Допрыгались. ЦБ не смог удержать ситуацию под контролем и все-таки вызвал уличную панику. Институциональных спекулянтов валютой в начале сентября не существовало (см. материал «В защиту Эльвиры Набиуллиной»). Зато сегодня спекулянтами стали все: и рядовые граждане, и рыночные торговцы из Азербайджана и Узбекистана (они традиционно оперируют крупными суммами наличных рублей), и практически весь средний класс, который имеет хоть какие-то накопления. Граждане и торговцы побежали в менялки, средний класс сдергивает рублевые депозиты и продает акции, а все полученное загоняет в банки на конвертацию.

В итоге рубль оказался под самым жестким давлением. И результаты уже налицо. Остатки на корсчетах коммерческих банков (реальный безнал в обороте), которые совсем недавно составляли 1,15 трлн. рублей, за считанные дни съехали до отметки в 0,6 триллиона, или фактически в два раза. Из этих денег 95% находятся в Москве, т.е. регионы уже на грани срыва в неплатежи. А впереди налоговый период.

По наличным в обороте текущую информацию отслеживать сложнее, ЦБ публикует ее раз в месяц, но и тут можно не сомневаться, что из 8 трлн. рублей наличных как минимум 1,0-1,5 триллиона будет к первому января потеряно. Ожидать наличного подкрепления от ЦБ не приходится хотя бы по той простой причине, что для этого нужно иметь остатки на корсчетах.

Но и это не самое печальное. Гораздо хуже, что в работу против рубля включились агрегаты М1 и М2, т.е. депозиты граждан и юрлиц. В М2 (точно не помню, а копаться лень) где-то 18-20 трлн. рублей. И это уже не шуточки.

Иногда мелкий бытовой факт бывает красноречивее любой статистики. Около моего дома спешно открылись две менялки, которые были закрыты последние 3-4 года. Лучшая иллюстрация к этому факту – пресс-релизы ЦБ со специфичным заголовком «О незаконных «точках» обмена валюты». ЦБ рутинно публикует эти пресс-релизы раз в месяц. На сей раз имеем два незапланированных свежака – 31 ноября и 2 декабря. Не исключено, что вот-вот может появиться и новенький. Это даже не смешно.

Что на сегодня? В краткосрочном меню получим недобор налогов, ибо их физически нечем платить, ведь на корсчетах всего 0,6 трлн. рублей, а квартальные платежи превышают 2,5 триллиона. Как следствие этого процесса – бюджетный кризис, ведь упадут не только налоги, но и таможенные платежи. Ну а далее - по бюджетной цепочке: недофинансирование, неплатежи по госзаказу, секвестр, проблемы в социальной сфере. И все это на фоне разрастающейся проблемы неплатежей. Просто гарантирую, что проблема неплатежей уже начала разрастаться. Обслужить производство ВВП в 60 трлн. рублей и бюджетный процесс в 20 триллионов при наличии на корсчетах всего 0,6 трлн. рублей технически невозможно. Деньги физически не могут иметь скорость оборота в 100 циклов в год и выше. В нормальных экономиках, с хорошей монетизацией, скорость оборота денег составляет 6-8 циклов в год. У нас было раза в два повыше. Но более 100 – это за гранью возможного.

Что делать? Уличная паника гасится только ПР-средствами, другого не дано. Как человек, хорошо знакомый с ПР-технологиями, отлично представляю себе, что сейчас происходит в пресс-службе ЦБ, как она отбивается от прессы, желающей взять интервью у Э. Набиуллиной. А глава ЦБ явно не торопится разъяснить ситуацию.

Но один ПР-ход уже сделан. В своем послании Федеральному собранию В. Путин уже пообещал простить всех граждан, которые вывели какие-то капиталы зарубеж, если они ввезут их в Россию, а так же пообещал не спрашивать их об источниках происхождения этих средств. Расчет очевиден и прост: широкие народные массы валютных спекулянтов должны тут же подумать, что вот сейчас сотни миллиардов вывезенных за рубеж долларов хлынут в Россию, обвалят курс доллара, а значит нет смысла перекладываться, сдергивать депозиты и т.д.

Увы, широкие народные массы валютных спекулянтов подумают иначе: пока вы там, в Думе и Правительстве, закон об амнистии будете готовить и принимать, как минимум полгода пройдет, я уж лучше сейчас переложусь, а потом посмотрим.

