Исламизм в среде киргизских мигрантов

В Бабушкинский суд Москвы поступило уголовное дело на арестованных в 2016 году восьмерых членов запрещенной в РФ исламистской организации «Таблиг-и джамаат» (далее «Таблиг» или ТД). Трое фигурантов – Газыбек Кубатов, Каныбек Суйундук, Исламбек Кымчыбеков – граждане Киргизии. Лидер группы Шакир Кожамкулов также уроженец Киргизии, получивший недавно гражданство России. По сведениям СМИ, идеями запрещенной в РФ организации Кожамкулов проникся в 2010 году в Бишкеке. В Россию он прибыл в 2014 году, после обучения в центрах ТД в Индии. Есть информация, что адептом ТД одно время был исполнитель теракта в петербургском метро Акбаржон Джалилов, уроженец Оша. Киргизия – единственная страна в постсоветской Средней Азии, где «Таблиг-и джамаат» не запрещен.

Страна – партнер России по ЕАЭС уникальна еще и тем, что таблиговцы в течение примерно 20 лет тесно инкорпорировались не только в киргизское общество, но и в политический социум и официальное мусульманское духовенство страны. Как сказал «НГР» востоковед Александр Князев, главными проводниками идей ТД в Киргизии считаются братья избранного в ноябре 2017 года президента страны Сооронбая Жээнбекова, бывшего премьера страны.

«Старший брат президента Жусупбек Шарипов, ныне посол Киргизии в Украине, ранее был послом в Кувейте, Катаре, Саудовской Аравии. Через него у семьи Жээнбековых прочные связи с исламскими бизнес-кругами. Другой брат, Асылбек Жээнбеков, в 2011–2016 годах был спикером Жогорку Кенеша, парламента Киргизии. Он пролоббировал, в частности, создание в парламенте, правительстве и во всех госучреждениях, включая силовые структуры, намазкана – молитвенных комнат для мусульман. Асылбек Жээнбеков был одним из лоббистов решения властей о свободной деятельности «Таблиг-и джамаат» в Киргизии».

Киргизия - русское население

Киргизия - русское население

Эксперт пояснил, что «Таблиг» – это не столько идеологическая система сама по себе, сколько способ изложения религиозной доктрины.

«То, что они осуществляют, называется «дагват» или «даваат» – проповедь, которая идет через беседы – баяны. Они ходят по учреждениям, по домам, и через эти баяны, личные контакты, убеждают мусульман в правоте той или иной идеологии. Содержание их баянов в Киргизии очень близко к идеям, которые содержатся в программе той же «Хизб ут-Тахрир» (запрещено в РФ. – «НГР»). Это очень близкая к джихадистскому толку интерпретация ислама»,

– говорит Князев.

Семья Жээнбековых, как семья Акбаржона Джалилова, родом из Ошской области, с юга страны. Киргизия традиционно делится экспертами на «исламистский» юг и «светский» север. Но эта устоявшаяся конструкция «дала кривизну» в июле 2017 года, когда Октябрьский районный суд Бишкека объявил вне закона «Йакын инкар» («Никто, кроме Бога») – распространившееся к 2016 году по всей Киргизии исламистское движение, создавшееся как раз первоначально на «светском» севере, в Иссык-Кульской и Нарынской областях.

Суд решил, что одетые в пакистанские одежды длинноволосые инкаровцы, отказывающиеся работать в госструктурах Киргизии и не признающие законов страны, представляют угрозу безопасности Кыргызской Республики. Опасность с их стороны, по словам киргизских силовиков, заключается в проповеди полнейшего отрешения от житейских забот. Инкаровцы проповедуют, что «настоящему мусульманину» не надо работать, заботиться о семье, лечиться и т.д. Индийско-пакистанский облик и поведение запрещенных ныне в Киргизии инкаровцев мало чем отличаются от таблиговцев, остающихся по сей день на легальном положении. Собственно, «Йакын инкар» создали отколовшиеся от «материнской» организации таблиговцы.

