Аналитическая ассоциация ОДКБ и Институт международных исследований (ИМИ) МГИМО (У) МИД России провели научно-экспертный ситуационный анализ на тему «Сценарии и перспективы эволюции ситуации в Афганистане и постсоветской Центральной Азии после 2015 года». Участниками ситуационного анализа стали ведущие российские востоковеды, представители структур Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и МИД России, сотрудники Российского института стратегических исследований (РИСИ), журналисты-международники. В мероприятии впервые приняли участие полномочные представители стран-участниц ОДКБ (России, Армении и Киргизии), а также Посольства Исламской Республики Иран.

Центральноазиатская тематика в повестке ОДКБ

В своем вступительном слове директор Института международных исследований МГИМО (У) А.А. Орлов отметил, что суммарный набор негативных факторов для национальной безопасности России в последнее время значительно вырос. Если пару лет назад в центре внимания был так называемый «фактор 2014», то есть ситуация, которая могла сложиться в центральноазиатском регионе после вывода из Афганистана сил международной коалиции ISAF, то сегодня «афганский фактор» - это лишь один из «раздражителей», способных сказаться на национальной безопасности нашей страны. Хотя фактор, безусловно, важный и потенциально весьма опасный. Вместе с тем сегодня крайне необходимо вписать «афганский фактор» в более широкий контекст угроз и вызовов, на которые России приходится реагировать.

Новые угрозы непосредственно вытекают из ряда негативных тенденций, проявившихся в последние годы в международных отношениях. Прежде всего, речь идет о значительном ухудшении отношений между Россией и Западом, обусловленном конфликтом на Украине. Резко обострилась ситуация на Ближнем Востоке. Помимо традиционных конфликтов, там появились новые, исключительно опасные очаги напряженности. Главный из них связан с экспансией ИГИЛ.

В то же время налицо и целый ряд обнадеживающих, благоприятных для нас моментов. Динамично развивается сотрудничество России с государствами ШОС и БРИКС. В последний год заметно укрепились российско-китайские отношения. Более тесная координация в рамках двух амбициозных проектов – ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути – создает уникальную возможность превращения Центральной Азии из зоны угроз в регион процветания и стабильности.

Напомним, что состоявшийся ситуационный анализ – второе подобное мероприятие, проводимое под эгидой ОДКБ и Института международных исследований МГИМО (У) по проблематике Афганистана. Первое подобное мероприятие состоялось ровно два года назад – в июне 2013 года. Его результаты получили широкое освещение в СМИ, были использованы в практической работе.

С обращением к экспертам и аналитикам выступил Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. Он подчеркнул, что тема Афганистана имеет для России прикладной характер. В ечение последних двух месяцев были проведены подробные обсуждения ситуации в Афганистане с министрами иностранных дел ОДКБ. Кроме того, в секретариате Совета безопасности был заслушан доклад представителя Таджикистана по данному вопросу. Неделю назад этот же вопрос поднимался на уровне министров обороны стран ОДКБ. В числе предпринятых мер по предотвращению угроз на центральноазиатском направлении генсек ОДКБ назвал переброску в трехдневный срок на границу с Афганистаном более 2,5 тысяч военнослужащих Коллективных сил оперативного реагирования со штатным вооружением и техникой.

Дополняя сказанное, координатор Аналитической ассоциации ОДКБ Игорь Панарин заметил, что ситуационный анализ положения в Центральной Азии проводится в преддверии конференции в Душанбе, которая запланирована на сентябрь текущего года и будет посвящена проблемам безопасности в регионе.

Сценарии развития событий

Первый из них получил название «Постепенное ухудшение ситуации». В соответствии с ним считается, что международное соперничество в рамках новой «Большой игры» в регионе нейтрализует попытки организовать эффективную помощь государствам Центральной Азии. Причем на старые геополитические противоречия по линии США-Россия накладываются новые по линии США-Китай. Активность международных криминальных и коррупционных структур, согласно этому сценарию, будет постепенно увеличиваться, но за пределы контроля не выйдет. Этот сценарий чуть более оптимистичен, чем последующие.

Второй сценарий условно назван «Интенсификация «новой Большой игры» и стремительная деградация ситуации». Согласно ему, соперничество между Западом и Россией, в частности по украинскому вопросу, провоцирует дополнительную дестабилизацию в Центральной Азии, в то же время растет наркотрафик, террористическая и экстремистская активность в регионе. Сценарий хуже, чем предыдущий.

И. наконец, последний сценарий получил название «Центральноазиатский взрыв». Он предусматривает образование в результате негативного воздействия из Афганистана и от ИГ серии «несостоявшихся государств», не контролирующих собственную территорию, и рост числа наркогосударств. Этот наихудший сценарий предполагает катастрофическое развитие событий и резкий рост миграционных потоков из Афганистана в Центральную Азию и из Центральной Азии в Россию.

