О всевозможных проявлениях экстремизма говорится немало и на любых уровнях: от СМИ и разнообразных круглых столов и конференций до пересудов домохозяек. Неожиданная, тихая, но становящаяся всё более явной угроза наконец-то стала восприниматься всерьёз. Только вот с многострадальной миграционной сферой ее только-только начали увязывать. Пока что на уровне кулуарных разговоров. Попытаемся поговорить об этом в СМИ.

Последствия сенсации

Для начала расскажу историю более чем десятилетней давности. Помнится, пошел я на очередное официозное мероприятие по межконфессиональному диалогу. Мои коллеги по-быстрому записали интервью со всякими официальными лицами и удалились: слушать несколько часов тягомотные речи ответственных работников не всякая акула пера осилит. А я остался и в награду получил сенсацию: руководитель духовного управления мусульман поведал, что в наших краях появились экстремисты из «Хизб ут-Тахрир», которые в мечетях вербуют себе сторонников.

Я поподробнее поговорил с учёным мужем на эту тему, ознакомился с агитационной литературой новоявленных экстремистов (тогда это ещё было в диковинку) и разразился сенсацией на страницах издания, в котором тогда работал. В тишайшем провинциальном Нижнем Новгороде это была поистине «бомба». Тем более что ещё со времен нижегородской ярмарки здесь остались традиции межнациональных отношений, по своему этническому составу Нижегородчина крайне многообразна, да ещё в придачу соседствует и дружит с исламским Татарстаном.

Посему сообщение о появлении каких-то террористов было как гром среди ясного неба. Меня оперативно опросили эфэсбэшники, но, увы, сказать мне было особо нечего… А через какое-то время членов «Хизб ут-Тахрира» задержали и судили. Самое интересное, что главой ячейки был мирный арабский студент–медик, а «адептами» нового российского учения — обычные работяги-гастарбайтеры. Почему российского? Потому что с тех пор члены этой организации в России задерживались постоянно — об этом, так же как и об их идеологии, информации в интернете более чем достаточно. Почему-то в других странах они не пожелали строить своё грандиозное исламское государство.

Всё сделают спецслужбы?

Время стремительно летит, и сейчас организации типа «Хизб ут-Тахрир» уже не новость. Например, вовсю функционирует «Имарат Кавказа», для членов которого это географическое образование распространяется аж до Охотского моря. Их деятельность наблюдается и в Поволжье, и на Урале, и на Дальнем Востоке.

Самое удивительное, что разгул экстремизма долгое время никак не связывали с ордами мигрантов. По той простой причине, что это было бы также проявлением экстремизма. Редкие случаи, когда эта проблема выходила хотя бы на полуофициальный уровень, выглядели более чем нелепо. Например, когда на Нижегородчине в очередной раз задержали членов «Хизб ут-Тахрир», лидер одной из национальных диаспор заявил, что борьба с экстремизмом — это сплошной фарс, а на самом деле задержали, пытали и заставили себя оклеветать ни в чём не повинных трудяг-гастарбайтеров.

Позвольте, а в ИГИЛ исключительно студенты элитных вузов и топ-менеджеры идут? Как это обычно бывает, представители диаспор быстро поняли, что ляпнули лишнее, и больше на такую щекотливую тему не высказывались. Тем более что и к землякам у них интерес исключительно денежный. А что возьмёшь с идеалиста–террориста?!

Тем не менее поневоле напрашивается вывод, что только спецслужбы способны справиться с национальными диаспорами, хотя бы на уровне пристального контроля. Судя по постоянным задержаниям исламских экстремистов, они со своей работой справляются, но только по своей антитеррористической линии. Но работать за полицию, ФМС и чиновников не собираются — своих дел по горло.

Если фантазировать, то неплохо бы было поручить контроль за диаспорами именно ФСБ, здесь дело напрямую касается национальной безопасности. Увы, законодательство в этом плане, как я уже не один раз говорил, более чем гуманное. Да и в бескорыстии спецслужб также приходится сомневаться. Но деваться некуда, пока других подходящих кандидатур не находится.

Кстати, здесь таится определённая загадка, которую журналисты пока не могут разгадать, — одни только домыслы. С одной стороны, мы привыкли, что спецслужбы контролируют всё и вся. Но с другой стороны, контроля, а главное его плодотворных результатов, в межэтнической сфере не наблюдается. Сколько раз приходилось слышать гневные отповеди типа «хоть бы их эфэсбэшники прижали!». Тем не менее тему национальной безопасности стоит раскрыть подробнее. Тем более что она касается не только защиты интересов коренного населения, но и всех граждан страны.

Виртуальные войны на русской земле

Здесь уместно вспомнить знаменитую фразу Шамиля Басаева: «Мир входит в новое тысячелетие, всё меняется — век прогресса! Сегодня один бандит может сесть к компьютеру и наворотить столько, сколько не сделает целая армия». Сейчас уже трудно вспомнить, по какому поводу он её сказал, но тема раскрыта как нельзя точно! Особенно когда разговариваешь с молодыми, только что прибывшими парнями-мусульманами. Они отличаются наивностью, а если их ещё и подпоить, то можно услышать вполне конспирологические тайны. Да, именно подпоить - после переезда на новую родину традиционные ценности быстро теряются.

