Верховная рада Украины приняла закон о правомерности действий ОУН-УПА, которые признаны борцами за независимость страны. Вместе с этим парламентарии запретили нацистскую символику, а коммунистическую идеологию признали преступной. Закон касается тех, кто вел борьбу за независимость Украины в течение периода с ноября 1917 года по 24 августа 1991 года в составе формальных, неформальных, а также подпольных организаций, военных, партизанских структур или формирований.

Кроме ОУН-УПА, к этим организациям причислены парамилитарные формирования Украинской Народной Республики, включая армию Украинской Народной Республики, повстанческую армию Украины и Украинскую Хельсинкскую группу (УГГ). В законе говорится, что государство признает эту борьбу правомерной, так как ее цель, формы и методы якобы не противоречили уставу ООН, Всеобщей декларации прав человека и другим международно-правовым актам.

На это решение тут же очень болезненно и очень остро отреагировали в Польше, назвав его пощечиной для страны и президента Бронислава Коморовского,  написала Gazeta Wyborcza. В свою очередь, директор Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф с негодованием воспринял принятие парламентом Украины закона, ставящего знак равенства между коммунизмом и нацизмом, накладывающего запрет на память о них обоих. Эфраим Зурофф назвал это решение "оскорбительным... большой ложью, превращающей палачей в жертв".

Зурофф говорит, что "решение парламента Украины направлено на отвлечение внимания от преступлений Украины во время Шоа (на иврите – бедствие, катастрофа, сейчас употребляется для названия Холокоста – прим. автора)  и лицемерное сравнение нацизма и коммунизма".  "Государства Балтии, Украина и затем Венгрия — страны, где проблема стоит наиболее остро, поскольку там это поощряют правительства. Это делается по воле властей и на их деньги", — сказал Зурофф, отвечая на вопросы журналистов.

Подобная реакция поляков и израильтян – вполне предсказуема. Жертвами, сотрудничавших с нацистами украинских коллаборационистов стали сотни тысяч поляков и евреев, об этом хорошо известно. А вот про так сказать «подвиги» ОУН-УПА собственно на Украине, напомнить стоит. Согласно приказам Дмитрия Клячкивского (командир УПА-Север), на территории оккупированных германскими войсками областей Украинской ССР, где действовали отряды УПА, были уничтожены «схидняки» — окруженцы и бежавшие военнопленные РККА, осевшие в отдаленных лесных хуторах.

С возвращением в западные области Украинской ССР советской власти широко развернулись подрывные действия, террористические акты ОУН-Б/УПА в отношении так называемых  «сексотов» — которых рекомендовалось принародно вешать с соответствующей табличкой. Среди «сексотов» УПА называла учителей, сотрудников советских учреждений на селе, сторожей, железнодорожников, водителей трамваев и других специалистов. Так из группы 15 человек, направленных в один из районных центров Ровенской области для восстановления народного хозяйства, удалось спастись лишь одному — 14 остальных были расстреляны, а над трупами надругались — у одного из мужчин отрезали голову, а у женщины — лицо и ноги.

В течение 1944 — 45 гг. во Львовской области было убито 16 учителей, в Волынской — 16, в Тернопольской — 127. В Ровенской области сожжено и уничтожено 50 школ, в Тернопольской — 50 клубов и читален. Не забывали в УПА  и местное население — уничтожались семьи тех, кто пошёл служить в Красную Армию, кто «вышел из леса» или не захотел идти в него. Так 26 ноября 1944 г. в селе  Испас  Выжницкого р-на Черновицкой области было уничтожено 15 семей (41 человек) за отказ взрослых мужчин «идти в лес». Гражданское население уничтожали и за более «скромные проступки» — за то, что пустили на постой или накормили солдат и офицеров Красной Армии, согласились сдать зерно фронту и так далее.

