Федеральные органы власти в Калининградской области начали масштабную операцию по нейтрализации немецких некоммерческих организаций (НКО). Накануне статус иностранного агента получила общественная организация «Ганзейское бюро», работающая на западе России с 1992 года. Через неделю Калининградский областной суд рассмотрит жалобу Немецко-Русского дома, который Минюст также грозит включить в список иностранных агентов. Правильно ли власть гасит немецкое присутствие в стратегическом для страны регионе? Чем опасны прогерманские общественники? Корреспондент «Совершенно секретно» разбирался в ситуации.

В начале этой недели Министерство юстиции России внесло в список иностранных агентов старейшую — с 1992 года – некоммерческую организацию российского эксклава  — «Ганзейское бюро/Информационное бюро земли Шлезвиг-Гольштейн в Калининграде». Весной министерство провело внеплановую выездную проверки бюро, выявив, как обтекаемо уточнили в ведомстве, «признаки НКО, выполняющей функции иностранного агента».

«ПРОСТИ, КЁНИГСБЕРГ!»

Узнать конкретную причину получения статуса иноагента у самой организации не удалось (почему бюро проигнорировало журналистскую просьбу прокомментировать ситуацию, остается только догадываться – Прим. ред.). Учредителем «Ганзейского бюро», кроме двух россиянок, выступает гражданка Германии Гудрун Шмидт-Кернер, награжденная в 2011 году медалью «За заслуги перед Калининградской областью» (в 90-е годы фрау организовала поставки в Калининград гуманитарной помощи для школ, детдомов и домов престарелых – Прим. ред.).

Согласно отчёту о деятельности «Ганзейского бюро» в 2015 году, поданному в региональное управление Минюста, НКО получила от немецкой фирмы из Киля „Förderung von Industrie, Handel und Gewerbe in Schleswig-Holstein“ («Содействие промышленности, торговле и ремеслу в Шлезвиг-Гольштейне») 2,2 млн рублей. Также в активе бюро освоение 638 тыс. рублей в виде грантов на проекты из российских и зарубежных источников.

Среди перечня мероприятий в 2015 году выделяется околополитическая поездка в Германию целого десанта пронемецки настроенной калининградской интеллигенции. Корреспондент «Совершенно секретно» был в той поездке в качестве журналиста и по итогам материалов был подвергнут публичному остракизму со стороны именно «Ганзейского бюро».

Речь идёт о серии семинаров в немецком городке Занкельмарк по теме «Восточная Пруссия – освоение памяти исторического региона». Туда прибыло много бывших жителей Кёнигсберга, которые вместе с калининградцами рассуждали об этом «освоении». Странности начались сразу за завтраком, когда на столы с кофейниками для калининградцев поставили таблички с надписью: „Reserviert für Ostpreußen“ («Зарезервировано для Восточной Пруссии»). На самих семинарах спикеры из Калининграда, чаще всего, посыпали головы пеплом за «потерянный Кёнигсберг».

Патриотичный участник семинара исправил на своей обеденной табличке «Восточную Пруссию» на «Калининградскую область»

Кульминацией посиделок в Занкельмарке стала презентация глянцевого альбома калининградского фотографа, ныне эмигрировавшего в Берлин, Дмитрия Вышемирского с красноречивым названием «Кёнигсберг, прости» (фолиант представляет собой серию мрачных чёрно-белых снимков из разных уголков Калининградской области с подростками-оборванцами, спившимися мужиками и сгорбленными старушками – Прим. ред.).

«Труд» Вышемирского был встречен немцами аплодисментами, но неожиданно был подвергнут резкой критике со стороны бывшей малолетней узницы фашизма Зинаиды Максимовой.

«Ну, нельзя же так показывать народу всё в чёрном свете! – обратилась Зинаида Владимировна к участникам форума. – В таких случаях я бы бросила фотоаппарат, взяла малярную кисточку и пошла красить дома. Вам вредно держать в руках фотоаппарат! Вы разлагаете! Вы убиваете всё, что есть святого у человека» (после перевода этих слов немецкая аудитория неодобрительно загудела – Прим. ред.).

