На прошлой неделе был отмечен резкий поворот в удаче Вооруженных Сил Новороссии (ВСН): от висящего на волоске до полного поворота против войск киевского режима хунты. ВНС с самого начала нанесли потери киевским силам, часто порядка 10:1, но они были не в состоянии удержать многие стратегические области, так как они в значительной степени были в меньшинстве и не имели тяжелого оборудования, необходимого для поддержания тяжелых атак. Так что же случилось?

То, что привело к этой ситуации, не было удачей или случаем . Это планировалось с самого начала. Ну, почти с самого начала. После Крымского голосования за независимость, а затем решения присоединиться к Российской Федерации, южныe области Донецка, Луганска и Харькова также предложили референдумы. Президент России Владимир Путин посоветовал этим областям отложить свои их. Харьков согласился, но Донецк и Луганск продолжили со своими референдумами, призвав к большей независимости от Киева. 90%, если не больше, проголосовали за независимость в форме Федерации.

Киев затем решил, что самую умную вещь, которую они могут сделать для завоевания сердец и умов граждан восточных Донецкой и Луганской областей и завлечения их назад к их незаконно навязанным мастерам в Киеве, это начать на них войну. Это гениальное произведение киевских фашистов вызвало вспышку вооруженной защиты граждан от обстрелов своих городов.

Отставной русский полковник Игорь Стрелков появился среди восточных украинцев (отныне называются новороссцами), организовал их в гражданское ополчение и блетяще повел их против сил фашистской киевской хунты.

Стало быстро понятно, что повстанцы эффективно причинили хунте непропорционально большее количество жертв, захватили оружие, боеприпасы и тяжелую технику, включая танки. Повстанцы были организованы в так называемые диверсионно-разведывательные группы (ДРГ). Это легко вооруженные и очень мобильные формирования. Они выживают за счет того, что не остаются на одном месте достаточно долго, чтобы привлечь вражескую артиллерию.

Но как им удается быть настолько эффективными против обученной армии, намного численно их превосходящей? Критицизм постоянно звучит в военных отчетах. Хунтовские боевые формирования продвигаются без защиты своих флангов и в результате оказываются в окружении армии ВСН в центре так называемого ‘поля смерти’. Но как могут ДРГ это делать? ДРГ выступают в обьединенных формированиях, которые остаются не обнаруживаемыми силами хунты до тех пор, пока не становится слишком поздно.

Монголы эффективно использовали, и не раз, очень простую тактику против средневековых европейцев, которую, похоже, используют и ВСН с такими же разрушительными последствиями. Монголы посылали группу воинов против укрепленного города и атаковали ворота. Армия местных лордов, предупрежденная о нападении монголов, была забаррикадирована за стенами крепости. Они осыпали дождем стрел, копьев и всем, чем могли, находящихся внизу за стенами монголов.

Через некоторое время монголы поворачивались и уносили ноги за ближайший холм. Местные лорды, видя это, приказывали опустить подъемный мост и отправляли свое войско в погоню за монголами в полной уверенности, что побьют их. Все шло хорошо, пока они не переезжали через холм, где монголы уже подготовили им трех-стороннюю ловушку с гораздо большей силой. Четвертая сторона затем закрывалась за войсками высокомерных и глупых лордов, и начиналась резня, после чего монголы ехали в незащищенный город и овладевали им без сопротивления.

Я думаю, это именно то, что ВСН делают с силами хунты. ДРГ вступают в бой с армией хунты, а затем отступают, заманивая киевских болванов к преследованию себя по “горячим следам”, растягивая свои линии и оставляя фланги незащищенными в “полях смерти”. Они повторяют это снова и снова. Эти ловушки стали известны как “котлы”. Это было проделано с малочисленными группировками.

Довольно часто упоминается, что силы ВСН составляют мужчины среднего возраста. “Где же молодые мужчины, которые должны быть вместе с теми, кто воюют за свою землю и свои семьи?” Они в России. Многие семьи, в которые входили молодые люди, были эвакуированы в Ростовскую область России. Там, после того, как их молодые семьи оказывались в безопасности, они проходили обучение в российских вооруженных силах, чтобы вернуться в Новороссию, когда придет время.