Порядок ликвидации был регламентирован письменными инструкциями, содержавшими тексты наподобие: «в ходе ликвидации указанных лиц не жалеть ни взрослых членов их семей, ни детей». Изощрённая ритуальная жестокость в ряде случаев вызывала негативные реакции населения — в связи с этим в «Инструкции командирам отрядов» датированной 21 ноября 1944 г. Указывалось: «не следует впредь отрезать головы сексотам». Всего за период с 1944 по 1 мая 1945 года было убито или уведено в лес 6385 человек гражданского населения. Действия членов ОУН-УПА были довольно успешны по налётам на сельсоветы, сожжению зерна и сельхозинвентаря, разграблению складов, маслозаводов и спиртозаводов (по сообщению секретаря Тернопольского райкома КПУ от 6 сентября 1944).

В общем, достаточно сказать, что даже на современной Украине, только во Львовской области существует более 30 памятников и обелисков, установленных в память о жертвах ОУН-УПА. При этом многие современные украинские историки, забывая о преступлениях бандеровцев на Украине, активно акцентируют внимание на том, что ОУН-УПА воевала и против нацистов. И именно это ставят им в заслугу. Это утверждение верно лишь отчасти.

Немецкий фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий группой армий, действующей на территории Украины, в своих мемуарах рассказывал: «Вообще существовало три вида партизанских отрядов: советские партизаны, боровшиеся с нами, и терроризировавшие местное население украинские, боровшиеся с советскими партизанами, но, как правило, отпускавшие на свободу попавших им в руки немцев, отобрав у них оружие; наконец, польские партизанские банды, которые боролись с немцами и украинцами».

В сентябре 2007 года председатель Союза советских офицеров Автономной Республики Крым Сергей Никулин обратился напрямую к канцлеру ФРГ Ангеле Меркель с просьбой помочь разыскать данные о потерях немецкой армии от действий ОУН-УПА. В свою очередь, Меркель направила запросы в несколько крупнейших научно-исследовательских институтов Германии. Первым пришел ответ из Исследовательского учреждения военной истории в Потсдаме: «Мы разыскивали информацию в находящейся в распоряжении у нас литературе, но к сожалению, не нашли никаких сообщений о потерях Вермахта из-за национально-украинских организаций Бандеры и от ОУН-УПА».

Также Никулину пришло письмо из Военно-исторического научно-исследовательского института (Мюнхен). «В нашем институте не имеется материалов о потерях Вермахта, нанесенных ему подпольными группами УПА в Западной Украине. Приблизительно летом 1943 года войска УПА начинали атаковать тыловые учреждения Вермахта, взяли немецких пленных и убили нескольких солдат, хотя в большинстве случаев немецких пленных отпустили», – сообщили немецкие ученые.

В общем, украинская история претерпевает очередную метаморфозу. Попытка переписывания истории идет полным ходом.

В 1971 году известный польский писатель - фантаст Станислав Лем в одном из своих рассказов об Йоне Тихом описал такую ситуацию: к главному герою прибывает его же двойник, только из далекого будущего, и предлагает возглавить в будущем некий институт по исправлению истории. «Всеобщая история будет отрегулирована, очищена, подправлена, спрямлена и улучшена в соответствии с принципами гуманизма, рационализма и привлекательного дизайна. Неужели не ясно, что, имея в родословной такую бойню и мясорубку, стыдно соваться в общество высокоразвитых космических цивилизаций!».

Украинские власти заняты перекройкой памяти о Великой Отечественной войне. Главная задача, которую перед ними поставили – создание своего обособленного «исторического огорода».

Работа ведется Украинским институтом национальной памяти (УИНП) – фабрикой по штамповке псевдоисторических фальшивок. Получив от правительства монополию на трактовку истории Украины, УИНП не сдерживает себя в фантазиях, и не обременяет моральными соображениями. В том числе, в отношении святого для граждан бывшего СССР праздника Великой Победы.