ТИХОЕ БЮРГЕРСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Стоит отметить, что пронемецкое лобби в Калининграде – это сплоченный мирок, нередко «семейного типа». Например, заместитель директора «Ганзейского бюро» Татьяна Волошина является супругой журналиста газеты «Новые колёса» Александра Захарова, который накануне Дня Победы инициировал на страницах своего издания информационную диверсию, иначе не назовешь. Описывая взятие Кёнигсберга весной 1945 года, Захаров пишет, что советские солдаты, ворвавшись в немецкий госпиталь, «стали насиловать санитарок, медсестёр и пациенток». «Остановить этот кошмар было невозможно. Угомонились победители только ночью. На следующий день всё повторилось», — продолжил журналист.

Роскомандзор вынес предупреждение газете за «создание негативного образа советских солдат» и за «явное неуважение к дням воинской славы России», но никаких извинений на страницах еженедельника ветераны не дождались.

«Ганзейское бюро» тесно сотрудничает с еще одним старейшим региональным НКО — Немецко-русским домом (НРД), у которого на 1 июня этого года запланировано в областном суде рассмотрение жалобы на результаты внеплановой проверки Минюста. История с НРД – это уже «тяжёлая артиллерия». Хронология событий, приведших НРД к без пяти минут иностранному агенту, следующая.

Осенью 2014 года атташе по культуры Генерального консульства Германии в Калининграде Даниэль Лисснер выступил в стенах Немецко-Русского дома с политическим спичем, позволив себе дать оценку общественно-политическим событиям в иностранном государстве.

Немецкий дипломат Даниэль Лисснер любит перевоплощаться

«На протяжении полугода государственная пропаганда (в России. – Прим. ред.) в немыслимых масштабах обрабатывает население ура-патриотизмом, очернением, искажением фактов, полуправдами и просто ложью, — заявил, в частности, немецкий дипломат. — Кто справедливо критикует других, например, сомнительную роль Бандеры, должен спросить себя – почему этот город (Калининград. – Прим. ред.) всё ещё носит имя товарища, который в том числе отвечает как за преступления в Катыни, так и за депортации?»

ОТМЫТЬСЯ БУДЕТ СЛОЖНО…

Немецкий генконсул извинился за своего подчиненного, а МИД Германии отправил Лисснера на дипслужбу куда… – правильно, в Киев. После этой провокации Немецко-Русским домом и заинтересовались компетентные органы.

Выяснилось, что в 2012 году в стенах НРД прошел творческий вечер для калининградских школьников, посвященный поэтессе, уроженке Кёнигсберга Агнес Мигель. В современной Германии имя Мигель под запретом, в западной части страны переименованы площади и учреждения, названные именем поэтессы в период ФРГ. Всему виной – нацистское прошлое Мигель.

Живя в Восточной Пруссии, в начале 30-х годов прошлого века она подписала «Клятву верности» Гитлеру, а затем возглавила женскую ячейку НСДАП в Кёнигсберге. Мигель не скрывала своих нацистских взглядов, чему есть масса документальных подтверждений.

В частности, в письме к писателю Гансу Блунку (также нацистскому прихвостню) Мигель писала: «Когда я хоть немного думаю о моей родине и её судьбе, выглядит это так: мы должны стать единым национал-социалистическим государством или нас не будет! Это стало бы закатом не только Германии, это стало бы закатом и белого человека». После стихотворного панегирика „Dem Führer“ («К фюреру») Мигель была включена в «Список талантливых от Бога» как «выдающееся национальное достояние».

Несмотря на такое прошлое, Немецко-Русский дом открыл двери для «творческого вечера», который, к слову, провела учительница 33-й школы с вполне русским именем и фамилией – Нина Алексеевна Макарова.

Впрочем, президент НРД Виктор Гофман не видит своей вины в популяризации нацистской идеологии. «Если бы Агнес Мигель была официально внесена Министерством культуры в список нежелательных персон, и не задним числом – с 1945 года, то не было бы сегодня конфликтной ситуации, — сказал он в беседе с корреспондентом «Совершенно секретно». – Ведь в 2012 году, когда шел это вечер, никто не говорил о ней как о «нацистской поэтессе». В Калининграде выходили книги с её стихами, переведённые на русский. Но провокация Лисснера сделала свое дело. Всё совпало. Звёзды сошлись. Мы понимали, что после Лисснера отмыться будет очень сложно».

