Европа должна или подчинить ислам, или принять наименее подрывной компромисс

Алжирский писатель Буалем Сансаль дал интервью датской газете Kristelight Dagblat.

Сансаль говорит, что Европа должна решить для себя – какую роль должен играть в ней ислам. Это – предварительное требование для начала борьбы с радикализацией и терроризмом.

Оруэлл арабского мира давно наблюдает за исламом и исламизмом, сбросившим его страну в один из наиболее кровопролитных и жестоких конфликтов современности – гражданскую войну в Алжире в 1991-2002 годах. И сегодня он видит, как тоже самое происходит в Европе. Исламское Государство толкает континент на ту же дорожку, конечной станцией на которой будет Абистан – пост-исламская диктатура, описанная им в книге “2084”.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Исламское присутствие в Европе – очень солидное, и оно является вызовом традиционным структурам и ценностям принимающих стран. Ислам радикализирует его сторонников и во все большей степени замыкает их в закрытое параллельное общество, создающее благодатную почву для террора. Мусульмане ждут, что Европа ответит на их требования – строительства большего количества мечетей, мусульманских школ, халального мяса и тому подобного. Слабость Европы – в том, что вы разделены и никто не может выстроить ясную линию относительно ислама.

На деле, есть только два выбора. Или у Европы найдется и воля, и средства к тому, чтобы навязать мусульманам свое представление о том, как должны выглядеть религия и ислам, и какое место им отводится в обществе, и каковым должно быть это общество. Или же, в случае если воли и средств нет, ей необходимо провести переговоры с мусульманами и прийти к компромиссу, который причинит наименьший ущерб. Или запретите ислам, или вступите с ним в конкордат – позвольте мусульманам самоорганизоваться в определенных рамках.

Вместо этого, принят говорить, что исламу есть место в Европе – и Европа должен к нему приспосабливаться. Те же, кто связан с исторической идентичностью Европы, стремятся как можно больше ограничить все проявления ислама, вынудить ислам принять европейские традиции, а экстремисты требуют полностью его запретить. Это – внутренний конфликт, который подрывает Европу.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

В романе “2084” Сансаль описывает Абистан – пост-исламский ад, в котором радикальные исламисты внедряют новый культ Аби – пророка нового всемогущего и жестокого бога, Йолаха. Этот Абистан уже существует, говорит алжирский автор.

Абистан принимает форму – прямо у нас на глазах, он базируется на зонах, в которых исламисты уже у власти. Речь идет о халифате Исламского Государства, Саудовской Аравии и Ирана. Есть маленький Абистан в Европе – Моленбек в Бельгии, откуда были организованы парижские атаки в ноябре. И чем больше эти маленькие Абистаны будут расти, тем более привлекательными они будут для других исламских центров.

Как мусульманин, я пытаюсь отделить имя ислама от террора.

Мы видим, как это происходит, например, в Африке – но не только, частично также и в Азии, и в Европе. Террор Исламского Государства не имеет отношения к идеологии. Это просто искусство ведения войны. Специфически Франция воспринимается исламистскими стратегами в качестве слабого звена. Европа разделена и не может организовать единое сопротивление исламистской атаке. В Европе также значительное мусульманское население, которое плохо интегрировано, маргинализовано и презираемо – и потому его возможно организовать против “белых”, как они называют европейцев.

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

“2084” разворачивается на грани между фикцией и реальностью. Читатель узнает некоторые особенности ислама в едкой, острой прозе Сансаля. Но легенда о пост-исламском мире дает надежду на то, что у нас еще есть время для того, чтобы изменить историю.

Легенда не рассказывает нам о том, когда и как возник Абистан, и каковы его отношения с исламом. Из романа можно понять, что происходящему предшествовало несколько мировых войн, включая минимум одну ядерную – и ее инициировала религиозная организация. Эта организация победила в опустошительной войне и теперь правит миром. Но читатель сам должен прийти к выводу о том, о какой религии идет речь. Это может быть смесь Исламского Государства с ваххабизмом Исламского Государства. Саудовская Аравия использует свою экономическую мощь для того, чтобы распространять ваххабизм, который генерирует салафизм и другие формы радикализаци. Все это вместе открывает путь джихадизму.

Если мы воюем с террором, мы должны установить другой тип отношений с государствами, которые распространяют радикальный ислам и финансируют терроризм.

Интеграция также важна – все больше и больше молодых людей чувствуют себя маргинализованными, в экономическом отношении, без перспектив в европейских обществах. Но самый большой и критически важный вопрос – Каковы отношения Европы с исламом?

Европа на пути в пост-исламский ад