Управление по религиозным предписаниям Египта подготовило доклад, из которого следует, что террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ) меняет политику вербовки новых членов, перенося центр тяжести своей деятельности из Арабского мира на Кавказ, в страны Средней Азии и в Индонезию. По мнению египтян, здесь вербовать сторонников в свои ряды эмиссарам ИГ будет сравнительно проще, поскольку мусульмане в этих районах многочисленны, относительно мало осведомлены и склонны доверять проповедникам-арабам. При этом целью группировки является в первую очередь обеспечение притока новых рекрутов в свои ряды, в то время как «для расширения территориальных границ своего влияния ИГ нацелено по-прежнему на Ближний Восток».

В рамках «Исламского государства» уже создано подразделение пропаганды на русском языке через  социальные сети. Недавно эта структура опубликовала провокационное заявление о том, что российский Северный Кавказ входит в состав «халифата», и распространила несколько видео, адресованных боевикам, прибывшим в Ирак и Сирию из России и соседних с ней стран. Таким образом,  задачи противодействия идеологии ИГ, в том числе через соцсети, разъяснительные беседы с населением, совершенствование системы религиозного образования, становятся актуальны, как никогда. Собственно, духовные управления мусульман Северного Кавказа этим и занимаются -  принимают соответствующие фетвы, ведут профилактическую работу, борются, как умеют, с радикализмом и экстремизмом.

Однако одних средств «мягкого воздействия» уже недостаточно.  То и дело приходят сообщения о спецоперациях против лидеров и активных участников террористического бандподполья на Северном Кавказе. Сравнительно недавно в ходе спецоперации, проведенной в Унцукульском районе Дагестана, были уничтожены лидер запрещенного в России «Имарата Кавказ» Магомед Сулейманов (обвинявшийся, в частности, в организации убийств известных религиозных деятелей Мухаммада-Хаджи Абдулгафурова и Саида Афанди Чиркейского), главарь местных боевиков Камиль Саидов, а также двое их сообщников. Предыдущий предводитель «Имарата» Алиасхаб Кебеков, ставший преемником Доку Умарова, в апреле был уничтожен спецназом ФСБ в Буйнакске.

Довольно странно отреагировали на ликвидацию Магомеда Сулейманова некоторые российские СМИ, предположившие, что его смерть якобы приведёт к ослаблению позиций «Имарата Кавказ», а тем самым  расчистит место для «Исламского государства» и усилит его позиции на Северном Кавказе, что, дескать, ещё более опасно. Выискивать разницу в идеологии или в диверсионно-террористической тактике «Имарата Кавказ» и ИГ  – это примерно то же, что находить «умеренность» в таких организациях, как орудующая на севере Сирии «Джебхат ан-Нусра».

Действующим в регионах Юга России экстремистским группировкам в значительной степени свойственна особенность, характерная и для Сирии (в меньшей степени  для Афганистана и Ирака): под маской сменяющих и перетекающих друг в друга «эмиратов» и «фронтов» скрываются одни и те же лица, главная задача которых состоит в дестабилизации «подопечного» региона. В наши дни террористическая угроза инструментализована таким образом, что она всё больше превращается в средство «сдерживания» России, что включает и попытки её экономического удушения, в том числе с помощью акций против её потенциальных торгово-экономических партнёров, готовых инвестировать в республики Северного Кавказа и  представляющих альтернативные Западу центры влияния.

Разрастание военного конфликта на Ближнем Востоке сопровождается возвращением части лиц, ранее выехавших из России для участия в боевых действиях в Сирию и Ирак. Этот процесс заметно развивается в интересах тех, кто, следуя стратегии окружения России конфликтами по периметру её границ, нащупывает её уязвимые точки на кавказском направлении, демагогически упрекая Москву, как делает это американский Госдеп, в  недостаточной якобы  вовлечённости в борьбу с «Исламским государством».

Война сколоченной американцами коалиции против ИГ носит странный характер, и странностям этим нет конца. С одной стороны, американские беспилотники бомбят Сирию, а с другой – поступают сообщения о тесных связях между военными США и боевиками террористической группировки, против которой США вроде бы официально ведут войну. Так, например, «вертолет ВВС США приземлился в районе, находящемся под контролем ИГ на западе Ирака, и, взяв на борт нескольких его командиров, улетел в неизвестном направлении».

