Ислам и научное наследие

Эта сказка адресована детям школьного возраста, и адресована до такой степени прямо, что уже просочилась в их учебники.

«Новое знакомство с Аристотелем состоялось у западноевропейцев благодаря … арабам. В отвоеванных у Византии землях арабы нашли прекрасные библиотеки с трудами античных философов. Особенно привлек внимание арабских мудрецов Аристотель. Многие выдающиеся мыслители исламского мира были под сильнейшим его влиянием. Они перевели многие его сочинения, написали к ним бесчисленные комментарии».

М.Бойцов, Р.Шукуров, стр.358, МИРОС, 1995. Рекомендовано главным управлением развития общего среднего образования Мин. Образования РФ.

Так сообщает школьникам «История Средних веков» М.Бойцова и Р.Шукурова. (Сдается, что процитированные строки принадлежат скорее Шукурову, нежели Бойцову, что, конечно, не снимает с последнего ответственности за соавтора). Зрительный ряд, запихиваемый в подсознание шестиклассника, нельзя не признать умилительным. Посеченные тела ромеев на мозаиковых полах, бравые интеллектуалы с обагренными кривыми мечами в руках, бредущие меж стеллажами: ребята, глянь, как мы сейчас воспарим в духовные выси!

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

А что еще, собственно, может стоять за гладкой формулировкой приведенной цитаты?! Можно найти золотую жилу или месторождение алмазов, а вот «найти библиотеку», так это несколько иначе называется. Библиотеки не растут на деревьях и не прячутся в земле, они имеют, как ни странно, хозяев. Хорошо, автор допускает, хотя ему от этого и не легче, что плодами прекрасных библиотек воспользовались не сами грабители-головорезы, но их потомки, гуманисты с человеческим лицом. Но характерно то, что здесь ислам дает задний ход от утверждения, что сам по себе замечательно креативен, и переходит к иной установке: что может лучше распорядиться чужим добром. (Тезис, который и в открытой форме отстаивает Г.Джемаль). Поглядим, как с этим.

Что данное утверждение, мягко говоря, не общепринято в исторической науке, может понять и не историк _ по интригующему многоточию. Такой стилистический прием, характерный для беллетристики, в жанре учебника несколько необычен. Автору не доводилось ни разу встретиться с тем, чтобы писалось, например, так: «а племена франков осели в … Галлии» или «Гай Юлий Цезарь был убит на …. мартовские иды». Но уже спустя несколько строк Бойцов-Шукуров продолжает:

«Познакомившись с помощью арабов с Аристотелем, европейцы были потрясены…и т.д.»

Деловитая скороговорка впечатляет. Мы же с вами, дорогие дети, уже уговорились считать, что без арабов кукиш с маслом бы был, а не Аристотель. Повторите теперь еще разок, и идем дальше.

Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Между тем Шукурову может и невдомек, а вот Бойцову трудно было бы оспорить, что лучшим западным знатоком трудов Аристотеля является Фома Аквинский. Всяческие «бесчисленные комментарии выдающихся мыслителей исламского мира» либо улетели в никуда, либо котируются только внутри этого самого исламского мира, а вот «Сумма теологии» навеки пребудет достоянием всего цивилизованного человечества. Но речь-то даже не о том! Аквинат родился в 1225 году, умер в 1274. Учился он почему-то не у арабов, но у Альберта Великого. Альберт Великий родился в 1193 году и всю свою долгую жизнь комментировал что бы вы думали? Опять же труды Аристотеля. Никаких указаний на стажировку Альберта Великого в странах исламского мира история не доносит. Так, может статься, он на родине читал Аристотеля по-арабски, а комментировал уже на латыни? Ох, негде было выучить в родных краях арабский язык молодому и еще не великому тогда Альберту!

Таковая возможность европейцам предоставилась уже после смерти и Фомы и Альберта. Факультет восточных языков основал во времена своего короткого понтификата Гонорий IV, то есть где-то между 1285 и 1287 годом.

В сухом остатке: арабский язык европейцам понадобился уже после того, как все великое о великом было сказано. Ergo, папа Гонорий предполагал арабский язык нужным отнюдь не ради знакомства с Аристотелем, а, скорее всего, для проповеди.

Аристотель никогда не уходил из Европы. Посредников просьба не беспокоить. Авторам фальшивок просьба отстать от детей.