Ситуация в Центральной Азии: мнения экспертов

В ходе состоявшегося ситуационного анализа собравшиеся обсудили возможность реализации перечисленных сценариев и высказались по вариантам возможного развития ситуации вокруг Афганистана и в центральноазиатском регионе в целом.

Начальник отдела Афганистана МИД России Альберт Хорев отметил, что в настоящее время нельзя говорить о наличии полностью укомплектованного аппарата управления Афганистана. Только в конце мая с.г. была утверждена кандидатура на пост министра обороны. Процесс формирования афганского правительства растянулся на четыре года и не завершен до сих пор. Идет подбор своих людей, формирование своих команд. Соглашение между президентом Афганистана Ашрафом Гани Ахмадзай и премьер-министром Абдуллой Абдуллой очень непрочно. Сильно недовольство сложившейся ситуацией, наиболее ярко проявляющееся во время заседаний Национальной ассамблеи Афганистана.

К тому же не оставляет своих властных амбиций и экс-президент страны Хамид Карзай. Очень тревожным звонком звонком стали события в Кундузе, где в ходе спецоперации проправительственных подразделений так и не удалось подавить активность численно им уступавших боевиков. В целом силы национальной безопасности, на протяжении нескольких лет проходившие подготовку под руководством инструкторов из США, показывают крайне низкую боеспособность. Почти не идет техническое переоснащение афганской армии. А.Хорев напомнил, что в 2013-1014 годах Россия поставила в Афганистан 60 вертолетов для военных нужд. С тех пор ни один из них не используется по прямому назначению. В то же время навязываемая афганцам техника США по своим характеристикам не готова в полной мере решать боевые задачи.

На этом фоне командование талибов объявило о проведении весенней наступательной операции. Ситуация усугубляется еще и тем, что с середины прошлого года отмечено появление в стране функционеров «Исламского государства». Они занимаются активной вербовкой сторонников и перетягивают на свою сторону группировки, воюющие против кабульского правительства. В их рядах отмечено наличие этнических таджиков, узбеков, уйгуров, северокавказских народов (прежде всего чеченцев).

В то же время примечательно, что сирийцев и иракцев в составе этих подразделений почти нет. Помимо вербовки сторонников, еще одной их задачей становится установление над ресурсами, которые ранее находились в ведении талибов (в первую очередь – над каналами наркотрафика и контрабанды). Контакты между проправительственными военными и командованием талибов в Урумчи, на территории Китая. Россия выступает за последовательное воплощение в жизнь принципов национального примирения (сложение оружия, признание Конституции Афганистана, разрыв связей с террористическими организациями, включая «Аль-Каиду», приверженность идее стабильного Афганистана) при сохранеии позиций официального Кабула.

Однако оценки ситуации в стране самые тревожные. Многое будет зависеть от дееспособности тандема и сил национальной безопасности. Перевод отношений между странами на двустороннюю основу.

А.Хорев сообщил, что по ряду сведений, Китай может стать одним из важных игроков, участвующих в урегулировании ситуации в регионе. Об этом свидетельствует появляющаяся в СМИ информация о переговорах между командованием сил талибов и проправительственных сил Афганистана в Урумчи, на территории провинции Синьцзян.

Ведущий научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС, бывший посол России в Афганистане Михаил Конаровский призвал экспертов рассматривать афганскую проблему и взаимодействие по ней в рамках ОДКБ не в пропагандистском, а в конкретном ключе. Жизненно необходимыми в процессе урегулирования афганской проблемы являются тесные отношения между Афганистаном и Пакистаном. Однако индийцы крайне недовольны подобной перспективой. Необходимо, помимо силовой составляющей, совершенствовать внешнеполитическую линию в отношении Центральной Азии.

По мнению известного дипломата, характер отношений между Афганистаном и Туркменией вызывает недоумение. Создается впечатление, что официальный Ашхабад надеется по традиции договориться с новыми экстремистскими группировками точно так же, как он на протяжении многих лет договаривался с талибами, и недооценивает угрозу, возникшую по периметру афгано-туркменской границы. Необходимо общее осознание нависшей над регионом угрозы на уровне ШОС и формирование единого фронта противодействия ей. Многое зависит от политической воли и от того, насколько эффективно будет выстроен механизм взаимодействия афганских властных структур через посредство министерства обороны. Стоит помнить, что принципы национального примирения могут не устроить военных, в среде которых сильны племенные и клановые настроения.