Киргизия - узбекское население

Киргизия - узбекское население

Вместе с тем Бишкек воспринимает ТД как естественных союзников против имеющих распространение в регионе «Братьев-мусульман», «Исламского движения Узбекистана» (запрещены в РФ) и других джихадистских течений.

«Два года назад властями осуществлялся анализ деятельности «Таблиг-и джамаата», на эту тему было заседание Совета обороны при президенте Кыргызстана, – рассказал «НГР» бывший в разные годы вице-президентом, премьер-министром и депутатом парламента Киргизии Феликс Кулов. – Совет обороны рассматривал деятельность таблиговцев в контексте того, как нужно реформировать религиозную политику в стране.

По информации спецслужб, «Таблиг-и джамаат» экстремистской активности тогда в Киргизии не проявлял, а, наоборот, противодействовал другим радикальным течениям. По информации Государственной комиссии по делам религии, никакой угрозы стране «Таблиг-и джамаат» на тот момент не представлял. Представители муфтията Кыргызстана, с которыми я общался, говорили то же самое. Было сформировано общее мнение властей: чтобы противодействовать радикалам, давайте обопремся на «Таблиг-и джамаат». Я лично общался с обучавшимися в Индии проповедниками. Я их знал до того, как они вообще ушли в религию. Они люди простые, бесхитростные. Я увидел, что таблиговцы – люди мирного склада характера, образа мыслей и действий. Они обращены только к Богу, но при этом других не принуждают переходить в свою веру».

Однако Феликс Кулов, несмотря на все это, считает, что с ТД в Киргизии лучше проявить излишнюю бдительность, чем недосмотреть:

«Два-три года назад, когда я эту тему изучал, было впечатление, что они не представляют опасности. Но это только впечатление. Такие организации потенциально опасны тем, что они, обладая крепкой внутренней дисциплиной, плохо просвечиваемой извне структурой и отработанными правилами конспирации, потом претендуют на роль государства в государстве, а в случае успеха могут вообще выступить против властей стран, где им выказали лояльное отношение. Сегодня таблиговцы Кыргызстана мирные, а завтра неизвестно, какую команду им дадут их лидеры, в какую сторону они пойдут, когда будет час икс, когда вообще этот час икс у них будет. Их руководящие центры находятся за рубежом (в Индии. – «НГР»), вне зоны действия наших спецслужб».

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин сказал «НГР»: в киргизском экспертном сообществе распространено мнение, что с ТД глубоко аффилировано Духовное управление мусульман (ДУМ) Киргизии.

«Вплоть до муфтия Максата Токтомушева, которого называют бывшим амирсабом – духовным наставником таблиговской общины, – уточнил политолог. – Экспертами высвечены связи руководителей ДУМ, то, что они учились в таблиговских центрах в Индии и Пакистане. В киргизских СМИ в открытую говорят, что таблиговцы теперь стали активны во всех структурах страны, включая парламент и правительство.

Конечно, стоит сделать скидку на то, что в Кыргызстане из-за бурной политической жизни развиваются методики очернения политических, деловых и прочих конкурентов. Но особая озабоченность местных экспертов именно темой ТД и то, что эта тема стала обсуждаться задолго до электоральных событий вроде избрания Жээнбекова президентом, – факт».

Эксперт напомнил, что при предыдущем президенте Алмазбеке Атамбаеве Бишкек был увешан баннерами, где на одной половине были изображены киргизки в национальных одеждах, на другом – женщины в исламских покрывалах, а внизу – надпись на киргизском: «Бедный народ! Куда мы катимся?» «Но на официальном уровне никто не решается проявлять озабоченность проникновением таблиговцев или других исламистов в армию или МВД. Тема ТД включается на официальном уровне, лишь когда есть в этом очень серьезная потребность», – считает эксперт.

Как борются с возвращением экстремистов в Европу

По словам Андрея Грозина, благодатная почва для экспансии ТД и других исламистов была заложена при первом президенте Киргизии Аскаре Акаеве.