Комментарий 1:

Вот тут еще раз совершенно справедливо рассказано как толерасты, вместе с мусульманами врут про «арабский вклад в мировую культуру».

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Мусульмане, которые считают арабов высшей кастой сразу стали спорить. Один придурковатый спорщик, например, пытался доказать что Авицена был арабом. По причине простоты поиска в интернете доказательств, что Авицена никогда арабом не был, я не буду углубляться в этот вопрос сейчас, интереснее другое.

Ислам сам  по себе, как вирус в психике. Трудно быть умным человеком в наше время и одновременно верить что вечером солнце садится в грязную лужу (как в Коране написано).

Еще один народ, история которого сплошная агрессия и скудоумие выросшее из исламской среды – арабы. Интересное и распространенное сочетание наших дней «настоящий араб» - то есть наверное лучше сказать «полный араб», или «законченный араб». Это такой араб, который настоящий мусульманин. То есть он знает и хорошо понимает Коран и следует исламу. Я предположил, в форме утверждения, что вот такой «полный араб» (мусульманин, и т.д) никогда не получал нобелевскую премию, несмотря на большую численность этого зверья, если не считать террористов типа Арафата и одного (как я слышал) писателя. И на этот комментарий я получил ответ от хоть и не араба, но настоящего мусульманина: невежественного, дикого, злого.

Почему это интересно? Потому что это замечательный пример, как создается миф об арабском вкладе в цивилизацию.

Ответ получил по почте, поскольку хозяин журнала видимо стер его ввиду явного хамства - первейшего признака что дискуссию ведет мусульманин.

Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Как спорят мусульмане, лучше всего видно на восточном базаре. Главный аргумент правоты это громко орать и грозить собеседнику. Наиболее интеллигентное доказательство редко выходит за рамки «папой клянусь». Нам это воспринимать дико, но вспомним что доказательства как метод ведения спора появились не сразу. Это просто еще одно проявление примитивности  и дикости.   Но вернёмся к нашему барану. Заявление то интересное.

Я сказал: "И если выкинуть террористов типа Арафата и единственного писателя, ни один араб (настоящий, муслик и т.д.) не заслужил Нобеля".

Защитник всех истинных мусульман арабов, кроме хамства, указал список из 11 фамилий, которые как ему кажется, опровергают мое утверждение.

Поскольку это идеально подходит под тему того, как для арабов воруют славу рассмотрим этот список:

"мусульманских номинантов было 11....

Орхан Памук
Мухаммад Юнус
Ширин Эбади
Ахмед Зевейл
Нагиб Махфуз
Абдус Салам
Анвар Садат
Тавакуль Карман
Мухаммад Юнус
Мохаммед аль-Барадеи
Ясир Арафат"

Теперь давайте просто посмотрим на этот список внимательно. Итак, во первых второй и девятый номера это одно и то же лицо. Во вторых, это не "номинанты" а лауреаты. Итак, мы сокращаем список до 10, и еще раз убеждаемся что перед нами истинный мусульманин, - проблемы и с языком, и со счетом.

Далее:

Как я уже писал, "исключая террористов типа Арафата". Таких в списке трое. Собственно сам Арафат и его Египетский коллега Садат. Этим двоим повезло чуть больше чем Гитлеру, который так и остался номинантом в той же категории борцов за мир из за войны. В эту же категорию смело можно включить и аль-Барадеи - человека который сейчас признан политическим лидером террористической организации "Братья мусульмане" в Египте. Итак, исключив данных персон, список из 11 усыхает до 7.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Справедливости ради, надо сказать что не только арабы были настолько мерзавцами что бы получить эту премию. Еще был Рабин, виноватый в реках пролитой из-за «Ослиных» соглашений еврейской крови, и Обама,- получивший ее в счет бушующих деяний. Какого рода деяний, мы уже видели.

Конечно, три упомянутых являются «полными арабми», но по причине их увлечения терроризмом, исходя из того я сказал изначально в список «арабской славы» упомянутые не к вечеру господа входить не могут. Я изначально сказал, что «ИСКЛЮЧАЯ ТЕРРОРИСТОВ ТИПА АРАФАТА» и включение собственно Арафата и еще двух мерзавцев не более чем недостаток внимания помноженный на наплевательское отношение к оппоненту.

