С выводом войск НАТО из Афганистана ожидается активизация деятельности в этой стране и регионе в целом радикальных исламистов. Вашингтону и его западным союзникам не удалось нанести сколько-нибудь серьезного поражения афганским талибам, более того, последние смогли не только сохранить свой контроль за рядом афганских провинций, но и наладили весьма тесные связи и взаимодействие с пакистанскими талибами и лидерами созданного на территориях Сирии и Ирака Исламского халифата. Сегодня, так называемые, «джихадисты» стремятся максимально расширить зоны своего влияния, в том числе и за счет проникновения в страны Центральной Азии и на Кавказ. Среди экспертов и политологов все активнее обсуждается тема возможного повторения событий «арабской весны» уже в странах Центральной Азии и Азербайджане.

В этих государствах имеются некоторые, общие со странами-жертвами «арабской весны», признаки. Может ли Туркменистан оказаться таким слабым звеном или наоборот, станет заслоном на пути «джихадистов» в страны Центральной Азии и на Кавказ?

Туркменистан занимает особое место в системе региональной безопасности. Характерной чертой его постсоветской истории является официально признанный ООН статус постоянного нейтралитета и, как следствие, неучастие страны в любых военно-политических блоках и организациях. Отсутствие потенциальных внешних противников позволяет руководству страны содержать лишь небольшие по численности и боевому составу вооруженные силы.

Равноудаленность Ашхабада от всех мировых и региональных центров силы и запасы углеводородов мирового значения позволяют ему также успешно выстраивать взаимовыгодные торгово-экономические отношения с более чем ста государствами мира, при этом наиболее важными партнерами Туркменистана в торговле стали Иран (21,7 %), Россия (18 %), Турция (16,4 %) и Китай (10,8 %). Главным экспортным товаром Туркменистана остается природный газ, но имеется тенденция к диверсификации экспортных возможностей страны за счет увеличения производства нефти и нефтепродуктов, электроэнергии, строительных материалов, хлопка и т.п. товаров.

К развитию торгово-экономических и других отношений с Туркменистаном проявляют интерес и США, страны ЕС. К уже имеющимся трубопроводам Север – Юг и Восток – Запад планируется построить и новые, в частности, газопровод ТАПИ — магистральный газопровод протяжённостью 1735 км из Туркменистана в Афганистан, Пакистан и Индию. Его проектная мощность — 33 млрд кубометров газа в год, предполагаемая стоимость проекта — 7,9 млрд долларов США.

Туркмения - нефть и газ

В полном размере: Туркмения - нефть и газ

Особое место в двусторонних отношениях Туркменистана с другими странами занимает Турция. Общность культуры, языка, религии, традиций, нравов, обычаев способствуют дальнейшему сближению государств во всех областях. В частности, в ходе ноябрьского 2014 года визита президента Турции Р.Эрдогана в Ашхабад было отмечено, что в стране уже успешно работает свыше 600 турецких предприятий и фирм, а общая стоимость проектов, реализуемых турецкими компаниями в Туркменистане, достигла 42 миллиардов долларов США.

Безусловно, довольно жесткая конкуренция за туркменские углеводороды и рынок товаров и услуг между заинтересованными странами сохраняется, но она не сопровождается попытками усиления здесь военного влияния одного из государств или блока стран. Борьба в основном сводится к лоббированию тех или иных трубопроводных маршрутов (в ЕС, Турцию, Иран, Пакистан, Китай, Индию). Похоже на то, что всех внешних игроков устраивает нейтралитет Ашхабада во внешней политике и его подчеркнуто нейтральный статус. Руководство Туркменистана рассчитывает, что при любом региональном или международном конфликте страна сможет остаться в стороне и, тем самым, сохранить свою территориальную целостность и суверенитет.

Туркестан Туркмения

В полном размере: Туркмения торговля

Вместе с тем, в Ашхабаде все больше начинают понимать, что угроза безопасности страны может исходить и от негосударственных акторов, в первую очередь, со стороны зарубежных исламистских группировок. Установлено, что в рядах афганских и пакистанских талибов и боевиков в Сирии и Ираке воюют и туркмены, а на территории Северного Вазиристана (Пакистан) созданы «Исламское движение Восточного Туркестана» и «Исламское движение Узбекистана». Стало известно, что «туркменские талибы» взяли под свой контроль почти все территории, по которым потенциально может пройти газопровод ТАПИ (участки на афганской и пакистанской территориях).

В 2014 году заметно участились нападения на туркменские погранпосты на афгано-туркменской границе. Погибли сотни мирных жителей, при этом часть из них была обезглавлена, разграблено их имущество, угнан скот, сожжены десятки домов. Туркменские пограничники не только несут значительные потери убитыми и ранеными, но и захватываются исламистами в плен.

Можно говорить о начале зачистки боевиками приграничных районов от местного населения и подготовке коридоров для дальнейших прорывов вглубь страны. Они установили контроль за автомобильной дорогой, идущей вдоль туркменской границы, и могут в любой момент повести наступление как в долину Мургаба (Багдис), так и в район Андхоя (Фарьяб). Афганские и туркменские власти уже давно не контролируют общую границу ни с точки зрения наркоторговли, контрабанды и проникновения туда исламистских группировок, ни передвижение местных скотоводов для выпаса скота по обе стороны границы.

