Последние две недели мир просто помешался на этих вопросах: что России ждать от Трампа? Что Европе ждать от Трампа? Что Латинской Америке, вообще, и Мексике, в частности, ждать от Трампа? И, наконец, самый главный вопрос — что самой Америке ждать от Трампа? Между тем самый поверхностный анализ того горячечного бреда, который во всех концах света фонтанирует из желающих ответить на этот вопрос (кроме пингвинов Антарктиды, которых точно бомбить не будут) с неизбежностью приводит к выводу, что этот ответ никто не знает, в том числе и сам Трамп.

Но самое главное это то, что никаких причин для такого ажиотажа собственно нет. Ничего, кроме здравого смысла избранный президент Трамп пока не демонстрирует. Например, его недоумение от желания Госдепа воевать одновременно и с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и с Асадом, воющим с ИГИЛ не на жизнь, а на смерть, является не политическим, а логическим, так как нельзя сказать, что оно совсем уж противоречит весьма древнему принципу: «Враг моего врага — мой друг».

А вот утверждение Хиллари Клинтон, что боевики, которых она называет умеренными, бросят оружие и вернутся к мирному крестьянскому труду сразу, как только ненавистный их братьям «суннитам» из Саудовской Аравии, президент-алавит Башар Асад будет свергнут, вызывает большие сомнения. Предположение же о том, что они сразу после осуществления этой мечты приступят к безудержной резне своих сограждан-алавитов, — представляется значительно более обоснованным. Но что за проблема? Госдеп США всегда сможет сказать, что во всем виновата Россия, которая довела своей поддержкой Асада «суннитов» до безумия, или президент Барак Обама, отказавшийся предоставить умеренным сирийским повстанцам оружие вовремя.

Именно это и произошло в Ираке и в Сирии, а до этого в Боснии, Косово и Ливии, и такая манипуляция здравым смыслом методом «злонамеренной семантики» в сочетании с обвинением в сексуальном безобразии самого позорного свойства с последующей гражданской казнью провинившихся, является характерной чертой политики госсекретаря Хиллари Клинтон и порожденной ею субкультуры в американской дипломатии. Более того, не будет преувеличением сказать, что она стала визитной карточкой всего черного миропроекта, и с этой точки зрения к вышеприведенному списку мусульманских стран надо добавить Россию, прошедшую через две чеченские войны, и Израиль, принужденный соглашениями Осло к предательству своих единственных союзников на Ближнем Востоке — христиан-маронитов Ливана. И, поскольку речь зашла о гражданской казни в связи с Россией, невозможно не вспомнить Стросс-Кана, так и не ставшего президентом Франции, и Кацава, преставшего быть президентом Израиля. Последний, несмотря на весьма почтенный возраст, оказался гнусным насильником сразу после того как задумал лишить Леонида Невзлина незаконно полученного израильского гражданства и выдать его России.

К сожалению, взаимоотношения Хиллари Клинтон с российским миллиардерами и злоупотребления семантикой в ходе залоговых аукционов стилистически отвергает прозу газетной статьи и настоятельно требуют эпическую поэзию нового Гомера. Но арест министра Улюкаева сразу после разговора Владимира Путина с Дональдом Трампом, которому победу на выборах в какой-то мере принесло Шекспировское исполнение поэмы о змее, дает надежду, что этой темой будут заниматься люди, не лишенные поэтического мышления, и мы насладимся соответствующим гекзаметром в самое ближайшее время. А пока суть да дело, проза данной статьи требует рассмотреть назначение Трампом Майка Помпео директором ЦРУ, а генерал-лейтенанта Майкла Флинна советником по национальной безопасности.

Нет никаких сомнений, что эти люди сыграли выдающуюся роль в Великой Ноябрьской (Октябрьской по старому стилю) революции Дональда Трампа, но не менее важной представляется героическая битва, которую ведет сейчас президент Обама, пытаясь сохранить на своем посту директора Агентства национальной безопасности (АНБ) Майкла Роджерса. Отборные клинтониты и «большие друзья России» министр обороны США Эш Картер и директор Национальной разведки Джеймс Клаппер уже начали собирать чемоданы, предчувствуя неизбежную отставку, но узнав, что Дональд Трамп планирует оставить адмирала Майкла Роджерса на своем посту, а со временем продвинуть его на должность Джеймса Клаппера, решили перед уходом реорганизовать АНБ и уволить его главу, сразу поняв, кто именно хакнул сервер Национального Демократического Комитета и компьютер руководителя избирательной кампании Хиллари Клинтон Джона Подесты.

