Исландский переворот

Исландия относится к числу стран, в которых после финансового кризиса 2008 г. начались политические пертурбации. Мирные протестные выступления привели к смене правительства и созданию новой конституции. До того, как началась волна протестов по всему миру, об этом говорили в основном как про исландский переворот и как о реакции на экономический кризис в маленькой (население около 318 000 человек) и довольно периферийной стране с большой потребностью в международном признании. Сейчас, когда эти события оказались вписанными в контекст арабских революций и движений Occupy в развитых странах, тема получила новое освещение.

«Я уверен, что нам предстоит извлечь из исландских событий уроки, которые можно применить к ситуации в более крупных государствах», - написал социолог Ричард Бейтер (Richard Bater) в статье, опубликованной 1 декабря 2011 г. на openDemocracy. «Случай Исландии, - писал Бейтер, - иллюстрирует собой трагедию “конституционных демократий” в том виде, в котором это практикуется в последнее время в разных странах: когда создание конституции простыми гражданами представляется революционным исключением, а не правилом… Никогда прежде основные ценности конституции не определялись методом “краудсорсинга”... Никогда больше нельзя будет сказать, как это прежде делали власть имущие, что простым людям нельзя доверить создание эффективного контракта между гражданами и государством».

Экономические истоки

В 2007 г., согласно докладу ООН, Исландия была наиболее благополучной страной в мире, с точки зрения качества жизни, продолжительности жизни, дохода на душу населения и доступности образования. В это время исландские банки (все частные) вели агрессивную политику, пользуясь растущим курсом кроны, и увязали в долгах. В результате, когда начался мировой кризис, страна оказалась в плачевном положении. Экономические проблемы вызвали возмущение общественности потому, что симптомы приближающегося кризиса систематически замалчивались в прессе и, как многие подозревали (в дальнейшем это подтвердилось специальным расследованием), в замалчивании были заинтересованы некоторые члены правительства, принимавшие участие в деятельности банков.

Кризис

Что стоит за современным кризисом
В статьях:

Причины кризиса монетаристов
Так же в статье
Откуда деньги у Ротшильдов?
Так же в статье
Как управляют сырьевыми рынками?
Так же в статье
Кто правит мировыми банками?

Позднее, когда другие страны пытались реанимировать систему кредитования, выкупая плохие долги, поддерживая тонущие банки и сокращая бюджетные расходы на социальные нужды, исландские налогоплательщики по итогам референдума отказались помогать банкам и выплачивать внешние долги, созданные недобросовестной работой финансистов, чем вызвали сильное негодование у международного сообщества.

Революция кастрюль

Исландцы требовали смены правительства, к которому они потеряли доверие. Началось с того, что в январе 2008 г. к зданию парламента стал выходить поэт и певец Хёрдур Торфасон (H?r?ur Torfason) и петь песни политической тематики. В октябре 2008 г. он вышел на улицу с микрофоном и начал предлагать всем желающим высказываться. Через неделю начались массовые организованные демонстрации.

Хёрдур Торфасон к тому моменту уже обладал репутацией диссидента. Еще в 1970-е гг. он выступал с антиправительственными песнями и заявлениями, в результате чего, по его словам, был вынужден эмигрировать в Данию (19 лет прожил в Копенгагене). Он был первым в Исландии общественным деятелем, открыто заявившим о своей гомосексуальности. Он же выпустил 20 популярных альбомов с политическими песнями. Для исландского протестного движения 2008 г. он стал символической фигурой.

Демонстранты в Рейкьявике приносили с собой кастрюли и сковородки, подходили к парламенту и грохотали ими, пытаясь сорвать парламентские заседания.

Обратная изнанка благотворительности
В статьях:

Что стоит за благотворительностью
Так же в статье
Благотворительность и офшоры в США
Так же в статье
Как зарабатывать на благотворительности

Полиция некоторое время противостояла этому, пуская в ход перечные распылители и слезоточивый газ, но в итоге праволиберальному правительству пришлось уйти в отставку. В феврале 2009 г. сформировалось новое правительство левого толка, возглавляемое премьер-министром Йоханной Сигурдардоттир.

