Отрывки из книги «Исламское государство: Армия террора»журналистов Майкла Вайса и Хасан Хасана, которые не один год вели репортажи из Сирии и Ирака и брали интервью у военных, правозащитников, дипломатов, боевиков ИГ и простых жителей региона.

Отец-основатель

«Вперед, мусульмане, за свою страну. Да, ведь это ваша страна. Вперед, потому что Сирия не принадлежит сирийцам, а Ирак не принадлежит иракцам», — 28 июня 2014 г., в первый день Рамадана, Абу Бакр аль-Багдади, ставший к тому времени халифом Ибрагимом, объявил о конце ИГИЛ и рождении Исламского государства. Он вещал с кафедры Великой мечети аль-Нури в Мосуле — городе, захваченном несколько дней назад его боевиками. Будучи по рождению иракцем, аль-Багдади упразднил гражданство. По его мнению, не было больше ни народов Плодородного полумесяца (условное название региона на Ближнем Востоке, славящегося плодородными землями, а формой напоминающего полумесяц), ни народов всего остального мира.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ

Всему на смену пришло Исламское государство. Более того, все человечество можно было отныне разделить на два «лагеря». Первый — «лагерь мусульман и моджахедов [священных воинов]», а второй — «лагерь евреев, крестоносцев и их союзников». Стоя там, одетый в черное, аль-Багдади представлял себя наследником средневекового халифата и воплощением духа своего героического предшественника Абу Мусаба аз-Заркави. Тот изъяснялся в основном в тех же революционных терминах и почитал ту же самую мечеть, в которой Абу Бакр aль-Багдади возвестил о том, что 11-летний процесс воплощения в жизнь его смутного замысла, наконец, завершен. <…>

Шейх палачей

Эмма Скай, британский советник армии США в Ираке, рассказывает: «Коррупционные режимы и террористы поддерживают друг друга в бизнесе. Это симбиотические взаимоотношения». В самом деле, несмотря на свой образ неодолимой военной силы, ИГИЛ в большей степени, чем она готова это признать, опирается на нежелательные с идеологической точки зрения союзы. Когда США вторглись в Ирак, аз-Заркави обрел горячих сторонников среди тех, кого прежде объявлял своими «ближними врагами», — представителей баасистского режима Саддама Хусейна. И сегодня ИГИЛ, распространяясь по северному и центральному Ираку, извлекает выгоду из подобных сделок.

Сказанное бен Ладеном подтвердилось в первые же месяцы оккупации Ирака, когда войска Соединенных Штатов осознали гибридный характер повстанческого движения, которое им противостояло. Вторжения в Багдад Саддам Хусейн не ожидал. Но он тщательно подготовил свой режим к другому сценарию конца света — к мятежу внутри страны, организованному либо иракским шиитским большинством, либо курдским меньшинством. С помощью США обе эти группы населения подняли голову в конце первой войны в Персидском заливе, за что и были подвергнуты массовому уничтожению (с молчаливого согласия Америки).

Чтобы не допустить вновь революционного брожения, в промежуток между войнами Саддам создал мощный подпольный контрреволюционный аппарат и принял меры по укреплению силовиков. Он расширил одно из подразделений своей личной охраны, «Федаин Саддам», и выдал лицензию на создание учебных центров для подготовки ополченцев. В своей истории второй войны в Персидском заливе Майкл Гордон и генерал Бернард Трейнор указывают на то, что задолго до прибытия первого американского солдата в Ирак «по всей стране была создана сеть конспиративных квартир и складов оружия, в том числе и материалов для изготовления самодельной взрывчатки, предназначенных для военизированных формирований… Все это отвечало стратегии борьбы с повстанцами — теми, кто, по мнению Саддама, представлял наиболее серьезную угрозу его режиму».

