24 ноября турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик Cу-24 возле турецко-сирийской границы. Сразу после этого официальные лица двух стран изложили взаимно противоречивые версии того, что произошло: российский президент Владимир Путин сказал, что самолет летел над сирийской территорией, когда он был сбит; турецкий президент Тайип Эрдоган сказал, что он был на турецкой стороне границы и был предупрежден десять раз, что нужно сменить курс. Через несколько часов президент Обама поддержал Эрдогана. “Турция”, –  сказал он, “имеет право защищать свою территорию и воздушное пространство”.

Я попросил Пьера Спрея, опытного военного аналитика и одного из разработчиков F-16, проанализировать все, что мы знаем об атаке на самолет, и определить, что же произошло тем утром.

Русские утверждают, что атака на их бомбардировщик 24 ноября была результатом преднамеренной запланированной засады. Это утверждение заслуживает доверия?

Глядя на детальную российскую версию последовательности событий, как и на намного менее детальные турецкие радарные карты, я бы сказал, что есть серьезные основания считать, что турки устроили засаду. Они точно не делали ничего, что напоминало бы рутинное патрулирование границы. Из действия совсем не походили на рутинное патрулирование в течении всего дня.

Что на это указывает?

Давайти опишем ситуацию, чтобы ее было легче понимать. У российских летчиков была цель очень близко к турецкой границе, примерно в десяти милях от побережья Средиземного моря и в пяти милях южнее важного пункта пересечения границы в маленьком селении Яйладаги (Yayladagi). Этот пункт пересечения границы турки использовали, чтобы отправить джихадистов в Сирию, и чтобы позволить им вернуться обратно. В этом месте активно движутся грузовики, многие из которых, вероятно, перевозят нефть. Это единственный пункт пересечения границы на многие мили. Это малонаселенная лесистая гористая местность, где живут туркоманы – говорящие на турецком племена в Сирии, которые симпатизируют ан-Нусре и ИГИЛу, где скрываются чеченские террористы, и которых, как мы знаем, поддерживает Турция.

Цель русских была на пять миль южнее, на дороге, ведущей к этому пункту пересечения границы. Это был район, где были цели этих двух Су-24 в день атаки. Экипажи получили задания примерно в 9:15 утра по Москве. Они взлетели примерно через полчаса, полетели в район примерно в 30 милях от моря – то есть, намного восточнее целей – чтобы подождать дальнейших указаний по поводу целей. В это время они просто ждали, летая на высоте 18-19 тысяч футов, чтобы сэкономить топливо, пока они ждут указаний по конкретным целям.

Полет в район, где они ждали, был очень коротким, потому что они летели с российской базы в Латакии. Это был примерно 10-тиминутный полет. Они отлетели только примерно на 30 миль. Когда они долетели до района ожидания – примерно без четверти десять – они были видны турецким радарам, потому что они были высоко и недалеко от границы, примерно в 16 милях к югу.

Они получили задание по цели, которой была на дороге к югу от этого важного пункта пересечения границы, и произвели первый удар, каждый атакуя собственные цели примерно в пятнадцать минут одиннадцатого. Потом они развернулись и полетели назад туда, где они ждали, чтобы приготовиться ко второй атаке. Они осуществили вторую атаку через 7-8 минут. Один из Су-24 отбомбился по своей цели в 10:24, и был сбит тогда, когда он уходил от цели.

А что тем временем делали турецкие ВВС? 

Турки подняли два F-16 намного раньше этого времени, с Диарбакир (Diyarbakir), большой базы турецких ВВС в 250 милях, которые ждали недалеко от побережья в горах примерно в 25 милях к северу от пункта пересечения границы. Интересно, что они прилетели и стали ждать в то же время когда российские летчики получали задание, и F16 ждали в гористой местности час и 15 минут.

А вот важная вещь. Они не ждали на большой высоте – 20-30 тысяч футов – чтобы экономить топливо, как они бы в норме поступили, если бы они просто патрулировали границу. Они ждали на малой высоте, 7,5-8 тысяч футов, что, прежде всего, ниже высоты слежения российских и сирийских радаров расположенных в районе Латакии, на высоте, где расход горючего очень большой. На таких высотах уходит много бензина.

Это сразу показывает, что если они там ждали 75 минут, они должны были дозаправиться по дороге, потому что они были далеко от своей базы – 250 миль – так что им нужно было дозаправиться даже просто чтобы продержаться 75 минут на высоте, где расход топлива большой. У турецких ВВС есть несколько своих танкеров американского производства, так что они могли и, несомненно, дозаправили эти F-16 до всей этой операции.