В прессе это событие стали называть «революцией чайников и кастрюль» (Pots-and-pans revolution) или «посудной революцией» (Kitchenware revolution).

Интернет-конституция

Главной задачей на повестке нового правительства стала разработка новой конституции. Первая конституция появилась у Исландии в 1944 г., после того как страна получила независимость от Дании, и практически в точности воспроизводила конституцию экс-метрополии. С тех пор она почти не менялась, а между тем общественность требовала повышения прозрачности в работе правительства, изменения избирательных процедур – чтобы голоса из разных частей страны имели равный вес, и усовершенствования системы сдержек и противовесов между ветвями власти. Иными словами, требовались настолько радикальные изменения, что проще было написать конституцию с нуля, чем изменять старую.

Первую попытку написания конституции правительство предприняло сразу после прихода к власти. Предполагалось, что на это уйдет год, но в итоге дело закончилось неудачей, потому что граждане не хотели признавать такую конституцию легитимной. Тогда правительство решилось на эксперимент: сделать так, чтобы граждане сами написали конституцию.

Процесс был организован следующим образом. В ноябре 2010 г. была создана национальная ассамблея, в которой могли участвовать все желающие со всей страны. Задача была в том, чтобы выявить общественные приоритеты и ценности, на которых должна строиться новая конституция. Участники делились на группы и по группам обсуждали определенные темы (например, права человека). Потом итоги этих обсуждений озвучивались на более общем уровне.

Откровения банкира Френкеля прокурору
Письмо первое
Как Центробанк России борется с отмыванием денег
Письмо второе
Как Центробанк России надзирает
Письмо третье
Кого поддерживает Центробанк России

После этого предстояло выбрать 25 человек из гражданской среды, которые должны были составить конституционную ассамблею и написать конституцию. Акцент был на том, что это будут просто граждане, а не профессиональные политики. Кандидатом мог стать каждый гражданин, набравший установленное число подписей.

Торвальдур Гильфасон (Thorvaldur Gylfason), экономист и один из участников конституционной ассамблеи (в дальнейшем – конституционного совета), говорил, что желающие вступить в конституционную ассамблею проводили предвыборные кампании преимущественно в Интернете (сам он открыл специальный аккаунт в Фейсбуке) и почти никто не вкладывал в это деньги. Радиостанции проводили со всеми кандидатами интервью. Гильфасон рассказывал, что редакция газеты, в которой он вел колонку, попросила его ничего не писать в предвыборный период, потому что эти публикации выглядели бы как пропаганда со стороны издания.

Наконец прошло голосование, в результате которого были избраны 25 членов конституционного совета. Оппозиция, представленная прежним правительством и его окружением, старалась не оставаться в стороне. В частности, когда в конституционный совет не прошли несколько оппозиционных кандидатов, они попытались аннулировать результаты выборов, придравшись к деталям проведения. Верховный суд признал эти претензии обоснованными, и это означало, что результаты выборов недействительны. Правительство, объясняет Ричард Бейтер, оказалось перед выбором из трех возможных вариантов: 1) провести повторные выборы (это дорогостоящая процедура); 2) самостоятельно назначить состав конституционного совета в качестве парламентского комитета; 3) вообще отказаться от этого проекта.

В итоге правительство пошло по второму пути: самостоятельно утвердило конституционный совет в составе граждан, победивших на выборах.

В апреле 2011 г. совет начал работу. На написание проекта конституции у него было четыре месяца. Участники собирались ежедневно и работали полный рабочий день, получая за это жалование, эквивалентное зарплате парламентариев. Еженедельно на специальном сайте публиковались результаты проделанной ими работы – то есть проект конституции на разных стадиях разработки. Предполагалось, что общественность будет это оценивать, комментировать и вносить предложения и поправки. Ответная реакция действительно была (она поступала в основном через сайт, социальные сети и иные средства интернет-связи): совет получал отзывы и предложения, которые, по утверждению Гильфасона, внимательно рассматривались и учитывались при создании новых версий проекта. Следует отметить, что в Исландии 95% (по данным на 2009 г.) населения имеют доступ к Интернету.