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Человеком, который проанализировал эту стратегию и понял, что за сопротивлением, оказанным после вторжения, стоит свергнутый режим, — и это не «вопросы, на которые нет ответов», как сказал Дональд Рамсфелд, министр обороны США — был полковник Дерек Харви, офицер военной разведки, работавший в возглавляемой генералом Рикардо (Риком) Санчесом Объединенной боевой группе 7, в штабе американских войск в Ираке. По оценкам Харви, армию сопротивления составляли от 65 000 до 95 000 военнослужащих, прежде входивших в Специальную республиканскую гвардию, «Мухабарат» (структуру, руководящую разведывательным управлением Ирака), «Федаин Саддам» и субсидируемые государством подразделения ополченцев.

Всех этих людей Пол Бремер, назначенный Бушем главой Временной коалиционной администрации (ВКА), одним росчерком пера лишил работы и средств к существованию, подписав указ о роспуске иракских вооруженных сил. Многие из уволенных офицеров присоединились к зарождающейся кампании, целью которой было изгнание из страны экспроприаторов. Также к их числу следует добавить многих недовольных иракцев, пострадавших от противоречивой политики «дебаасификации», объявленной Бремером через 10 дней после его появления в Багдаде.

Ситуация усугублялась и тем, что в свое время Саддам разрешил функционирование в Ираке серого рынка, чтобы обходить санкции, наложенные ООН, — и это привело к созданию криминальной сети, возглавляемой вице-президентом Иззатом Ибрагимом ад-Дури. Ад-Дури, член суфийского ордена Накшбанди, прямое начало которому, как утверждали, положил Абу Бакр, первый исламский халиф, родился в деревне ад-Дур вблизи Тикрита, родного города Саддама.

В самом центре суннитского региона ему удалось показать себя ловким функционером-баасистом. Став вице-президентом, он с помощью своих сподвижников-суфиев снабжал оружием спецслужбы и армию режима. Это была одна из форм этнического покровительства, которое в 2006 г., после казни Саддама, проявилось в создании «Армии мужчин ордена Накшбанди» — одной из наиболее мощных суннитских повстанческих группировок в Ираке. Позже, в 2014 г., она помогла ИГИЛ установить власть в Мосуле. <…>

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны

Еще до войны Саддам принял и другие контрреволюционные меры. Мы склонны расценивать его режим как светский, и таким он в известной степени и был. Но после первой войны в Заливе Саддам стал укреплять свой режим, опасаясь иностранных фундаменталистов, таких как иранские муллы, а также внутренних противников того же толка, разделяющих концепцию «ближнего врага» и способных бросить вызов его правлению. Поэтому он исламизировал свой режим, украсив иракский флаг фразой «Аллах акбар» («Бог велик») и применяя многочисленные драконовские наказания, большинство из которых основывались на законе шариата: ворам отрубали руки, а уклонистов от армии и дезертиров лишали ушей. Для того чтобы отличать последних от ветеранов ирано-иракской войны, саддамисты помечали лбы людей, подвергшихся наказанию, крестами, который наносили раскаленным железом.

Поворот в сторону религиозности имел и еще одну цель: подавить или заглушить критику положения в экономике, пострадавшей от иностранных санкций. Следуя этой цели, режим ввел запрет на использование женского труда, надеясь таким образом сократить официальное количество безработных. Еще более значительным шагом стала Кампания за исламскую веру, в ходе которой был предпринята попытка соединить баасистскую идеологию с исламизмом. Следить за реализацией этого плана религиозного обновления было поручено не кому иному, как верному ад-Дури, крестному отцу мафии, занимающейся контрабандой автомобилей. <…>

Ирак - газ и нефть

Карта в полном размере: Ирак - газ и нефть.

