Если спросить у рядовых россиян, какие факторы тормозят развитие нашей экономики, многие тут же закричат: «Санкции!» Кто-то вспомнит о снижении цен на нефть; еще кто-то выступит с традиционными упреками по поводу нерадивости или некомпетентности чиновников... И вряд ли кому придет в голову говорить об… интернет-торговле. В самом деле, за что ее ругать? Что плохого в том, чтобы с максимальным удобством прикупить по безналу часики на Tmall, симпатичную толстовку на Taobao и розовощекого пупса на AliExpress?

Людей, рассуждающих подобным образом, в РФ становится все больше. По данным сервиса «Яндекс.Деньги», летом 2015 года число платежей в адрес китайских продавцов через «Яндекс.Кассу» выросло в 11 раз в сравнении с прошлогодними показателями. Отметим, что «Яндекс» проанализировал десятки миллионов платежей, совершенных в 75 000 российских и главным образом зарубежных интернет-магазинов. Причем речь идет о платежах через системы самого «Яндекса», контролирующего незначительную часть этого денежного потока (лидер здесь американский сервис PayPal).

Рост онлайн-торговли оказался столь значительным, что игнорировать явление уже неразумно. Чаще покупают, значит, больше и платят: если с июня по август 2014 года на одного российского клиента в среднем приходилось четыре интернет-заказа, то в 2015 году уже пять, отмечают аналитики «Яндекса». Средняя сумма покупки, совершаемой пользователями из Москвы, выросла на 22%, составив 2920 рублей. Петербуржцы стали тратить на четверть больше в сравнении с 2014-м: средняя сумма их чека — 2900 рублей. Замыкает тройку Красноярск: его жители увеличили онлайн-траты на 26%, подняв стоимость средней покупки до 2790 рублей.

Однако вернемся к начальному вопросу. Стоит ли сильно радоваться успехам онлайн-торговли в РФ и как она влияет на нашу и без того не слишком крепкую экономику?

Если где-то прибыло, значит…

По данным сетевого издания East West Digital News, в прошлом году трансграничный оборот российской интернет-торговли достиг почти $5 млрд. Это примерно соответствует валовому региональному продукту Тульской области и значительно больше ВРП, скажем, Калининградской или Владимирской областей, то есть каждый год мы «сливаем» в Китай годовой доход солидного региона.

По данным Минпромторга, почти во всех отраслях нашей легкой промышленности налицо спад производства. Индекс изготовления текстильных и швейных изделий в 2014 году составил 97,5% к уровню 2013-го. Ситуацию «вытягивают» одеяла, пледы, трикотажное полотно, шелковые ткани и спецодежда, зато выпуск платьев и сарафанов упал на 11,5%, костюмов — на 10,7%, курток — на 10,7%.

На субсидирование отрасли в прошлом году правительство выделило 793,3 млн рублей. При тогдашнем среднем курсе 37,97 рубля за доллар это означало вливание примерно $21 млн. Однако за то же время, кликая мышкой на понравившиеся платьица, шарфики и кроссовки, россияне инвестировали в иностранную промышленность… порядка $650 млн. Стоит ли говорить, что промышленность эта была в основном китайской?

О том, насколько существенно вливание российских средств в экономику КНР, свидетельствует тот факт, что падение покупательной способности наших граждан из-за девальвации рубля в два раза замедлило развитие китайского интернет-гиганта Alibaba Group, основным «двигателем» которого является площадка AliExpress.

В мае 2015 года Alibaba Group опубликовала статистику за I квартал. Прибыль составила 437 млрд юаней (около $70 млрд). Сумма, что и говорить, внушительная. Да только китайских бизнесменов она не порадовала: ведь получается, что оборот зарубежных продаж Alibaba с января по март вырос на 53%, тогда как в октябре–декабре 2014-го рост составлял 110%.

10 сентября 2015 года руководитель Alibaba Group по связям с инвесторами Джейн Пеннер сообщила на глобальной конференции Tech Citi, что компания ухудшает прогнозы по выручке. Главными «плохишами», приостановившими бодрое развитие, были названы россияне и жители Бразилии, валюта которой — реал — тоже весной подешевела.

Формулируем кратко: российское производство падает куда быстрее, чем успевает докладывать Минэкономразвития, зато наши граждане все больше денег отсылают китайцам, как огромным корпорациям, так и дядюшкам Ляо из шанхайских подвальчиков.