«На момент распада СССР киргизы воспринимались на уровне массового сознания узбеков, таджиков и даже туркмен как неофиты в исламе и не совсем правильные мусульмане. В Киргизии до сих пор сильные позиции тенгрианства и других доисламских культов. У киргизов в плане восприимчивости к идеям «Таблига» сработал фактор неофитства. Политическая сторона вопроса: при Акаеве Киргизия стала превращаться в регионального чемпиона по количеству иностранных НПО и НКО на душу населения. Структуры вроде «Такфир валь-Хиджра» (запрещена в РФ. – «НГР») вызывают у властей и духовенства Киргизии опасение. Но «Такфир валь-Хиджра» и тому подобные джихадистские движения вырастают как раз из «Таблига».

Андрей Грозин обратил внимание: киргизские адепты ТД предпочитают не замыкаться в комфортных для них условиях родной страны, а стремятся туда, где их организация запрещена и где они могут быть в любой момент арестованы. Прежде всего в Россию.

«Наиболее питательная среда для «Таблига», как и для более агрессивных форм, – трудовые мигранты. По моей информации, таблиговцы в свое время наиболее крепко осели в Поволжье – Астраханской и Саратовской областях, Татарстане.

Исламисты в первую очередь привлекают к себе мигрантов и некоренных жителей регионов России, а потом уже идет абсорбция групп из других существующих в регионе социальных слоев. «Более чем уверен: легальные в Киргизии таблиговцы заинтересованы в работе с киргизской диаспорой, давно укорененной в Москве, Питере и других российских мегаполисах. Таблиговцам выгодно иметь там адептов, которые вошли в «Таблиг» или стали сочувствующими еще в Киргизии, а в России приобрели новый статус и новые возможности, которые «Таблиг» использует с выгодой для себя»,

– заявил эксперт.

Ислам

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

В связи с тем, что в Сирии и Ираке военные действия пошли на спад, эксперты обеспокоены тем, куда далее направят свои силы боевики.

По словам некоторых аналитиков, боевики могут направиться в страны Европы, другие говорят о том, что им интереснее ситуация в Афганистане. Местные эксперты считают, что приход этих боевиков в Афганистан представляет опасность для стран Центральной Азии, в том числе, для Кыргызстана.

Руководитель центра «Религия, право и политика» Кадыр Маликов отметил, что внешние факторы в целом влияют на безопасность в Кыргызстане и странах Центральной Азии:

- Мы должны понимать, что на ситуацию в Кыргызстане и в целом Центральной Азии больше оказывают влияние внешние обстоятельства. Некоторые страны ведут внешнюю политику, исходя из религии, то есть через использование ислама. Во внешней политике они используют ислам в качестве идеологического проекта. Крупные мусульманские страны конкурируют между собой, чтобы стать лидером среди других мусульманских стран.

Кроме того, во всех мусульманских странах, среди которых и те, кто себя считает светскими, исламская религия во внутренней политике – основной фактор. Мусульманские страны становятся свидетелями процесса исламизации. Исламская религия начала восприниматься не как культура, история или традиции, а как политический фактор. Ислам рассматривается как путь выхода из политического и экономического кризиса. Отсутствие реальной демократии в мусульманских странах, социальная несправедливость, экономическое, научно-техническое отставание способствуют тому, чтобы на ислам была возложена такая миссия. Вместе с тем, мусульмане рассматривают западные страны как врагов ислама и колониальную угрозу.

Маликов отметил, что ваххабизм в некоторых арабских странах используется для удержания власти. По его мнению, более того - и не мусульманские страны используют идеологию такфиризма в своих целях.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Эксперт также не скрывал опасений по поводу того, что в кыргызском обществе противоречия из-за вопросов религии могут привести к разделению мусульман на религиозных и светских:

- Еще один важный вопрос – политический ислам или политика в исламе. Сегодня нельзя рассматривать ислам отдельно от политики. Но необходимо разделять использование ислама в политических целях. Мы не сможем вычеркнуть из истории вопросы ислама и политики. Потому что в истории была такая вещь, как халифат. Это считается и системой формирования исламского государства.

