Иран и Турция против курдов

Официальный визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Иран оказался в тени исторического визита короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиз Аль Сауда в Москву и драматических событий в Каталонии в общем-то незаслуженно. Он тоже может претендовать на звание исторического. Тегеран и Анкара практически на самом высоком уровне приступили к формированию альянса против курдов, прямо или потенциально покушающихся на территориальную целостность четырех стран региона – Турции, Ирака, Сирии и Ирана. А, значит, и стоящих за ними США и Израиля, крайне заинтересованных в дальнейшей дестабилизации Ближнего Востока после неизбежного уничтожения в скором будущем своего запрещенного в России клиента – террористического "Исламского государства".

С точки зрения Вашингтона и Тель-Авива, война должна продолжаться и теперь уже под совершенно законным (и даже признаваемым ООН, когда надо) предлогом – во имя права нации, курдской в данном случае, на самоопределение, на создание своего государства. У курдов его нет, но создать его они могут только через войну, ведь все земли региона уже давно распределены между существующими в нем государствами.

Поезд ушел? Ничего, мы его догоним: курды -хорошие воины, у них много оружия и мощные связи – особенно в последнее время – с США и Израилем. Там опасаются, что если мусульмане перестанут резать друг друга, они обратятся на еврейское государство, а, значит, должны заниматься, чем и раньше. Все это отлично понимают и в Тегеране, который давно на ножах с Вашингтоном, и в Анкаре, попавшей в опалу совсем недавно. Вот они и принимают меры, чтобы не быть застигнутыми врасплох.

Сердечное согласие

В ходе визита Эрдоган встретился с религиозным лидером Ирана великим аятоллой Али Хаменеи, президентом Хасаном Рухани, принял участие в четвертом заседании Турецко-иранского совета сотрудничества на высшем уровне. Главные темы дискуссий: курды, ситуация в Сирии и Ираке, региональные и международные проблемы, вопросы экономического сотрудничества. Это был первый визит Эрдогана в Иран за последние четыре года. Иранский президент Рухани посетил Турцию в прошлом году.

На встречах с иранскими руководителями Эрдоган заявил, что обе страны должны принять все необходимые меры с целью не допустить отделения курдской автономии от Ирака после состоявшегося там 25 сентября референдума, в ходе которого за независимость высказались свыше 92% его участников, все основные курдские кланы. С турецким лидером полностью согласился великий аятолла Хаменеи. По его мнению, плебисцит в Иракском Курдистане послужил интересам "Вашингтона и Тель-Авива, стремящихся создать в регионе новый Израиль", в связи с чем "Иран и Турция должны принять все возможные меры для противостояния этому". Он имел ввиду создание независимого курдского государства.

Собственно, меры в этом направлении уже предпринимаются: армии Ирака, Турции и Ирана провели в последнюю неделю совместные учения на границе с курдской автономией, Анкара и Тегеран прекратили авиасообщение с Иракским Курдистаном, ужесточают экономические санкции. Анкара, Тегеран и Багдад создали трехсторонний механизм для выработки мер реагирования на политику Иракского Курдистана.

Турецкий телеканал NTV процитировал Эрдогана: "Три страны вместе будут принимать решение относительно закрытия вентиля на нефтепроводе". Откуда? Из Иракского Курдистана. Зачем? Понятно зачем: нефть - это деньги, очень большие деньги, существеннейшая часть доходов самопровозглашенного государства. Взимания платы за транспортировку грузов через курдскую территорию будет недостаточно для нового образования. Поэтому остановка прокачки нефти по трубопроводу Киркук-Джейхан станет мощной мерой противодействия курдам.

Доллары, не только курды

Не забыли лидеры двух стран и о заокеанских покровителях курдов. Согласно достигнутой в ходе визита Эрдогана договоренности, доллар не будет использоваться в двусторонней торговле, все сделки будут осуществляться в национальных валютах.

Курды

Разделение иракского Курдистана между партиями

Как сообщил турецкий президент на пресс-конференции, в ближайшие недели представители национальных банков двух стран обсудят детали данного вопроса. Кроме того, турецкие банки откроют филиалы в Иране, а иранские банки — в Турции, что тоже позволит активизировать экономические связи. Анкара и Тегеран, сообщил Эрдоган, намерены вывести двусторонний товарооборот на уровень, эквивалентный 30 миллиардам долларов.

Суннитско-светская Турция и шиитский Иран, объединившись в неприятии перспективы появления в регионе курдского государства, готовы, похоже, действовать заодно даже в Сирии, которую Турция по старой имперской традиции воспринимает как свою вотчину и которая является для Ирана потенциальным "коридором" к Средиземному морю. И в экономическом смысле, и в политическом, и в религиозном. Турки, скорее, как видим, согласятся с такой "шиитской дугой", чем с ирредентистскими курдами у себя под боком. С Ираном им делить в общем-то нечего.