Итак, давайте приглядимся подробнее к этим 7 "арабам". Первым номером в списке идет Фери́т Орха́н Паму́к — современный турецкий писатель черкесского происхождения (если верить википедии).  Смело вычеркиваем. Остается 6.

Шири́н Эбади́ - — иранская правозащитница, опять не араб. Более половины списка усохло. Из 11 осталось 5.

Тавакуль Карман йеменская правозащитница но правоверной мусульманкой ее никак нельзя назвать. Скорее наоборот, она борец против угнетения женщин исламом, и именно за эту её борьбу она получила премию. Исламские власти сажали как ее в тюрьму. Таким образом, я разумно поступил специально подчеркнув «араб (настоящий муслик)». Совершенно очевидно, что она никаким «настоящим мусульманином» не является, более того, она борец с исламом по крайней мере в том, что касается прав женщин. Осталось 4 человека вместо 11.

Как работает пропаганда ИГИЛ

Один из них Мухаммад Юнус не может попасть в список по двум причинам сразу: во первых, он не араб он родился в деревне Батуа близ Читтагонга, Бенгалия, Британская Индия (ныне Бангладеш). Во вторых, он получил премию за разработки концепции микрокредитования. Это когда дают много маленьких ссуд под низкий ссудный процент, что не то что бы ново, просто ислам ссудный процент запрещает...  То есть бенгалец, несогласный с исламскими ограничениями на ссудный процент и получивший за это премию, под араба – мусульманина просто не катит. Итак, список похудел с 11 до 3.

Нагиб Махфуз - египетский писатель-романист. Исключается по 2 причинам. Во первых, когда я сказал за исключением одного писателя, я имел ввиду именно его. Поэтому никакого  смысла включать того, кого я включил сам, в доказательство что я не прав нет. Во вторых я действительно оказался не прав. Он оказался «плохим» мусульманином, как бы с точки зрения корана вероотступником. Его книги вызывали недовольство именно мусульман. В 1994 году на него напали с ножом  за антиисламское творчество и серьёзно ранили. Если верить википедии, именно после этого нападения здоровье его пошатнулось и в 2006 году он умер.

Итак, из списка в 11 имен осталось двое.

Осталось только два человека. И с настоящими премиями, уважаемые люди, внесшие вклад в науку. Двое, из сотен миллионов «полных арабов» живущих и жавших с момента начала вручения нобелевских премий! Нужны ли еще какие – нибудь примеры?!
Но и с этими двумя все не так просто.

Абдус Салам - А́бдус Сала́м родился в Британской Индии (в настоящее время Пакистан) это пакистанский физик-теоретик. Он НЕ АРАБ. Из всего списка остался только один.

Исламские научные достижения

Ахмед Зевейл - А́хмед Ха́сан Зеве́йл (араб. أحمد حسن زويل‎‎; род. 26 февраля 1946 года) — египетско-американский химик, лауреат Нобелевской премии по химии за 1999 год с формулировкой «За исследование переходных состояний, возникающих во время химических реакций, с использованием фемтосекундной техники».  В принципе, здесь есть о чем спорить, но я не считаю его мусульманином. Это человек, который перед камерами с бутылкой шампанского в руке призывает к «джихаду во имя науки» свои открытия сделал в США куда уехал сразу после второй степени и там остался, и не более мусульманин чем я.

Не положено истинному мусульманам шампанского, а вот Зевейл – положено. Потому что заслужил.

Итоги пристального рассмотрения оказались печальными, вместо одного предполагаемого лауреаты истинного араба оказался ноль. Пшик. Разгром.

Комментарий 2:

Недавно у меня в комментариях объявился некий господин из Самарканда, в нагло-развязной и типично оскорбительной манере заведший старую шарманку об «исламской цивилизации». Свой комментарий об одиннадцати «исламских нобелевских лауреатах» он, устыдившись (надо же!) явного грядущего позора, низведения и курощения, втихаря потёр, что не помешало ему (комментарию) благополучно сохраниться у меня в уведомлениях по электронной почте. Блестящий ответ на эту глупую и невежественную инсинуацию дал мой друг и соратник по антиджихаду noislam, поэтому повторяться не стану. К сожалению, количество интеллекта во Вселенной не увеличивается, в отличие от протоплазмы — в результате идиотов становится всё больше, и люди думающие то и дело теряют почву под ногами. Это вынуждает меня возвращаться к теме «исламской цивилизации» снова и снова: повторенье — мать ученья.