Как бы государство ни старалось развивать ислам, урегулировать отношения между государством и исламом, сколько бы ни принимало документов и концепций - все остается на бумаге. Чиновники не знают, что происходит в мире, смотрят на эту проблему с советской точки зрения, тем самым окончательно деградируют. Религиозные же служители заботятся только о своих личных интересах. Нам сложно отвечать на вопросы и потребности молодых. Нам нужны философы, ученые-теологи. Необходимо восстанавливать доверие между государством и исламом, властью и мусульманами.

Специалист в области геополитики Таалатбек Масадыков отметил, что угроза распространения экстремистских групп упирается в социально-экономические проблемы:

- Опасность есть, но в этом не стоит обвинять НАТО, Америку или Россию. Главная проблема – нерешенность социально-экономических проблем. Если нет хлеба, нет работы, нет порядка на улицах, народ начинает искать справедливость. В такой момент появляются различные игроки, которые преследуют политические цели.

Различные державы по-разному смотрят на Центральную Азию, и этот регион сейчас в центре внимания. Соединенные Штаты Америки хотят вывести Центральную Азию из-под влияния России и вместе с Афганистаном перевести в фокус НАТО.

Угрозы для Центральной Азии сейчас формируются на территории Афганистана и Пакистана. Этому есть исторические причины. Если вспомним, то в 1979 году Советский Союз ввел свои войска в Афганистан, тогда мусульмане объявили ему всеобщий джихад. Этот джихад поддержали все мусульманские и западные страны. В результате этой войны, начиная с 1980 года, в Пакистане, а точнее, на севере и юге Вазиристана различные племена создали лагеря беженцев. Позже эти лагеря превратились в лагеря боевиков и тренировочные площадки. В общем, в этих лагерях воспитывались талибы, а после этого и другие группы. С древних времен здесь проживали узбеки и кавказские народы.

Масадыков отметил, что лагеря беженцев не просто так превратились в лагеря для боевиков и что за этим стояли известные силы. По его словам, выходцы из этих лагерей всегда поддерживали терроризм, а в лагеря в Пакистане и Афганистане поставлялись деньги и оружие.

Распространение ислама в мире

Карта в полном размере: Распространение ислама в мире
Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Эксперт напомнил, что также поддерживали и поставляли оружие организации «Исламское государство». Он отметил, что теперь этой организации будут помогать в Афганистане и что эти группы будут представлять опасность для стран Центральной Азии:

- Они считаются проектом, который постоянно перемещается из одного места в другое. Есть разные причины тому, что к таким проектам присоединяются молодые люди. Некоторые идут туда в поисках работы, других обидело государство. В основном люди ищут там справедливости. Немало и тех, кто попал туда ничего не зная. В этом вопросе, я считаю, кроется самый большой недостаток в государственных и правительственных системах. Если они на месте решали проблемы, уделяли внимание и не было коррупции, то такого бы не было. Мы сами виноваты в том, что наши граждане присоединяются к различным организациям.

В связи с тем, что средства массовой информации часто пишут о лагерях боевиков, возникает вопрос: кто поддерживает эти группы. Мамасадыков сделал свои предположения об этом:

- Воздушное пространство Афганистана в первую очередь контролируют силы НАТО. Каким образом самолеты и вертолеты, которые невозможно определить, доставляют оружие и боевиков в Афганистан? Кто это поддерживает? Я далек от мысли, что завтра эти боевики нападут на нас. Но угрозы усиливаются.

Представители наших силовых структур думают не о предупреждении этих угроз, а о своих карманах. Неужели среди них нет хороших? Есть. Но принимающие решение думают о своих карманах. Они не верят в существование таких угроз и что такие нежелательные события могут очень скоро произойти.