Нефть – это серьезно

Эти заявления делались под аккомпанемент сообщений из Сирии о том, что сирийские курды из группировки "Демократический союз", которую Турция считает террористической, установили при поддержке США и, судя по всему, в результате закулисных договоренностей с игиловцами, контроль над одним из крупнейших нефтяных месторождений Сирии – "Джефре" и газовым месторождением "Коноко" в провинции Дейр-эз-Зор. Всего же на восточном берегу Евфрата находятся 11 крупных нефтяных месторождений, на которых сосредоточено около трети всех энергетических ресурсов Сирии.

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

В Ираке курды претендуют на четверть территории страны и 60-70% иракской нефти. И хотя полностью независимого государства создать им пока не удалось, в Ираке и Сирии они вплотную приблизились к этому – в обеих странах существуют компактные курдские территории, де-факто не подчиняющиеся центральным властям, которые в любой момент могут провозгласить свою независимость. Референдумы на этот счет уже проведены.

Курды как угроза для всех

Понятно, что такие сильные страны как Иран и Турция не допустят такого на своей территории, но появление у них под боком независимых курдских анклавов в Сирии и Ираке будет оказывать дестабилизирующее воздействие на их собственное курдское население. Это создаст серьезную угрозу национальной безопасности, особенно когда курды обзавелись такими мощными спонсорами, как США и Израиль.

Да, курды (в регионе их свыше 40 миллионов человек) бывают разные. И между ними самими - не все гладко. У них сильна клановая система, столь мешающая им создать свое государство, зачастую – различные интересы. Они говорят на разных языках и придерживаются различных верований. Но они – курды, компактно проживающие, кстати, еще и в Афганистане, где их 200 тысяч. И они считают себя жертвой исторической несправедливости и хотят изменить свою жизнь, зажив под своим прекрасным красно-бело-зеленым флагом с ярким солнцем посередине, от которого так и веет жаром и пеклом, повышенной, проникающей энергетикой. Трудно их осуждать за это, хотя и хотелось бы напомнить: все нужно делать вовремя.

Однако и всех остальных политических игроков в регионе тоже можно понять: у всех есть своя правда. И у молодого народа – турок, создавших, тем не менее, одну из великих мировых империй. И у древних иранцев - с их колоссальным имперским и цивилизационным прошлым. И у наследников великих средиземноморских цивилизаций – сирийцев. Ну и, конечно, у потомков древнейших великих империй Междуречья – современных иракцев.

Если США и Израилю удастся использовать курдов как таран для сокрушения сложившихся государств в регионе, каждое из которых считает свое дело правым, то катастрофические последствия этого затмят все то, что мы видим на Ближнем Востоке сегодня.

Курды, на которых уже сделали ставку и в Вашингтоне, и Тель-Авиве, потенциально способны торпедировать сразу четыре государства в регионе. Это и заставляет Турцию и Иран, несмотря на имеющиеся между ними противоречия и некоторые старые счеты, перешагнуть через разногласия, чтобы избежать большой беды. Для этого Эрдоган и приезжал в Тегеран, чтобы альянс против курдов, поддерживающих их США и Израиля, несмотря на взаимовыгодное экономическое сотрудничество Турции с еврейским государством, поскорее обретал свои очертания. Все это касается и России, имеющей серьезные интересы в регионе.

Иран и Турция в ответ на проведение референдума в Иракском Курдистане стали на путь принятия общего «стратегического и долгосрочного решения в отношении последних событий в регионе». К этому руководитель Исламской Республики аятолла Али Хаменеи призвал турецкого лидера Тайипа Эрдогана на встрече в Тегеране. Верховный лидер ИРИ видит в стремлении курдов Ирака к созданию независимого от Багдада государства серьёзную угрозу региональной безопасности и предупреждает об опасных последствиях этого референдума для соседних стран. «Иран и Турция должны сделать всё возможное, чтобы противостоять этому, а иракское правительство должно принять соответствующие серьёзные меры», – считает Хаменеи.

По сути, Тегеран предложил Анкаре союз в противодействии Иракскому Курдистану, чтобы не допустить его выхода из состава Ирака. Теперь на этом направлении следует ожидать более тесной координации их совместных действий, в том числе военных. Эрдогана в его поездке в Иран сопровождала представительная делегация, в составе которой был начальник Генерального штаба Турции, у которого состоялись отдельные переговоры с министром обороны ИРИ.