Все это было частью очень дорогостоящей, но убийственно эффективной общей стратегией в течение WW2. В то время как российские войска с небольшим снаряжением и боеприпасами месяцами находились в осажденных крупных российских городах, таких как Ленинград и Сталинград, советское правительство подготавливало и оснащало войсковые подразделения на востоке. Когда силы осажденных почти иссякали (и максимально изматывали отвлекаемые на себя силы немцев), свежие дивизии врывались на запад и захватывали немецкие войска.

Та же стратегия была использована в этой гражданской войне на Украине, но в гораздо более ограниченном и сжатом виде. Когда пришло время для перехода от ДРГ/монгольской тактики к наступательной стратегии WW2, Стрелков был освобожден от командования, чтобы освободить место для новой командной группы, которая прошла обучение вместе с подготовленными добровольцами Новороссии. Александр Захарченко и Владимир Кононов приняли на себя командование и объявили о прибытии 1200 обученных добровольцев в свои ряды (я думаю, мы можем с уверенностью сказать, что их было намного больше, чем 1200, и еще больше в пути). Эти добровольцы были обучены управлению танками и артиллерией. Наступление началось.

Войска хунты были стянуты на восток Украины и истреблены. К моменту завершения наступления, скорее всего, украинская армия или другие карательные силы прекратят существование. Это откроет новороссцам, вроде монголов перед ними, открытую дорогу на Киев.

До США, наконец, дошло, что должно вот-вот произойти, и они начали принимать экстренные меры для спасения хотя бы части территории Украины. Стали слышаться разговоры, в том числе и от Ангелы Меркель совсем недавно, о том, что федерализация Украины не такая уж и плохая идея, в конце концов. Одним из первых голосов был Джон Миршеймер (John Mearsheimer), который в публикации журналу Совета по Mеждународным Отношениям (СМО) Foreign Policy сказал, что федерализация является тонкой и разумной идеей. Многие эксперты обсуждали, что имел в виду Миршеймер. Никого, кажется, не удивило, что его призыв к федерализации был опубликован (и тем самым поддержан) официальным журналом. Никогда не забывайте, почему СМО стал бы призывать к повороту на федерализацию.

Обычные подозреваемые (воглавляемые банкирами) пытаются сохранить хоть какие-то территории от грядущей катастрофы. Они также пытаются подготовить аудиторию СМО (которую они до этого накручивали на полную фашистскую победу на Украине) к относительно мягкому приземлению и сохранить хоть какое-то лицо. Имидж – это все, когда вы лжец и пытаетесь удержать власть. Таким образом, многие (включая меня!), почуяли, что запахло жареным.

Поспешная встреча с Россией в Минске была организована в надежде на то, что Путин от их имени повлияет на новороссцев. Этого никогда бы не произошло, что лишь подчеркивает безумие и заблуждения психопатического мышления этих банкиров и олигархов.

К моменту встречи в Минске бегство на поле битвы началось полным ходом. Вопрос теперь в том, как все это закончится? Совсем не хорошо для банкиров и их свиных друзей, если вы спросите меня. Они нападали на Россию со всеми возможными пропагандистскими уловками, какие они могли придумать, чтобы добиться раскола между Россией и Европой или, по крайней мере, оправдать его. Им это не удалось в большой степени потому, что западная общественность не купилась на это. Их политические лидеры оттого и действуют неоднозначно, что они в курсе общественного недовольства, а также неудовлетворенности санкциями и их последствиями бизнес-сообществом.

Но мы уже видели раньше, что банкиры, будучи психопатами, упорно продолжали продвигать проигрышную стратегию. Мы вполне можем ожидать от них (через правительства США и Великобритании) давления на европейские правительства, чтобы увеличить экономические санкции на Россию и исключить ее из банковской системы платежей SWIFT. Они даже могут попробовать подтолкнуть крупные европейские страны (в частности, Германию и Францию) расположить войска на Украине в надежде, как минимум, на сохранение хоть какой-нибудь территории, или даже втянуть их в горячую войну с Россией. Отсюда и запланированная встреча НАТО и обращения за помощью к НАТО от Порки и Яца. Они бы не призывали к помощи НАТО, если бы не инструкции банкиров.