Эксперты поднимают также и вопросы о влиянии различных религиозных течений и групп. Вред или пользу приносят «Таблиги жамаат» и салафиты? На этот вопрос ответил Таалатбек Масадыков:

- На вопрос о том, нужны они нам или нет, я еще сам не нашел ответа. Насколько я заметил, наши силовые органы прикрывают некоторые джамааты, каждый из них поддерживает разные джамааты. Некоторые силовые структуры поддерживают «Таблиги джамаат», некоторые - салафитов. На юге, можно сказать, что властями управляют вахаббиты. У акима спрашивают, почему он не пошел на пятничный намаз, а он им еще отвечает, что пойдет на следующей неделе. Опасность есть, и она растет с каждым днем.

Эксперты высказывают и мнение по поводу религиозной политики нового президента, как он ее будет вести и поднимают вопросы об отношениях с арабскими странами. Политический эксперт Бакыт Бакетаев вот что говорит по этому поводу:

- Государственное управление со временем для решения тех или иных вопросов будет разрабатывать правила и нормы. Когда в Америке к власти пришел Трамп все боялись и вопрошали, что же будет дальше. Но после его прихода ничего сильно не изменилось, и Трамп продолжает установившуюся государственную политику. Я могу с уверенностью сказать, что с приходом Сооронбая Жээнбекова отношение государства к исламу сильно не изменится. Я с Сооронбаем Шариповичем работал в Жогорку Кенеше десять лет, и хорошо его знаю как светского человека и гуманиста. Он верующий человек, но его вера не носит фундаментального хаоактера. Поэтому, я считаю, что Кыргызстан в будущем превратится в светскую страну, где будут мирно сосуществовать представители различных религий. К примеру, я коммунист, был атеистом. Таких как я много.

В Кыргызстане было заблокировано более 150 веб-сайтов, распространяющих информацию экстремистского и террористического характера.

1

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
Анализ по ИГИЛ

Большинство сайтов были связаны с такими запрещенными в КР организациями как «Хизб ут-Тахрир», «Талибан» и «Исламское государство». Но религиозные эксперты говорят, что вербовка молодежи посредством социальных сетей и веб-сайтов продолжается.

По данным Генеральной прокуратуры КР, в 2017 году был заблокирован доступ на территории Кыргызстана к 159 веб-сайтам, распространяющим информацию экстремистского и террористического характера.

Как отметил пресс-секретарь главного надзорного органа Алмамбет Абдраманов, большинство сайтов, которые были заблокированы решением судебных органов, связаны с такими запрещенными в КР организациями как «Хизб ут-Тахрир», «Талибан» и «Исламское государство»:

- В 2017 году Генпрокуратура Кыргызстана направила в суд 15 заявлений о блокировке интернет-порталов, занимающихся пропагандой идеологии экстремизма и терроризма. По результатам рассмотрения данных заявлений судом заблокирован доступ к 159 веб-сайтам и страницам в сети Интернет.

В Кыргызстане запрещена деятельность около 20 различных религиозных организаций и течений, таких как «Хизб ут-Тахрир», «Талибан», «Исламское государство», «Исламское движение Восточного Туркестана», «Исламское движение Узбекистана», «Аль-Каида» и другие.

Ранее специалисты по социальным сетям и Интернету раскритиковали то, что десятки сайтов, которые относятся к экстремистским организациям, беспрепятственно открываются на территории КР. Были и те, кто открывал страницы в социальной сети Facebook и призывал к свержению светского государства для установления халифата.