Не станем утверждать, что курдский вопрос был основным в повестке визита турецкого президента; его приезд состоялся в рамках Четвёртого заседания Высшего совета сотрудничества между Исламской Республикой Иран и Турецкой Республикой. В совместном заявлении отразилось стремление сторон к укреплению связей во многих областях экономики, торговли и логистики, но в сфере обсуждения проблем региональной безопасности на первом месте стоит ситуация в Иракском Курдистане.

Сам референдум Иран и Турция считают незаконным, создающим угрозу территориальной целостности Ирака и готовы оказывать помощь Багдаду в защите суверенитета страны. Тегеран и Анкара призвали руководство курдской автономии отказаться от выхода из Ирака и создания независимого государства. Наряду с этим впервые в истории двусторонних отношений иранцы и турки сумели договориться об использовании существующего механизма сотрудничества против незаконной деятельности иранских и турецких курдов в приграничных районах. Речь идёт о Рабочей партии Курдистана (РПК), ведущей вооружённую борьбу с центральными властями Турции, и о Партии свободной жизни Курдистана (ПСЖК), группировкой, продолжающей боевые действия в Иране. В борьбе с этими курдскими партиями стороны договорились «принимать общие меры».

В Иране курдов намного больше, чем в Иракском Курдистане. Как известно, Иракский Курдистан – неофициальное название Курдского автономного района, имеющего статус автономии в составе Ирака. Регион охватывает три провинции с населением около пяти миллионов человек. Курдский ареал Ирана, условно именуемый Иранским Курдистаном, по представлениям курдов охватывает четыре иранских провинции – Курдистан, Керманшах, Западный Азербайджан и Илам.

Их курдское население составляет 7-8 млн. человек (9-10% населения ИРИ). После свержения шахского режима в 1979 году все эти провинции добивались предоставления им курдской национальной автономии в рамках Исламской Республики Иран, но шиитское теократическое государство не допускает самоуправления регионов. Жёсткий политический курс основателя ИРИ аятоллы Хомейни предусматривал, что курдский вопрос должен быть в числе проблем, требующих искоренения.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

Курдское движение в Иране расколото, не представляет единого политического целого, различные группировки соперничают и враждуют между собой по идеологическим причинам. Ведущую роль среди оппозиции занимает Демократическая партия Иранского Курдистана (ДПИК), отказавшаяся от вооружённой борьбы и заменившая лозунг «Автономия для Курдистана» на «Федерализм для Ирана». Смена лозунга указывает на попытку привлечь на свою сторону другие национальные меньшинства Ирана, прежде всего арабов и белуджей.

Лидеры ДПИК считают, что иранские курды должны последовать примеру иракских курдов и добиваться реальной автономии. Однако, по мнению генсека ДПИК М. Хиджри, Запад лишь использует в своих интересах национальные противоречия в Иране, чтобы ускорить смену режима, а реальной помощи курдам и другим национальным движениям пока не оказал.

Финансовую поддержку получает лишь одна группировка иранских курдов – ПСЖК, которая является членом Курдской демократической конфедерации (союза запрещённых в Турции курдских группировок). ПЖСК – часть турецкой РПК. А главные усилия Тегерана и Анкары будут направлены на экономическую блокаду Курдского автономного района в Ираке.

Турция - этническая карта

Карта в полном размере: Турция - национальный состав

Тегеран и Анкара намерены координировать ограничительные меры в торговле с курдской автономией в Ираке. По меньшей мере стороны договорились о взаимном сокращении торговли продукцией нефтехимии с Эрбилем в обход центральных властей Багдада. Для Турции это решение может иметь серьезные последствия, официальный товарооборот с курдской автономией за последний год превысил 12 млрд. долл., из которых большую часть составляют контракты на поставки углеводородов (власти Курдского автономного района рассчитывали, что Турции, имеющей с Эрбилем многолетние контракты на поставки нефти и газа, придется смириться с курдской независимостью).

Эрдоган заявил о возможном перекрытии трубопровода из Джейхана, по которому нефть из Иракского Курдистана поступает на мировой рынок. Хотя Анкаре ближе другой вариант: сохранить поставки, но при сотрудничестве с центральными властями Ирака, оказывая им поддержку в «наведении порядка». Важно, чтобы при этом Тегеран прибег к экономической блокаде Курдского автономного района.

Рычаги экономического давления на курдскую автономию у Ирана есть. Глава совместной Ирано-иракской торговой палаты напоминает, что треть общего экспорта Ирана в Ирак была выделена для Иракского Курдистана, это ежегодно более 2 млрд. долл. Ранее Тегеран договорился с Эрбилем о поставках газа, строит железную дорогу к Сенендеджу, откуда должен пройти путь через Иракский Курдистан к сирийской Латакии.