Этот ход явно не сработает. ПР-технологии требуют ясного и понятного заявления именно Э. Набиуллиной, с которым она должна лично и публично выступить. Выступить хоть в Госдуме, хоть перед собранием банкиров, хоть перед студентами в Высшей школе экономики, хоть в очередной раз у Познера. Она должна объяснить, что же произошло, и предложить некий план действий ЦБ по предотвращению катастрофического сценария. Если она не сделает этот шаг в ближайшие дни, то значит ей нечего сказать, значит, она не понимает, что происходит и не понимает, что делать. А ожидаемые неплатежи, недобор налогов и бюджетный кризис – это именно катастрофический сценарий.

Сегодня Госналоговая служба и Минфин могут хоть в лепешку разбиться, утаивая информацию о реальной ситуации на сегодняшний день, но она все равно выплывет наружу и породит очередную волну уличной паники. Кризис надо давить в зародыше, а не позволять ему разрастаться. Сможет Э. Набиуллина назвать вещи своими именами и предложить рецепт разруливания ситуации – честь ей и хвала, значит, в России появился достойный председатель ЦБ. Не сможет – дни ее в этой должности будут сочтены. При первых признаках неплатежей, недобора налогов и т.д. именно она будет назначена крайней. Ведь как ни крути, какие объяснения не придумывай, а всю эту кашу на ровном месте заварил именно ЦБ, и именно ЦБ довел дело до уличной паники.

Реальные экономические меры в распоряжении ЦБ есть, нужна лишь политическая воля, что бы их задействовать.

Первое, ЦБ должен начать выставлять на ММВБ в ежедневном режиме текущий плавающий коридор: по этой цене сегодня доллары продаю, по этой покупаю. То есть просто стать нормальным маркетмейкером, и не заставлять участников рынка ежедневно играть в угадайку с названием «А какой финт сегодня ЦБ выкинет». Уже случавшиеся ситуации, когда ЦБ непонятно чего ждет полдня, дает доллару улететь на пять рублей вверх, и только затем выходит на рынок, просто недопустимы. Ежедневный коридор может ползти как вверх, так и вниз, это уже искусство управления. Если таким искусством сегодня в ЦБ никто не обладает, то позовите Александра И. Потемкина.

Второе, ЦБ должен выдать экстренный и нерыночный кредит (своего рода рублевое QE) Сбербанку, ВТБ и быть может еще паре-тройке крупных банков в размере не менее одного триллиона рублей, дабы эти банки прокредитовали своих клиентов (а через межбанк и другие банки и компании) исключительно по налоговым платежам. ВТБ уже просит у правительства 250 миллиардов из резервного фонда, ЦБ может сделать это быстрее, но только кредит будет целевой, а не на « пополнение оборотных средств». Если в ЦБ не умеют это делать, то пусть позовут Виктора Геращенко, в сентябре-октябре 1998 года он проводил куда более сложные взаимозачеты. Быть может, триллиона и не хватит, значит, придется повторить. В 1998 году Виктору Геращенко пришлось делать это трижды.

Третье, до Нового года необходимо провести массированную ПР-акцию, начать которую должна Э. Набиуллина, продолжить Минэкономики и Госналоговая служба, а завершить Минфин. Цель акции – сбить девальвационные ожидания у широких народных масс, организовавших бегство от рубля. С высоких трибун необходимо убедить народ, что с налогами и бюджетом все в порядке, что доллар падать больше не будет, что у правительства достаточно резервов на непредвиденный случай.

Ну и, если Минфин захочет, он может публично поблагодарить ЦБ за то, что резервные фонды правительства в реальном измерении похудели практически вдвое (шутка, если кто не понял).

Если этого не сделать прямо сейчас, то….то см. выше.

С нетерпением жду, когда в СМИ попадет доклад С. Глазьева для президента о работе ЦБ, который он в эти дни пишет с огромным воодушевлением. «Вредительство», «диверсия против российской экономики», «вашингтонский обком», «подрыв авторитета президента» - весь этот набор клише и штампов будет в нем присутствовать в полном объеме.

В 1996 году Александр Величенков или Евгений Гильбо в подробно объясняли, как устроена эмиссия денег и их оборот. Тогда это ещё могло выглядеть как Откровение. Но сейчас, вообще то, пора перейти к стадии «да кто ж этого не знает!»

Поэтому вытащу в отдельный свои комменты этих месяцев:

Расчёты в любой стране обслуживают не только деньги эмитированные ЦБ (М1) или комбанками (М2) конкретной страны, но и расчётные средства других стран, попросту иностранная валюта в иностранных банках.

После ликвидации СССР рубль конкурирует как средство расчёта со всеми другими видами валют и их производными. С швейцарскими франками, монгольскими тугриками, но прежде всего с долларом США, производными от него и обязательствами , выраженными в долларе. Причём доллар эмитируют не столько ФРС США, сколько крупнейшие финансовые ТНК.