Этот таинственный хакер с легкость преодолел все линии компьютерной обороны США после чего слил обнаруженную информацию руководителю Викиликс Джулиану Ассанжу, который тоже избежал вышеупомянутой гражданской казни в стиле Хиллари Клинтон, только скрывшись в посольстве Эквадора от обвинений в пренебрежении противозачаточными средствами. Особую пикантность этой ситуации придает то, что адмирал Майкл Роджерс в свое время подтвердил то, что атака на сервер Национального Демократического Комитета была инспирирована правительством другой страны, но когда офицеры ЦРУ пришли вводить в курс дела тогда еще кандидата на должность президента Дональда Трампа и начали с аналогичного заявления, дополненного расшифровкой имени загадочной страны-инспиратора, будущий президент вспыхнул: «А теперь Вы расскажете мне, что я, бип-бип-бип, российский шпион?! Идите отсюда к бип-бип матери!» И выгнал црушников вон!

И после этого президент Трамп хочет оставить Майкла Роджерса директором АНБ и Объединенного Киберкомандования США! Более того, он встречается с ним через голову его начальства и собирается передать ему руководство всеми разведками США. От такого коварства сторонники Хиллари Клинтон просто сошли с ума и добавили еще полмиллиона голосов к тем голосам, который якобы дают Хиллари полуторамиллионное преимущество над Дональдом Трампом в общем количестве поданных голосов. Это небывалое преимущество и дальнейшее наращивание этой цифры становится арифметически несовместимым с выигрышем Дональдом Трампом большинства выборщиков.

Следующий шаг — это отказ признавать результаты выборов и объявление гражданской войны, но наилучшей гарантией от такого оборота является былая готовность сторонников Трампа не признать результаты выборов в том случае, если бы он их проиграл. С их точки зрения ненавистная Бастинда могла набрать большинство голосов, только подделав результаты голосования, а среди сторонников Трампа очень много борцов за вторую поправку к Конституции, гарантирующую американским гражданам право на создание хорошо организованной милиции для вооруженного сопротивления незаконным попыткам захватить власть.

Причем Трамп во время избирательной кампании неоднократно предупреждал об этой возможности, а теперь, после его победы и признания этой победы самой Хиллари Клинтон, отказ признавать результаты выборов в связи с обнаружением следов хакинга машин для голосования или в результате давления на выборщиков, чреват непредсказуемой реакцией этих не только хорошо организованных, но и хорошо вооруженных людей в полном соответствии с Конституцией США. Тем не менее, осадок все равно остался. И Дональд Трамп, объявивший об отказе от преследования Хиллари Клинтон по закону, скорее всего уже пришел к выводу, что если он ее не посадит, то она его уложит, и вместе с ним в неизвестном направлении пропадет значительная часть человечества.

И в этой ситуации черную метку Хиллари Клинтон прислал действующий президент США Барак Обама! Он заявил, что, во-первых, он полон решимости обеспечить мирную передачу власти Дональду Трампу. А, во-вторых, что он не может помиловать бывшего системного администратора в ведомстве Майкла Роджерса Эдварда Сноудена. Согласно его словам помилование возможно только после осуждения обвиняемого американским судом, а это означает, что он и Хиллари Клинтон помиловать не может до тех пор, пока ее не осудят и куда-нибудь не посадят. А она ему так верила, так надеялась на эту страховку от тюрьмы и электрического стула.