«Пробуждение»

«История “Пробуждения” Аль-Анбара оказалась очень печальной, — рассказывал нам отставной высокопоставленный сотрудник иракского правительства в конце 2014 г. — Люди, боровшиеся с «Аль-Каидой» (АКИ) (организация признана террористической и запрещена в РФ), были брошены правительством на произвол судьбы. Многих из них впоследствии казнила «Аль-Каида», а некоторые даже были арестованы иракскими военными. После такого, пока ситуация в Багдаде не изменится, вряд ли кто-то решится рисковать жизнью и выступать против ИГИЛ». Эта точка зрения, разделяемая многими иракскими суннитами, становится более понятной, если вспомнить, как возникло движение «Пробуждение». Как часто бывает с важными событиями, это произошло случайно.

Программа «Защитники пустыни» была краткосрочной, но благодаря ей американцы приобрели полезный опыт налаживания сотрудничества с членами племени Эр-Рамади. Однако к 2006 г. столица провинции Аль-Анбар вновь оказалась под властью АКИ. Джихадисты прочно окопались в городе и использовали новейшие разработки инженерных войск американской армии для закладки невыявляемых самодельных взрывных устройств, с помощью которых они останавливали и уничтожали колонны американских и иракских войск. На дорогах вырезали большие куски асфальта и заполняли образовавшиеся отверстия взрывчаткой, а затем восстанавливали дорожное покрытие. В результате кусок дороги выглядел вполне безопасным — пока не срабатывала мина, которая повреждала или уничтожала боевую машину пехоты «Брэдли» или танк «Абрамс» и убивала и калечила сидящих внутри оккупантов. Кроме того, взрывы этих устройств приводили к серьезным повреждениям систем инфраструктуры — канализационные трубы разрывались, и улицы заливало нечистотами.

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

В Эр-Рамади, как и повсюду в Ираке, местные власти работали одновременно и на официальный Багдад, и на АКИ, которая подкупала иракские спецслужбы и чиновников, используя для этого свой главный актив — доходы от контрабанды нефти. Эта контрабанда была ее основным занятием, помимо убийств. Баррели украденной сырой нефти регулярно доставлялись в Эр-Рамади с расположенного на севере страны нефтеперегонного завода в Байджи, а затем переправлялись для продажи на иракском черном рынке. Так было и прежде — в соответствии с соглашением между племенами и режимом Саддама. Но оказалось, что с новыми хозяевами работать гораздо сложнее.

В июне 2014 г. ИГИЛ захватила американское и другое иностранное военное оборудование стоимостью в миллионы долларов

Началось с того, что местные жители выступили против насаждаемых ими средневековых законов, в особенности против присвоенного себе боевиками АКИ шариатского варианта права первой ночи: как и ИГИЛ сегодня, в 2006 г. джихадисты насиловали иракских женщин. Старейшины племен также негодовали по поводу похищений и убийств людей. Два шейха из племен Абу Аета и Албу Дийяб уже были убиты, а все остальные постоянно находились под прицелом как конкуренты процветающей военной экономики АКИ. Постепенно жители Эр-Рамади восставали против терроризма. Семьи жертв стали проводить ночные акции самосуда над боевиками. К ним присоединились жаждущие мести иракские полицейские и даже повстанцы из конкурирующих группировок, которые были по горло сыты такфиризмом. Так зародилось движение гражданского сопротивления «Тувар аль-Анбар», или «Повстанцы Аль-Анбара». Впоследствии оно стало известно как «Ас-Сахва» («Пробуждение») и в Эр-Рамадидостигло таких успехов, что АКИ даже попыталась вступить с ним в переговоры.

Именно в Эр-Рамади, когда город повторно взяли американские и иракские силы, была реализована новая стратегия набора людей на службу в полицию — не в центре города, который, как показали события, произошедшие за два года до этого на стекольном заводе, представлял собой легкую мишень для атак боевиков, а в прилегающих сельских районах, где проживали племена.