Я очень сомневаюсь, что давление банкиров будет успешным. Гораздо более вероятно, что оно будет иметь противоположный эффект в Германии и Франции (их правительств), которые открыто отвергнут эти ходы и, наконец, скажут “нет” Лондонским и Нью-Йоркским банкирам. Это было бы слишком безумным и увеличило бы внутреннее давление в этих двух ведущих странах Европы на сближение с Россией.

Это может означать политические перемены в этих правительствах. Кроме того, уже очевидно, что банкиры идут ко дну, т.к. Россия теперь продает нефть за рубли, а не за доллары. Газпром Нефть (дочернее предприятие) объявил некоторое время назад, что они достигли соглашений с большинством своих клиентов на использование евро, юаней или рублей при расчете за нефть. Правительство Великобритании в настоящее время призывает к исключению России из банковской расчетной организации SWIFT, но это будет иметь неприятные последствия для правительств Великобритании и США вместе с их мастерами-банкирами и в конце приведет к их собственной изоляции.

В интересах России (и мира) освободить Украину от фашистского правительства и влияния НАТО и уж точно от НАТОвских баз. Последовательная оборонительная политика России и человечный подход к киевским войскам поможет достичь этого. Возрастающие бесчеловечные действия киевской хунты и ее покровителей будут и дальше отчуждать граждан на западе Украины и способствовать достижению Россией (и Украиной) этой цели. Украина находится на грани полного социально-экономического коллапса, и Россия – единственная страна, которая одновременно способна и готова поставить Украину на ноги.

Как минимум, Новороссия (включая Харьков, Одессу и Приднестровье) уже свершились. Возможно будет и федеративная Украина, но, скорее, другие западные и центральные области вступят в Федерацию Новороссии на ее условиях. Я полагаю, что тем областям, которые не войдут в Новороссию, будет предложена финансовая и техническая помощь от России, но при условии, что они не будут иметь никаких договоренностей с НАТО. Европейцы не в состоянии никому помочь, но даже если они и сделают это, то им угрожает мятеж дома, поскольку они вводят меры жесткой экономии (потому что у них нет денег, как они обьясняют) на их собственное население.

Временное правительство Новороссии заявляет, что олигархи являются пережитками прошлого. Награбленные ими имущества и предприятия будут национализированы. Я думаю, что мы можем ожидать форму государственного капитализма, при котором государство владеет и управляет Центральным банком, инфраструктурой, добычей и переработкой ресурсов и военной промышленностью, поощряя свободное предпринимательство, предоставление потребительских товаров и услуг. Что будет с кредитами МВФ, я не уверен. Но я не могу представить, что они будут вознаграждены за их предательство любым всенародно избранным правительством.

Как уже говорилось, Россия видит базы НАТО на Украине как анафему, что для России не подлежит обсуждению. Глядя вперед, в будущее, Россия хочет кооперативное экономическое сообщество “от Лиссабона до Владивостока”. Это, естесственно, исключает извечных врагов России -Лондонских/Нью-Йоркских банкиров, которые финансировали украинских и российских олигархов, в прошлом большевиков, которые свергли царское правительство и ввели режим террора в России и на Украине, в процессе уничтожив миллионы людей. Это те, против кого действительно сегодня Россия, и она хочет использовать Украину в качестве “моста” между Западной и Восточной Европой, при условии что те смогут закрыться от банкиров и оттеснить фашистов (которые финансируются за счет банкиров). Россия сделает все, чтобы достигнуть этой цели, и будет готова предложить всевозможные стимулы всем частям Украины для этого.

Последнее перемирие, о котором договорились руководители Новороссии и представители хунты, вызвало столько слухов и мнений, что я решил сделать небольшой обзор в формате вопросов и ответов. Я напишу реальный анализ на следующей неделе. Я также использую эту возможность, чтобы объяснить мою личную позицию. Итак:

B: Ты за или против последнего мирного плана?

O: Ни то и ни другое. Во-первых, я еще не видел 14 согласованных пунктов, и, самое главное, я не верю, что этот план продержится.

B: Почему бы и нет?

