Перспектива превращения Африки южнее Сахары в плацдарм для острого соперничества исламистских экстремистских группировок, до недавнего времени представлявшаяся весьма туманной, становится реальностью. «Исламское государство» (ИГ) испытывает все большее давление со стороны международной антитеррористической коалиции в Сирии и Ираке и ищет новые территории, чтобы продолжить экстремистскую деятельность и сохранить позиции лидера глобального джихада. Оно намерено потеснить «Аль-Каиду» в традиционных районах ее влияния и в этом плане уже достигло первых успехов.

В 2015 г. на верность халифу ИГ присягнула «Боко Харам», самая влиятельная исламистская группировка в Нигерии и западноафриканском субрегионе. Несколько месяцев ИГ усиленно работает с сомалийскими исламистами из «Аш-Шабаб», добиваясь их присоединения к халифату. Дальнейшее развитие отношений ИГ с этими организациями прогнозировать сложно. Но не вызывает сомнений тот факт, что по мере нарастания противостояния между ИГ и «Аль-Каидой» эскалация напряженности как в зонах застарелых конфликтов, так и вокруг новых болевых точек в субсахарской Африке будет только усиливаться.

Террор в Африке

Террор в Африке

Наибольшую опасность для мира в Африке южнее Сахары (АЮС) в целом и в субрегионе Западной Африки в частности представляет дестабилизация ситуации в Нигерии. Это самая населенная африканская страна (178 млн человек). 50% нигерийцев – мусульмане, 40% – христиане, что создает постоянную межконфессиональную напряженность. Нигерия занимает первое место в АЮС по объему ВВП, ведущие позиции по производству и экспорту нефти (шестое место в мире). Она представляет собой второй после ЮАР центр силы в АЮС, а также является важным торгово-экономическим партнером США, Китая и ЕС. Нигерия – член Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС), объединяющего 15 государств, доминирует в обеспечении безопасности в субрегионе, входит в десятку основных поставщиков миротворцев для миссий ООН и Африканского союза (АС).

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны

«Боко Харам» возникла на базе группы «Последователи учения пророка и мигранты» («Молодые мусульмане»), созданной Абубакаром Лаваном в 1995 г. в Майдугури, административном центре федерального штата Борно на северо-востоке Нигерии. Организация создавалась как исключительно пропагандистское движение салафитского толка. Это направление в суннитском исламе пустило корни на севере страны еще в 1970–1980-х гг. Подавляющая часть нигерийских мусульман — сунниты.

С 2002 г., после того как движение возглавил Мохаммед Юсуф, оно официально стало называться «Общество приверженцев распространения учения пророка и джихада» (более известно как «Боко Харам», что на языке хауса означает «Западное образование греховно»). М. Юсуф призывал сторонников бороться за искоренение светской модели образования и западного образа жизни, свержение действующего правительства и создание исламского государства по образу и подобию Афганистана времен талибов. Тем не менее, по мнению ряда экспертов, его нельзя считать стопроцентным джихадистом.

После убийства полицией в 2009 г. М. Юсуфа и более тысячи членов группировки, а также ареста сотен других «Боко Харам» под руководством Абубакара Шекау перешла к активным террористическим действиям и постепенно превратилась в транснациональную организацию. Изменилась и тактика группировки — ее фирменным почерком стали множественные скоординированные теракты, использование террористов-смертников и т.д.

Отношение к иноверным женщинам в шариате
в статье

Пленные женщины в шариате

Расширились список объектов нападений и география операций. От нападений на полицейские участки, армейские казармы, военные базы, христианские церкви и общины, школы и колледжи, сопровождавшихся убийствами и похищениями учащихся, взрывов на рынках боевики перешли к зачисткам деревень, захвату крупных городов и поселков в северо-западных штатах и даже совершили атаку на столицу штата Борно Майдугури. Жертвами участившихся терактов становились в основном мирные жители независимо от их религиозной и этнической принадлежности, женщины и дети, христианские и мусульманские старейшины, авторитетные религиозные деятели.

В январе 2012 г. в «Боко Харам» произошел раскол. Новая исламистская экстремистская организация «Авангард защиты мусульман в Черной Африке» («Джамаату Ансарил Муслимина фи Биладис Судан»), более известная как «Ансару», отвергла лидерство А. Шекау. Хотя цели группировок совпадали, массовые убийства мирных жителей — мусульман и мусульманских лидеров — вызывали активное неприятие членов «Ансару». В июне 2013 г. нигерийские федеральные власти признали «Ансару» террористической организацией и запретили ее деятельность.