Ставка на сельскую местность была сделана с расчетом на то, что и без того значительно возросшее сопротивление усилится до такой степени, что сможет стать официально санкционированным движением, а это, в свою очередь, будет содействовать укреплению взаимного доверия между американцами и племенами. Одним из главных союзников Коалиции среди племенных вождей был харизматичный Абдул Саттарар-Ришави. Американские военные дважды совершали рейды в его поселение, после того как он был обвинен в коммерческом сотрудничестве с боевиками. Но это не помешало ему из прагматических соображений пойти на временный союз с «врагом своего врага». «Люди, связанные с повстанцами, пригласили нас на чай», — так описал подобную ситуацию один американский лейтенант, рассказывая журналисту Джорджу Пакеру о подобном случае в Тал-Афаре в 2005 г., когда при полковнике Макмастере в этом приграничном городе произошли схожие изменения. Ар-Ришави стал одним из самых значимых союзников Соединенных Штатов в Ираке. <…>

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

«Пробуждение Аль-Анбара» шло снизу вверх, а не сверху вниз, и на уровне бригад инициатива была подхвачена другими смекалистыми и скорыми на решения военными командирами, готовыми вести переговоры с теми, кто только накануне распивал чаи с боевиками. Выборы, прошедшие в декабре 2005 г., уже доказали, что некоторые суннитские террористы вполне могут вписаться в политическую систему Ирака и нет необходимости захватывать и убивать их.

Британский генерал-лейтенант Грэм Лэм, заместитель командующего многонациональными силами в Ираке генерала Кейси, давно считал, что это лишь дело времени, когда сунниты устанут от АКИ и некоторые из наименее экстремистки настроенных боевых сподвижников джихадистов обратятся за помощью к Коалиции. Вопрос заключался в том, чтобы отделить тех, с кем можно иметь дело, от тех, кто успел зайти слишком далеко.

Ирак - карта племен

В полном размере: Ирак - карта племен.

Возможность взаимодействия с боевиками АКИ, естественно, даже не рассматривалась, но как быть с более гибкими в идеологическом отношении, но связанными с ними группировками? Лэм встретился с эмиром «Ансар ас-Сунна», салафитской группировки, недавно выразившей сомнения в правильности методов действия ИГИ. Эмир сказал генералу, что с оккупантами нужно бороться, но «Ансар ас-Сунна» понимает: главным злом для Ирака являются головорезы и насильники аль-Масри и аль-Багдади. «Мы наблюдаем за вами в Аль-Анбаре три с половиной года, — сказал он Лэму, — и видим, что вы не угрожаете ни нашей вере, ни нашему образу жизни. В отличие от “Аль-Каиды”».

Возрождение

История ИГИ, как описывает ее журнал «Дабик», являла собой путь поисков длиной в 11 лет, приправленный страданиями и завершившийся в 2014 г. созданием халифата. Абу Омар аль-Багдади построил «первое “в современную эпоху” государство, созданное исключительно моджахедами — активными участниками джихада — в самом сердце мусульманского мира, от которого буквально рукой подать» до Мекки, Медины и Иерусалима. Пройдя через «Ас-Сахву», «большую волну» и ликвидацию своего руководства, оно вынесло все — укрывшись «в пустынных районах Аль-Анбара, где его солдаты перегруппировывались, планировали новые сражения и тренировались».

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Новый аль-Багдади

Аль-Бадари, взявший себе псевдоним Абу Бакр аль-Багдади, был назначен Советом шуры единственным преемником обоих убитых командиров. Казалось, он возник из ниоткуда. Все, что было о нем известно и в Ираке, и в кругах разведки Соединенных Штатов, выплыло на свет уже после того, как ИГИЛ с триумфом захватила власть над двумя странами, после чего СМИ начали выяснять, что это за новая зловещая фигура.

В результате большая часть биографии второго аль-Багдади по-прежнему известна на уровне слухов или спекуляций, и некоторые из них распространяются конкурирующими джихадистскими пропагандистами и нацелены на то, чтобы вызвать скандал или поставить под сомнение легитимность халифа, представленного как фигура более влиятельная, чем Айман аз-Завахири. Но такое разделение на тех, кто за, и тех, кто против, произошло не сразу. «Никто и не думал, что он хочет конкурировать с “Аль-Каидой”, — говорит Алхури. — В своем секретном сообщении он не только поклялся в верности аз-Завахири, но еще и спросил, должен ли хранить это в тайне или стоит это обнародовать. Аз-Завахири ответил, что лучше сохранить все в тайне, дабы избежать осложнений и хоть как-то ослабить давление на ИГИ».