Вкратце идеология таких парней выглядит приблизительно так: РФ — враг ислама, большинство её населения негативно относится к мусульманам, государство подавляет мусульман, поэтому целью джихада является создание на территории России «справедливого» общества на основе шариата. А жизненные ценности, правда, выглядят у таких парней попроще: у меня на родине ничего нет, а здесь живут наивные и ленивые люди, на которых я быстро заработаю! Увы, после плотного знакомства с российскими госструктурами юношеский идеализм по поводу сытой и беззаботной жизни быстро улетучивается, и остаётся только волчья молодая ненависть к окружающим. Тот самый джихад.

Когда я попытался объяснить, что этот термин изначально подразумевает усердие мусульманина в борьбе со всевозможной греховностью, парни только ещё больше злились: признать незнание своих традиционных доктрин как-то неловко. Кстати, это тема отдельного разговора: как-нибудь я попытаюсь резюмировать многочисленные высказывания лидеров традиционного ислама по этому поводу.

Ответ на вопрос, откуда получает такие «духовные скрепы» молодое поколение, крайне прост. Из интернета — благо ресурсов и сообществ в соцсетях более чем достаточно. Но и специально подготовленных пропагандистов забывать не стоит, те свое дело знают и влиять на неокрепшие умы умеют. А вот что делают в этой ситуации национальные диаспоры? Да, как обычно, устраивают национальные праздники с песнями и плясками. В отчётах «о проделанной работе», конечно, стоит пунктик про «работу с молодёжью», но что это подразумевает, никто мне поведать так и не смог.

Теперь представим, сколько в России исламских регионов типа Татарстана и мест компактного проживания мусульман, где найдётся немало молодежи, которую романтика такого джихада привлекает. А террорист воспринимается как некий благородный Робин Гуд, борец за справедливость, «духовные скрепы», малопонятную независимость (от кого?) и вообще — народный герой, готовый не глядя пожертвовать своей жизнью ради высоких целей. А кто принесёт в эту русифицированную среду такие идеи? Да всё те же «пришельцы»-гастарбайтеры.

Бытовое двоемыслие

Деятели из антитеррористического комитета заявляют, что подобный романтический образ следует разрушить и дать молодым людям понять, что это никакие не Робин Гуды, а обыкновенные бандиты, толкающие психически неустойчивых людей на само- и смертоубийство, но свою жизнь трепетно берегущие и использующие в своих корыстных целях мировую религию. Увы, противопоставить этому нечего. Покорение тайги и освоение целины молодому поколению предлагается не в образе советского первопроходца, а всё того же раба-гастарбайтера. А «карьерный рост успешного менеджера» для многих слишком сложная формулировка. В результате до потенциальных потребителей такая идеология доходит в слишком извращённой форме.

Пример тому — закрытая Чечня, где внеземная любовь к одежде с надписями «Россия» спокойно совмещается с поднятым кверху указательным пальцем и презрительным отношением ко всем «неверным». Кстати, ещё пару-тройку лет назад в Чечне были популярны надписи «FBI» на чёрных бейсболках. Стоит заметить, подобное двоемыслие — отличительная черта психологии национальных диаспор. С одной стороны, это может быть хитроватый «азиатский фактор», оставшийся еще с имперской, царской России. С другой — диаспорам поневоле приходится угождать и своим, и чужим.

Именно поэтому выполнить масштабную задачу национальной безопасности — уничтожать не разрозненные группы потенциальных террористов, а идеологию терроризма в целом, в современных реалиях не представляется возможным. Национальные лидеры многозначительно покивают головами, скажут проникновенные речи о «братстве народов» и «общей беде», но при этом сделают всё по-своему.

Если окунуться в антитеррористическую проблематику, то стоит заметить, что первоначальная воинственная позиция государства постепенно растеряла былой пыл. Короткое и ясное «мочить в сортире» сменилось каким-то невразумительным кудахтаньем. Кстати, про «мочить в сортире». Последними адептами этой мантры остаются лишь воинственные силовики.

Помнится, на одной из конференций по профилактике терроризма я весь перерыв слушал их кулуарную беседу об «эффективных методах борьбы» — подкинуть наркоту, и потенциальный террорист оказывается за решёткой. При этом недалёкие солдафоны забывают, что именно там он быстро найдёт своих коллег, «укрепится в вере» и выйдет на свободу с совсем чистой совестью, чтобы совершить еще больше «подвигов». Если брать историю того же «Хизб ут–Тахрира», то стоит вспомнить, что его сторонники специально садились в тюрьмы, чтобы вербовать там себе сторонников. И выходили оттуда героями!