Они ждут над горами на небольшой высоте к северу от границы, и время около 10:15. Российские самолеты, Су-24, завершают возврат после первого удара, и готовятся снова атаковать свои цели из зоны ожидания к востоку. В это время два F-16 нарушают свой паттерн ожидания и летят прямо на юг, определенно под контролем с земли, потому что они не преследуют Су-24 по кривой траектории, они летят прямо к точке встречи, которую похоже указали с земли - точке, очень близкой к цели, которую Су-24 только что бомбил. Это, понятно, точка, к которой они вернутся для второй бомбардировки.

F-16 прилетели как раз вовремя на позицию для стрельбы очень близко к границе и в 3-4 милях от второго Су-24, который только закончил вторую бомбардировку, примерно в 10:24. Один из F-16 прицеливается и запускает ракету – инфракрасную (наводящуюся на тепло), по российской версии – и немедленно снижается, чтобы быть ниже высоты, где его могут заметить сирийские радары. F-16 делает крутой правый поворот при спуске и быыстро опускается ниже 8 000 футов, и летит на север от места стрельбы. Во время этого разворота он залетает в сирийское воздушное пространство перед тем, как отправиться на север на базу Диярбакир (Diyarbakir), весьма вероятно, опять без топлива, дозаправляясь от танкера, чтобы долететь до базы.

Был ли турецкий самолет в сирийском воздушном пространстве когда он запустил ракету?

Не обязательно. Сейчас трудно сказать. Все произошло очень близко к границе, и нет никаких оснований верить туркам или русским по поводу расстояний в полмили-милю к югу или северу от границы. Но турецкий F-16 точно залетел в сирийское воздушное пространство в ходе своего разворота со снижением, чтобы улететь из этого района. Он летел прямо на юг, чтобы атаковать Су-24, который только что отбомбился. Этот Су-24 упал практически сразу, примерно в полутора милях к югу от границы.

Спор идет не о расположени целей. Они были в 4-5 милях к югу от пункта пересечения границы, о котором мы говорили. Спор идет об узкой полосе турецкой территории длиной около 5 миль, которая идет внутрь Сирии, около 1,5 мили в ширину на севере, суужаясь до полумили на юге. Этот “палец“ находитсяв 6 милях к востоку от целей Су-24. Нааправляясь на запад, чтобы бомбить цели, эти Су-24 должны были пролеететь очень близко к южной оконечности этого “пальца“. То есть, весь спор о том, была ли атака на Су-24 законной сводится к тому, пересели ли эти Су-24 по пути этот “палец“ в течение нескольких секунд.

Давайте вспомним расположение. У вас цели примерно в 10 милях от берега. В 6 милях к востоку находится этот “палец“. Су-24 летели из зоны ожидания, которая еще в 16 милях к востоку. Они летят из зоны ожидания, которая далеко к югу от границы. Они летят мимо “пальца“, который они, возможно, пересекли, а может быть, что не пересекли, на пути к своим целям.

Но если русские были в турецком воздушном пространстве, как турки утверждают, было ли бы разумно, если бы турки их перехватили?

Вот одна информативная деталь. Предполагаемое нарушение границы произошло перед первой бомбардировкой, на пути из зоны ожидания к целям, и, если верить туркам, русские были на полмили севернее оконечности этого “пальца“, и были в турецком воздушном пространстве примерно 17 секунд – очень короткое время – на пути к целям. Естественно, русские говорят, что они были на милю южнее. Бог знает, кто прав. Если бы мы имели доступ к радарным данным, мы могли бы легко установить, кто врет, а кто нет, но никто не даст нам доступ к точным радарным картам.

Вот интересная деталь. Нарушение границы произошло перед первой бомбардировкой, примерно в 10:15. Перед второй бомбардировкой российские самолеты явно были южнее. Это по картам предъявленным на российском брифинге, очень детальным, с пометками времени каждую минуту. 17-секундное нарушение границы, в котором турки обвиняют, произошло в 10:15, но турки ждали. Они тогда не атаковали самолет, который якобы нарушил границу. Они просто сидели и ждали, пока самолет совершил долгий маневр перед второй бомбардировкой и вернулся через 7-8 минут, и только тогда они атаковали и сбили самолет.