Естественно, что после получения Бастиндой черной метки, и у Трампа, и у Обамы нет никакой возможности оставить контроль над силовыми министерствами в руках назначенцев Хиллари Клинтон. Именно поэтому не представляет сомнений, что Майк Помпео назначен на должность директора ЦРУ не благодаря, а вопреки его крайне отрицательному мнению о России и ее президенте, а настоящей причиной его назначения директором ЦРУ, которое последние 8 лет неизменно действовало в интересах Хиллари Клинтон, является его позиция по убийству в Бенгази посла Стивенса. По сравнению с этой позицией даже позиция председателя соответствующей комиссии конгресса Трея Гауди кажется расплывчатой и мягкотелой, а Трей Гауди именно в связи с этим делом раскопал тайный сервер Хиллари Клинтон, что собственно и стало основой «сервергейта».

И завершает эту «картину маслом» назначение генерал-лейтенанта и потомственного демократа Майкла Флинна советником по национальной безопасности. В разведывательном сообществе США нет более уважаемого офицера, и в 2011 году он был назначен главой американского ГРУ — РУМО, но был уволен клинтонитами в администрации Обамы за бескомпромиссную позицию в войне с Аль-Каидой и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). А сейчас назначение его советником по национальной безопасности дает ему право требовать отчета у любого агента любого разведывательной организации США и увольнять этого агента, если этот отчет его не удовлетворит.

Между тем, есть очень серьезные основания полагать, что именно он помог президенту Обаме преодолеть заговор Бастинды в 2012 году, когда она пыталась привести к власти Митта Ромни. А сразу после того, как президент Обама, начал свой второй срок с изгнания госсекретаря Клинтон из своей администрации и отказа разрешить бомбежки Сирии, несмотря на категорические требования этих бомбежек неоконами обеих партий, кто-то в разведывательном сообществе США 11 сентября 2013 года помог президенту Обаме организовать марш миллиона мотоциклистов на Вашингтон в память о жертвах террористической атаки 2001 года. Причем этот марш состоялся вместо марша миллиона мусульман, а вернее исламистов, которые должны были окружить конгресс США, когда в нем буду голосовать разрешение бомбить Сирию, и оказать на конгрессменов давление.

Кстати, в отличие от Майка Помпео, Майкл Флинн с симпатией относится к президенту Путину, и это в какой-то мере отвечает на вопрос о том, что Россия может ждать от президента Трампа. В частности, Майкл Флинн считает, что США в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) должны сотрудничать с Россией, и дошел до предположения, что применение Асадом химического оружия в 2013 году, сразу после того как президент Обама ляпнул, что это будет расценено как casus belli, было провокаций врагов законно избранного президента Сирии.

Но и Майк Помпео и Джефф Сэшнс должны пройти утверждение конгрессом США, а Майкл Роджерс уже возглавляет АНБ де-факто, и главной задачей АНБ является управление работой «Эшелона» — системы глобального прослушивания, которая делает невозможным секретность любых заговоров любых Бастинд, и пока Майкл Роджерс занимает свой пост, заговорщики должны больше думать о том, как лучше уложить чемодан и избежать ответственности за свои поступки, чем о том, как остаться на своих местах.

Впрочем, самое главное здесь это то, что даже после того, как назначенные Трампом генпрокурор США Джефф Сешнс, директор ЦРУ Майк Помпео, и советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн будут утверждены конгрессом и приступят к своим обязанностям не только де-факто, но и де-юре, администрации Трампа придется вступить в схватку с семантическим наследием злобной ведьмы Запада, которое является самой большой и самой опасной из летучих обезьян Бастинды.

Это наследие отнюдь не ограничивается названием сирийских каннибалов умеренными, черных трансплантологов Косово законным правительством независимой республики, а боевиков Шамиля Басаева, берущих в заложники беременных женщин и новорожденных младенцев, борцами за свободу. Самым опасным и трудно преодолимым семантическим наследием Хиллари Клинтон, которое может обрушить президентство Дональда Трампа, также как оно обрушило президентство Барака Обамы, является подмена мусульманства исламизмом, международного права двойными стандартами, а результатов Второй мировой войны результатами войны холодной. И разбираться с этим наследием Дональду Трампу придется вместе с Владимиром Путиным, так как — в отличие от США — для России ислам является одной из традиционных религий, важность которой трудно переоценить.

http://abrod.livejournal.com/1083983.html