Шиитский джихад и глобализм

На встрече с Эрдоганом аятолла Хаменеи, назвав важным взаимопонимание и сотрудничество между Тегераном и Анкарой, не признающих результаты курдского референдума, отметил, что отношение США и европейских правительств к этому вопросу полностью отличается от подхода Ирана и Турции. По его мнению, США желали бы иметь в своём распоряжении опасный козырь против Ирана и Турции. Руководитель ИРИ призвал не доверять американцам и европейцам.

Лидеры обеих стран опасаются, что образование независимого курдского государства и его выход из состава Ирака станут прямой угрозой их государствам, где значительную часть населения составляют курды. По признанию сторон, если это произойдет, у США будет ещё больше поводов увеличить своё военное присутствие в регионе. Суверенный Иракский Курдистан будет другом главным образом Соединённым Штатам и Израилю – к такому выводу пришли участники ирано-турецкой встречи в верхах, состоявшейся в Тегеране.

На карте Ближнего Востока загорелась новая «горячая точка», и в воронку будущей войны неизбежно будет втянута Россия. Иракский Курдистан, несмотря на многочисленные протесты мирового сообщества, провел референдум о независимости. Исход его был очевиден. Победа сторонников независимости и неизбежный, уже окончательный распад Ирака. А значит, война. Мои курдские друзья гордо поправляют меня, когда я все еще говорю об «Иракском Курдистане». Теперь это просто Курдистан. Пусть еще и не объявленный.

Основы стратегии Ирана

Референдум напрямую угрожает территориальной целостности трех соседних государств: Турции, Ирану и Сирии, где проживают миллионы(!) курдов, мечтающих о воссоединении со своими братьями. Я уже не говорю о самом Ираке. Независимость объявить легко. А вот где границу чертить будут? Красная черта должна пройти по самым богатым нефтяным районам – Киркуку и Мосулу, на которые претендуют и курды, и арабы. А теперь о последствиях.

- В данный момент уже создан координационный центр между тремя странами – Турцией, Ираном и Ираком (Багдад), - говорит курдский политолог Рамазан Карим. – Его возглавил знаменитый Касым Сулеймани, главнокомандующий Корпусом стражей исламской революции, который отвечает за все тайные операции Ирана на Ближнем Востоке. Все три страны закроют воздушное и наземное пограничное пространство для Курдистана. Это будет полная блокада. Мы теперь не сможем продавать нефть через Турцию. (Авт: - Замечу: нефть – главный экспортный продукт Курдистана.)

- Но как же Турция обойдется без курдской нефти? - спрашиваю я.

- Турция в свое время имела нефтяные отношения и с Ливией, и с Сирией, однако это не помешало ей пойти против Каддафи и Асада. Для Турции сейчас главное – наказать курдов. Но у нас есть альтернатива. Мы можем продавать нефть через сирийский Курдистан, который напрямую выводит нас к Средиземному морю.

Иран и завоевание Евразии

- Но позволь, - возражаю я, ошеломленная такими смелыми перспективами. – Там нет прямого выхода к морю. А между территориями сирийских курдов проживают туркоманы, контролируемые Турцией и террористической организацией «Джабхат ан-Нусра». Для того, чтобы курдская нефтяная труба получила выход к морю, потребуется, как минимум, согласие официальной Сирии.

- А вот тут мы надеемся на наших друзей из России. Вы уже инвестировали в иракский Курдистан четыре миллиарда долларов. Вам есть что терять. Только Роснефть не так давно заключила договор с Курдистаном на миллиард долларов для прокладки трубы через Турцию в Европу. Поэтому сейчас Россия – единственная страна в мире, которая сдержанно комментирует иракский референдум. И мы ей за это благодарны.

- А теперь давай без оптимизма. Мы оба знаем ситуацию в Ираке. Референдум о независимости Курдистана неминуемо спровоцирует гражданскую войну в Ираке?

- Военный конфликт, - уточняет Рамазан Карим. – Между независимым Курдистаном и государством Ирак. В него вмешаются Турция и Иран. Багдад в лице бывшего премьер-министра Нури Аль-Малики уже заявил, что рассматривает референдум как объявление войны. Эрдоган обещает принять самые жесткие меры. Изменяется статус Ближнего Востока, закрепленный в 1916 году, но курды не уступят. Даже если нам грозит война.

https://vk.cc/7g9l7j

https://vk.cc/7g9zaP

https://www.samara.kp.ru/daily/26735/3763153/

Опубликовано 26 Окт 2017 в 15:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.