Нигерия - карта шариатских штатов

Нигерия - карта шариатских штатов

Террористическая активность «Боко Харам» с каждым годом нарастала. Похищение 270 школьниц в штате Борно, совершенное экстремистами 14 апреля 2014 г., получило широкую международную огласку. Из-за неспособности силовых структур найти и освободить заложников Нигерия понесла серьезные репутационные потери. Правительство было вынуждено признать, что «Боко Харам» представляет главный вызов нигерийскому государству. 23 мая 2014 г. по просьбе Нигерии СБ ООН внес «Боко Харам» в список террористических организаций.

В 2014 г. группировка, согласно данным Института экономики и мира (Institute for Economics and Peace), обошла ИГ по числу убитых — 6644 против 6073, причем 77% из них были мирными жителями. По числу похищенных людей (1298) Нигерия заняла второе место после Ирака. Всего с 2009 г., по приблизительным оценкам, в Нигерии от рук боевиков «Боко Харам» погибли более 20 тыс. человек, 2,5 млн жителей северо-востока стали внутренне перемещенными лицами, а 200 тыс. — беженцами, осевшими в Камеруне, Чаде и Нигере. «Боко Харам» признана самой смертоносной террористической организацией в мире.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

С 2013 г. группировка перешла к терактам в приграничных районах соседних государств — Чада, Нигера и Камеруна. Так, в регионе Дальнего севера Камеруна за два года в результате 315 атак погибли 1098 мирных жителей, 67 военнослужащих и 3 полицейских. А. Шекау открыто угрожал президентам этих стран, если они направят свои военные подразделения в Нигерию на помощь федеральным войскам. В августе 2014 г. под влиянием успехов «Исламского государства» А. Шекау объявил о создании халифата на Северо-Востоке Нигерии со столицей в городе Гвоза. В марте 2015 г. «Боко Харам» присягнула на верность халифу ИГ и получила новое название – «Западноафриканская провинция Исламского государства» («Islamic State's West Africa Province», ISWAP)..

Эксперты сходятся во мнении, что ИГ и «Боко Харам» имеют много общего в плане идеологии, религиозных тенденций, целей, стратегий и способов их реализации. Однако между ними существуют и серьезные различия. ИГ продемонстрировало, что может не только завоевывать территории, но и управлять ими, выстраивать вертикаль власти на местах и за счет огромных доходов от продажи нефти, памятников исторической важности и т.д. удовлетворять насущные нужды населения.

В отличие от ИГ, у нигерийских экстремистов нет ни ресурсов, ни компетентных кадров для управления так называемым халифатом. Предположительно, группировке не хватает людей, чтобы эффективно контролировать города, поэтому она не пытается создавать альтернативную администрацию. К настоящему времени контролируемая экстремистами территория значительно сократилась благодаря активизации военных действий армейских подразделений Нигерии и ее союзников по антитеррористической коалиции. Вместе с тем продолжающиеся теракты свидетельствуют о намерении группировки завоевывать новые бастионы в северных и центральных регионах страны.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Мохаммед Юсуф — первый харизматичный лидер «Боко Харам», выходец из нигерийского штата Йобе. При нем мотиватором движения была идеология, а он был духовным наставником, проповедником. М. Юсуф учился на Западе и использовал западные научно-технические достижения (например, сотовую связь, Интернет) для распространения своих антизападных взглядов. Западное образование и культуру он считал опасными и даже богохульными, поскольку их основополагающие идеи (круговорот воды в природе, дарвинизм, сферичность Земли и т.д.) противоречат исламу.

Абубакар Шекау — выходец из нигерийского штата Йобе, этнический канури. Сначала был заместителем М. Юсуфа, а после его смерти возглавил организацию. Под руководством А. Шекау оперативный потенциал «Боко Харам» значительно вырос. Он и его сподвижники широко используют язык хауса, на котором говорят в Сахеле и который служит лингва франка для северной Нигерии. Они постоянно превозносят исторические фигуры, почитаемые на территориях проживания хауса-фулани, например Османа дан Фодио, основателя халифата Сокото (1804–1903). А. Шекау солидаризировался с «Аль-Каидой» и угрожал Соединенным Штатам.