Учитывая ожидание F-16 на малой высоте с огромным расходом топлива, которое чудесным образом совпало со временем полетов российских самолетов, и то, что они не погнались за самолетом сразу после якобы нарушения границы, все это похоже на заранее спланированную операцию. Турки позволили российскому самолету отбомбиться, сделать долгий 7-8-минутный маневр для второго захода, и потом вышли из своей замаскированной позиции на малой высоте. Они взлетели повыше, чтобы занять выгодную позицию для стрельбы, полетели на юг, подстрелили Су-24, нырнули ниже радарной видимости, когда они вошли в сирийское воздушное пространство, и отправились на север из зоны радарной видимостив Диярбакир.

Такую засаду было легко устроить, потому что русские, в их подробном отчете об этом, заявили очень ясно, что они координировали с НАТО, с американцами, предупредив их о своей атаке заранее, и действовали по протоколу, слушая на согласованных с НАТО частотах любые предупреждения от НАТО или турок. Было достаточно времени для того, чтобы американцы проинформировали турок об этой миссии. Они могли быть проинформированы даже за день до того. Так что все необходимое для засады было.

Турки настойчиво рассказывают о 10 предупреждениях от них российским самолетам. Как к этому относиться?

Опять, это одна из вещей, которые трудно установить, трудно решить, кому верить. Русские, в своем очень подробном брифинге, ясно и решительно сказали, что F-16, атакующие F-16, не посылали никаких предупреждений. Ни турки, ни американцы не утверждают, что F-16 предупреждали российские самолеты. Но международные протоколы по защите от нарушений границ воздушного пространства требуют, чтобы атакующие истребители сами проинформирровали цель - визуально или по радио – независимо от того, это гражданский или боевой самолет, что он нарушает границ воздушное пространство и должен повернуть.

Турки утверждают, что они посылали предупреждения с земли. Они также утверждают, что они передавали сигналы на “аварийной“ гражданской UHF-частоте и на военной VHF-частоте согласованной с НАТО и Россией. Американцы поспешили подтвердить, что они уловили турецкие предупредительные сигналы с земли, но постарались не уточнять, на какой частоте. Су-24 не имеет приемников способных ловить UHF сигналы, и это отлично знает турецкая, НАТОвская, и американская разведка.

Здесь много но, которые могут быть виной любой стороны. Весьма вероятно, что турки посылали предупреждения, но они могли преднамеренно посылать их на международной гражданской частоте, чтобы Су-24 их не слышал. Возможно также, что радио у Су-24 не работало, принимая во внимание ненадежность российской электроники.

Я думаю, что F-16 не посылали никаких предупреждений: было бы удивительно, если бы они посылали. Если они озаботились дозаправиться и летать на очень малой высоте, тратя массу топлива чтобы быть вне зоны видимости российских и сирийских радаров, то зачем бы они выдали себя, посылая предупреждения самолетам на которые они устроили засаду? Наземные станции в Турции, наверное, передавали предупреждения, но это могли быть предупреждения посланные так, чтобы самолет их на получил.

Была ли у США информация с радаров AWACS или их базы Инцирлик (Incirlik)? Могли ли они наблюдать, что происходит?

Весьма вероятно, что у них были данные об этом районе, скорее всего не хуже, чем у турок. Конечно, у Турции есть разветвленная система радаров вдоль границы, и русские и сирийцы знают их местонахождение и область, где они работают. Поэтому русские могут так точно сказать, что Су-24 вошли в зону наблюдения турецких радаров в 9:52, покольку они довольно точно знают, где эти радары видят.

Американцы, возможно, имели доступ к данным этих радаров. Я не знаю, был ли у них AWACS в воздухе в это время, но если был, им было бы легко наблюдать за этим районом. Точно, что у американцев было радионаблюдение всего этого района, они, несомненно, слышали все радиосигналы.

Сейчас русские говорят, что они активировали ПВО, знаменитые C-400, чтобы такое больше никогда не произошло. Помешает ли это туркам препятствовать российским ударам с воздуха в этих местах?

Ответ – нет, но это очень серьезная угроза. Дальность C-400 достигает 250 миль. Русские ее устанавливают на своей базе в Латакии, в 50 милях от границы. Значит, они могут стрелять на 200 миль в Турцию. Неизвестно, смогут ли они помешать другому прячущемуся турецкому истребителю обстрелять еще один российский самолет в районе границы, но они точно могут поймать его и его друзей по дороге назад. Это настоящий меч, занесенный над головами турок, когда русские могут стрелять глубоко внутри Турции, в любой момент, если им этого захочется.

http://vk.cc/4wVEKU