O: Потому что против этого выступают все следующие группы: США, НАТО, укровские нацисты, большинство новоросских полевых командиров и большой сегмент российских националистических идеологов в России. Кроме того, Порошенко настолько слаб, что он, вероятно, не может диктовать свою волю другим. Наконец, укры и их западная спонсоры, нарушили все соглашения, которые они подписали.

B: Так ты считаешь, что данное соглашение является неважным?

O: Вовсе нет. Хотя бы потому, что его идеальные сроки выпустили много пара из анти-русский тусовки на НАТОвском саммите, который, в результате, не привел ни к чему, кроме сотрясания воздуха пустыми угрозами.

B: Так ты говоришь, что это победа для России?

O: Вряд ли, но это было эффективным способом разряжения потенциально опасной ситуации. Кроме того, сам факт, что ни ЕС, ни НАТО или США даже не были в Минске, – очень мощный символ того, что “незаменимая нация” и ее инструменты колониального господства не являются такими уж незаменимыми, в конце концов.

B: Но не даст ли прекращение огня репрессивным силам хунты (РСХ) возможность перегруппироваться?


Украинский солдат – Российский солдат

O: Да, но это уже не так актуально, потому что из-за размера ее стратегической глубины хунта может реорганизоваться и перегруппироваться в любом случае. Большинство подразделений РСХ ближе к передовой настолько побиты, что “перегруппировка” сильно не поможет. В лучшем случае (“лучшем” для РСХ, конечно), это перемирие превратит поспешное бегство в более или менее организованный отход и столь необходимый им перерыв. Но самое главное – всегда помнить: войны выигрываются силой воли, моральной силой и боевым духом. В отличие от русских, боевой дух укров был полностью сломлен ВСН. Посмотрите на изображение, циркулирующее в Рунете, которые я здесь прикрепил. Оно показывает раненого русского солдата (от 08.08.08, если не ошибаюсь) в войне против Грузии, и украинского солдата, захваченного в Новороссии (который стал известным его милитаристскими и нео-нацистскими видеороликами, размещенные на укровских социальных медиа). Этот фотомонтаж показывает кое-что важное: просто сравните решительное и непобедимое выражение тяжело раненного российского солдата и окончательно сломленное и напуганное выражение украинского “десантника”. Разница здесь не “русский” против “украинца” в этническом смысле (нет такого понятия, как “этнический русский” или “этнический украинец” – они все этнически смешаны), но разница в боевом духе русского солдата и украинского. И никакая помощь США и НАТО не смогут это изменить: в отличие от укра, русский знает, за что он сражается, и отсюда его решительность.

В: Как насчет Мариуполя?

O: А что Мариуполь?? Город по-прежнему окружен, и вооруженные силы Новороссии (ВСН) не отступят. Все, что сделало перемирие, – это “заморозило” ситуацию вокруг этого города. В лучшем случае, укры смогут использовать его, чтобы сбежать.

B: Будет ли польза для ВСН от прекращения огня?

O: Да. В тылу ВСН все еще есть несколько “котлов”, которые являются, так сказать, болью в заду. Будем надеяться, что укровские подразделения по взаимной договоренности будут выведены, сложив свое оружие. Если нет, то, пожалуйста, помните, что ВСН контролируют всю Новоросско/Российскую границу, и что “военторг” будет продолжать, не ослабевая.

B: Так ты говоришь, что все хорошо, и мы должны радоваться?

О: Вовсе нет. Во-первых, есть четкие признаки внутренней борьбы в Новороссии. Не только Стрелкова отстранили от контроля, очевидно, в результате шантажа, но также прошли слухи о попытке государственного переворота Антюфеевым вчера. Новороссцы опровергли эту информацию, другие же говорят, что переворот не удался, но нет сомнений в том, что существует реальная напряженность внутри Новороссии, и что в то время как одни поддерживают текущую стратегию переговоров (мы можем называть их “клан Захарченко”), другие явно выступают против него (мы можем называть их “клан Мозгового”). Аналогично и в России есть те, кто поддерживает эту стратегию (большинство “околокремлевских кругов”) и те, кто против него (Дугин, полковник Cassad, Эль-Mюрид, и многие другие пара-марксистские блогеры и активисты).