По тем же данным, американский вертолет совершил посадку в области Эр-Рияд, в горном районе в иракской провинции Салах-эд-Дин, где базируются отряды ИГ. Американские вертолеты вообще часто посещают районы, подконтрольные «Исламскому государству». В текущем году вертолеты США неоднократно приземлялись в районе Хавиджа к юго-западу от Киркука, чтобы забрать на борт командиров  ИГ. А весь этот район находится под плотным контролем американских аэронавигационных служб, о чём ясно говорят и регулярно публикуемые в Интернете снимки

Интересно, что, по мнению  главы американской разведывательно-аналитической  компании STRATFOR Джорджа Фридмана, «Исламское государство» не является для США «жизненно важной проблемой». Действительно, какие тут могут быть проблемы, если принять во внимание многолетние усилия американских спецслужб по взращиванию международных террористов (см., например, работу отставного дипломата Майкла Спрингмена, в которой он прослеживает историю тайных операций на Ближнем Востоке, на территории бывшей Югославии, в Северной Африке и других регионах). Апофеозом этих усилий на сегодняшний день можно считать  появление «Исламского государства». По признанию отставного главы военной разведки Пентагона Майкла Т. Флинна, в своё время в Белом доме приняли «волевое решение» (willful decision) о поддержке действующих в Сирии джихадистов. Ещё в августе 2012 года, то есть за год до того, как об «Исламском государстве» все заговорили, было доподлинно известно, что поддержанные Соединёнными Штатами сирийские повстанцы доминируют среди разношёрстных групп боевиков, включая салафитов, братьев-мусульман и территориальные ответвления «Аль-Каиды». На Ближнем Востоке тактические альянсы американцев с различными повстанческими (читай: террористическими) группами преследуют главным образом цель максимального ослабления таких региональных противников США, как Сирия и Иран.

Сегодня происходит распространение этой тактики дестабилизации на российский Кавказ. Какие этикетки будут при этом прикрепляться к тем или иным террористическим группировкам («Имарат Кавказ», «Аль-Каида», «Исламское государство», что-то ещё) не имеет ровным счётом никакого значения.  Все они используются для скоординированной раскачки ситуации через нарушение межконфессионального мира, подрыв авторитета традиционных религий, вооружённые провокации. Не исключено, что соответствующие решения на этот счёт уже приняты, подобно тому, как они, по свидетельству бывшего министра иностранных дел Франции Роланда Дюма, были приняты в отношении Сирии ещё за два года до первых всполохов «арабской весны».

Пёстрый конгломерат антироссийских сил снова прощупывает прочность систем безопасности России в области её «мягкого подбрюшья».

Выступая 24 октября на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», президент России затронул тему поддержки западными странами международного терроризма. Владимир Путин напомнил: «В свое время они спонсировали исламские экстремистские движения для борьбы с Советским Союзом, которые прошли закалку в Афганистане. Из них выросли и "Талибан", и "Аль-Каида"».

В связи с активизацией группировки «Исламское государство» (ИГ) угрозы странам, расположенным в географическом ареале от Марокко и Алжира до Центральной Азии и Китая, принимают всё более явные очертания. Особое внимание привлекает Кавказ. Сообщения об участии в боевых действиях или же гибели в Сирии выходцев из Азербайджана и Грузии появляются с завидной регулярностью. Согласно турецким СМИ, несколько дней назад в результате бомбардировки позиций ИГ был убит один из командиров боевиков уроженец Тертерского района Азербайджана Ровшан Бадалов. Создав на территории Сирии группу «Табук» из числа воюющих в Сирии выходцев из Азербайджана, он вскоре был  назначен «эмиром Исламского государства» на Кавказе.

Характерный эпизод произошёл 12 октября: на митинге азербайджанских оппозиционеров в Баку был поднят флаг «Исламского государства». О планах по размещению тренировочного лагеря «умеренных» сирийских боевиков на территории Грузии сообщало недавно авторитетное американское издание Foreign Policy.

По другим сообщениям, к армии нового «халифа» примкнули около трёх тысяч граждан стран Европы, США и республик бывшего СССР. В западных СМИ факт участия граждан стран бывшего СССР в военных действиях ИГ трактуется, как правило, крайне односторонне. Таких боевиков обычно называют  «кавказцами» или «чеченцами» даже тогда, когда судить об их этнической принадлежности  затруднительно. Участились ссылки на хронический якобы  «русско-чеченский конфликт» (дело представляют так, будто этот конфликт тянется  с восстания шейха Мансура в 1785 году). Подчёркивается, что возникновение на Северном Кавказе очага нестабильности приведёт к его распространению на другие территории России.