В 2012 г. за связи с «Аль-Каидой» Госдепартамент США включил трех ведущих членов «Боко Харам» — Абубакара Шекау, Абубакара Адама Камбара и Халида аль-Барнауи — в списокизвестных международных террористов. В 2013 г. Госдеп объявил награду в 7 млн долл. за информацию о А. Шекау. Представители силовых структур Нигерии неоднократно сообщали о его гибели. Однако после громких заявлений обычно появлялись ролики якобы с его участием, в достоверности которых специалисты сомневаются. В СМИ распространяются противоречивые предположения, что либо гибли двойники А. Шекау, либо он убит, а его имя используется как «бренд» «Боко Харам».

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Получить объективное представление о руководстве, структуре, численности, этнической принадлежности членов «Боко Харам» затруднительно, поскольку организация имеет сетевую структуру, отдельные части которой слабо взаимодействуют друг с другом. На сегодня численность боевиков, по одним данным, колеблется на уровне 4–6 тыс. человек, по другим, составляет более 9 тыс. В 2000-е годы 90% членов группировки относились к этническим канури, которые проживают в северо-восточных штатах Нигерии и приграничных районах Камеруна, Чада и Нигера.

В последнее время «Боко Харам» постоянно пополняется подготовленными боевиками не только из двух последних государств, но и из Мавритании, Сомали и Судана, выходцы из которых становятся ударной силой группировки. Под влиянием пропаганды исламистов и/или из-за невозможности найти работу в ее ряды вступают молодые люди, выпускники вузов. По данным нигерийского правительства, исламистами разработан план радикализации и рекрутирования обучающейся за границей молодежи, который предусматривает, в частности, широкое использование социальных сетей.

К ноябрю 2014 г. «Боко Харам» контролировала более 20 тыс. км нигерийской территории — почти весь штат Борно, часть штатов Адамава и Йобе, а также частично приграничные районы Камеруна, Нигера и Чада (там располагались базы боевиков). В результате совместной военной операции армий Нигерии, Чада и ряда соседних государств территориальный охват «Боко Харам» значительно сократился. В начале апреля 2015 г. были захвачены столица халифата Гвоза и другие крупные города.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Основную поддержку организации оказывали жители удаленных северо-восточных регионов — экономически малопривлекательных, слаборазвитых и малонаселенных (по нигерийским меркам). «Боко Харам» смогла воспользоваться недовольством северян, в подавляющем большинстве мусульман, крайней нищетой и высокой безработицей, которая среди молодежи штатов Борно, Йобе и Адамава доходит до 80%. На руку боевикам сыграли также экономическая и политическая маргинализация северо-востока, плохое управление и беспрецедентная коррупция в правящей элите. Растущее возмущение жителей вызывали неспособность армии защитить их и злоупотребления силовых структур при зачистке территории от экстремистов (расправы без суда, убийства, аресты невиновных).

После создания халифата и введения жесткой формы шариата качество жизни нигерийцев резко ухудшилось. Участились случаи похищения детей, расстрелов руководителей коммун, правительственных чиновников, религиозных лидеров и молодых людей, не разделяющих взгляды инсургентов. Зачастую жители не имеют самого необходимого для выживания в городских условиях. Так, в штате Борно 54 тыс. человек оказались на грани голодной смерти из-за того, что боевики «Боко Харам» не пропускают сюда конвои с гуманитарной помощью. Экономический коллапс на Северо-Востоке наступил из-за разрыва торговых и транспортных связей с соседними регионами и установления экстремистами системы контроля над ценами. Все это существенно снижает уровень поддержки «Боко Харам» населением Северо-Востока страны.

Связи с другими террористическими организациями

Хотя «Боко Харам» никогда не была официальным отделением «Аль-Каиды», она тесно сотрудничала с этой сетью, особенно с ее сомалийским представительством «Аш-Шабаб», «Аль-Каидой на Аравийском полуострове» и «Аль-Каидой в странах исламского Магриба». Сотрудничество выражалось в совместных учениях, тренировках и взаимопомощи логистического и финансового характера.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

«Боко Харам», первой из группировок в Африке присягнувшая на верность «Исламскому государству», призывает «Аш-Шабаб» последовать ее примеру. Доказывая свою преданность ИГ, «Боко Харам», по некоторым сведениям, перебросила в Ливию до 200 бойцов в помощь действующим там боевикам ИГ. Видеоролики с публичными казнями отступников говорят о том, что группировка копирует методы устрашения, используемые «Исламским государством».

