Русские чаще уклоняются от налогов, более склонны рисковать в бизнесе, многие с 90-х затаили обиду на государство, большинство не участвует в управлении страной, не доверяют НАТО и не готовы защищать Латвию с оружием в руках. Что при этом от них ждать, если сбудутся худшие ожидания в отношении России? Этим вопросом задалась группа исследователей Факультета социальных наук ЛУ под руководством профессора Жанеты Озолини. Свои выводы они презентовали на Фестивале общения Lampa в Цесисе.

Подобные исследования под называнием Societal security были проведены в ряде общин разных стран Европы, признанных потенциальными объектами для гибридных угроз со стороны России. Выводы исследователей в разных областях были собраны в единый том на английском языке (с полным текстом можно ознакомиться здесь) и презентованы в Цесисе, одном из самых латышских городов Латвии, где, по статистике, живет всего 9% русских.

Прибалтика

Карта в полном размере: Латвия - доля русского населения

По мнению исследователей, в пользу важности поднятой ими темы свидетельствуют война на Украине, рост российской агрессии в мире, ситуация в Латвии (экономический кризис, языковой референдум) и фильм BBC ("Третья мировая война: в командном пункте"). Все это побудило задаться вопросами, поддерживают ли латвийские русские Россию, как русскоязычная община чувствует себя в латвийском обществе и каким видит свое будущее. Ответы искали в сферах экономики, образования (об этом портал Delfi писал ранее), религии, культуры, гибридных угроз, негосударственных организаций, региональной политики и соцсетях. Увы, вопросов возникло гораздо больше, чем было дано ответов на них.

Что касается самой русскоязычной общины, то их главные страхи лежат вовсе не в плоскости национальной и языковой розни. Как из года в год показывают опросы, больше всего русские Латвии боятся проблем со здоровьем (их волнует доступность и качество медицины) и потери работы (они не уверены в том, что найдут новое место). Собственно, этот ТОП страхов мало чем отличается от латышского.

Самыми важными расхождениями между общинами исследователи назвали разную степень доверия НАТО — "нашему главному гаранту безопасности". В целом по Латвии в 2015 году альянсу НАТО доверяли 45%, не доверяли 38% жителей. При этом, среди латышей 60% доверяют, 25% — не доверяют. А среди русских -60% не доверяют, 23,5% — доверяют.

Прибалтика

Также исследователи отметили большое различие среди тех, кто готов защищать Латвию с оружием в руках, в случае нападения: латыши — 48,5%, русские — 27,8%.

Существует ли в Латвии гибридная угроза?

Исследователи задались вопросом, может ли в Латвии случиться нечто подобное "украинскому гибридному сценарию", станет ли при этом русскоязычная община каналом поставки гибридной угрозы и насколько активно будет противостоять — как дохлый зонтик, который сломается от малейшего дуновения, или, как вековой дуб, которому все ураганы нипочем.

Для ответа на эти вопросы они рассмотрели сформулированные международным исследователем Андрасам Рачем шесть условий, при которых гибридная тактика применима к стране:

1. Близость границ России и ее военных баз

2. Сильное влияние российских масс-меди на территории

3. Большая русскоязычная община в стране

4. Военное превосходство

5. Слабая, мало оплачиваемая, коррумпированная власть,

6. Большая неудовлетворенность работой правительства

Исследователи признали, что минимум три из шести условий — объективная реальность: близость границ, большая русская община и большое влияние российских масс-медиа. Над остальными можно и нужно работать

Прибалтика

Какие "русские особенности" экономики Латвии?

По мнению исследователей, главная проблема русской общины, что она отчуждена от политически-экономического управления страной. Причин тому достаточно.

  • Русские уязвимы в сфере транспорта. Традиционно русскоязычные были больше задействованы в сфере индустрии, транспорта и транзита, за латышами оставались сферы производства продуктов, сельское хозяйство, управление государством, образование и культура. С обретением независимости разделение по "зонам влияния" несколько сгладилось, но сохранилось. Особенно оно ощутимо в транспортной отрасли и транзите, больше всего — на железной дороге. По мнению исследователей, именно транспортная сфера, наиболее тесно связанная с Россией, больше всего подвержена геополитическим рискам. Если реализуются угрозы, то работу может потерять большой процент русской общины.
  • Незнание языка мешает успешности. Главная преграда, которая мешает более успешной экономической интеграции русских — языковой барьер, который зачастую не позволяет отстаивать свои экономические интересы. И наоборот, знание двух языков резко повышает конкурентоспособность на рынке.
  • Русские чаще уклоняются от уплаты налогов. Исследователи также отметили больший удельный вес русских в теневой экономике Латвии. Это рождает вопрос, насколько до этой части населения доходит информация от государства о последствиях и социальных рисках (остаться без пенсии, без пособия по безработице, без медицинского обслуживания и т.д.) для людей, которые уклоняются от уплаты налогов. По мнению исследователей, в итоге русская община более уязвима для возможных социальных потрясений. Профессор Рижской экономической школы Арнис Саука предположил, что более высокая удовлетворенность налоговой системой в Литве и Эстонии отчасти связана с тем, что в Латвии больше русских, которые чаще выбирают "серую зону" экономики.