Как работает пропаганда ИГИЛ

Бывший председатель Госкомиссии по делам религий КР Орозбек Молдалиев считает, что для надзора за такими сайтами не хватает средств и специалистов. По его мнению, надо достичь уровня, когда будет искоренена религиозная безграмотность, и люди сами будут понимать, где материал экстремистского характера, а где нет:

- Бывает и такое, что даже на простых сайтах появляются экстремистские материалы. Для того, чтобы изучать это все не хватает ни средств, ни специалистов. Но хорошо, что несмотря на все это, закрывается доступ к экстремистским сайтам, ведется работа против них. Потому что та же террористическая организация «Исламское государство» доказала, как результативно можно использовать Интернет. И стар, и млад, посмотрев их материалы, прониклись их идеями и уехали в Сирию. Закрытие сайтов – это только одна из сфер борьбы. Это борьба с результатом деятельности. Если мы достигнем уровня, когда человек, читающий эти сайты, будет понимать, что «это, оказывается, экстремистский сайт» - вот это можно будет назвать хорошим результатом.

В 2016 году, так же по представлению Генпрокуратуры КР, были заблокированы около 100 сайтов. По словам специалистов, эти же интернет-источники вполне могут изменить название страницы или зарегистрироваться в другой стране и продолжать свою подрывную деятельность.

Религиозный эксперт Аман Салиев говорит, что нужны специальные сотрудники, которые занимались бы этой сферой. По его словам, Интернет, в том числе социальные сети все также остаются самым доступным способом для вербовки молодежи в террористические организации:

- Конечно, такие сайты надо закрывать. Потому что главная ловушка для людей - это Интернет. Но есть и такие глобальные сайты, запретить которые Генпрокуратура не в силах. Например, на видеохостинге YouTube можно найти много материалов. В одно время говорилось, что пропагандой в ИГИЛ занимаются около 15 тысяч человек. Это специалисты очень высокого уровня, большой ресурс. А у нас, я не могу сказать, что блокировка сайтов даст 100-процентный эффект. Но как бы там ни было, вполне может уменьшить количество тех, кто получит эту информацию. Это постоянная гибридная война, в которой если одно место затыкаешь, выходит из другого. По идее должен быть большой центр, где группы людей будут заниматься надзором информационных потоков в Интернете, анализировать их, противостоять им и вести контрработу против них.

Главное управление по противодействию экстремизму и незаконной миграции МВД КР ведет надзор за запрещенными группами и закрывает сайты, страницы, которые открываются запрещенными группами. Так, в 2017 году эту служба внесла в Генпрокуратуру КР 62 представления на блокировку веб-порталов. По словам руководителя этой структуры Ратбека Турусбекова, на данный момент рассматриваются дела в отношении четырех таких сайтов:

- Специалистов у нас хватает. Мы их своевременно находим в Интернете, оперативно блокируем. Но открываются новые сайты. Мы их находим и через суд закрываем.

Ранее ГКНБ предлагало с целью предотвращения вербовки кыргызстанцев для участия в боевых действий в Сирии и Ираке блокировать и закрывать веб-сайты, считающиеся экстремистскими без решения суда.

Исламские научные достижения

Сообщается, что в Центральной Азии насчитывается около 500-600 сайтов, которые распространяют информацию террористического и экстремистского характера, а также призывают к джихаду, неподчинению властям и установлению халифата. Встречаются там и онлайн-уроки по изготовлению взрывчатых веществ.

Президент Сооронбай Жээнбеков 5 января на встрече с директором Государственной комиссии по делам религий Зайырбеком Эргешовым заявил, что в последние годы в мире усиливается тенденция использования религиозной сферы в целях радикализации общества, а также распространения экстремистских и террористических идей. По словам главы государства, эта тенденция представляет опасность и для Кыргызстана.

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков на расширенном заседании глав государств стран СНГ сказал об опасениях по поводу террористической угрозы со стороны Ближнего Востока.

Об угрозах безопасности Центральной Азии и Кыргызстана мы говорили в передаче «Арай коз чарай» с бывшим послом КР в Таджикистане Эриком Асаналиевым и кандидатом политических наук, дипломатом Орозбеком Молдалиевым.

«Азаттык»: Какие есть причины для опасений о возможном влиянии событий на Ближнем Востоке на страны Центральной Азии, в том числе, Кыргызстан?