Один из законов вооружённых мятежей и гражданских войн с большим количеством участников и заинтересованных сторон состоит в том, что боевики из группировок, терпящих поражение или испытывающих недостаток снабжения, притягиваются более успешными организациями. Сегодня таким полюсом притяжения стало «Исламское государство». Данная группировка, о которой еще год назад мало кто знал, оформляется в серьёзный транснациональный проект. В частности, ИГ уже располагает отвечающей современным стандартам информационной базой.

Западные военные эксперты много пишут о том, что они именуют «стратегическими последствиями аннексии Крыма», включая укрепление Черноморского флота и, соответственно, усиление позиций России в Причерноморье, на Балканах, в бассейне Средиземного моря. Внушается, что Россия, располагающая значительными запасами энергоресурсов, является чуть ли не единственной силой, незаинтересованной в стабильности на Ближнем Востоке. Москву продолжают обвинять на Западе в поддержке «диктаторского режима Башара Асада». Пишут и о том, что захват в октябре 2014 года боевиками Сирийской свободной армии российско-сирийского пункта радиотехнической разведки обнаружил глубину «сговора» между Москвой и Дамаском.

Недавно оценку действий ИГ дал глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров: «Я попросил бы не называть их исламским государством. Это шайтаны, цель которых – заработать больше денег. Они выполняют поручения Запада и целенаправленно убивают мусульман. Им помогали и помогают западные спецслужбы. Они снабжают их всем необходимым. Откуда у этих бандитов самолеты, средства на полное вооружение десятков тысяч людей?» По утверждению Рамзана Кадырова, руководят действиями террористической группировки «Исламское государство» работники спецслужб, а сам Абу Бакр аль-Багдади завербован ЦРУ: «Он должен снять маску, - говорит Кадыров, - и открыто сказать, что он является работником ЦРУ. Если он действительно считает себя истинным мусульманином, он должен открыто признать, что убивает своих братьев по вере, извиниться перед единоверцами и расформировать свою банду. В противном случае их нужно только уничтожать».

Популярный одно время тезис о возможности совместного противодействия России и США терроризму выглядит в свете загадочного усиления группировки «Исламское государство» по меньшей мере сомнительно. Хорошо известно о встрече в мае 2013 года сенатора Джона Маккейна с группой боевиков-исламистов, включая аль-Багдади, на территории захваченной ими Северной Сирии в районе Идлиба. Странное впечатление производят «внезапные» налёты боевиков ИГ  на базы Сирийской свободной армии (ССА) сразу после получения ею очередных партий вооружения и амуниции. Только за несколько месяцев 2013 года тогдашнему ИГИЛ было передано через ССА 2 тысячи автоматов АК-47, около 1000 единиц автоматического оружия других систем, противотанковые и реактивные гранатометы, тяжелые пулеметы калибра 14,5 мм, 200 тысяч тонн боеприпасов и сотня военных внедорожников. Кто снабжает их всем этим? А недавно груз с военным снаряжением, сброшенный американцами якобы для обороняющих город Кобани курдских сил, попал прямиком в руки боевиков-исламистов…

События в Сирии и Ираке всё чаще побуждают говорить о войнах нового поколения. Ещё в 1989 году «Газета корпуса морской пехоты» США высказала предположение, что «военные действия четвертого поколения будут в высшей степени рассредоточенными и по большей части неопределенными; разделительная черта между миром и войной будет размыта вплоть до полного исчезновения. Война будет нелинейной в такой степени, что, вполне возможно, в ней будут отсутствовать поддающиеся идентификации поле боя и линии фронта. Различия между «гражданским» и «военным», вероятно, исчезнут. Действия будут одновременно направлены на всю «глубину» участвующих сторон, включая все их общество, понимаемое не только в его физическом, но и в культурном аспекте».

Разве не это видим мы сегодня на Ближнем Востоке и на Украине? А разве застрахован кто-то от переноса «военных действий четвертого поколения» на почву Европы,  где недавно произошли столкновения между езидами и выходцами с Кавказа? Отмечалось, что некоторых из участников этих беспорядков демонстрировали наличие у них опыта войн на Ближнем Востоке.

Акцент на участии боевиков из российских республик Северного Кавказа в военных действиях на территории Ирака и Сирии  выглядит прелюдией к грядущему «усилению внимания международного сообщества к нестабильности на Северном Кавказе». Чтобы этого не произошло, требуются чёткая идентификация источников новых угроз и нейтрализация этих угроз ещё на дальних рубежах.

http://www.fondsk.ru/news/2015/08/17/islamskoe-gosudarstvo-i-rossijskij-kavkaz-34825.html

http://www.fondsk.ru/news/2014/10/26/islamskoe-gosudarstvo-i-kavkaz-30129.html