Тревогу у М.Конаровского вызвали и результаты состоявшихся накануне в Турции парламентских выборов, в результате которых правящая «Партия справедливости и развития» потеряла свое монопольное положение в стране. «Эти события, а также ухудшившееся положение в турецкой экономике могут привести к дальнейшей эрозии в партии Р.Эрдогана», - заметил дипломат. Он призвал своих коллег не сбрасывать со счетов этот фактор.

Директор Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев посвятил свое выступление рассмотрению основных сценариев развития событий, среди которых, по его мнению, нет ни одного позитивного. Основная опасность для безопасности границ России и ее соратников по ОДКБ заключается в том, что просачивание эмиссаров ИГИЛ идет особенно активно в приграничных с постсоветскими республиками районах на фоне усиления негативной обстановки в самом Афганистане (в особенности роста экстремизма и наркомании). Побег в ряды ИГИЛ командира таджикского ОМОНа полковника Гулмурода Халимова – случай, увы, не единичный. Еще более опасно то, что обострение ситуации в южном подбрюшье ОДКБ происходит на фоне роста противостояния между Западом и Россией. Фактический уход США из региона существенно меняет политическую обстановку и одновременно резко повышает роль ОДКБ в обеспечении стабильности региона.

Если в дни проведения предыдущего ситуационного анализа, состоявшегося в 2013 году, была надежда на международное сотрудничество в регионе, то ныне этот сценарий приходится отмести как нереалистичный, и выбирать между не слишком хорошим и откровенно негативным вариантами развития событий. Наихудшим вариантом развития событий, по словам А.Казанцева, может стать потеря контроля центральноазиатских государств над своей территорией с одновременным усилением дестабилизирующей роли негосударственных игроков и неконтролируемой миграции в регионе. Стоит помнить, что «Исламское государство» представляет собой, по сути, новое поколение структур Аль-Каиды. В этих условиях России необходимо усилить работу по поиску союзников в регионе, формируя единый фронт против террористических структур, деятельность которых направлена на формирование наркогосударств.

Главный редактор журнала «Проблемы национальной безопасности» РИСИ Аждар Куртов заметил, что обсуждаемые сценарии характеризуются преувеличением ряда негативных моментов. Так ли плохо, что выходцы из постсоветских республик воюют в рядах ИГ? Пусть воюют там, а не здесь, у южных границ России. ИГ неизбежно столкнется с талибами. Вряд ли эта структура сможет обеспечить себя достаточно большим количеством ресурсов, чтобы перейти границу. В ее составе находится слишком много разнородных военных группировок, конфликт между которыми неизбежен. А.Куртов выразил сомнение в существовании связи между выборами в Турции и обострением ситуации в Центральной Азии. Разумеется, экономика Турции и курс лиры сейчас не в лучшем положении, однако говорить о поражении Р.Эрдогана преждевременно. Турция находится перед перспективой формирования коалиционного правительства, а это событие в истории республики вовсе не новость.

Многочисленные заявления разношерстных террористических группировок о присоединении к ИГ, по словам А.Куртова, также требуют тщательной перепроверки. Экстремистские организации часто заинтересованы в дополнительной рекламе своей деятельности с целью пропаганды и вербовки новых приверженцев. «В любом случае ИГ не представляет собой подобия фундаменталистского Коминтерна, управляемого из единого центра»,- сказал эксперт. По его словам, необходимо в ближайшее время активизировать деятельность в рамках ШОС, и необходимый набор демонстрационных мер, включая проведение учений с союзниками по ОДКБ. В активизации ШОС заинтересованы и китайские политические структуры, которые, к слову, подкрепляют свои заявления об Экономическом поясе Шелкового пути соответствующими финансовыми возможностями и четко прописанными инфраструктурными программами. Возможно, России стоит подумать о проведении в Центральной Азии более продуманной и перспективной экономической политики.

По мнению исполнительного директора АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт» Андрея Медведева, чрезвычайно перспективным в разрешении афганской проблемы может оказаться сотрудничество России и Ирана. Оно может оказаться тем более важным, что Иран – единственная страна, которая не только может оказаться втянутой во внутриафганский межэтнический конфликт помимо своей воли, но и не будет, в отличие от наших центральноазиатских соседей, использовать афганский кризис для борьбы с внешнеполитическими соперниками. Иран не меньше России заинтересован в борьбе с наркоторговлей. При этом он предпочитает продвигать свои интересы через близких ему хазарейцев и таджиков посредством развития торговли и инвестируя в инфраструктурные проекты (строительство шоссейных и железных дорог, мостов, объектов электроэнергетики, подготовки кадров).

Тегеран с пониманием относится к позиции России по афганской проблеме, выступает за развитие связей с Индией в этой стране и за полный вывод американских военных подразделений из Афганистана. В то же время он испытывает многочисленные трения в отношениях с Пакистаном, который стремится обеспечить себе лидерство на территории Афганистана. По-прежнему острой проблемой остается урегулирование ситуации в афгано-пакистанском приграничье, в районе линии Дюранда.