Источники финансирования

Финансирование осуществляется по нескольким каналам: изъятие средств у местных торговцев, контрабанда оружия и денег, поддержка богатых сторонников (сенаторов и бизнесменов из северо-восточных штатов), контроль некоторых маршрутов наркотрафика из Западной Африки в Европу, финансовые связи с отдельными филиалами «Аль-Каиды», помощь со стороны ИГ.

Международные усилия по борьбе с группировкой

17 мая 2014 г. на встрече глав Бенина, Камеруна, Нигерии, Нигера, Чада, а также представителей США, Великобритании и ЕС в Париже был согласован единый план действий против исламистов. Он предусматривает координацию разведывательной деятельности, обмен информацией, централизованное управление задействованными средствами, наблюдение за границами, военное присутствие в окрестностях озера Чад и возможность вмешательства. В марте 2015 г. Африканский союз (АС) утвердил формирование контингента Объединенных многонациональных оперативных сил в составе примерно 8700 военнослужащих из Нигерии, Нигера, Камеруна, Чада и Бенина. Командующим был назначен нигерийский генерал Илия Аббах.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ

США направили в Камерун 300 военных, которые будут выполнять разведывательные функции и передавать информацию объединенному контингенту стран Западной Африки. В помощь африканским странам, борющимся с «Боко Харам», американцы выделили 45 млн долл., ЕС — 10 млн евро.

Внимание АС и его международных партнеров сосредоточено на закреплении успехов, наращивании коллективных действий против «Боко Харам» и на силовой составляющей. В ближайшем будущем станут ясны реальные возможности группировки с точки зрения военного потенциала и стратегии в целом. Возможно, «Боко Харам» серьезно ослабеет, однако это не будет означать конец этой экстремистской организации, которая уже захватила часть сахаро-сахельского региона АЮС. Реальную опасность ощущают и страны Центральной Африки, заявившие о своей решимости присоединиться к антитеррористической борьбе. Есть понимание, что «Боко Харам» — комплексная проблема, которую невозможно решить только военными средствами.

Не менее важна реализация стратегии мягкого подхода к борьбе с терроризмом. Эта стратегия особенно актуальна в условиях снижения привлекательности традиционного ислама среди обездоленной нигерийской молодежи на фоне растущего влияния в арабском мире радикальных исламистских настроений, перетекающих в субсахарскую Африку из стран Северной Африки и Ближнего Востока. Чтобы не превратиться в региональный плацдарм для терроризма, Нигерии необходимы глубокие реформы. Они позволят преодолеть социально-экономическую и политическую маргинализацию северных регионов страны, ликвидировать самый высокий (после ЮАР) разрыв в уровне жизни верхов и низов, покончить с массовой безработицей и хронической нищетой.

Аш-Шабаб

История формирования

В 2004 г. министр обороны Союза исламских судов (СИС) Аден Хаши Аиро, прошедший военную подготовку в лагерях «Аль-Каиды» в Афганистане, создал в ее рядах молодежное движение салафитского толка под названием «Аш-Шабаб» («Харакат аш-Шабаб аль-Муджахидин», или в переводе с арабского — «Молодежное движение моджахедов»). При этом молодежь руководствовалась не столько религиозными мотивами, сколько идеями национально-освободительной борьбы. СИС выступил против вмешательства Эфиопии в продолжавшуюся к тому времени более двадцати лет гражданскую войну в Сомали на стороне переходного федерального правительства. В 2006 г. Союз несколько месяцев держал под своим контролем почти всю страну, включая столицу Могадишо, — ни одна из повстанческих группировок ранее не могла этого добиться. Однако в конце 2006 г. СИС был разгромлен эфиопской армией.

Раздел Сомали начало 2013

Карта в полном размере: Раздел Сомали начало 2013

Главным преемником СИС стала группировка «Аш-Шабаб», провозгласившая своими целями освобождение страны от иностранных войск, создание исламского государства на принципах салафизма, распространение истинного ислама во всем регионе Африканского Рога и за его пределами. С момента возникновения группировки развернулась межклановая борьба за руководящие посты в ней, среди ее членов не прекращались разногласия по идеологическим и тактическим вопросам.