Откуда деньги у Ротшильдов?

29 июля 2011 г. готовый проект конституции был представлен на рассмотрение в парламент. Референдум по принятию новой конституции планируется в середине 2012 г. Нынешний президент Исландии Олафур Рагнар Гримссон предложил провести референдум до президентских выборов (которые должны состояться примерно тогда же), потому что новая конституция вносит изменения в избирательный процесс.

Значение этой истории оценивается по-разному. Одни, наподобие Ричарда Бейтера, говорят, что она представляет собой пример для подражания в мировом масштабе как удачный эксперимент по применению принципов партиципаторной демократии (демократии участия). Другие (например, специалист по коммуникации Сорин Матеи / Sorin A. Matei, профессор из университета Пердью, США, штат Индиана) считают, что такие методы могут работать только в масштабах очень небольшой страны. Матеи также подчеркивает, что работа над проектом конституции в Исландии не была в строгом смысле краудсорсингом: над текстом, в конечном счете, работал небольшой коллектив, пусть этот процесс и сопровождался общественным обсуждением.

Торвальдур Гильфасон, тем не менее, считает, что проект новой исландской конституции – это продукт краудсорсинга, потому что реакция на действия совета была массовой, опросы общественного мнения свидетельствовали о том, что граждане высоко оценивают работу группы, и, наконец, сама группа состояла из людей, не принадлежавших к политическим партиям и работавших не как оппоненты и конкуренты, а как коллектив, выполняющий общую задачу. Он же полагает, что опыт Исландии может быть универсальным примером, но только в самом общем виде: «относитесь к людям с уважением, и они на это отзовутся. Поступайте с другими так, как вы хотите, чтобы поступали с вами».

Что касается краудсорсинга, то Гильфасон допускает, что использованный в данном случае интернет-формат, возможен только в странах, очень хорошо обеспеченных Интернетом. Даже в Исландии были те 5% населения (преимущественно преклонного возраста), которые хоть и имели право голоса, но не могли принимать участия в общем обсуждении. А в странах арабского мира, например, доступность Интернета гораздо ниже.

Экономические уроки

К интересным результатам привела и экономическая стратегия Исландии. Одним из ее сторонников стал лауреат премии Нобеля по экономике Пол Кругман (США), который весьма скептически относится к американским методам оздоровления экономики. Во многих развитых странах, пострадавших от кризиса, говорит он, попытки решить проблему путем вливания государственных денег в экономику привели к росту безработицы. Иными словами, проблемы банков решали за счет граждан.

«Вначале думали, - пишет он, - что в Исландии будет самая ужасная экономическая катастрофа: сбежавшие банкиры оставили страну в огромных долгах и, казалось бы, в безнадежном положении. Но на пути к экономическому Армагеддону случилась забавная вещь: именно из-за отчаянного положения дел Исландия не смогла следовать конвенциональным принципам поведения, благодаря чему государство получило возможность нарушать правила». Конечно, из-за кризиса уровень жизни в Исландии снизился. «Но Исландии удалось как ограничить рост безработицы, так и смягчить удар по наиболее уязвимым слоям населения». По сравнению с теми прогнозами, которые первоначально высказывали эксперты, нынешнее экономическое состояние Исландии «можно назвать стратегическим триумфом».

Наряду с прочими комментаторами, Кругман пытается сформулировать на основании этого примера мораль, применимую в более широких масштабах. По его мнению, опыт Исландии показал, что «тех невзгод, которые сейчас претерпевают наши граждане, можно было избежать… Выбор был. У того сценария, по которому сейчас развиваются события во многих странах, были и есть альтернативы».

Источник: https://vk.cc/1epmTX

Опубликовано 15 Апр 2018 в 08:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.