На полях книги Сергея Белякова " Гумилев сын Гумилева".

Тот, кто читал жизнеописания деятелей науки и искусства первой половины двадцатого века, несомненно обратил внимание на интересную особенность.

А именно - постоянные экскурсы в генеалогии и взаимоотношения лиц, которвые совершенно случайно связаны с центральным персонажем.

Выглядит это примерно так.

Главный герой поселился в доме своей двоюродной тетки Надежды Надеждовны Надеждиной, которая была замужем за Ивановым Иваном Ивановичем, профессором арабистики Московского университета, и свекровью Петра Петровича Петрова, ставшего протоиереем Никольской церкви...

Через абзац.

Учителем математики был Андрей Андреевич Андреев, младший сын андьюкта Андреева, и внук профессора Андреева....

Через страницу...

В школе главный герой подружился с Ильей Ильевым, сыном главного редактора газеты " Новости Ивлевых", который потом стал работником МИДа.

И так далее.

У меня при таких перечислениях начинает звучать торжественный санскрит, на котором импозантный брахман рекомендует себя вайшье- заказчику жертвоприношения: " Я, такой-то, сын такого-то, внук такого-то, правнук такого-то...., восходящий к парампаре господа Шивы, получил начальное образование от родового жреца такого-то, который был сыном жреца такого-то...учился у такого-то, который был обучен от такого-то...."Где-то на втором часе этого перечисления почтенный домохозяин-грихастха с тоской думал: "Блин, одной телкой тут не отделаешься...и парой тоже...неужели этому гладкорылому троих придется отдавать?"

Рекордсменом, на мой взгляд, является биография Алексея Лосева, написанная его второй женой (?) Азой Тахо-Годи , там буквально до пяти процентов текста посвящены тому, кем были знакомые Алексея Федоровича.

При этом строго соблюдаются правила: не упоминать людей, изменивших свою слою, то есть ушедших на государственную службу или маргинализировавшихся. Хотя, как можно представить,таковых чисто статистически должно быть много. Но упоминание изгоев-табу.

Тенденция, однако.

На развитие сюжета и на развитие коллизий биографии главного персонажа э то никак не сказывается, зато,как я пониманию,требует предельного внимания и умения проверять и перепроверять данные о людях, которые не попали в справочники и энциклопедии. Подозревать авторов в мазохизме я не могу,поэтому ищу смысл в данном трудоемком процессе.

Смысл один - подчеркнуть, что главный персонаж не случайный человек с этой среде, он с раннего детства вовлечен в определенный круг общения,воспитывался в нем и является своим.

А зачем?

Автор очень уместно потом отмечает, что гумилевская теория вполне оправдывает себя в данном случае: российская интеллигенция второй половины девятнадцатого века- начала двадцатого века была полноценным этносом в составе российского суперэтноса.

Это совпадает с моими наблюдениями о т.н. русском народе, который еще в восемнадцатом веке разделился на бар и холопов, а потом в девятнадцатом веке добавился дополнительный компонент из либеральных разночинцев. Последние вполне совпадают с этносом интеллигентов.

Цель автора биографии - доказать, что Лев Николаевич ( мы все-таки обсуждаем биографию Гумилева) по рождению принадлежит к этой касте и всей свой биографией доказывает свою причастность с судьбе этноса.

Более того, из Гумилева сделали икону интеллигенции как выразителя в наиболее полном смысле исторической судьбы этноса: безупречное происхождение, высокое предназначение, прерванное происками быдла, классический арест как средство уничтожить социально чуждый элемент, стойкость в злоключениях, как свидетельство морального превосходства интеллигенции над чернью, наконец, вынужденное признание превосходства потомственного интеллигента.

Короче- агиография. В последние десятилетия жанр мученичества высокой культуры в стране победившего быдла стал чуть ли не самым излюбленным жанром.

Кстати, наш герой сам открещивался от высокого звания интеллигента как черт от ладана: " Интеллигент - это тот, кто ничего не знает и сочувствует народу. Я кое-что знаю и умею, а народу не сочувствую". И сие примечательно... Если в молодости гражданин Гумилев эпатировал советскую общественность откровенно старорежимным видом и пренебрежением к низшим слоям, то к концу жизни заметно помягчел к пролетариату, благополучно уживался в коммуналке с маргинальными персонажами. Видимо,как ученый он обнаружил, что пассионарии, гармоничные люди и субпассионарии распределены по всем слоям общества, а цепь арестов и ссылок приучили ценить человека не по знанию наизусть поэтов Серебрянного века, а по критерию " сдаст- не сдаст".

Я, как потомственное быдло и технический интеллигент во втором поколении, естественно, немного иначе гляжу на идиллию, которая старательно внедряется в массовое сознание.