В: Так ты согласен, что это плохо для Новороссии?

О: Нет, я не говорю ничего подобного. Я думаю, что это, скорее, неизбежная временная фаза конфликта, которая не является ни триумфом, ни бедствием, а естественным следствием локальной ситуации.

В: Что ты имеешь в виду?

О: В отличие от большинства комментаторов здесь, я не верю, что ВСН были “предательски остановлены в том, что могло бы быть их победным маршем на Киев”. Поразительные успехи на юге полностью заслонили в сознании многих тот неоспоримый факт, что войска РСХ севернее Луганска все еще огромны, весомы и стоят на крепких позициях, что украм даже удалось (маленькое и бесполезное) контрнаступление в районе Дукучаевска, и что, вопреки предварительным сообщениям, Донецкий аэропорт по-прежнему не находится под полным контролем ВСН. Те, кто воображал, что ВСН вскоре двинулись бы дальше и взяли Одессу, Харьков, Днепропетровск или даже Киев, просто не понимают военную ситуацию. На данный момент ВСН не могут даже взять обратно Славянск, а не то что отвоевать всю Новороссию.

В: Как насчет мысли о том, что российские и укровские олигархи – реальные силы, стоящие за этой сделкой?

О: Какие олигархи? Ахметов не только потерял Донецк навсегда, даже материальная инфраструктура его активов сейчас находится в руинах. Активы Коломойского в Крыму были национализированы, и он теперь находится в схватке с Ахметовым и Порошенко. Что же до российских олигархов, они имеют ровно ноль интересов на что-либо в Донбассе. Они слишком умны, чтобы вкладывать инвестиции в такой опасный, неустойчивый и разрушенный регион. По крайней мере в краткосрочной перспективе, только российское государство будет предоставлять помощь по политическим причинам, российские же олигархи имеют намного более выгодные варианты, чем разрушенный Донбасс.

В: Хорошо, тогда как насчет обвинений в том, что вместо разрешения создания жизнеспособной и независимой Новороссии, Путин создал еще одно Приднестровье?

О: На чем основан этот тезис? На 14-ти пунктах плана, который никто не видел и который вскоре будет нарушен в любом случае?

В: Нет, на том факте, что вместо того, чтобы бороться с Порошенко и нацистами, новороссцы теперь вынуждены вести с ними переговоры.

О: Да ладно! Сколько раз я должен обьяснять, что, в отличие от Запада, у русских нет никаких проблем разговаривать со своими врагами? Изучите историю татаро-монгольского нашествия на Русь, когда русские князья всегда вели “переговоры” с ханами Золотой Орды, но тем не менее, это не мешало им регулярно восставать и бороться с ними. Россияне гораздо больше азиаты, чем европейцы, а в Азии говорить с твоим врагом – это нормально, это неотъемлемая часть войны. Если на Западе говорить или договариваться с врагом – это признак слабости, то в Азии признаком слабости является не говорить или договариваться с врагом.

В: Как ты думаешь, чего хочет Путин в этой войне?

О: То, что он всегда и говорил: единой, независимой, нейтральной, процветающей и дружественной Украины. Другими словами, “смену режима” в Киеве.

В: “Продаст” ли он Новороссию для достижения этой цели?

О: Я не знаю. В отличие от многих диванных генералов, которые, видимо, заодно подрабатывают телепатами и пророками, я не могу читать мысли Путина или предсказывать будущее. Все, что я могу сказать, что пока я не вижу признаков Путинского предательства или “продажи” кого-либо. На самом деле, надо обладать удивительной степенью слепоты или интеллектуальной нечестности, чтобы не заметить, что первым и немедленным следствием изменения лидерства Новороссии, что многие предполагали было приказом Кремля, было огромное и успешное наступление, которое сломило РСХ. Если бы Путин хотел “сдать” Новороссию нацистам, он легко мог бы это сделать до начала контрнаступления.

В: Ты по-настоящему любишь и доверяешь Путину, не так ли?