Некоторые эксперты считают, что внутри «Аш-Шабаб» боролись две фракции: одна выступала за ограничение деятельности территорией Сомали, другая настаивала на расширении сферы действий и выход за пределы страны. Победила последняя. Террористические действия «Аш-Шабаб» в 2010–2015 гг. подтвердили тенденцию на расширение географии конфликта в Сомали, придание ему регионального характера. В его орбиту, помимо Сомали, Кении и Уганды, была втянута Джибути.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

В конце 2011 г. Кения в одностороннем порядке ввела войска в Сомали для борьбы с «Аш-Шабаб» и направила своих военнослужащих для участия в операции миротворческих сил АС (АМИСОМ). Ответом боевиков стали многочисленные террористические атаки и другие акции, в том числе нападения в 2013 г. на торговый центр в столице Кении Найроби (67 погибших) и общежитие университетского колледжа в Гариссе (147 погибших, 79 раненых).

В 2012 г. «Аш-Шабаб» формально присоединилась к «Аль-Каиде», что позволило расширить оперативные возможности группировки, разнообразить ее тактику, получить дополнительное финансирование. В то же время аффилиация с аль-каидовцами привела к размежеванию в рядах «Аш-Шабаб».

Боевики «Аш-Шабаб» использовали уже наработанную тактику международных террористов — атаки смертников, снайперскую и минную войну. Объектами этих атак стали военнослужащие, полицейские и другие террористические группировки, соперничавшие с «Аш-Шабаб» за территории и экономические ресурсы. Так, терактам неоднократно подвергалась Миссия АС в Сомали (в 2009 г., 2015 — начале 2016 гг.). Борьба с правительством чаще всего проявлялась в подрывах столичных отелей, где останавливались высокопоставленные чиновники, или их автомобилей. По данным Национального консорциума изучения терроризма и ответов на терроризм (National Consortium for the Study of Terrorism and Responses to Terrorism, USA), в 2014 г. группировка «Аш-Шабаб» совершила 497 терактов, в результате которых погибли 1022 человека. В рейтинге стран мира по уровню терроризма за 2015 г. Сомали заняло восьмое место.

Лидеры организации

Моалим Аден Хаши Айро в 1990-х гг. прошел курс военной подготовки в лагерях «Аль-Каиды» в Афганистане. В Сомали его имя несколько раз фигурировало в связи с нападениями исламистов на иностранных работников международных гуманитарных организаций. С марта 2007 г. он руководил боевыми операциями исламистов в Могадишо и по совместительству, как утверждают американские спецслужбы, — сомалийской ячейкой «Аль-Каиды».

После гибели М. Айро в 2008 г. организацию до 2014 г. возглавлял Ахмед Абди Годане, известный также как Мухтар Абу Зубейр, родом из самопровозглашенного государства Сомалиленд. Он был ликвидирован, как и М. Айро, в результате удара американского беспилотника в сентябре 2014 г. С этого времени «Аш-Шабаб» возглавляет Абу Убайда, он же Дирейе.

Вторым человеком в руководстве «Аш-Шабаб», главой разведки был Махад Карате, известный также под именем Абдурахман Мохамед Варсаме. Он сыграл ключевую роль в нападении на университет в Гариссе. Погиб 8 февраля 2016 г. в результате атаки кенийских ВВС на базу группировки в южном Сомали вместе с 52 боевиками, включая 10 командиров среднего звена.

Маалим Дауд занимается планированием, привлечением и подготовкой бойцов, операциями против сомалийских военных и иностранцев. Хассан Афгуйе контролирует сбор средств для финансирования деятельности «Аш-Шабаб». Маалим Салман руководит иностранными боевиками «Аш-Шабаб» и осуществляет нападения на туристов и церкви. Ахмед Иман Али отвечает за привлечение в группировку кенийской молодежи.

В 2015 г. Госдепартамент США пообещал выплатить вознаграждение в размере 27 млн долл. за информацию о местонахождении шести лидеров сомалийской террористической группировки «Аш-Шабаб». По заявлению Госдепартамента, с 2006 г. боевики этой группировки убили в Сомали, Уганде и Кении тысячи мирных жителей, работников гуманитарных организаций и миротворцев.

Структура организации

«Аш-Шабаб» неоднородна по своему составу. Между фракциями, образовавшимися по клановому и идеологическому принципу, постоянно идет борьба за влияние, что обусловливается в первую очередь влиятельностью того или иного клана в сомалийском обществе. Численность «Аш-Шабаб» составляет 8–10 тыс. боевиков. Среди них много иностранцев — «ветеранов» Афганистана, состоявших в свое время в организации Усамы бен Ладена, суданцев, саудовцев, египтян, пакистанцев и йеменцев.