Ирак - авиабазы

В полном размере: Ирак - авиабазы

Аль-Багдади родился в 1971 г. недалеко от города Самарры. В юности он изучал ислам и получил и степень магистра, и степень доктора в Университете исламских наук в Адхамийе, районе Багдада. Как говорили, он жил в скромном доме, примыкавшем к местной мечети, в Тобчи, западном районе Багдада, населенном и шиитами, и суннитами. Подобно большинству массовых убийц, оставшихся в памяти тех, кто знал их в ранней молодости, он, по воспоминаниям друзей и знакомых, был тихим скромным человеком, вовсе не походившим на опасного фанатика, в качестве которого он стал известен позже. («Соседи запомнили серийного убийцу как серийного убийцу» — такой заголовок, кажется, больше подходит для сатирического раздела журнала Onion.) Аль-Багдади носил очки, хорошо играл в футбол и вел себя так, как и подобает ученому.

Доктор Хишам аль-Хашими, один из экспертов по ИГИЛ, консультирующий правительство Ирака, встречался с аль-Багдади в конце 1990-х. «Он не обладал харизмой лидера, — рассказал нам аль-Хашими. — При нашей встрече он сильно смущался и был немногословен. Его интересовали исследования в области религии, и весь его интерес, казалось, был сосредоточен на Коране. Он родился в бедной семье в сельской местности, но не завидовал горожанам, как это часто бывает с такими, как он. Его амбиции не простирались дальше получения должности на госслужбе в Министерстве по делам ислама».

Ирак - бронетехника

В полном размере: Ирак - бронетехника

В конце 2004 г. аль-Багдади был выпущен на свободу, поскольку американцы сочли, что он не представляет опасности для сил Коалиции и государственных институтов Ирака

Как рассказал корреспонденту газеты Daily Telegraph один из его соседей, Абу Али, аль-Багдади появился в Тобчи, когда ему было 18 лет. «В здешней мечети был свой имам. Когда он отсутствовал, его место занимали студенты, изучавшие религию. [Аль-Багдади] иногда читал молитвы, но никогда не выступал с проповедями». Со временем его взгляды становились все более реакционными, вспоминал Абу Али. Он рассказал о том, что устроил аль-Багдади на свадьбе в Тобчи, на которой мужчины и женщины «танцевали в одной комнате. Он шел по улице, когда увидел это и закричал “Да разве мужчины и женщины могут позволить себе танцевать вместе, как это делаете вы? Это против религиозных установок!” И он остановил эти танцы». <…>

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

К 2000-м аль-Багдади получил степень доктора, женился, у него родился сын. К 2003 г. Соединенные Штаты оккупировали Ирак, но будущий предводитель ИГИЛ тогда еще не вступил в ряды повстанцев. Абу Али сообщил газете Telegraph, что в то время аль-Багдади не испытывал явной ненависти к американцам. «Он совсем не походил на горячего, несдержанного человека. Тихо что-то планировать — вот это как раз для него». В результате без лишнего шума к концу 2003 г. он основал собственную исламистскую группировку «Джаиш ас-Сунна ва аль-Джамаа» («Народная армия суннитской общины»). А спустя год попал в другой «университет» — в лагерь «Букка».

