Документальный фильм, показанный 5 мая на канале Arte

Le grand bluff de Ronald Reagan

Большой блеф Рональда Рейгана

Фильм намекает на то, что США в действительности напоминают банановую республику.

По указке Вашингтона ее военные и властные структуры плели нити заговора против избранного премьер-министра Улофа Пальме (Olof Palme), который был убит в 1986 году.

При работе над фильмом были использованы следующие источники (приводятся в порядке появления):
Томас Рид (Thomas C. Reed), бывший советник по вопросам национальной безопасности США;
Герберт Мейер (Herbert Meyer), главный советник ЦРУ;
Джон Леман (John F. Lehman),
бывший министр ВМС США; Ингемар Энгман (Ingemar Engman),
помощник министра обороны Швеции; Ола Фритьофсон (Ola Frithofson),
бывший секретарь Союза социалистической молодежи Швеции; Улоф Франштедт (Olof Franstedt),
бывший начальник разведывательной службы Швеции; Борис Панкин,
бывший советский посол в Стокгольме и последний министр иностранных дел СССР; Каспар Уайнбергер (Caspar Weinberger),
бывший министр обороны США; Эгон Бар (Egon Bahr),
помощник Вилли Брандта (Willy Brandt), разработавший основы Ostpolitik; Джеймс Лайонс (James «Ace» Lyons),
заместитель начальника оперативного управления ВМС США, а также некоторые шведские и норвежские эксперты.

Фильм повествует о том, как Рейган создал в Белом доме новый синедрион «национальной безопасности» для обострения напряженности в отношениях с СССР, во главе которого был директор ЦРУ Билл Кейси (Bill Casey), бывший банкир с Уолл-Стрит и начальник избирательного штаба Рейгана. Они были друзьями, так что Кейси мог без стука входить в кабинет президента.

Вновь созданная структура возобновила, впервые после 50-х годов, проведение провокационных операций вблизи наиболее чувствительных границ СССР, в частности, около Кольского полуострова, где была размещена значительная часть советского ядерного потенциала, как подводного, так и наземного базирования, создавая тем самым угрозу неизбежного нападения, что вызывало обоснованную тревогу у Москвы.

Но наибольший интерес, как уже было сказано, представляет то, что было сделано для противодействия угрозе, которую представлял Улоф Пальме, социал-демократ, стремившийся построить общую систему безопасности Востока и Запада.

Именно ее отсутствие объясняет, почему сейчас, по прошествии стольких лет с момента официально объявленного конца холодной войны, возникают кризисы, подобные украинскому.

Чтобы не допустить разрядки, за которую так умно выступал Пальме, шведский правящий класс, армия, спецслужбы, крупная буржуазия и все околомонархические структуры, естественно, при неоценимой помощи ангажированной прессы, сумели создать в стране обстановку истерии.

Для этого достаточно было устроить так, чтобы несколько «советских подлодок» с выпущенными перископами (что совершенно бессмысленно) появились вблизи шведских военных баз и даже Королевского дворца в Стокгольме, а также некоторых второстепенных резиденций монарха.

Однако подводные лодки оказались не советскими, а американскими, английскими и в некоторых случаях итальянскими, которые использовали американцы.

Все это делалось для того, чтобы разоблачить антивоенную политику Пальме, которого собственные спецслужбы считали «предателем», рассказывает Улоф Франштедт (Olof Franstedt), бывший начальник разведывательной службы Швеции.

Американцы занимались тем, что нашептывали в уши шведским генералам и адмиралам, что Пальме был «агентом влияния» КГБ. Особое усердие в этом нашептывании проявил глава американской контрразведки Джеймс Хесус Энглтон (James Jesus Angleston), рассказывает Франштедт.

В то время, как Пальме вызывал к себе посла Бориса Панкина, чтобы заявить ему протест, а тот утверждал, что никаких подлодок не было (в конце концов, видя, что ему не верят, он предложил разом разбомбить к чертовой матери все эти загадочные корабли), все продолжали тайно делать свое дело.

Когда позднее Панкин был назначен министром иностранных дел СССР (последним), то, не будучи окончательно уверенным в том, что подлодок действительно не было (в ту пору советские дипломаты особо не доверяли ни КГБ, ни военным), он в августе 1991 года обратился к Вадиму Бакатину и Евгению Шапошникову (это были люди Горбачева, поставленные им во главе КГБ и министерства Обороны) с просьбой проверить архивные данные об инцидентах с подводными лодками в 80-х годах. Ответ был отрицательным.

Никаких инцидентов. В фильме Джеймс Лайонс, заместитель начальника оперативного управления ВМС США, признает, что все это было подстроено.

Результат получился отличным: если перед началом этой операции по обработке общественного мнения об «угрозе» со стороны СССР говорили 27% шведов, то после ее проведения этот показатель вырос до 83%.

28 февраля 1986 года Пальме был убит.

Дело раскрыть не удалось, как и случай с натовскими бомбами в Люксембурге, а также многие другие преступления, совершенные тайной организацией «Гладио» во время холодной войны.

В 1986 году Горбачев уже был у власти, и у политики мира, за которую выступал Пальме, появился весьма влиятельный союзник: советский лидер.

Пальме убили за три недели до его поездки в Москву. Как заявил Горбачев, «нет никаких сомнений в том, что это было политическое убийство, поскольку премьер представлял угрозу для интересов весьма влиятельных людей, заинтересованных в сохранении существующего порядка вещей».

В Швеции была создана комиссия по расследования принадлежности подводных лодок (по делу об убийстве Пальме тоже создали комиссию, которая, разумеется, ничего не выяснила). Один из членов этой комиссии вспоминает, как исчезали документы.

«Группа людей, действовавшая вне рамок шведского демократического устройства, не хотела, чтобы их собственное правительство узнало правду», сказал он. Чисто нордическая манера заявить о том, что в определенных обстоятельствах самая крепкая демократия Европы не стоит и выеденного яйца.

Итак, европейцы многое начинают понимать на собственном горьком опыте.

http://vbulahtin.livejournal.com/1441343.html