Само понятие «Великой Отечественной войны» УИНП не устраивает. Он предпочитает термин «Вторая мировая», и отказывается рассматривать ее, как целостное событие. Вместо этого УИНП нашел сразу восемь войн в период с 1939 по 1945 гг.: польско-германская (1939-1945), польско-советская в 1939 г. (термин «Освободительный поход РККА» УИНП начисто отметает), советско-румынская 1940-1945 гг. (УИНП ведет отсчет от присоединения Буковины и Бессарабии к УССР и до поражения прогитлеровской Румынии во Второй мировой войне), немецко-советская 1941-1945 гг. (термин «Великая Отечественная» аннулируется), немецко-украинская 1941-1944 гг. (стычки украинских националистов с гитлеровцами), советско-венгерская 1941-1945 гг. (ее не рассматривают, как часть «немецко-советской», хотя Венгрия была союзником немцев), польско-украинская 1942-1947 гг. (стычки ОУН-УПА с регулярной польской армией и Армией Крайовой) и советско-украинская 1939-1954 гг. (борьба Красной армии и НКВД с украинским национал-подпольем).

Такое искусственное расчленение единого исторического события, известного, как Вторая мировая война (1939-1945 гг.) на временные отрезки, помогает разорвать историю Великой Отечественной войны в угоду националистической идеологии. Из перечня восьми войн видно, что самой продолжительной (и, значит, самой ожесточенной и мужественной) была «советско-украинская война» 1939-1954 гг. В изложении УИНП, она длилась целый 15 лет. Немного фантазии, и миф о самоотверженной борьбе украинцев против российско-коммунистической агрессии готов!

Эта «война» возвышается временной громадой над остальными семью войнами, потому как длилась дольше всех. Она вмещает в себя, по крайней мере, хронологически, все остальные войны, которые насчитал УИНП, и, тем самым, ловкими манипуляциями превращается в главное событие украинской истории того периода. Великая Отечественная война меркнет по сравнению с пятнадцатилетием сражений и битв «советско-украинской войны», чего и добивается киевская власть.

Отсюда рождается второй миф: соседство Украины с Россией приносит украинскому народу лишь войны и жертвы. Целых восемь войн только за период с 1939 по 1954 г.! И это не считая советско-финской 1940 г. и советско-японской 1945 г. (УИНП рассматривает ее отдельно от «советско-немецкой» 1941-1945 гг.). Итого: десять войн! То, что в них виновата Россия, тем или иным образом, подразумевается само собой.

На составные части раскладывается история Великой Отечественной войны на территории самой Украины. УИНП находит множество «белых пятен» - отрезков истории тех времен, не запачканных националистическими фантазиями. Так, УИНП решил демонтировать еще один «советский миф» о массовой поддержке жителями Черниговщины Красной армии, и найти свидетельства деятельности ОУН в этом регионе (1). Даже погибших черниговцев распределили по загробным квартирам: одни погибли «советско-немецкую 1941-1945 гг.», другие – в «советско-японскую 1945 г.», и т.д. И все – под лозунгами «переосмысления событий прошлого», «исследования истории такой, какой она была», «изучения региональных аспектов» и т.п.

Для успешности подобных диверсий необходимо вытереть из народной памяти общие символы Победы. Эту грязную работу тоже выполняет УИНП. Под внешне благовидными предлогами из информационного пространства убираются литературные произведения, славящие общую Победу народов Советского Союза над немецко-фашистскими захватчиками.

К делу подключились заокеанские партнеры Киева. Посольство Канады ко Дню примирения 8 мая объявило конкурс на лучший перевод поэмы Джона МакКрея «На полях Фландрии» (2). Д. МакКрей – участник Первой мировой. Стихотворение написано в 1915 г. Почему именно это стихотворение, понятно. «На полях Фландрии колышутся маки…», - так начинается произведение. Маком Киев пытается заменить другие символы Великой Победы, в т.ч., Георгиевскую ленточку. Запущен специальный ресурс «Поле памяти», где можно виртуально посадить цветок мака в память о погибшем украинце, причем не важно, в какую форму он был одет в момент гибели – форму эсэсовца или красноармейца (3). В этом – вся суть «примирения», которое празднуют 8 мая на Украине: вермахт и дивизия СС «Галичина» ставятся на один уровень с ветеранами Великой Отечественной войны.