Вопреки многочисленным сообщениям, появившимся в западной печати и утверждавшим, что аль-Багдади был освобожден из лагеря «Букка» в 2009 г., после его закрытия, в действительности он пробыл там всего лишь один год, 2004-й, в качестве интернированного. «Он навещал в Фаллудже одного из своих друзей, которого звали Нессайиф Нуман Нессайиф, — вспоминал аль-Хашими в беседе с нами. — С ним вместе приезжал и другой мужчина, Абдул Вахед аль-Семайяир. Разведслужбы американской армии арестовали их всех вместе. Но их целью был не Багдади, а Нессайиф. Аль-Багдади задержали 31 января 2004 г., а 6 декабря того же года освободили. После этого его больше никогда не задерживали. В этой стране все происходит не по правилам».

Ирак - силы безопасности

В полном размере: Ирак - силы безопасности

Абу Ахмед, в прошлом высокопоставленный член ИГИЛ, который знал аль-Багдади еще по «Букке», рассказал корреспонденту Guardian, что тюремная администрация поначалу приняла того за человека, способного снимать проблемы. Степень доктора, полученная в Университете исламских наук, помогала ему мудро улаживать споры, возникавшие между заключенными джихадистами. Поэтому американцы разрешили ему посещать разные лагерные блоки в «Букке», что он и делал якобы для улаживания конфликтов, но на самом деле вместо этого аль-Багдади использовал дарованную ему привилегию для того, чтобы вербовать себе бойцов. Со временем, как вспоминал Абу Ахмед, он сам стал создавать в тюрьме проблемы, используя «политику подчинения и разделения, чтобы добиться того, чего он хотел, а именно — положения. И это работало».

Когда в конце 2004 г. аль-Багдади был выпущен на свободу, поскольку американцы сочли, что он не представляет опасности для сил Коалиции и государственных институтов Ирака, он, по словам Иссама, стал еще большим экстремистом. В 2007 г. он вошел в Совет моджахедов Ирака, который был создан аль-Заркави, чтобы придать действиям своей группировки национальную окраску. Однако стремление аль-Багдади к чистоте и строгости нравов, а также его непостоянство в создании союзов ясно показывали, что он не испытывает большого интереса к сотрудничеству с идеологически разнородным объединением повстанческих группировок, даже в том случае, если «Аль-Каида» будет там первой среди равных.

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Один из командиров АКИ из Фаллуджи рассказывал Иссаму, что аль-Багдади порвал почти со всеми группировками, в которые когда-либо вступал. «Он расстался с “Братьями-мусульманами» (организация признана террористической и запрещена в РФ) а затем назвал их отступниками и агентами [прежнего посла США в Ираке Залмайя] Хализада. Он расстался и с «Джаиш аль-Муджахидин” и участвовал в военных действиях против них, в частности в Аль-Кармахе [городе к северо-востоку от Фаллуджи]. Аль-Багдади всегда был особенно последователен в отношении суннитских военизированных формирований, не входивших в его собственную организацию. Он говорил: “Борьба с ними приоритетнее, чем борьба с американцами”».

Эта убежденность в необходимости братоубийственной войны — фитны — между суннитами отличала аль-Багдади как лидера при экспансии ИГИЛ в Сирии и Ираке. Иссам также утверждает, что вопреки распространенному мнению, будто аль-Багдади пришел из ниоткуда, в действительности он был хорошо известен и иракцам, и американцам. «Его дядя, Исмаил аль-Бадри, — член Ассоциации иракских улемов [богословов], которую его племянник назвал организацией отступников. А невестка аль-Багдади замужем за лидером Иракской исламистской партии — рупора «Братьев-мусульман» в Ираке. До выхода американцев из Ирака его постоянно арестовывали по причине родственных отношений с Абу Бакром».

К тому же, по словам аль-Хашими, решение об избрании аль-Багдади эмиром ИГИ было принято подавляющим большинством голосов: девятью из одиннадцати членов Совета шуры. Почему именно он? На то было три причины. Во-первых, он принадлежал к племени курайшитов, одному из наиболее уважаемых на Ближнем Востоке благодаря тому, что из него вышел пророк Мухаммед. (Как говорили, Абу Омар аль-Багдади также был выходцем из этого племени, неиссякаемого источника всех исламских халифов.)