Почему деградируют мусульмане?

Я не раз говорил о своеобразной мифологии, сложившейся вокруг античного наследия, и о том, что это наследие якобы «в равной степени» разделяют — или, точнее, совместно им владеют — и европейцы, и мусульмане. Факт, однако, состоит в том, что мусульмане отвергают большую и главнейшую часть античного наследства, от вина до политической демократии Эллады, от изобразительных искусств до римского — светского — права. Единственным, пожалуй, аспектом античности, бесспорно совместимым с исламом, было и остаётся… рабовладение. Европейской, христианской культурой рабовладение изначально воспринималось как искажение мира, подлежащее исправлению. Но не будем о грустном — поговорим о бабах математике.

Слово алгебра восходит к Мухаммаду аль-Хорезми (который, к слову, не был арабом, зато был, согласно дошедшим до нас отзывам современников, очень плохим мусульманином — т. е., вероятно, добрым и хорошим человеком) — но математический аппарат, подразумеваемый под этим термином, существовал с незапамятных времён, им владели (в совершенстве) ещё жители Месопотамии, задолго до античности. Алгебраические символы известны нам благодаря Диофанту. Мусульмане ничем подобным никогда не пользовались. Современные символы — уравнения, степени, знаки математических действий — придуманы и внедрены европейцами, такими, как Виет или Рене Декарт, в XVII веке, — последний, вместе с Ферма, основал аналитическую геометрию. Всё это находило отражение в трудах позднейших европейских учёных, вплоть до Эйнштейна и его общей теории относительности, представленной в самом начале ХХ века.

Декарту также принадлежит честь внедрения «конвенциональных» обозначений математических символов, когда начальные буквы алфавита (a, b, c) обозначают известные величины (например, стороны треугольников), а неизвестные обозначаются буквами (x, y, z).

Гомосексуализм в исламе

Существующая ныне система счисления пришла в Европу через Ближний Восток в раннем Средневековье, и поэтому цифры, которыми мы пользуемся, часто ошибочно именуют арабскими, в то время как сами арабы позаимствовали их — вместе с системой как таковой — в Индии. Ноль как математическая абстракция и как собственное число также изобретены индийскими математиками (и, вполне вероятно, совершенно независимо от них — майя в Центральной Америке). По крайней мере, в пользу этого свидетельствует тот факт, что концепция «абсолютного ничто» гораздо более свойственна культуре, сформировавшейся под влиянием индуизма и буддизма, и почти не встречается в ранней христианской и тем более мусульманской культуре.

Отдав должное действительно существовавшим, пусть и крайне немногочисленным мыслителям, подобным аль-Хайсаму или Омару Хайяму, поэту и математику, чья любовь к вину заставляет охарактеризовать его как «чрезвычайно неправоверного мусульманина», я позволю себе несколько вполне очевидных умозаключений.

Масштаб научных открытий, сделанных в Средние века на Ближнем Востоке в период исламского владычества, не может быть признан сколько-нибудь значительным, — если вообще существовал как «масштаб». Открытия, известные как «арабские», были сделаны либо вообще в эпоху, предшествовавшую арабскому завоеванию, либо не арабами, а людьми, которых можно назвать «мусульманами» исключительно с формальной точки зрения, причём эти учёные, мыслители и писатели подвергались остракизму и преследованиям со стороны своих «собратьев по вере», о чём свидетельствует прямо-таки необъятный комплекс текстуальных доказательств.

Исламский секс и правила интима

Сделанные этими учёными открытия основываются на античных, главным образом греческих, текстах, и работах, никакого отношения к исламу не имеющих (да и не могущих иметь). Их труды концептуально остаются в рамках этого античного корпуса знаний. Кроме того, все эти труды и открытия относятся к ранней эпохе арабского завоевания — временам, когда исламизация и арабизация жившего в завоёванных странах населения просто технически не могла быть сколько-нибудь значительной и глубокой, и существенная его часть продолжала оставаться не-арабской и не-исламской. Эти мыслители, учёные и авторы — плоть от плоти богатой и разносторонней культуры, существовавшей задолго — за тысячу лет! — до ислама и совершенно не соприкасавшейся с «культурой» полудиких племён, населявших Аравийский полуостров, — разве что становясь жертвой процветавшего в тех местах разбоя, бывшего чуть ли не единственным «экзистенциональным промыслом» этих самых племён.