В чем причина отсталости восточных стран

Орозбек Молдалиев: Во-первых, если говорить о ситуации на Ближнем Востоке, то там за идеи террористической организации «Исламское государство» воюют свыше 500 граждан Кыргызстана. В связи с тем, что их действия не дали результатов, и они были разбиты, боевики разбежались по близлежащим регионам. Теперь неизвестно, сколько из них вернется в Кыргызстан, сколько вернулось, сколько отправится в другие страны. Это опасная ситуация.

Во-вторых, одна группа давно обосновалась в Афганистане и пытается там остаться, это опасно. Если раньше этим силам противостояло движение «Талибан», то сейчас появляется информация о том, что их поддерживают некоторые талибы. Во времена глобализации кризисная ситуация в одной из стран сказывается на других странах, в особенности это касается соседей.

В-третьих, в этом вопросе мы должны учитывать реальные и нереальные угрозы для стран Центральной Азии. К примеру, целью прихода во власть талибов в Афганистане не является оказание влияния на страны Центральной Азии. Их главная цель – прийти к власти в Афганистане. Хватит у них сил на остальное или нет - это другой вопрос.

Вторая сторона – если они в регионе найдут поддержку и опору в виде «Исламского движения Узбекистана», то никто не гарантирует, что они не породят угрозу для региона.

Почему деградируют мусульмане?

«Азаттык»: Есть мнения о том, что после ослабления силы, которые пытались построить «Исламское государство» в Сирии, Ираке и других странах, могут перебросить основные ресурсы и оружие в Афганистан. Если это правда, то какими могут быть последствия для нашего региона в ближайшее время?

Эрик Асаналиев: Этот вопрос должен быть в фокусе нашего общего внимания. В первую очередь, должен быть обмен информацией с Россией и соседними странами. Угроза, которая всех нас беспокоит, находится рядом с границей Кыргызстана, и непростительно не обращать на это внимания. Есть межгосударственные соглашения в области борьбы с терроризмом. Кыргызстан не сможет решить проблему, просто закрыв границы, так мы не сможем себя защитить.

«Азаттык»: Несмотря на слова о том, что, как правило, борьба с терроризмом не под силу одному государству, есть ощущение, что страны Центральной Азии не предпринимают совместные меры в этом направлении или же общественность не знает об этом?

Орозбек Молдалиев: У нас есть опыт, мы пережили баткенские события. «Исламское движение Узбекистана» пришло в Кыргызстан через Афганистан и Таджикистан и потребовало коридор в Узбекистан. Тогда и Узбекистан, и Таджикистан, и Кыргызстан были членами Организации договора о коллективной безопасности, но, к сожалению, помощь от соседей пришла поздно. Мы должны извлечь уроки из этого.

Мы должны отработать вопрос обмена информацией, сообщать друг другу о происходящем. Не слышал, чтобы говорили «мы предотвратили инцидент в результате совместных мер». Россия не стыдится и говорит, что им помогло Центральное разведывательное управление США (ЦРУ). Силовые структуры Кыргызстана предотвращают многое, задержанные предстают перед судом, работают хорошо.

Подробнее о братьях-мусульманах, в статьях:
Братья-мусульмане в Египте
Братья-мусульмане - проект ЦРУ

Наше государство эффективно ведет антитеррористическую работу, но многие вопросы контртеррористического характера остаются недоработанными. Главная цель нашего государства – необходимо организовать борьбу против экстремистской идеологии.

Для Кыргызстана отправившихся в Сирию его 50 граждан - это много и опасно. Никто не может сказать точную цифру. Нужно искать ответы на вопрос «Почему они уехали в Сирию?». У нас очень слабая борьба с идеологиями, которые выступают против демократии.

www.ng.ru/ng_religii/2018-01-17/14_435_bayan.html

http://bit.ly/2rsC4wk

https://rus.azattyk.org/a/28962673.html

http://bit.ly/2DrBMex

Опубликовано 23 Янв 2018 в 13:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.