Территориальные границы действий

В 2011 г. «Аш-Шабаб» была вынуждена покинуть Могадишо и его пригороды, однако под ее контролем все еще оставались обширные территории в южной и центральной частях Сомали. По примеру иракских радикалов, провозгласивших в суннитских провинциях Ирака «Исламское государство Ирак», «Аш-Шабаб» заявила о создании «Исламского вилаята Шабелле». В обнародованном по этому поводу коммюнике особо подчеркивалось, что боевики заняли провинцию Нижняя Шабелле по приглашению местных жителей с целью пресечения деятельности банд, обложивших данью предпринимателей и простых граждан. Был опубликован список чиновников новой администрации, включая губернатора, глав ведомств в сферах образования, пропаганды, безопасности, юстиции, финансов.

В подконтрольных «Аш-Шабаб» районах прекратились грабежи на дорогах, разбойные нападения. Принесла свои плоды и активная пропагандистская работа среди местных жителей — молодежь увидела в «Аш-Шабаб» реальную политическую силу, способную выступать гарантом стабильности. Сохранение «Аш-Шабаб» прочных позиций на юго-западе Сомали объяснялось также тем, что в ее рядах было много выходцев из местных подкланов Раханвэйн, контролирующих провинции Бэй и Бакул. Действуя в альянсе с радикальной группировкой «Харакат Рас Камбони», опирающейся на сильный клан Огаден, исламисты сохраняли влияние в Нижней Шабелле.

Однако уничтожением священных мест, которым поклоняются последователи суфизма (например, гробниц шейхов), «Аш-Шабаб» постепенно настроила против себя население. Запретив деятельность международных гуманитарных организаций во время засухи и голода 2011 г., исламисты еще больше ослабили свои позиции. В 2012 г. радикалы были выбиты из стратегически важных портов Кисмайо и Мерка, позволявших им отправлять грузы на другие контролируемые группировкой территории, получать продовольствие и вооружение и финансировать свои операции за счет сбора налогов. К концу 2013 г. «Аш-Шабаб» оставила города и поселки, но до сих пор контролирует большие территории в сельской части юга Сомали.

Связи с другими террористическими организациями

«Аш-Шабаб» давно поддерживает тесные связи с филиалами «Аль-Каиды» в Йемене и Северной Африке, а также с «Боко Харам». Боевики занимаются совместной подготовкой, отрабатывают террористическую тактику, ищут источники финансирования для своих операций.

В последнее время небывалую активность развернуло «Исламское государство», стремящееся взять под свой контроль Северо-Восточную Африку. ИГ пытается расширить зону своего влияния путем создания филиала в Сомали. Хотя это государство фактически уже давно не существует, оно занимает стратегически значимую территорию. У него самая длинная береговая линия из континентальных стран Африки, граница с союзниками США Эфиопией, Джибути и Кенией, широкая социальная база для рекрутинга.

Иными словами, оно представляет собой потенциально удобный плацдарм для дальнейшего продвижения халифата. Однако террористическая ниша в Сомали занята «Аш-Шабаб», лидеры которой предупредили, что если кто-то из членов организации решит присоединиться к ИГ, то будет казнен за отступничество. Руководители «Аль-Каиды» также выражают недовольство. В частности, Айман аз-Завахири считает, что халифат ИГ «создается вопреки методам Пророка».

В 2008 г. Соединенные Штаты признали «Аш-Шабаб» террористической организацией.

В последние годы США направляли сотни миллионов долларов в помощь сомалийскому правительству и региональным военным силам, борющимся с экстремистами. Поэтому активизация «Исламского государства» в Сомали не могла не вызвать обеспокоенность американцев. По мнению заместителя госсекретаря США Роуз Геттемюллер, через Сомали ИГ пытается пробраться в Кению. Несмотря на попытки Соединенных Штатов и других западных государств поддержать официальное правительство Сомали и восстановить общественные институты, эта страна остается в хаосе.

Россия выражает обеспокоенность координацией действий «Аш-Шабаб» с другими радикальными организациями в Африке, ее стремлением наладить связь с ИГ. Как постоянный член СБ ООН Россия будет участвовать в международных усилиях по комплексному содействию Сомали.

