В Вене произошло то, что и следовало ожидать – и на этот раз, причем уже в десятый, Ирану и «шестерке» международных посредников не удалось договориться об окончательном соглашении по иранской ядерной программе ( ИЯП). Одна из основных причин этого – мощные усилия Эр-Рияда и Тель-Авива для срыва этого соглашения. Еще за день до истечения срока – 24 ноября — стало известно о подготовке «запасного варианта», который, в частности, предусматривает, что будут подписаны пока только базовые принципы сделки, а «некоторые спорные детали» станут предметом отдельных консультаций. За этой формулировкой − «некоторые спорные детали» − скрывается главный вопрос, на котором опять провалился переговорный процесс : вопрос снятия санкций с Тегерана. Многие наивно думали, что основное противоборство за столом переговоров происходит между Ираном и США, и только от Вашингтона зависит, последует ли реальное закрытие «ядерного досье» Тегерана.

Поскольку о реальной роли США во всем, что связано с этим , давно известно, необходимо четко осознать, какие препятствия на пути продвижения к соглашению по ИЯП чинят главные союзники Вашингтона на Ближнем и Среднем Востоке – Израиль и Саудовская Аравия. Обама вновь не смог преодолеть их. Являясь долгое время двумя «столпами» американского присутствия на Ближнем Востоке, Тель-Авив и Эр-Рияд при всей общности их интересов в отношении Ирана, все же старались демонстрировать определенную дистанцию между собой. Ведь открытый союз между ваххабитской арабской монархией, да еще и самопровозглашенным защитником всех мусульман, и между еврейским государством, «угнетающим палестинцев» и оккупирующим часть арабских территорий выглядел бы крайне одиозным. Все все понимали, но хранили молчание.

Однако своей непоследовательной и авантюрной политикой Барак Обама превратил Ближний Восток в зону непрекращающегося конфликта и неуправляемого хаоса, угрожающего национальной безопасности и Саудовской Аравии, и Израиля. Стратегическое партнерство Вашингтона с этими двумя государствами по глупости Обамы оказалось под угрозой. А заявленное Белым домом намерение нормализовать отношения с Ираном означало бы и для Израиля, и для Саудовской Аравии аннулирование итогов их внешнеполитических усилий последних десятилетий. «Цветные» революции в арабском мире, войны в Ливии, Сирии, Ираке и Йемене, несколько переворотов в Египте, нестабильность в Ливане, вооруженные конфликты в Палестинской автономии – де-факто четко распределили сферы интересов Тель-Авива и Эр-Рияда.

Амбиции регионального лидера со стороны эрдогановской Турции – члена НАТО — Саудии и Израилю пришлось терпеть. Но появление в такой же роли еще и Тегерана , причем в условиях прекращения его конфликта с США и продолжения им ядерной программы – это уж слишком для саудитов и израильтян. Ведь пришлось бы перекраивать всю карту региона. А место Ирану они отвели давно – это место врага, революционного шиитского экспансиониста, источника угрозы энергетической безопасности Запада и т.д.

Тем более когда на этой карте лежат сотни миллиардов долларов, богатейшие запасы нефти и газа, финансовые интересы американского и европейского бизнеса, да и само выживание династии Аль Саудов. И Саудии и Израилю это удалось, хоть и в последний момент. Для этого Саудовская Аравия бросила на стол самый важный козырь для воздействия на США – она просто пригрозила прекратить нефтяной демпинг против России и тем самым остановить деградацию российской экономики, что означало бы позорный провал Вашингтона на Украине и на площадке ЕС. За несколько часов саудовцы довели до Белого Дома, что они 27 ноября с.г. на заседании министров ОПЕК пойдут на предложение Москвы сократить производство нефти. И все сработало. Так и случилось.

Иран - нефть и газ

Карта в полном размере: Иран - нефть и газ

Причем, что символично – тоже в Вене, где саудовцы 25 ноября отказали и России , и Венесуэле и ряду других стран ОПЕК снизить объемы производства нефти. Эр-Рияд сдержал свое слово по Ирану. Тем более что республиканцы, давние и надежные партнеры Эр-Рияда, после выборов в Конгресс получили дополнительные рычаги влияния на Белый Дом и его «самых хромых из всех хромых уток» — Обаму и Керри . Хотя захромали они еще раньше – в Ираке, когда ИГИЛ был на грани того, чтобы взять Багдад.