«Уверяю, здесь нет ни экстремистского подполья, ни фан-клуба Агнес Мигель, — продолжил Гофман. — У нас нет заграничных хозяев и кураторов. Думаете, кто-то нами управляет? Мы сами, российские немцы, управляем. Это наш дом, мы его выстрадали». Почему же заступаться за НРД в Калининград ездил лично посол Германии в России Рюдигер фон Фрич (в 2004-2007 гг. – вице-президент Федеральной разведывательной службы Германии – Прим. ред.), Гофман умолчал.

Немецкий бизнесмен и блогер Уве Нимайер, проживающий в России уже более 20 лет, частично солидарен с мнением Гофмана. «Думаю, пока официальные органы России не дадут официально понять, что Агнес Мигель не входит в состав исторического наследия, о котором Россия/Калининград должны заботиться, люди будут «уважать» Мигель, не зная весь объём её «художественных работ», — сказал Нимайер «Совершенно секретно». -  Как есть новый закон о нежелательных иностранных организациях, так должен быть закон о нежелательных иностранных исторических лицах».

«Я думаю, что всем в России понятно, почему не показывают фильмы Лени Рифеншталь. А я не вижу большую разницу между Мигель и Рифеншталь, — считает Нимайер.  - Просто Мигель написала несколько романтических вещей, но это не значит, что её фашистские взгляды менее вредны. Жаль, конечно, что НРД неправильно оценивает роль этой дамы. Немецко-Русский дом должен иметь особое чувство по этому вопросу».

По мнению историка, руководителя калининградского отделения Академии геополитических проблем Владимира Шульгина, руководство Немецко-Русского дома лукавит, говоря о «непричёмности».

«Радения в НРД укладываются в один план-стратегию: воспользовавшись русским менталитетом отзывчивым, жертвенным, навязать нам вину за «массовые» издевательства над «мирными» немцами 1944-48 гг., замечательными «российскими немцами», которые сражались против фашизма, но были репрессированы «ни за что» и т.д., вплоть до сочувствия крымским татарам с Джемалой, — сказал Владимир Шульгин «Совершенно секретно». — То есть полный уход от исторического контекста целого тысячелетия с «Дранг нах Остен», естественным образом завершившегося Гитлером и сейчас проявляющегося у Меркель».

ПРОПАЛ ДОМ…

Президент Немецко-Русского дома Виктор Гофман сейчас планирует даже менять вывеску на «Русско-Немецкий дом», но насчёт возможного скверного будущего категоричен: «Если нам присвоят статус иностранного агента, то дом будем немедленно закрыт».

У входа в Немецко-Русский дом в Калининграде гостей встречают фигуры подвыпивших немца с аккордеоном и русского с балалайкой

«Нам говорят, что ж тут такого, подумаешь – «агент». Мол, будете чаще отчитываться, а мы себе палку поставим, — продолжил Гофман. – Но нас это не устраивает! Какой я иностранный агент, когда весь мой род выжил и вырос в Советском Союзе. И российские немцы в Калининграде столько сделали для России… Вспоминаю 96-й год, когда мы договорились с немецкой стороной начать поставки гуманитарной помощи Калининграду. Помню, в порт пришел корабль с 500 тоннами продуктов. Причем, весь груз пришел на мой домашний адрес. Сотни килограммов колбасы, тушенки, детского питания. Мы все в город передали. И после этого получить сегодня такое пятно и нести его дальше… Не допустим. Кроме того, с таким «замечательным» статусом, я не думаю, что немцы станут нас поддерживать. Это было бы вообще дико».

По словам Гофмана, НКО готово отказаться от немецких денег (с 2012 по 2014 гг. Германское агентство по международному сотрудничеству перечислило НРД 30 млн. рублей. – Прим. ред.), но российская сторона не готова их поддерживать.

«И это несмотря на то, что наш дом создан в рамках российско-германских межправительственных соглашений и программ по поддержке российских немцев Калининградской области, — уточняет глава НРД. — Мы выходили с проектом построить на территории дома молодёжный хостел, чтобы самим зарабатывать, чтобы жить как нормальная общественная организация российских немцев, но сегодня эта идея задвинута в долгий ящик».

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5452/