О: Нет, но я признаю, что то, что этот человек делает для России и мира, наполняет меня искренним восхищением, часто граничащим с благоговением, и что я не вижу абсолютно никаких признаков изменения им курса. Я вижу лидера, чьи методы и стратегии слишком тонки и сложны для понимания большинству “диванных глав государств”. Та же толпа осуждающих Путина, которая сейчас истерически орет про предательство, говорила в точности то же самое о Сирии, когда Путин в одиночку остановил атаку на нее. И когда русские сказали сирийцам избавиться от их (опасного и бесполезного) химического оружия, все те же Путинские ненавистники изо всех сил кричали, что это было окончательным доказательством российского удара ножом в спину. Теперь Асад, если еще не победил в гражданской войне, то уже провел успешное переизбрание, а Запад остался с носом и размышляет, как лучше заполучить помощь Асада в Ираке. Так что, я не обязательно “люблю” Путина, но я точно презираю Путинских ненавистников не только за их недальновидность и отсутствие опыта, но и за их умопомрачительную интеллектуальную нечестность. Они, как заезженная пластинка, постоянно повторяют: “Путин предал, Путин предал, Путин предал”. В России таких оголтелых националистов называют “горе патриотами”. Это такого рода патриоты, которые фактически не делают ничего полезного, но являются самыми голосистыми о том, что должно быть сделано. Я хочу пояснить, что я не имею в виду ни Стрелкова, ни Мозгового, ни каких-либо других настоящих патриотов, не согласных с Путиным. Я имею в виду тех, для кого обличение Путина является самоцелью, и которым, по сути, на все наплевать, лишь бы обвинять человека.

В: И все же, Новороссия хочет независимости, в то время как Путин хочет единую Украину. Разве ты не видишь здесь противоречия?

О: Конечно, вижу. И что? Это не значит, что одна сторона “плохая”, а другая “хорошая”, это просто показывает нам правоту американского выражения: “там, где я сижу, на том и стою”. Вопрос в том, как это противоречие будет разрешено. Я пока что не знаю и не берусь судить, потому что, в отличие от “профессиональных и на полной ставке ненавистников Путина”, я бы хотел основывать свои мнения на фактах, а не телепатиях или пророческих видениях.

В: Ты постоянно говоришь “Путинские ненавистники”. Это оскорбительно для многих!

О: Знаешь, что? Я не очень хороший парень. Я – прямой парень, который называет вещи своими именами, и если это кого-то оскорбляет, то добро пожаловать обнять плюшевого мишку и пойти рыдать в постель. Мое сообщение для них: взрослей и помни, что я тебе ничего не должен. Это мой блог, и я пишу его для взрослых, кто ценит правдивость и честность больше, чем сдержанность и соглашательство.

В: Как насчет Порошенко? Разве он не выиграл огромный перерыв, если не победу?

О: Я вчера смотрел последний выпуск бесценного укровского пропагандистского шоу “Шустер Live”. У меня было чувство, что я смотрел похороны. Хозяин и все его гости были в мрачном, печальном и квази-депрессивном состоянии. Хотя они и не хотели признать масштаба трепки, полученной их “непобедимой украинской армией”, было чертовски ясно, что размахивание флагами больше не стоит на повестке дня. Один укровский чиновник даже сказал : “Когда мы говорим о 30 до 40 тысяч вооруженных людей, мы *должны* говорить о накаленных “террористах” – это было уморительно. Так что, нет. Порошенко, далеко ничего не “выигравший”, имеет большие неприятности. Для начала, его собственный премьер-министр Яценюк абсолютно взбешен сделкой и не скрывает этого. Так же, как и Тимошенко. Я не буду даже упоминать нацистских уродов. Факт в том, что защита Порошенко теперь станет главной головной болью для местной станции ЦРУ в Киеве: этот парень имеет ОГРОМНЫЕ неприятности. Единственная его надежда в том, что на следующих выборах он будет выглядеть менее плохим и сумасшедшим, чем остальные. Это если предположить, что выборы состоятся, и что Ярош или Тягнибок не захватят власть и не казнят Порошенко за “тяжкие преступления, измену или работу агентом ФСБ” (он таковым не является, но кого заботит?!). Режим находится в настолько глубокой самообороне, что, хотя все знают, что этот план является на самом деле планом Путина, хунта прикладывает массированные пиар-усилия, чтобы убедить общественность в том, что это действительно план Порошенко. Россияне, как правило, просто улыбаются и счастливы позволить им присвоить заслугу (помните, что это Азия, где применяются другие правила).