Сам Аравийский полуостров, колыбель ислама, ничем не обогатил человеческую цивилизацию — ни в эпоху, предшествовавшую исламу, ни во время его возникновения, ни в последующие столетия. В Персии, после серии (!) завоеваний сохранившей связь со своим доисламским наследием, появилось несколько не особенно значительных учёных, в то время как среди турок, обратившихся в ислам и полностью в нём растворившихся (надо понимать, с удовольствием), не появилось вообще ничего, имеющего хоть какое-то всечеловеческое значение.

Картина, вырисовывающаяся в результате исследования и осознания этих (и ещё сотен и тысяч) фактов, предельно ясна: скромный — в настоящее время значительно утрируемый — вклад средневековых ближневосточных учёных в мировое культурное и научное наследие был сделан отнюдь не благодаря, но вопреки исламу. При этом настоящие, правоверные мусульмане всегда относились (и сегодня продолжают) к их деятельности как минимум с насторожённостью, если не с ненавистью. Вывод: говорить о том, что мусульмане «разделяют античное наследие», нельзя. Больше того: они его отвергают.

Арабская психология и национальный характер

Здравомыслящие историки, исследователи Средневековья, такие, как, например, Оле Бенедиктов, разоблачают миф о «культурном долге» европейцев перед арабами — миф, порождённый исторической конъюнктурой конца XIX века, когда колониальные устремления ведущих европейских держав заставляли их конструировать арабские «национализмы» буквально из ничего на пустом месте. Бенедиктов справедливо указывает на то, что «арабо-мусульманская агрессия разрушила Восточную Римскую империю — последний оплот классической, античной цивилизации, вызвав её повсеместный коллапс. Мягко говоря, абсурдными выглядят попытки объявить эту агрессию актом «спасения цивилизации». К счастью, «спасители», вроде сына Салах-ад-Дина Усмана, так и не сумевшего полностью «раздеть» Великую пирамиду в Гизе, оказались недостаточно последовательны в уничтожении исторических свидетельств минувших эпох. Если уж восхвалять их, то исключительно за это.

Но сколько бы свидетельств несостоятельности т. н. «исламской цивилизации» ни приводилось — неважно, с какой частотой и обилием фактического материала — мультикультурные архибесы не успокаиваются. В своём стремлении во что бы то ни стало обелить ислам — чудовищно зловонное болото невежества, расизма, насилия, дискриминации и фанатизма — они доходят уже до совершеннейших курьёзов. Так, недавно они принялись заявлять, будто «Санта Клаус — турок». Действительно, христианский святой, известный как св. Николай, послуживший прототипом для этого сказочного персонажа, жил в Анатолии. Однако до IV века — времени жизни св. Николая — никаких турок в Анатолии не было и в помине. Даже в XI веке Анатолия всё ещё была населена главным образом греками и ромеями — христианами. Позже они стали объектом этнических чисток и волн насильственной ассимиляции, и этот процесс продолжается и сегодня — достаточно вспомнить недавнюю историю Кипра.

Полторы тысячи лет мусульмане только и заняты тем, что уничтожают следы великой античной цивилизации по всему Средиземноморью, Ближнему и Среднему Востоку. Это была воистину великая цивилизация — даже спустя пятнадцать веков её останки всё ещё видны, и они взывают к нашему чувству справедливости.

Наследство античной цивилизации вовсе не является выморочным, как тщатся представить мультикультисты — пятая колонна исламских оккупантов и мародёров. Античность — неотъемлемая часть европейского культурно-исторического пространства, живая и непрерывная нить цивилизационного единства. Претензии исламских «детей лейтенанта Шмидта» и предателей-квислингов, подмахивающих лжецам и подтасовщикам с тысячелетним опытом воровства и разбоя, необходимо разоблачить и с полным основанием — и подобающим негодованием — отвергнуть.

http://elena-chudinova.livejournal.com/181961.html

http://noislam.livejournal.com/624942.html

http://wp.gabblgob.net/archives/3334

Опубликовано 01 Авг 2017 в 10:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.