Во-вторых, аль-Багдади сам являлся членом Совета шуры ИГИ и потому был близок к Абу Омару.

И наконец, в-третьих, он был избран благодаря своему возрасту как представитель более молодого поколения, чем остальные кандидаты на пост эмира. В нем увидели человека, способного вывести ИГИ из застоя после того, как американские войска покинули Ирак. Сегодня ИГИЛ чтит его как «посланца». «Если кто-то приходит к вам, когда вы находитесь под властью одного человека, с намерением разрушить вашу солидарность или подорвать ваше единство, убейте его!» — призвал журнал «Дабик», убеждая всех мусульман принести клятву верности аль-Багдади.

Такфириномика

ИГИЛ сочетает авторитарное правление с удивительно успешным ведением экономики. ССА и исламистские группировки, контролировавшие нефтяные месторождения восточной Сирии, тратили часть своих прибылей на то, чтобы наладить работу школ и обеспечить население электричеством, телекоммуникациями, водой, продовольствием и т. п. Но в некоторых деревнях и городах начались перебои со всем этим: это было вызвано тем, что ИГИЛ направляла нефтяные доходы в другие города Сирии и Ирака, находившиеся под ее контролем, установив свою собственную систему распределения на подконтрольных территориях. В результате в богатых нефтью областях влияние местных повстанческих группировок пошло на спад.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

Кроме того, в Сирии ИГИЛ заставила муниципальных служащих работать, в отличие от прежних группировок, которые позволяли им получать жалованье (от режима) и сидеть дома, ничего не делая и платя за это определенную мзду. «Улицы сейчас намного чище. Раньше 70% госслужащих не работали, хотя зарплату они получали, — рассказал один бывший медиаактивист ССА из Дайр-эз-Заура. — ИГИЛ отменила привычный выходной день в субботу, сделав вместо этого выходным четверг».

Регулирование и контроль цен стали еще одним направлением, в котором ИГИЛ успешно проявила себя. К примеру, она запретила рыбакам использовать для глушения рыбы динамит и электричество. Также она запретила жителям Аль-Джазиры захватывать, пользуясь неразберихой военного времени, земельные участки в Сирийской пустыне, где они, к неудовольствию соседей, строили новые дома или открывали бизнес. Помимо этого, ИГИЛ ограничила размер прибыли от продажи нефтепродуктов, льда, муки и других товаров первой необходимости. До того как «Исламское государство» установило контроль над восточной Сирией, суточный объем нефтедобычи составлял примерно 30 000 баррелей, а стоимость одного барреля равнялась 2000 сирийских фунтов — это 11 долларов США.

Семьи местных жителей, занимающиеся перегонкой нефти, получали 200 лир (чуть больше доллара) за каждый переработанный примитивным способом баррель. После того как власть перешла к ИГИЛ, баррель нефти подешевел, поскольку она установила стоимость литра сырой нефти в 50 фунтов (30 центов). ИГИЛ также под угрозой конфискации запретила таким семьям устанавливать нефтеперегонное оборудование вблизи жилых зон. В результате кому-то пришлось вовсе распрощаться с нефтяным бизнесом. Но в совокупности контроль над ценами и регулирование в этой сфере сбалансировали снижение ресурсов и объема услуг. <…>

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

Несмотря на образ неодолимой военной силы, ИГИЛ в большей степени, чем она готова это признать, опирается на нежелательные с идеологической точки зрения союзы

Пока Коалиция не начала воздушные бомбардировки, нефть была основным источником дохода ИГИЛ. По некоторым подсчетам, она зарабатывала на сирийской и иракской нефти миллионы долларов в месяц — от одного до двух миллионов в день. После воздушных ударов доходы ИГИЛ значительно снизились. Но контрабандные поставки в соседние страны, такие как Турция и Иордания, а также другие провинции Сирии и Ирака все еще обеспечивают ИГИЛ значительные финансовые поступления.