И достаточно рублю (как и любой другой валюте) хоть чуть покачнутся, как его вытесняют конкуренты. Срабатывает простейший эффект: хорошие деньги вытесняют плохие деньги. В наших учебниках лучше всего описан период 20-х годов, когда червонец вытеснял совзнак. Так по слабой валюте происходит инфляция и рост цен, а по сильной валюте – дефляция и падение цен. Так что только это явление способно спровоцировать т.н стагфляцию, т.е. одновременный рост цен при застое (реально спаде) в экономике. А это вызывает неизбежные политические последствия усугубляющие бегство от рубля, бегство капитала, спад. Разворачивается классический штопор кризиса.

Поэтому за тем, что творится с прошлого года на валютном рынке я смотрел с обалдением: «этого не может быть, так как этого не может быть никогда!»

Торговый баланс страны в большом плюсе. ЗВР огромные, в 5 раз превышают максимально необходимые по любой теории. Внешний долг государства и частного сектора ничтожен. Государственный бюджет сбалансирован, рассчитан на меньший уровень доходов, в нём заморожены огромные остатки на счетах, помимо резервных фондов.

И вот рубль начал падать без всяких оснований. Валюта начала утекать.

Если ХПП, «начальство оно что то знает», то обесценивать рубль надо было одномоментно, пресекая спекуляции. Иначе будет дороже, самое страшное начнётся бегство от рубля.

Если коррупция, дать возможность нажиться «своим», то это уж выбран самый разорительный для страны вариант: «украл на копейку, убытков на тысячи», даже для блатных банкиров такой вариант означает, что прибыли от спекуляций будут съедены удорожанием пассивов.

Глупостью тоже не объяснить: если ты учился по Фридману, так делать нельзя. Можно провозгласить таргетирование инфляции, т.е контроль инфляции. Но как это делать? Открываю учебник Сергея Рустамовича Моисеева (он как раз сейчас в ЦБ работает) Страна с предельно открытой экспортоориентированной экономикой. Нестабильный, мало предсказуемый валютный курс означает резкий рост нестабильности, попросту сворачивание производства, хеджирование валютных рисков, попросту бегство от рубля. Т.е стагфляцию. Этому помогает взвинчивание процентных ставок, удорожание кредита наводит «последний лоск» на труп экономики.

За все эти годы, за четверть века, Банк России так и не удосужился создать системы неинфляционного увеличения денежной массы «немецкая вексельная схема», «немецкая пенсионная система», «американская система производных от ипотеки» и т.п. и т.д. Он может лишь давать деньги банкам, которые их тут же несут на биржу. Но и не дать нельзя! Иначе банковский крах и паралич расчётов. Т.е. реально бороться с инфляцией, ростом цен в рф денежные власти могут лишь не выплачивая зарплаты, пенсии и пособия.

В итоге немного стабилизировать ситуацию тут поможет лишь монополия внешней торговли, обязательная продажа валюты, замораживание цен и карточная система. Вот тут то инфляция в газетах станет низкой.

В 1998 году Смоленскому дали 3 млрд рублей для стабилизации ситуации. Он купил валюты. В итоге валюта дорожает, валюты нет даже для закупки критического импорта, цены выросли, а если платить пенсии, то цены вырастут ещё. Тогда спасло советское наследство во всех смыслах. Сейчас его нет.

Ситуация на денежных рынках была дестабилизирована вопреки всем объективным обстоятельствам. Но рубль ещё используется для уплаты налогов. После Нового Года спрос на рубль должен был вырасти вопреки всему.

Но вводится т.н. «налоговый манёвр», что резко снижает налоговую нагрузку на нефтеэкспортёров, т.е. им надо продать меньше валюты. Дешёвый рубль ещё снижает потребность в рублях для экспортёров. И тут падение нефтяных цен. Налогов ещё меньше, рубль ещё меньше нужен.

Всё это усугубляется тем, что трансграничные операции с капиталом в России беспрецедентно дёшевы. Ограничения сняты. Нет, тех кто хочет вывезти капитал, ограничения не остановят, но дешёвые транзакции не просто выгодны спекулятивному капиталу, но позволяют легко гонять деньги туда-сюда, в итоге все расчёты лучше вести через западные банки, т.е рубль НЕ нужен, спрос на него и на услуги российских банков падает обвально. Никаких ограничений вводить не будут, о чём сказано официально.

Именно поэтому голосом Делягина разоряющийся российский бизнес требует покарать руководителей денежных властей России.

Но голосом Нарышкина власти рф одобрили политику денежных властей. Значит, так и надо. Им виднее. Начальству действительно ВИДНЕЕ.

http://cinecon.livejournal.com/17186.html

http://paidiev.livejournal.com/548792.html