В: Так что же будет дальше?

О: Как я уже сказал: я не пророк. Но вот то, что я знаю: Путин явно имеет полный контроль над Россией и Новороссией. Если он обещает, то он выполняет. Порошенко не контролирует ничего, даже “свою собственную” правящую коалицию. В Бандерастане сейчас нет реальной власти, даже местного ЦРУ. По этой простой причине я не вижу, как прекращение огня может продержаться. Я также не вижу большого изменения в военно-стратегическом балансе. ВСН гораздо более способные, чем РСХ, чье единственное достоинство заключается в большей стратегической территориальной глубине. РСХ имели (в прошедшем времени!) огромное преимущество в технических средствах и личном составе, но даже эта ситуация меняется. В плане технического вооружения, большая часть сейчас либо утрачена, либо в руках ВСН. Да, они по-прежнему имеют огромные резервы, но старого и плохо обслуживаемого оборудования. Что касается личного состава, то хунте явно все труднее находить достаточно людей, чтобы компенсировать свои огромные потери.

Просто задайте себе простой вопрос: если бы вы были укром, даже националистом, хотели бы вы присоединиться к РСХ, чтобы идти бороться против ВСН? Вот именно. Да, НАТО обещало 15 миллионов долларов. Этого, может быть, хватит украм для покупки, скажем, 10-ти старых использованных Т-72 или 3-х Т-80? Это смешно, на самом деле. Но даже если США обеспечит 150 миллионов тайной помощи, это даже не повлияет на баланс, не то чтобы нарушит его. Что касается ВСН, то они в порядке и, вероятно, получат еще больше подкрепления и современного снаряжения через “военторг”, но они не могут заходить слишком далеко. Как сказал один командующий ВСН: “До сих пор мы были освободителями, но мы не хотим стать оккупантами”. Общее правило простое: чем дальше на запад будут продвигаться ВСН, тем меньше она получат поддержки, и тем больше они подвергнут себя опасности партизанской войны, которую будут вести местные повстанцы. Гораздо более разумная стратегия – это ждать и смотреть, как укры будут грызть друг друга.

В: Почему ты думаешь, что это произойдет?

О: Несмотря ни на что, следующее до сих пор верно: “Украина всегда была искусственной страной, а Бандерастан еще хуже. Нет никакой реальной власти, даже хунта – это всего лишь “как бы” власть. Страна экономически мертвая, мертвая, мертвая. Экономический кризис пока на очень ранних стадиях, но отныне будет только хуже. Социально, люди все больше озлоблены, разочарованы и чувствуют себя обманутыми, но, в то же время, все меньше и меньше боятся говорить. Нацисты на сегодняшний день являются наиболее обьединенной и лучше вооруженной группой в стране, кроме теоретических “украинских сил”, которые, по крайней мере пока, не имеют лидера и поэтому не объединяются (может ли это измениться в будущем? может быть). В принципе, любой человек, который брал курс Общественных Наук 101 в колледже, скажет вам, что укры теперь повернутся друг на друга, хорошо если бы просто словами и идеями, но, скорее всего, насилием. Для ВСН гораздо лучше подождать, пока в Запорожье, Днепропетровске, Харькове или даже Одессе воцарится беззаконие, которое никто не сможет контролировать, чем попытаться взять их силой сейчас. Есть даже реальная вероятность того, что ВСН будут рассматриваться как освободители в этих городах, если хаос там достигнет уровня “безумного Макса”.

В: Что делать, если НАТО отправят подкрепление хунте?

О: LOL! Во-первых, я бы настоятельно рекомендовал нашим англо-американским “партнерам” (как говорят в России) сначала проконсультироваться с их немецкими, французскими и польскими коллегами, чтобы увидеть, если последние имеют приятные воспоминания об управление Украиной. Во-вторых, я хотел бы напомнить нашим англо-американским партнерам, что их поход на Ирак и Афганистан должен был стать праздником любви, который бы окупил себя. В-третьих, я хотел бы также подсказать им, что если им не нравится Малики, то им, скорее всего, не понравится Ярош. Конечно, отправка символической силы для маневрирования того, что осталось от укровских войск – хорошая идея. Это называется “демонстрировать флаг”. Но попробовать сделать что-либо значимое с использованием военных сил НАТО внутри Украины будет очень, очень опасно, даже если Россия не сделает ничего для ухудшения ситуации.

