Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани заявил о подходящих условиях для проведения иракскими курдами референдума о независимости. Несмотря на то, что лидер иракских курдов при этом подчеркнул, что положительные итоги предстоящего референдума вовсе не будут означать немедленного провозглашения независимости региона, реакция на это заявление Багдада и столиц ряда других заинтересованных государств оказалась весьма настороженной и даже негативной.

Широко известно, что иракские курды, по сравнению с другими курдскими меньшинствами Турции, Ирана и Сирии, к сегодняшнему дню добились наибольших прав и свобод и практически не испытывают какой-либо дискриминации со стороны титульной нации (арабов). Иракский Курдистан является субъектом федерации в новом иракском государстве с самыми широкими правами и полномочиями. Помимо самостоятельного управления своим регионом, иракские курды достойно представлены в центральных органах власти (пост президента страны, федеральных министров, фракция в парламенте и т.п.). Что же вынуждает региональные власти именно сейчас, в сложных условиях военно-политической обстановки, выносить на обсуждение такой острый вопрос?

Курды

Разделение иракского Курдистана между партиями

Как известно, иракские курды оказались на переднем крае борьбы с боевиками «Исламского государства» (ДАИШ). К сожалению, наспех сколоченная с помощью США постсаддамовская иракская армия оказалась небоеспособной, не смогла защитить прилегающие к Иракскому Курдистану районы, где также проживают этнические курды. Многие из них были убиты, тысячи захвачены в плен, наибольший урон понесли курды-езиды Синджара. После захвата исламистами стратегически важного северного города Мосул возникла реальная угроза вторжения боевиков ДАИШ в Киркук и непосредственно – в Иракский Курдистан. Силами курдских бригад «пешмерга» при поддержке ВВС США удалось остановить дальнейшее наступление боевиков на севере Ирака и даже отбросить их на несколько десятков километров. Общее положение на фронте борьбы с ДАИШ несколько стабилизировалось, хотя говорить о победе над исламистами пока еще преждевременно.

Иракские курды все больше убеждаются, что на помощь и поддержку со стороны центральных властей им рассчитывать не приходится. Южные и центральные районы Ирака в значительной степени изолированы боевиками ДАИШ от северных районов страны. Костяк вновь формируемой иракской армии составляют арабы-шииты из числа формирований, так называемой, шиитской милиции. В их рядах имеются иранские военные инструктора и советники. Проводить масштабные военные операции по освобождению суннитских провинций Ирака, где боевиками ДАИШ провозглашен Исламский халифат, эти формирования пока не способны. Отмечены лишь их попытки вторгнуться в так называемые «спорные районы» страны, где проживают этнические курды, и установить свой контроль над этими территориями. Уже имели место вооруженные столкновения между отрядами шиитской милиции и курдскими ополченцами «пешмерга».

К этому можно добавить, что центральные иракские власти длительное время всячески саботируют реализацию статьи 140 конституции Ирака, которая предусматривает мирное разрешение проблемы «спорных районов», под различными предлогами уклоняются от принятия нового закона об углеводородах, хронически задерживают и недоплачивают бюджетные деньги на развитие курдского региона, игнорируют нужды и потребности бригад курдского ополчения «пешмерга» и т.п.

Вопреки мнению курдов, багдадские власти, по сути дела, спровоцировали внутриарабскую шиито-суннитскую гражданскую войну. Если первые годы после свержения Саддама Хусейна, не без посреднических усилий курдов и лично Масуда Барзани, все же удавалось сохранять хотя бы видимость коалиционного руководства страной (арабы-шииты, арабы-сунниты, курды), то после вывода войск США из Ирака в конце 2011 года, развязанная арабо-шиитским большинством во главе с тогдашним премьер-министром Нури аль-Малики так называемая кампания «дебаасизации» страны, набрала обороты и дошла до абсурда.

Расправившись с ближайшими соратниками С.Хусейна и высшими руководителями государства, силовых структур того времени, шииты во власти перешли к массовым чисткам и репрессиям среди среднего и нижнего звена госаппарата. Судебным и внесудебным преследованиям подверглись сотни тысяч рядовых членов Баас, простых солдат, полицейских, чиновников и т.д. Даже те, кто пытался сотрудничать с новыми властями, например, вице-президент Ирака авторитетный араб-суннит Тарик аль-Хашими и ему подобные, вскоре вынуждены были бежать из страны. Многие арабы-сунниты уходили в подполье, создавали военно-политические группировки и отряды сопротивления.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

В тот период и произошло сближение бывших баасистов и военнослужащих саддамовского режима с ячейкой «Аль-Каиды», а в последующем, и с, возникшем на ее базе, ДАИШ.