И тут вновь начинается бытовое двоемыслие: с одной стороны, государство уже признало тупиковость силового пути в борьбе с экстремизмом. С другой — до тех, кто призван претворять «политику партии» в жизнь, это никак не дойдёт. У них старые испытанные методы – «подкинуть наркоту». А каково здесь быть интеллигентным учёным и преподавателям, которым нужно донести эту проблему?! Про чиновников я вообще молчу — сказать им нечего, вот они и несут околесицу.

Азы бытовой конспирологии

Конечно, можно в очередной раз поиронизировать над попавшими в нелепое положение идеологами, если бы речь не шла о безопасности огромной страны. Только вдумайтесь, в недрах России медленно закипает сила, по сравнению с которой лубочный конспирологический «Обамка» — просто недоразумение.

Кстати, про конспирологию. Как это ни прискорбно звучит, идею построения на территории России исламского государства социологи походя внесли в тот же «реестр», что и «масонский заговор». Дескать, это нагнетает и без того бурлящую межнациональную обстановку. Увы, подобная позиция больше напоминает психологию страуса. Но, пряча голову, стоит задуматься, что могут сделать нехорошие люди с остальными, не спрятанными частями тела?

Простой пример: несколько лет назад центр международных стратегических исследований в Вашингтоне опубликовал доклад под названием «Рост радикальных исламских организаций в Приволжском федеральном округе». Если излагать его содержание одной фразой, оно выглядит приблизительно так: «К вам пришли "гости"!»

Еще немного конспирологии. Если смотреть технически, то попасть в масонскую ложу крайне непросто, а сторонников всяких халифатов можно увидеть на любом рынке. Мало того, мирный дворник из Средней Азии может оказаться носителем радикальных исламских ценностей! А дальше дело времени: дай ему автомат — и пойдёт он строить этот самый халифат. Точнее, не строить, а уничтожать всё то, что не соответствует его дворническим ценностям.

Когда я на эту тему разговаривал со знакомыми мусульманами, те вполне справедливо «перевели стрелки» на российских скинхедов. Дескать, чем ваши маргиналы лучше наших? И я прекрасно понимаю их возмущение – почему горстка маньяков говорит от лица всего исламского мира? Но с другой стороны, у меня возникает вопрос: а почему исламский мир позволяет от его лица говорить этой самой горстке? И этот вопрос именно к руководителям национальных диаспор, а не рядовым мусульманам.

Увы, ответить на него они также не могут. Здесь поневоле задаёшься философским вопросом: если идеология скинхедов основана на изгнании «пришельцев» с родной земли, то на каких идеях зиждутся построения всяких халифатов на чужой? Избранности? Тогда, действительно, валите вы отсюда со своей избранностью, у нас своей достаточно!

Что делать?

Тем временем в сознании учёных все перемешалось. И скинхеды, и исламские радикалы. Теперь учёные мужи заявляют, что формированием антитеррористического мировоззрения сейчас в стране никто не занимается — нет системной идеологической работы. Самое интересное, что множество профильных вузов отправляют в Госдуму свои наработки и готовые методики, но на них не обращают внимания. Да и в самой учёной среде наблюдается разброд. Так, некоторые умы сравнивают проблему экстремизма с игрой юношеских гормонов — дескать, в подпольных организациях подросток ищет обычное человеческое тепло и понимание. И находит его. Но потом он обязательно должен «перебеситься».

Здесь вновь поневоле задаёшься вопросом об образе «героя нашего времени» в молодёжном сознании. Увы, картина крайне скучная: это юный конъюнктурщик, который имеет два пути. В худшем — он «повышает продажи» менеджером, в лучшем — политик. Из захолустной молодёжной организации такой деятель попадает в какой-нибудь молодёжный парламент, а там уже и до Госдумы недалеко...

Увы, романтический образ покорителя стихии мутировал в приспособленца-буржуа, что бы ни говорили про такой же буржуазный лозунг «Успешный человек — успешная страна». Но не вся же молодежь такая примитивная? Конечно, нет. Потенциальные покорители стихии поначалу «сепаратистствуют» в интернете, а потом берут в руки автоматы. И, в отличие от блогеров, ведут дискуссию, нажимая на его спусковой крючок.

Мне кажется, что о проблеме экстремизма наиболее точно высказался специалист по тоталитарным сектам и культам, социальный психолог Евгений Волков. Резюмирую его заключение:

«Любой экстремист — отображение социума. Когда мы говорим о проблемах экстремизма, мы говорим в первую очередь о себе. Стоит задуматься, а что нам хотят сказать о нас сектанты и террористы? Занимаясь этой проблемой не один год, я пришел к выводу, что у нас, начиная с дошкольного образования, люди не получают знаний и навыков, необходимых для жизни в современном мире. Например, критического мышления. Можно сколько угодно смеяться над США, но там технологии воспитания критического мышления считаются гарантом национальной безопасности. У нас тоже имеются свои инструменты, но нет желания и политической воли их применять».

http://zavtra.ru/content/view/etnicheskie-opusyi-4/