Резкое снижение добычи нефти сильнее сказалось на мирных жителях, чем на «Исламском государстве», которое может получать доходы и из других источников, однако ему стало труднее обеспечивать местные общины (особенно таким желанным товаром, как баллонный газ). «По моим оценкам, из-за авианалетов объем денежных поступлений ИГИЛ сократился на 5%, — сказал медиаактивист, который все еще живет в Дайр-эз-Зауре. — Бомбардировки повлияли в основном на бизнес, связанный с нефтью. С продовольствием все в порядке, большая его часть поступает из Турции и Ирака. Границы открыты, и, если вам не нравятся здешние цены, вы едете в Аль-Анбар. По мне, так все нормально».

Предприимчивость, проявляемая ИГИЛ в делах нефтяного рынка, произвела впечатление на многих обозревателей, хотя Дерек Харви не входит в их число. «Я достоверно знаю, что саддамисты, занимавшиеся контрабандой нефти в 1990-е гг., чтобы обойти санкции ООН, теперь занимаются тем же самым для ИГИЛ, — сказал он. — Люди говорят, что они продают ее по 35 долларов за баррель. Недавно мы разбомбили несколько местных нефтеперегонных заводов. Если вы продаете нефть по такой стоимости, то это на 50–55 долларов ниже текущей рыночной цены. Но происходит вот что: нефть продают посредники, и при этом имеет место откат, который поступает высшему руководству ИГИЛ, получающему посредством этого отката еще 20–25 долларов, но это никак не регистрируется и никем не учитывается. Деньги идут в общак на вершину этой пирамиды. Боевики ИГИЛ в Дайр-эз-Зауре ничего об этом не знают». <…>

Ирак ISIS

Кроме того, ИГИЛ делает миллионы на закят (обязательная милостыня, налог, взимаемый с мусульман). Размер закята вычисляется исходя из размеров ежегодных сбережений или капитальных активов (2,5%), наличия золота (превышающего в ценностном выражении 4500 долларов), сельскохозяйственных животных (две головы на каждые 100 голов, принадлежащих фермеру), объема урожая фиников, зерновых культур (10%, если полив дождевой или из ближайшего водоема, и 5%, если полив стоит денег), а также из чистой прибыли (2,5%).

Кроме этого, ИГИЛ взимает ежегодные налоги с немусульман, проживающих на ее территории, в особенности с христиан (4,25 г золота с богатых и половина этого с людей со средним уровнем дохода). И в дополнение «Исламское государство» захватывает чужое имущество в порядке применения гражданско-правовых санкций: конфискует собственность беженцев и людей, объявленных в розыск, а также тех, кто участвовал в военных действиях против нее. Конфискуемая собственность включает в себя, конечно же, огромные запасы оружия и боеприпасов, отбираемых в процессе разоружения общин.

В то время как пожертвования от иностранных организаций-спонсоров составляют незначительный процент казны «Исламского государства», владеющие значительными средствами частные лица, являются ли они просто жертвователями или присоединились к группировке, делают взносы в ее фонд. Но более существенным источником дохода группировки является ганима (военные трофеи, которые, по определению ИГИЛ, включают в себя награбленное и украденное). В результате беспорядочного отступления трех иракских дивизий в июне 2014 г. ИГИЛ захватила американское и другое иностранное военное оборудование стоимостью в миллионы долларов.

Были захвачены огромные запасы оружия, военной техники и оборудования, а также наличные средства сирийского режима и повстанческих группировок. Приносит прибыль «Исламскому государству» и торговля артефактами — один человек, давший нам интервью в Турции, сказал, что объем этой торговли за период правления ИГИЛ значительно вырос. Один из его двоюродных братьев контрабандой переправляет в Турцию золотые статуэтки и монеты, раскопанные в руинах Мари, что в 11 км от Альбу-Камаля.

http://theoryandpractice.ru/posts/13138-isis