А.Медведев считает, что угрозу талибов в Афганистане не стоит переоценивать. В СМИ под словом «талибы» часто без достаточного основания объединяют очень разные по своему политическому и социальному составу группировки.

В свое время хорошую классификацию сторонников движения «Талибан» привел экс-посол Афганистана в США Саид Джавад. Он разделил их на три группы. Первая из них связана с Аль-Каидой и другими террористическими организациями Она включает три сети: боевики, подчиняющиеся Совету (Шуре) города Кветта на территории провинции Белуджистан в Пакистане во главе с Муллой Омаром; группировки, подчиненные Совету пакистанского города Мираншах в Северном Вазиристане во главе с Сиражутдином Хагани ; сторонники Исламской партии Афганистана во главе с Гульбеддином Хекматьяром. Связи Аль-Каиды и этих трех сетей имеют давние корни еще со времен противостояния советским войскам в Афганистане и скреплены перекрестными браками. Их можно только уничтожить силой.

Вторую группу составляют полевые командиры среднего звена, контролируемые наркомафией и иностранными разведками через систему подкупов и взяток, которые выступают против иностранного присутствия или пострадали от новых афганских властей. Их можно замирить путем диалога или принуждения.

И, наконец, последнюю группу представляют собой молодые рядовые боевики-афганцы, неграмотные и уходящие в экстремистские группировки из-за безысходного социального положения. С этими нужно не столько говорить, сколько дать возможность учиться и работать.

Главный редактор сайта «Афганистан.ру» Омар Нессар отметил общее ухудшение ситуации на юге Таджикистана, в Бадахшане, который по сути превратился в тыл боевиков. Крайне негативно на ситуацию повлияло методическое устранение полевых командиров, входивших в состав Северного альянса, методично осуществлявшееся с 2001 года. Талибы не столько стремятся контролировать города, сколько дороги и доступ к залежам полезных ископаемых. Заинтересованный в реализации проекта «Пояс Шелкового пути», Китай заинтересован в урегулировании ситуации в стране и выступает в качестве внешнего игрока. По словам О.Нессара, сообщения о переговорах в Урумчи при посредничестве китайских властей, появлявшиеся в ряде СМИ, вполне могут быть правдой. Наиболле действенным средством урегулирования Афганской проблемы, по мнению О.Нессара, может стать полноценное членство Афганистана в ШОС.

С оценкой текущей ситуации на южных границах СНГ выступил Полномочный представитель Российской Федерации при ОДКБ, Посол по особым поручениям МИД России Виктор Васильев. По его словам, угрозы безопасности границам постсоветской Центральной Азии не стоит недооценивать. Особенно ярко изменение положения дел демонстрирует ситуация, сложившаяся на таджикско-афганской границе. За 2014 год увеличилось число попыток прорыва через границу и почти в 20 раз – число перестрелок. Более того, ситуация, сложившаяся вокруг студентки философского факультета МГУ Варвары Карауловой, свидетельствует о недостаточной эффективности российских спецслужб в борьбе с вербовщиками иностранных спецслужб и эмиссаров «Исламского государства», и необходимости совершенствования методов работы с постоянным обменом опытом по линии ОДКБ.

Постоянный и Полномочный Представитель Республики Армения в ОДКБ Давид Вирабян рассказал о той помощи, которую его страна оказывает российским и таджикским коллегам. В частности, он упомянул, что по линии ОДКБ для борьбы с наркотрафиком в странам Центральной Азии проводится операция «Канал-Патруль», в рамках которой в мае 2015 года из незаконного оборота было изъято свыше 12 тонн наркотиков.

ОДКБ – центральное звено обеспечения безопасности в Центральной Азии

По итогам состоявшегося обсуждения эксперты сошлись во мнении, что в новых условиях ОДКБ становится основным механизмом укрепления государственных структур в Центральной Азии, их поддержки в охране границ, борьбе с наркотиками и религиозным экстремизмом. Перед Организацией стоит задача усиления межведомственной и межгосударственной координации действий. В условиях дефицита международного сотрудничества и обострения конфликтов необходимо усилить работу по поиску союзников в вопросе поддержания безопасности в Центральной Азии и Афганистане. При этом нужно помнить, что исключительно силового решения возникших проблем нет. В регионе должна появиться продуманная экономическая стратегия и масштабные проекты, способные выступить в качестве альтернативы экстремистским течениям.

Результаты состоявшегося в стенах МГИМО обсуждения будут учтены при подготовке аналитических материалов, с которыми будут ознакомлены все заинтересованные государственные структуры стран-участниц ОДКБ.

http://interaffairs.ru/read.php?item=13297