Это не совсем так. Точнее- совсем не так.

Как подсказывает мой жизненный опыт, да и исследования на тему сообществ, любой коллектив достаточно быстро перестает выполнять задачу, ради которой создается, и употребляет все усилия на упрочение своего положения в конкурентной борьбе среди коллективов,занимающих ту же экологическую нишу.

Интеллигенция в момент своего создания в 1860-х годах взяла на себя роль оформителя идеологии страны, вытеснив от кормушки дворянство и священнослужителей. Она также присвоила себе мессианскую роль преобразования России в смысле приобщения к прогрессу. На тот момент ее роль была "прогрессивной" в том смысле, как это понимали позднее марскисты-то есть объективно совпадала с интересами страны.

Отсталой России были необходимы образованные люди, способные "догнать и перегнать", нужен был особый нравственный климат, обеспечивающий решение данной задачи. В какой-то мере отсталость России была преодолена, но проблема состояла в том, что именно "догонять" в экономическом отношении у колоний и полуколоний заведомо не получается. Но, похоже, интеллигенция в начале 20 века вполне удовлетворилась частичными успехами и почила на лаврах, не испытывая желания что-то менять и предпринимать дальнейшие усилия.

Нужно было принципиально иное решение, к которому была причастна часть интеллигенции, но проводить построение нового общества пришлось народу - при отрицательном отношении интеллигенции.

А почему потомственная интеллигенция так не любит СССР и особенно Сталина?

Может, причина в том, что иногда сословие начинает выполнять свой долг перед обществом, работать в единой команде для осуществления какой-то сверх-цели. Это случается, когда находится внешняя сила, которая принуждает- часто весьма болезненными мерами - выполнять свои обязанности. Например, действия Петра Первого по использованию косного русского дворянства в период модернизации начала восемнадцатого века - или репресссии товарища Сталина против коммунистической номенклатуры.

Лично у меня есть ощущение, что иррациональный страх интеллигенции перед репрессиями связан не только со страхом, вполне оправданным, но и тем, что как раз Иосифу Виссарионовичу удалось заставить интеллигенцию работать по прямому назначению, умело применяя кнут и пряник. Возможно, последующие поколения интеллигентов воспринимали случившееся как массовое предательство интересов сословия-эноса ( вместо пествования культуры ради культуры приходилось распространять культуру в массах).

Мне вот что любопытно при описании преследований потомственных интеллигентов при советской власти...( Гумилева тоже гоняли как сидорову козу - не принимали в университет, неоднократно пытались отчислить, препятствовали в научной работе). Даже если если принять во внимание, что потомственные интеллигенты - люди как правило со склочным характером ( опять же Лев Николаевич роскошный пример этому), приходится признать, что со стороны окружающих ощущалось как минимум отторжение интеллигентского этноса.

быдло есть быдло - вздохнет нынешний представитель этого слоя.

А я вот пытаюсь представить ситуацию.

Вот, на рубеже девятнадцатого-двадцатого веков, в святая святых - в университет приходит парниша в смазных сапогах и косоворотке, под которой проглядывает ладанка. С " пскопским" выговором. Пусть он даже, как Гумилев, перед этим пять лет будет пахать по экспедициям чернорабочим. И как, по вашему, рафинированная интеллигенция отнесется к посягательству на свою монополию на знание,на то, что быдло встанет рядом с ними? Думаю, хождение по университетам нового Ломоносова будет коротким - кстати, сам Михайла по простоте душевной любил пользоваться кулаками при отстаивании своей позиции. Потому и выбился в гении...

или как сейчас... В МГИМО заявится пацан в трениках "с раена", пусть даже с ай-кью, который выше чем у Эйнштейна. Я лично дам ему семестр на учебу - извините уж,интеллигентная среда такая интеллигентная, что дольше там нормальный человек не выдержит.

Тогда в чем смысл претензий биографов - агиографов на то, что их главных героев проклятый совок не пускал к науке и к искусству? В аналогичных ситуациях господствующий класс ведет себя аналогично.

Поэтому лично у меня многие биографии,наполненные обидами на совок, вызывают отторжение инфантилизмом - " а нам-то за шо?"

Ни за "шо". Такова селяви.

Когда из литературы исчезнут эти свидетельства приобщенности к касте интеллигентов и их перстанет мучить вопрос- почему их не любит народ-тогда мы увидим новый этнос. Который не будет стремиться окуклиться в положении монополиста на знания и провозглашателя истины для нации, а вместе с остальными этносами, сословиями и малыми народами впряжется в нормальную государственную деятельность.

http://sibariana.livejournal.com/315613.html

http://sibariana.livejournal.com/315730.html