На что курсор укажет

70% онлайн-продаж в РФ приходится на долю китайских сайтов. Наиболее популярной площадкой, по данным Ассоциации компаний интернет-торговли, является как раз AliExpress; на втором месте — Taobao, на третьем — Tmall, тоже принадлежащие Alibaba Group. Основной конкурент «Али-Бабы» и его разбойников — американская интернет-барахолка eBay, где опять же доминируют китайцы.

Что же приобретают россияне на китайских сетевых просторах? Статистика сообщает: прежде всего это электроника и различная техника (42% покупок); на второй позиции — одежда и обувь (13%); на третьей — автозапчасти (10%). Еще 6% приходится на долю мебели и предметов для дома, 4% — на товары для детей, 3% — на парфюмерию, 2% — на книги и диски.

Китайские онлайн-магазины располагают практически всем необходимым, чтобы обаять покупателя: дешевизна и широчайший ассортимент сочетается с отлаженной логистикой и учетом российской специфики. «Когда люди поняли, что в интернете покупать дешевле, чем в обычных магазинах, они пошли на американские сайты. Потом они увидели, что там не очень надежная система доставки товаров, — поясняет директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — У китайцев с этим все в порядке, и к тому же они обеспечивают больший ассортимент по низким ценам. Это не только одежда и обувь. На китайских сайтах, например, закупаются российские врачи и косметологи».

Наше сетевое будущее

Своя интернет-торговля, конечно, есть и в России. В начале сентября о запуске внутренних онлайн-магазинов заявило руководство соцсети «ВКонтакте». В целом объемы онлайн-продаж розничных товаров составляют пока от 2 до 5%. Однако, как всякая молодая отрасль, отечественная сетевая торговля страдает от болезней роста. Например, только половина наших сограждан оплачивает покупки кредитными картами; остальные предпочитают расплачиваться наличными по факту доставки, что обходится несколько дороже.

По оценке экспертов, к 2017 году мировой объем интернет-продаж увеличится до $2,36 трлн. На этот уровень онлайн-продавцы обещают выйти с ежегодным 15-процентным ростом. Разумеется, в таких условиях запреты или ограничения в РФ онлайн-торговли, в том числе и трансграничной, однозначно станут шагом в прошлый век. Другое дело — взять сферу под грамотный госконтроль, превратив в рычаг по развитию промышленности и улучшению жизни граждан. В этом мог бы помочь закон о налоге с онлайн-продаж, позволяющий защитить российских производителей одежды, обуви, косметики. С другой стороны, либеральное отношение к продукции, которая в РФ в любом случае не производится (например, автозапчасти на иномарки), может и дальше сдерживать цены в этой сфере.

Однако и этот налог, и порог беспошлинного ввоза товаров, позволяющий россиянам не платить пошлины за международные посылки, если их вес не превышает 31 кг, а сумма покупок — 1000 евро (для сравнения: жителям Белоруссии приходится раскошеливаться на почтовые отправления дороже 200 евро, Армении — дороже 300 евро), пока решено оставить прежними. Власти решили не раздражать электорат, потому что, стыдно сказать, возможность закупок в Китае стала социально значимой для нашей страны.

Запретить и отобрать

Производительность труда в РФ ниже, чем в Китае, а зарплаты все еще выше. Поэтому отечественные товары заведомо уступают в конкурентоспособности, и никакого способа изменить положение вещей, кроме резкого подъема пошлин, не существует. Да, это непопулярная мера, но иного пути нет. Должен быть введен высокий — до 30–35% — налог на все покупки частных лиц в зарубежных интернет-магазинах, если у данного товара есть аналоги в России. И абсолютно все собранные таким образом средства необходимо выдавать в качестве субсидий отечественным производителям; соответствующие банковские механизмы в РФ есть. До какой-то степени это ударит по продвинутой части интернет-покупателей, появятся обходные пути, но альтернативы нет.

Потому что на данный момент из точки А мчится падение собственного производства, а строго навстречу ему из точки Б несется рост покупок в китайских онлайн-магазинах. И момент «встречи» может означать конец нашей экономики, а следовательно, и государственности.

http://rusplt.ru/society/alibaba-i-75-000-razboynikov-18773.html