Так что доживающим свой век в Белом Доме президенту и госсекретарю США уже не принадлежит решающее слово в иранском вопросе. Перед ультиматумом Израиля и Саудовской Аравии они просто капитулировали. И следующие несколько месяцев ничего нового не дадут : либо Ирану нужно будет уступить «по полной», капитулировав по всем пунктам как ядерного досье, так и суверенитета над нефтью и газом ; либо Обаме пойти на самоубийственный шаг и уступить Тегерану. А после этого досрочно покинуть Белый Дом после импичмента.

Вряд ли иранское руководство поднимет белый флаг и согласится с ролью американо-израильско-саудовской марионетки. Санкции, конечно, сильно бьют по Ирану. В прошлом году ВВП Ирана сократился на 5,8% и страна до сих пор не преодолела рецессию. Иранские государственные и частные компании имеют возможность продавать нефть на внешних рынках, например, Китаю и другим азиатским странам. Однако их партнеры становятся во многих случаях мишенью для западных санкций и несут финансовые потери. Это привело к существенному сокращению спроса на иранскую нефть на рынках. Кроме того, Ирану почти полностью перекрыт доступ к кредитам на международных финансовых рынках. Его миллиарды долларов на счетах западных банков заморожены, а привлекать внешние инвестиции в иранскую экономику крайне сложно.

Кроме того, сейчас иранское общество сильно расколото по вопросу об отмены санкций. Многие простые иранцы сильно устали от вызванных ими экономических трудностей. Но в политических кругах, даже в оппозиции, существует понимание того, что Иран не может позволить себе полностью отказаться от ядерной программы. Иначе –  прощай независимость. События вокруг Украины продемонстрировали это еще раз. Многие понимают и то, что Запад намеренно затягивает переговоры в расчете на начало внутренней трансформации режима в сторону прозападного, либо же на «цветную» революцию в ИРИ.

Все это означает, что в предстоящие месяцы в иранской элите будет вестись ожесточенная торговля по поводу окончательных формулировок будущего соглашения по ИЯП. Правда, в пользу консерваторов говорит тот факт, что Тегеран все же добился важного жеста со стороны Запада. 24 ноября в Вене глава МИД Великобритании Филип Хаммонд заявил, что Иран будет каждый месяц до конца июня 2015 года получать по $700 млн с замороженных счетов по мере продления временного соглашения по его ядерной программе. Политическое соглашение по иранской ядерной программе планируется достичь к марту будущего года. Мининдел ИРИ Зариф тоже высказался в пользу скорейшего заключения договоренности, не дожидаясь 30 июня.

На накал страстей в иранском обществе влияет и раскол внутри правящего класса. Намерение бывшего президента Исламской Республики Иран (ИРИ) Махмуда Ахмадинежада выставить свою кандидатуру на довыборах в Меджлис (однопалатный национальный парламент) вызывает сопротивление со стороны президента Хасана Роухани и его окружения. Ведь нельзя исключать и того, что Ахмадинеджад попытается выдвинуть себя на следующих президентских выборах в ИРИ. И по мере приближения даты очередных парламентских выборов, которые должны состояться в марте 2016 г., внутриполитическая борьба в Иране будет обостряться.

Но то бы не было сейчас внутри Ирана, было бы наивным полагать, что Тегеран пойдет на полный отказ от обогащения расщепляющихся материалов. Вопрос о количестве ядерных объектов и центрифуг, на которых проводится такое обогащение, весьма важен, но, с точки зрения Тегерана, он не главный. Главное, чего добивается Иран от западных держав — это полная отмена всех ранее введенных против него санкций в обмен на определенные гарантии Тегерана по ядерному вопросу. При этом руководство ИРИ рассчитывает на, что страна находится в выгодной для него геополитической ситуации, так как Запад остро нуждается в поддержке Ирана в противостоянии суннитскому экстремизму и терроризму в Ираке, Сирии и Ливане.

Только иранским руководителям не следует забывать, кто сейчас управляет действиями Белого Дома по иранскому вопросу. И нужно помнить, что сохранения контроля в ключевых точках этого региона экономика и военная машина США просто не вытянут. Поэтому Вашингтона имеют только один выход – вернуться к давно опробованной схеме, когда полицейские функции выполняют региональные игроки, коими сейчас являются Саудовская Аравия и Израиль. Интересно, а понимают ли это в Тегеране?

http://ru.journal-neo.org/2014/11/27/rus-kto-pravit-bal-v-vashingtone-po-yadernoj-programme-irana/