Следует иметь в виду, что во времена разгрома басмаческого движения в СССР в 20-30-х годах прошлого столетия ряд крупных и влиятельных туркменских кланов ушли в приграничные районы Афганистана. Их претензии на возврат своих родовых земель звучат до сих пор и являются предметом постоянного шантажа правительства Туркменистана. Эта тема приобрела особую значимость в связи с тем, что два крупных месторождения природного газа оказались рядом с землями, на которые претендуют афганские туркмены – Серахский и Мургабский оазисы. Вероятность весеннего 2015 года наступления афганских талибов и «джихадистов» всех мастей на Туркменистан возрастает.

К постоянно проживающим в этих местах хазарейцам, туркменам, курдам, узбекам и таджикам в последнее время примыкает все больше выходцев из других районов Афганистана и иностранцев-«джихадистов». Ожидается, что они могут вторгнуться в Туркменистан с велайята Багдис по долине реки Мургаб. Несмотря на то, что в этом месте имеется укрепленный в инженерном отношении район и базируется погранотряд, долина Мургаба привлекательна для боевиков как наиболее выгодный маршрут дальнейшего продвижения на север.

Здесь имеется мирное население, которое можно взять в заложники, много скота, продуктовая база, хорошие дороги, большое количество транспорта и даже оружие. От Тахта-Базара по асфальтированной дороге сравнительно быстро можно добраться до стратегически важного г. Иолотань, рядом с которым находится крупное по запасам природного газа и нефти месторождение Галкыныш – ресурсная база «Транскаспия» на Европу. Именно отсюда строится новый стратегический газопровод «Восток – Запад» к побережью Каспия.

Руководство Туркменистана с некоторым опозданием, но все же реагирует на возросшую угрозу с афганского направления. Предприняты спешные меры по усилению пограничных и других силовых структур на этом участке госграницы, сооружаются новые защитные инженерные сооружения. Вдоль границы с Афганистаном вырыт ров шириной в четыре метра и пять метров в глубину, укрепленный заграждениями из металлической сетки.

Одновременно налаживаются контакты с потенциальными союзниками в борьбе с исламистами. Так, 14 сентября 2014 года для координации усилий двух стран в сфере региональной безопасности в Туркменистан прибыл министр обороны Ирана генерал Хосейн Дехган. Основной темой ирано-туркменских переговоров стало взаимодействие Туркменистана с Ираном на случай вторжения в Туркменистан боевиков-«джихадистов» со стороны Афганистана. Иранцы выразили готовность провести в ближайшее время маневры иранской армии в своей северо-восточной провинции с приглашением туркменских военных в качестве наблюдателей.

Президент Туркменистана Г.М.Бердымухаммедов 11 сентября 2014 года неожиданно прибыл в Душанбе на саммит ШОС в качестве почетного гостя – хотя возглавляемая им страна не является членом этой организации и ранее демонстративно дистанцировалась от любых общерегиональных инициатив. На полях этого саммита руководитель Туркменистана встретился с президентами Ирана, Монголии, председателем КНР, а также с представителями Индии и Пакистана. Можно предположить, что вопросы региональной безопасности обсуждались и на этих встречах.

В августе 2014 года руководство Туркменистана провело «деисламизацию» своей системы образования. В рамках реализации двустороннего соглашения «О сотрудничестве в области образования», заключенного между правительствами Туркменистана и Турции от 15 августа 2014 года, были закрыты туркменско-турецкая школа и туркменско-турецкий университет. Турецкую школу оставили лишь для детей сотрудников посольства и турецких компаний, работающих в Туркменистане. Университет был преобразован в национальный, его программы пересмотрены, а за обучение введена значительная по местным меркам плата.

При этом новое соглашение между Туркменистаном и Турцией в области образования полностью отменило любое негосударственное вмешательство. Были исключены предметы, связанные с изучением религии, отменены молитвенные часы, которые были обязательными между уроками. Все инновации в обучении детей, введенные по инициативе проживающего в США известного турецкого богослова Фетхуллы Гюлена были ликвидированы.

Таким образом, руководство Туркменистана проводит превентивные мероприятия по защите государства от возможного посягательства на его суверенитет со стороны радикальных исламистских группировок с афганского направления. Несмотря на сохраняющийся авторитарный характер правящего режима и присущие ему некоторые признаки «арабской весны», ожидать в ближайшие годы насильственной смены режима и экспансии «джихадистов» в Туркменистане не приходится.

В стране сложились довольно устойчивые традиции светской власти, которой сегодня нет видимой альтернативы или организованной оппозиции, большая часть туркмен исповедует ислам умеренного толка, 5-миллионное население страны разобщено по племенному признаку и проживает на обширной территории, необходимый прожиточный миниум для всех категорий граждан поддерживается, правительство уделяет внимание развитию промышленности, инфраструктуры, строительству жилья, совершенствованию систем образования, здравоохранения, других жизненноважных сфер жизни общества.

В случае прямого вторжения «джихадистов» в Туркменистан Ашхабад рассчитывает на неотложную помощь со стороны авторитетных международных организаций, прежде всего, ООН, а также великих держав (Россия, Китай, США) и своих региональных партнеров (Турция, Иран, др.).

http://ru.journal-neo.org/2015/01/10/rus-stanet-li-turkmenistan-zaslonom-na-puti-dzhihadistov/