В ответ на вооруженные вылазки и теракты боевиков-суннитов создавались шиитские «эскадроны смерти», которые действовали теми же методами террора (взрывы суннитских мечетей, общественных мест и т.п.). Маховик насилия в Ираке с каждым годом все больше раскручивался и привел к открытому восстанию летом 2014 г. восьми суннитских провинций, население которых в основной своей массе поддержало вторжение в Ирак боевиков ДАИШ. Арабы-сунниты видели в радикальных исламистах своих защитников от ставших к тому времени их врагами шиитских властей в Багдаде.

Курдское меньшинство в центральной власти уже не могло выполнять свои посреднические функции по сглаживанию противоречий и конфликтов между шиитами и суннитами, его влияние на принимаемые шиитским правительством Ирака решения было все меньше. Положение в стране усугублялось нараставшей коррумпированностью центральных властей, население одной из самых богатых в мире стран продолжало жить в нищете, не хватало жилья, школ, больниц, сохранялись перебои с подачей электроэнергии, воды, от терактов ежегодно гибли тысячи мирных граждан. Миллиарды долларов США тратились на закупку новых арсеналов тяжелых вооружений, значительная часть из которых попала позже в виде трофеев боевикам ДАИШ.

Эти обстоятельства и вынуждают власти Иракского Курдистана все больше дистанцироваться от провальной политики арабо-шиитской верхушки в Багдаде. В Эрбиле приходят к выводу, что курдскому региону дальше не просто бесполезно оставаться в составе де-факто развалившегося государства, но и крайне опасно. Ведь иракских курдов сегодня пытаются не только использовать в борьбе с ДАИШ в наземных операциях, но и втянуть в масштабную шиитско-суннитскую бойню. К тому же, у курдов нет никаких гарантий, что, вытеснив боевиков ДАИШ с помощью группировки ВС западной коалиции и КСИР Ирана, и, подавив суннитское восстание, центральное правительство не развернет широкую кампанию по наведению «порядка» и умиротворению населения в Иракском Курдистане, как это уже имело место во времена С.Хусейна.

Реакция внешних игроков на предстоящий референдум оказалась предсказуемой. Прямо поддержал заявление Барзани пока только Израиль. Турция заняла выжидательную позицию, но, похоже, что сближение Багдада с Тегераном и Дамаском, не оставляет Анкаре выбора и она может также поддержать идею референдума. Примерно также настроен Вашингтон. Категорически против независимости Иракского Курдистана выступает Иран, который надеется и дальше оставаться основным партнером Ирака и использовать всю его территорию для расширения своего влияния на Арабском Востоке.

Тегеран не скрывает своих опасений по поводу возможного роста автономистских или сепаратистских настроений у своих курдов на фоне успехов их иракских собратьев. Также руководители Ирана полагают, что, отделившись от Ирака, Курдистан может превратиться в плацдарм США и Израиля в регионе. Большинство арабских стран выступают против самой идеи независимости курдского региона Ирака, считая, что вся территория этого государства принадлежит арабской умме (общности).

Не все так просто и в самом Иракском Курдистане. Если ведущая в регионе – Демократическая партия Курдистана (ДПК) во главе с М.Барзани безоговорочно поддерживает идею референдума, то в оппозиционных партиях, базирующихся на провинции Сулеймания (ПСК и Горран), мнения разделились. Часть функционеров этих партий тесно связана с багдадским шиитским блоком, другие – поддерживаются Ираном.

И все же, если М.Барзани удастся заручиться поддержкой регионального парламента и провести этот референдум, то есть определенная уверенность в том, что подавляющее большинство простых граждан региона выскажется за независимость Иракского Курдистана. Результаты такого референдума вполне предсказуемы, поскольку на уровне идеи и вековой мечты любой курд стремится к восстановлению исторической справедливости – к своей независимости и суверенитету.

http://ru.journal-neo.org/2016/02/17/irakskij-kurdistan-v-preddverii-referenduma-o-nezavisimosti/