Потеряв все надежды на то, что США и их союзники способны спасти Ирак от самопровозглашенного Исламского государства, и находясь под воздействием успешных действий группировки ВКС РФ в Сирии против террористических группировок, Багдад всерьез задумался над тем, чтобы попросить Россию стать своим главным партнером в борьбе с ИГИЛ.

А для этого нужно обратиться к Москве с официальной просьбой использовать ВКС и крылатые ракеты для ударов по инфраструктуре террористов. Причем желательно разместить российские самолеты на иракской территории, что, как показал опыт Сирии, делает удары более эффективными, нежели американские или натовские бомбардировки. В этом случае России бы оказали помощь с земли иракские наводчики из разведслужб, а также иранские беспилотники. В случае с Ираком также можно было бы использовать и российскую стратегическую бомбардировочную авиацию, способную разорвать укрепрайоны боевиков в районе Феллуджи, Рамади и Мосула.

Первые признаки того, что Москва и Багдад двигаются в этом направлении уже есть. Об этом свидетельствуют заявления высокопоставленных деятелей с обеих сторон. Кроме того, в начале октября представители иракских вооруженных сил объявили о том, что они заключили соглашение об обмене разведданными с Ираном, Россией и Сирией. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади пошел дальше и на днях сказал, что он не исключает возможность разрешить России наносить авиаудары на территории Ирака.

А чрезвычайно влиятельный духовный лидер иракских шиитов аятолла Али аль-Систани призвал международное сообщество принять более активное участие в борьбе против ИГИЛ, намекнув при этом, что он тоже не против поддержки со стороны России. А 5 октября председатель Совета Федерации ФС РФ В. Матвиенко заявила, что в Москве готовы рассмотреть просьбу Багдада нанести удары по позициям Исламского государства в Ираке, если такая просьба поступит.

Пока что единственный сдерживающий момент – это тот факт, что нынешнее правительство Х. аль-Абади является компромиссом между Тегераном и Вашингтоном, и поэтому оно вынуждено действовать с оглядкой на США. Так что многое здесь будет зависеть от Ирана, а также от развития ситуации в стране. Ведь под ударами российской авиации боевики ИГИЛ и других террористических организаций бегут из Сирии в Ирак, главным образом в район Мосула и западную провинцию Анбар. А это создает опасность правящему иракскому режиму, который сам по себе не в состоянии справиться с десятками тысяч вооруженных террористов.

Армия Ирака, подготовленная американскими инструкторами, оказалась небоеспособной справиться с наступлением боевиков летом 2014 года. Тем более что вооруженные силы страны привыкли за многие десятилетия к российскому оружию, более практичному и легкому в использовании, нежели сложное и дорогостоящее оружие из США.

Министр обороны Ирака Халед аль-Обейди во время своего визита в Москву в начале с.г. заявил, что «в той борьбе, которую мы сейчас ведем, российское оружие оказалось лучшим. Я знаю, что американцы не могут дать нам такое оружие». Он также добавил о своем понимании, что русские в большей степени готовы предоставить поддержку в рамках «войны на истощение», в которой Ираку требуются постоянные и крупные поставки оружия.

В этой ситуации Багдад уже переориентируется на ВТС с РФ, особенно в сложные моменты. Так, Багдад неоднократно обращался к России за дополнительным вооружением в те моменты, когда, по его мнению, усилия США перестают приносить результаты. Еще в 2013 году бывший премьер-министр Нури аль-Малики подписал с Россией 4,2-миллиардную сделку на поставки оружия после того, как США отложили поставку в Ирак истребителей F-16 — отчасти из-за опасений Вашингтона по поводу того, как Малики возможно планировал их использовать против суннитов. А после очевидно безрезультатной поездки в США в апреле 2015 г. Х. аль-Абади отправился в Россию, чтобы попросить ее о поставке новых партий оружия, включая вертолеты. Москва удовлетворила его просьбу.

В ряде американских СМИ уже прошла информация о том, что иракцы все чаще предпочитают иметь дело с Россией. Дело в том, что Москва никогда не настаивает на ограничениях, которые практикуют США. Так, министр иностранных дел России С.В. Лавров 27 сентября с.г. сообщил российским СМИ, что Россия готова предоставить Ираку современное оружие без каких-либо политических условий — в отличие, добавил он, от других поставщиков оружия.

Очень важно и то, что за пределами официального военного истеблишмента иракские шиитские боевики открыто говорят о своем согласии на вмешательство России: один из командиров «Бригады Бадр» заявил, что его группировка решительно поддержит авиаудары российских самолетов в Ираке. Представитель другого военизированного формирования «Асаиб Ахль аль-Хак» указал, что «его группировка полностью поддерживает усиление роли России в конфликте, потому что США не готовы всерьез бороться с ИГИЛ. Кроме того, американцы проводят совершенно непоследовательную линию в отношении к суннитам и шиитам. Сначала Вашингтон полностью изгнал суннитов из армии и силовых структур страны, а теперь пытается исправить эту ошибку, что вызывает непонимание у шиитов».

Так, США решили что, чтобы заручиться доверием суннитов в рамках кампании против ИГИЛ, им необходимо отодвинуть шиитские группировки на второй план, и в Рамади они держали шиитские группировки на некотором расстоянии. После убийств и атак, совершенных членами этих группировок во время штурма Тикрита и прилегающих территорий, США открыто заявили о необходимости помешать шиитским отрядам разжигать межрелигиозную напряженность во время сражений в провинции Анбар. Однако без создания суннитских военных соединений, которые готовы и способны сражаться с ИГИЛ, результатом станет резкое снижение эффективности кампании против этой террористической организации.

США также подвергались критике за их чрезмерно осторожное применение тактики авиаударов и за их медленную и неэффективную доставку военного оборудования иракским вооруженным силам. В течение нескольких месяцев администрация Обамы рассматривала возможность проведения подготовки иракских авиационных наводчиков в качестве одного из способов усиления эффективности воздушных ударов.

Однако американцев очень беспокоит риск ошибочного определения целей, языковой барьер между иракскими солдатами и американскими пилотами, а также то количество времени, которое потребуется на подготовку иракцев. Эти риски уже привели к совершенным по ошибке авиаударам по больнице организации «Врачи без границ» в афганском городе Кундуз в 3 октября. Но без участия иракских авианаводчиков, способных корректировать авиаудары, США лишатся одного из своих главных оперативных преимуществ в борьбе против ИГИЛ.

Пока же ошибки Вашингтона приводят к тому, что основная роль переходит к набирающей мощь в регионе России, что приведет к вытеснению США от участия в решении конфликта. Судя по всему, все идет к созданию альянса Россия – Иран – Ирак – Сирия, который сможет разгромить террористов в достаточно короткие сроки и вытеснить ИГИЛ в соседние Турцию и Саудовскую Аравию, которые и породили нынешнюю проблему с Исламским государством.

http://ru.journal-neo.org/2015/10/11/posle-sirii-irak-vpi/