«Поле памяти» - тот самый обособленный «исторический огород». Ссылок на более масштабный и внушительный российский информационный проект «Подвиг народа» УИНП не дает, хотя там жители Украины могут найти наградные листы своих дедов-прадедов за 1941-1945 гг. (4). УИНП пугает популярность таких ресурсов на постсоветском пространстве.

Поэтому в Киеве готовы сделать так, чтобы украинцам «поля Фландрии» 1915 года были ближе, чем снега Подмосковья в 1941 году. Знаковые события Великой Отечественной – бои под Ржевом, Курская дуга, оборона Сталинграда, блокада Ленинграда – все это, по замыслу УИНП, должно умереть для граждан Украины, или, как минимум, поменять смысловую нагрузку.

И это уже работает. В украинском сегменте соцсетей легендарного советского снайпера Людмилу Павличенко (уроженка г. Белая Церковь, Киевской обл.) сравнивают с Надеждой Савченко, сидящей в российском СИЗО по подозрению в содействии в убийстве журналистов ВГТРК в июле 2014 г. на Донбассе. Тогда Н. Савченко осуществляла функции артнаводчика в батальоне «Айдар». Что идеологически общего может быть между Л. Павличенко, уничтожившей 309 нацистов, и Н. Савченко, воевавшей с украинскими неонацистами из «Айдара» плечом к плечу? Л. Павличенко – Герой Советского Союза, Н. Савченко – депутат от партии «Батькивщина», которая поддерживает героизацию ОУН-УПА. Но обыденное сознание украинских граждан не улавливает этих противоречий.

Отличительная черта УИНП – недомолвки и недоговоренности. Ссылаясь в своих публикациях на мнения того или иного историка, или, для наглядности, иллюстрируя материал репродукцией какого-нибудь украинского художника, не сообщает об идеологическом портрете данных лиц. Пример: торжественная публикация, посвященная поднятию на кораблях Черноморского флота украинских знамен 29 апреля 1918 г., мало того, что преподнесена так, будто поднятие желто-голубых флагов было единодушным и повсеместным, так еще дана в сопровождении репродукции картины Леонида Перфецкого (4).

Кто такой Л. Перфецкий, не сказано. Л. Перфецкий – протеже Владимира Кубийовича, вдохновителя создания дивизии СС «Галичина». Позже в эсэсовцем стал и Л. Перфецкий. Свои художественные способности он поставил на службу фюреру, принимая участия в боях в качестве военного художника. Все полотна Л. Перфецкого – восхваления сечевых стрельцов, галичанских эсэсовцев и прочих украинских национал-формирований. Не самый лучший моральный образец для воспитания молодежи. Но УИНП не обращает на такие мелочи внимания.

Несложно предугадать, что с уходом поколения ветеранов нападки на историю Великой Отечественной войны станут «хорошим тоном» для национальных историографий. Наш моральный долг – сохранить память о тех великих днях.

1) http://www.memory.gov.ua/news/regionalni-aspekti-uchasti-ukraini-v-drugii-svitovii-viini-chernigovo-sivershchina

2) http://www.memory.gov.ua/announce/do-dnya-pamyati-i-primirennya-8-travnya-ogoloshuetsya-konkurs-na-krashchii-pereklad-poemi-d

3) http://www.memory.gov.ua/news/rozpochav-robotu-sait-pole-pam-yati-na-yakomu-ukraintsi-mozhut-vshanuvati-pam-yat-pro-zagiblikh

4) http://www.podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome

5) http://www.memory.gov.ua/news/29-kvitnya-1918-roku-chornomorskii-flot-pidnyav-ukrainski-prapori

Источники:

http://interaffairs.ru/read.php?item=13036

http://interaffairs.ru/read.php?item=13067