При этом исследователи отметили и сильные стороны русских в экономике Латвии.

  • Русские сильнее в технических отраслях. Исторически у них больше знаний и компетенции в тех областях, в которых латышей гораздо меньше: инженерной, электронной, металлообработке, приборостроении. В этих отраслях именно они разогревают латвийскую экономику.
  • Русские предприниматели активнее и больше готовы рисковать. Это подтвердила и экс-министр экономики, нынешняя министр финансов Дана Рейзниеце-Озола.
  • Вступление в ЕС интегрировало русскую бизнес-среду. Новые возможности для ведения бизнеса с Европой сделало и русских предпринимателей более космополитичными. Они стали и больше контактировать с госструктурами для подключения денег из еврофондов.

Почему многие русские обижены на государство?

Журналист Latvijas radio-4 Ксения Колесникова рассказала о проекте Maija svētki, в рамках которого латышские журналисты интервьюировали своих русских друзей. В том числе журналист Даце Крейере открыла много нового из общения со своим родственником Костиком, который на хорошем латышском языке рассказал, почему его жена категорически против отправки детей на лето на латышский хутор.

Прибалтика Латвия

Оказалось, что женщина скептично настроена в отношении языка и законов из-за старой обиды. Сама она родилась в Риге, ее отец — гражданин Латвии, но рожденный в Псковском округе, в связи с чем дочке гражданство автоматически не дали — сказали сдавать экзамен. В тот момент она на спортивных соревнованиях представляла Латвию. Гражданство жена Костика получила путем натурализации, но сохранила обиду на латышей — всех. Журналист сделала вывод, что крест на человеческих отношениях поставила политика, и предположила, что такие обиды могут быть использованы в случае гибридной угрозы.

В качестве примера успешной интеграции, рассказали историю журналиста из Валмиеры Алины, чей рабочий язык — латышский. Алина училась в русской школе, но ее школа не принимала участия в протестах 2003-2005 годов. При этом, она не отрицает, что, порой, ей казалась абсурдной ситуация, когда русский учитель и русский школьник говорят между собой по-латышски. Также Алина не стала участвовать в языковом референдуме. Она не сомневалась в том, что госязык должен быть один — латышский, но призналась, что в то время ей пришлось выслушать от знакомых немало неприятных и далеких от желания дружить аргументов.

В общем, застарелых обид и недопониманий в русской общине вполне достаточно, чтобы на них можно было опереться желающим сеять разобщенность.

Как увеличить безопасность Латвии?

Исследователи пришли к выводу, что сама по себе русская община гибридной угрозы не несет, но есть немало тревожных факторов, которые могут превратить ее в канал проникновения. Наиболее устойчивым ко всем ветрам с Востока русских делает знания латышского языка и повышение благосостояния государства.

Прибалтика Латвия

Поскольку в Латвии, как среди русских, так и среди латышей, довольно велико недоверие к государственным институциям, самым продуктивным способом "достучаться" было бы общение через самоуправления и негосударственные организации. Увы, на сегодня финансирование от государства для негосударственных организаций в русской общине гораздо ниже, чем в латышской общине.

Еще одним тревожным фактором исследователи назвали отсутствие партий, не ассоциирующихся с Кремлем, которым доверяла бы русская община. По их мнению, это связано со слабостью партийной системы Латвии — политики никак не желают делиться на традиционные для всего демократического мира правые и левые течения. К примеру, в Эстонии этот вопрос решен, а в партиях там раз в десять больше людей, чем в латвийских. В Латвии люди стараются дистанцироваться от политики, не укрепляют партии своими идеями и членскими взносами, в итоге партии вынуждены опираться на деньги спонсоров, которые и диктуют политику.

В итоге на вопрос, кто вам поможет в критической ситуации, 85% русских отвечают: моя семья. На государство, самоуправления и спасательные службы надежд не возлагают.

По мнению профессора Жанеты Озолини, легко справиться с вызовами времени не получится: "Приходится признать, что русскоязычная община Латвии не живет переменами в латвийском и международном обществе. И все же нам надо приложить все усилия и найти способ, как сделать наше общество наиболее безопасным и доброжелательным".

http://vk.cc/5mSWg2