Между тем пропаганда «Исламского государства» уже принесла первые плоды. О присоединении к группировке объявил влиятельный мусульманский духовный лидер Абдикадир Мумин. Примером своего лидера вдохновились 20 его последователей. Как отмечают наблюдатели, ИГ захватывает Сомали не вооруженным путем, а удачной пиар-кампанией.

Один из кенийских мусульманских лидеров Хуссейн Хассан, некогда поддерживавший «Аш-Шабаб», также объявил о присоединении к ИГ. По сообщениям сомалийских СМИ, на верность ИГ присягнул и Далиядайен, участвовавший в организации нападения «Аш-Шабаб» на университетский колледж в Гариссе. Для группировки подобная измена может оказаться чувствительной, поскольку боевик имел большое влияние на Северо-Востоке Кении.

Пока неясно, куда именно повернет «Аш-Шабаб», которая в настоящее время сохраняет верность «Аль-Каиде». В случае проникновения ИГ в Сомали бывшие бойцы «Аль-Шабаб» либо изменят свою тактику, либо новая группировка превратится в средство ведения войны между соперничающими кланами или джихадистскими структурами.

Источники финансирования

Исламисты получают финансовые ресурсы за счет сбора налогов. На подконтрольных им территориях введены налоги на все виды хозяйственной деятельности, а также налог на военные нужды. Кроме того, доход им приносят грабежи, похищения с целью получения выкупа и контрабанда. Помимо «Аль-Каиды», финансовую помощь группировке оказывают, по некоторым источникам, спонсоры из стран Персидского залива (Саудовской Аравии, Йемена), а также сомалийцы, живущие в США, Канаде и Западной Европе. В декабре 2009 г. Совет Безопасности ООН наложил санкциина Эритрею за военно-техническую и финансовую поддержку, оказанную ею повстанческим отрядам на юге Сомали, в том числе и «Аш-Шабаб». Кроме того, своими доходами с «Аш-Шабаб» делятся многие пиратские группы, базирующиеся в районе порта Кисмайо.

Международные усилия по борьбе с группировкой

Главную ставку в борьбе с «Аш-Шабаб» международное сообщество сделало на АМИСОМ, которой удалось провести совместно с правительственными войсками несколько успешных антитеррористических операций. С 2007 г. АМИСОМ практически удвоила военный контингент, доведя его численность до 17 тыс. человек. В феврале 2012 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию о расширении сферы деятельности и масштаба миссии. «Аш-Шабаб» была вытеснена с основных позиций в Сомали, но сохранила контроль над некоторыми сельскими территориями за счет бомбовых атак и партизанских методов борьбы.

Таким образом, несмотря на военные успехи, стало очевидно, что одним только увеличением численности контингента миссии африканских миротворцев проблему «Аш-Шабаб» не решить. Европейский союз заявил о расширении финансовой поддержки АМИСОМ и выделении на эти цели 165 млн евро. Китай готов предоставить 2,2 млн долл. Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2016 г., президент Сомали Хасан Шейх Махмуд выразил озабоченность распространением глобального терроризма на большую часть Африки.

«Известные террористические группы, имеющие корни на Ближнем Востоке, расширяют свои сети, и это нас очень тревожит, — заявил он. — Террористы так тесно связаны, организованы и взаимодействуют, что мир тоже должен организоваться». Президенты Нигерии и Кении высказались за координацию усилий в борьбе с терроризмом на двусторонней и многосторонней основе. По мнению нигерийского президента, необходима новая комплексная стратегия борьбы, которая противопоставила бы экстремизму и терроризму действия, опирающиеся на образование, умеренность и толерантность.

Ансар ад-Дин

История формирования

«Ансар ад-Дин» — исламистская террористическая группировка туарегов, созданная в Мали в 2011 г. Иядом Аг Гали. Сначала она сотрудничала с Национальным движением за освобождение Азавада (НДОА), главной антиправительственной силой по установлению контроля над северными территориями страны. Однако к моменту провозглашения независимого государства Азавад трения между сторонниками светского НДОА и бывшими соратниками по борьбе («Ансар ад-Дин», «Аль-Каида в странах исламского Магриба» и др.) переросли в жесткое вооруженное противостояние.

