исламабада в деле поиска заложников.

Правда вскоре стороны помирились – президент ИРИ Хасан Роухани провел встречи с представителями Пакистана и договорился о конструктивном взаимодействии. Тем не менее, по сути, между Ираном и Пакистаном имела место быть угроза конфликта, при том, что в 2012 г. (на фоне сильнейшего давления западных стран на Тегеран) Исламабад заявил о «готовности защищать своего соседа, в т.ч. и военным путем». В этом контексте присутствие ЦРУ, Ми-6 и Моссада в Белуджистане легко объяснимо.

***

И все же пока власти Ирана и Пакистана с честью справляются с различного рода трудностями. Тегеран, с конца XVIII столетия ни разу не напавший ни на одну страну, подтвердил свое миролюбие и приверженность решению исключительно внутренних вопросов. Столь же дипломатичным оказалось и руководство Пакистана.

Вместе с тем, белуджская проблема продолжает оставаться одним из главных «тормозов» двустороннего взаимодействия, достижению мира и благополучия, в т.ч. и созданию современной инфраструктуры в Белуджистане, общее население которого – от 9 до 18 миллионов человек. А ведь только решив белуджский вопрос, можно говорить о серьезных экономических и геополитических проектах в регионе. И пожалуй, что начало этому решению должны положить сами белуджи, для чего им нужно научиться различать свои собственные интересы и интересы тех, кто еще с колониальных времен склоняет их к перманентному военному конфликту.

Источник: http://vk.cc/3TFpJG