В: Как насчет ЕС?

О: Я думаю, что они потеряли волю (не то, чтобы у них ее было много!). Глупое выступление Олланда уже рушится: выясняется, что его громкое заявление было всего лишь “персональным мнением”, не имеющим юридической силы. Конечно, детский сад ЕС (Польша, Литва и др.) будет продолжать делать то, что и должен делать детский сад, но взрослые (Германия, Франция и др.) уже показывают признаки того, что им все это надоело. Я не ожидаю отн их поворота на 180 градусов за ночь, нет, но я ожидаю от них прекратить активно делать хуже. Одним из возможных признаков этого может быть снижение роли ЕС и усиление роли ОБСЕ.

В: А что насчет дяди Сэма?

О: Он абсолютно застрял в одном режиме: требования, угрозы, осуждения, требования, угрозы, осуждения и т.д. и т.п. Как правило, “агрессия” – часть этой мантры, за исключением того, что ни США, ни НАТО не имеют возможности для военного нападения на Россию. Что же до англо-американского “государства в государстве”, то оно будет продолжать попытки подорвать и экономически парализовать Россию. Но пока Путин в Кремле, я не вижу эту стратегию успешной.

В: Похоже, ты настроен оптимистично.

О: Если это и так, то только очень-очень осторожно. Я не вижу большой драмы, гораздо менее того, катастрофы, в том, что только что произошло. Я думаю, что у России хорошие карты в этой игре, и я не вижу никакой опасности для людей Новороссии. Для тех, кто хотел проехать на танке прямо на Майдан, я могу только сказать, что хоть я и разделяю их надежды и мечты, но политика – это искусство возможного, и что разумная политика – часто медленный и трудоемкий процесс. Максимализм хорош для подростков, а не для глав государств, чьи решения влияют на жизни миллионов людей. Таким образом, мой временный и предварительный вывод таков: пока все хорошо, даже лучше, чем казалось только 2 месяца назад, и я не вижу причин ожидать серьезного регресса в обозримом будущем.

В: Что ты считаешь самой большой опасностью для Новороссии прямо сейчас?

О: Политических междуусобиц. Я не знаю, если это возможно прямо сейчас, но я бы хотел увидеть появление бесспорного лидера Новороссии, который бы имел полную и фициальную поддержку Стрелкова, Захарченко, Бородая, Мозгового, Кононова, Ходарковского, Царева, Болотова, Губарева и всех других политических и военных лидеров. Это должен быть поистине Новоросский лидер, а не просто “проконсул Путина”, человек, способный вести переговоры с Путиным за интересы народа Новороссии. Я не хочу сказать, что эти переговоры не могут быть дружелюбными, хотя только потому, что нет и не может быть Новороссии против России, но этот лидер должен представлять интересы народа Новороссии, а не русского народа, чьи интересы (очень хорошо) представлены самим Путиным. Сейчас главная причина, почему Путин имеет так много влияния в Новороссии, в первую очередь в том, что пока нет реального Новоросского политического лидерства.

В Новороссии есть военное руководство, и даже они, вероятно, вынуждены более или менее делать то, что говорят им российские военные. Российско-Новоросский альянс мог бы быть значительно укреплен появлением такого по-настоящему независимого и по-настоящему Новоросского лидера. Новороссия не должна и не может быть микро-управляема из Кремля. Иными словами, я надеюсь на “Новоросского Насраллу”, который будет верным и преданным, но суверенным и независимым союзником Путина (кем Насралла является для Аятолла Али Хаменеи), а не пуделем, как Блэр или Олланд. Новороссии нужен представитель и посредник для переговоров, который действительно будет иметь мандат говорить от имени народа Новороссии. Пока этого не случилось, я всегда буду беспокоиться за будущее народа Новороссии.

http://vk.cc/2WoM2v

http://vk.cc/2WOjI7