Карта расселения туарегов

Карта расселения туарегов

В отличие от туарегов из НДОА, они хотели захватить власть во всей стране и заставить малийцев, 90% которых относятся к мусульманам-суннитам, т.е. приверженцам традиционного умеренного течения в исламе, жить по законам шариата. Первыми об этом заявили исламисты-туареги из группировки «Ансар ад-Дин». 2 апреля 2012 г. они выбили сторонников НДОА из города Тимбукту и стали жестко наказывать местных жителей по законам шариата за курение, употребление алкоголя и т.п. Джихадисты уничтожили и часть признанныхЮНЕСКО мировым достоянием древних домусульманских и мусульманских святынь (мавзолеи, манускрипты и т.п.), которые, по их мнению, противоречат истинному исламу.

К июлю 2012 г. вся территория Азавада оказалась в руках исламистов. Организация «Ансар ад-Дин» численностью около 1,5 тыс. боевиков совместно с другими группировками туарегов контролировала стратегически важный город Кидаль. В январе 2013 г. под давлением превосходящих франко-малийских сил, задействованных в операции «Сервал», исламисты оставили все крупные северные города и укрылись в труднопроходимой местности. Они понесли большие потери, и их оперативные возможности были существенно подорваны. Боевики «Ансар ад-Дин» перешли к тактике партизанской и диверсионной войны против французских воинских частей и контингента Миссии ООН по стабилизации в Мали (МИНУСМА). В мае 2014 г. исламисты снова вошли в Кидаль. О диверсионной деятельности «Ансар ад-Дин» в последние два года известно только, что боевики дважды, в ноябре 2015 г. и феврале 2016 г., нападали на расположенную в Кидале базу МИНУСМА.

Лидер организации

Ияд Аг Гали часто менял свои взгляды. Сначала он выступал с умеренных националистических позиций за автономию Азавада в составе Мали, затем стал приверженцем ислама салафитского толка и основал «Ансар ад-Дин», поддерживал тесные связи с «Аль-Каидой в странах исламского Магриба». Гибкость политической линии и продуманная тактика взаимодействия с населяющими север Мали кланами способствовали укреплению позиций организации в регионе. Проведение операций в районах с преобладанием туарегского населения требовало учета местной национальной специфики, и салафитские группировки были вынуждены назначать на должность региональных амиров именно представителей туарегов. Попытки французов ликвидировать Ияд Аг Гали оказались неудачными. По неподтвержденной информации, в настоящее время он находится в лагере в пустыне рядом с городом Кидаль.

В 2013 г. Ияд Аг Гали попал под санкции США и ООН. В Соединенных Штатах группировка «Ансар ад-Дин» запрещена.

Источники финансирования

Источниками доходов для исламистов издавна служат похищение людей, контрабанда оружия, наркотиков и сигарет.

Международные усилия по борьбе с группировкой

К началу 2014 г., несмотря на усилия МИНУСЫ (11,2 тыс. военнослужащих и 1,44 тыс. полицейских) и четырехтысячного контингента французских войск, ситуация на севере и в центральной части Мали обострилась. В этих условиях СБ ООН констатировал, что террористы и другие вооруженные группы в некоторой мере восстановили свою способность вести боевые действия, и вновь призвал запустить переговорный процесс, открытый для всех общин, проживающих на севере Мали. 3 февраля 2014 г. делегация СБ ООН прибыла в Мали с целью сдвинуть мирные переговоры с мертвой точки.

Члены делегации провели серию встреч как с лидерами страны, представителями вооруженных группировок, подписавших в июне 2013 г. мирное соглашение с правительством, так и с уполномоченными местных властей городов Тимбукту и Гао, беженцами, молодежью и др. Речь шла о подготовке плана действий по национальному диалогу, разоружению бывших боевиков, децентрализации власти, а также о создании комиссии по установлению истины, справедливости и примирению.

Однако, несмотря на все усилия мирового сообщества, перспективы урегулирования военно-политического кризиса в Мали остаются туманными. Неспособность (или нежелание) правящих элит государств сахаро-сахельской зоны решать этнорегиональные и этноконфессиональные проблемы и заниматься развитием периферийных районов, слабость государственных институтов, системная коррупция, массовая бедность, отсутствие у граждан чувства национальной идентичности, а значит, и легитимности государства — все это создает основу для дальнейшей дестабилизации сахаро-сахельских стран. Все большую роль в этом процессе играют радикальные исламистские группировки, тесно и активно взаимодействующие друг с другом, а также альянсы джихадистов с наркоторговцами и другими преступными синдикатами, заключаемые в целях финансирования террористической деятельности.

http://russiancouncil.ru/extremism-africa#bhleaders