О российской деиндустриализации хорошо сказал академик Валерий Кулешов, говоря о том, что нужно "воссоздать институт государственного планирования, от слов пора переходить к делу". Напомню, что у нас с в вами есть 2  подразделения, участвующих в создании капитала- подразделение средств производства и подразделение товаров потребления. Проблема совесткой экономики заключалась в перекосе в пользу подразделения средств производства в ущерб подразделению, производящему товары народного потребления, создав избыточные производства средств производства и избыточный спрос со стороны государства на оборонную функцию, вытеснив тем самым производство товаров для потребления.

В США сложилась ситуация иная: произошло избыточное развитие нового подразделения- финансового капитала, который поглотил 2 вышеперечисленных, в связи с чем и произошла массовая денидустриализация, так как финансовый капитал не создает капитал как таковой.

В свою очередь,чтобы началась реальная реиндустриализация, придется начинать сначала, с подразделения, производящего средства производства. Но тут могу заметить вот еще какую вещь: в условиях, когда были приватизированы средства производства, особенно те, кто производит энергетические ресурсы, эти средства производства неизбежно будут социализировать расходы, присваивая прибыль частным образом.

Россия - США сравнение экономика

Поэтому половинчатые и не до конца решенные проблемы преступной приватизации 90-х годов не дадут реального эффекта реиндустриализации, так как при капитализме реиндустриализация происходит только за счет поглощения рынков капитала. А вот эта тема- незаконной и преступной приватизации 90-х годов, так и остается табу, без которой решить реальную проблему реиндустриализации не представляется возможным. Или иначе, подразделение средств производства должно относится к общественному, а не частному капиталу, что позволит государству выполнять социальные функции в части здравоохранения, образования и обороны.

В условиях частного капитала оборонная фукция содержится за счет сбора налогов (ранее за счет перераспределения части прибавочной стоимости), постепенно вытесняя социальные фунции, заменив их на услуги, передав церкви и частному капиталу. Поэтому академик не до конца освещает данную проблему, в связи с чем я вижу повторение невыученных уроков- оборонпром будет развиваться в ущерб развитию товаров народного потребления и продолжения угнетения платежеспособного частного спроса, при значительном ухудшении социальной жизни общества в целом. Например, многие диабетики или онкобольные испытывают серьезные проблемы с лекарственным обеспечением.

Или еще можно сказать вот каким образом: без политического решения достижение объявленных экономических целей невозможно. В свою очередь, политическое решение заключается во взятии ответственности за это политическое решение на себя, а не в том,чтобы объявить о суверенитете или реиндустриализации. В обратном случае, без этого политического решения, государство и его политические,экономические, социальные институты будут продолжать деградировать, откатываясь все далее и далее назад, потому что шизофрения власти в стремлении к противоречивым решениям к иному результату привести не может, например, это "суверенитет" при встроенности в "глобальную экономику".

Итак, академик Кулешов:

— До последнего времени индустриальная и постиндустриальная экономики рассматривались как два последовательных этапа. Второй из них по определению считался более прогрессивным, открывающим возможности для скачкообразного развития новых технологий… Но сегодня становится понятно, что это не антагонисты и не отрицающие друг друга сущности, а, скорее, базис и надстройка. Без сырья, энергии  и оборудования невозможно самое ультрасовременное производство.

Это понимание приходит и к руководству страны. «За предстоящие полтора-два года необходимо сделать настоящий рывок в повышении конкурентоспособности реального сектора, — высказался осенью прошлого года Владимир Путин. — Сделать то, на что раньше потребовались бы, может быть, целые годы». Глава государства назвал одним из важнейших конкурентных преимуществ России её ёмкий внутренний рынок, который может быть заполнен качественными товарами собственного производства.

Идеологи деиндустриализации одним из её обоснований называли низкую конкурентоспособность продукции. Отчасти это можно было отнести к товарам ширпотреба, но промышленные (на станки, машины, оборудование, энергоагрегаты и т.п) и оборонные заказы поступали со всего мира — в том числе из стран, не бывших в политической зависимости от СССР. К примеру, советские вооружения покупали Финляндия, Индия, Индонезия, Иран, Ирак, Малайзия, Перу…

Деиндустриализация нанесла тяжелейший удар и по отечественной экономике в целом, и, прежде всего — по её группе «А», производству средств производства. На частично упомянутых мной 10 крупнейших предприятиях было занято в совокупности не менее 220-240 тысяч человек. Большинство из них являлись квалифицированными специалистами на высокопроизводительных рабочих местах. И счёт таким полностью утерянным крупным заводам в России идёт на сотни.

Но главная трагедия состоит не в остановке отдельных предприятий, пусть даже гигантов, а в разрушении народно-хозяйственного комплекса как некоего исторически сложившегося целого, «заточенного» на процесс воспроизводства и насыщения внутреннего рынка. Страна буквально опутана импортом. Это иллюстрирует совмещенный график собственного выпуска и ввоза металлорежущих станков. Две его линии, пересекающиеся где-то в 1996-1996 годах, образуют «технологический крест». Скачок в росте импорта станков совпал с началом периода восстановительного роста в экономике РФ и был обусловлен десятилетней стагнацией станочного парка. Но из-за рубежа ввозилось большое количество оборудования, бывшего в употреблении, поэтому говорить о решении проблемы за счёт импорта не приходится.

Правда, я не соглашусь с иногда звучащим тезисом о «полном разрушении» или «отсутствии» российской индустрии. Сохранилось ядро обрабатывающей промышленности: не менее 6-7 десятков предприятий с численностью занятых от 4 000 человек.  Большинство  из них расположено в Европейской части России, тяготея к Москве, Московской области и Поволжью.

Вторая особенность этого ядра состоит в заметном преобладании производителей оборонной продукции. Наконец, практически все обозначенные  здесь производства — либо предприятия с большой историей, либо созданные в 60-е и 70-е годы прошлого века. Тем не менее, это «ядро» может послужить вполне эффективным элементом или даже основой для восстановления отечественной промышленности до исторически необходимых объёмов.

Как и на позапрошлом этапе развития отечественной промышленности, катализатором реиндустриализации выступает оборонно-промышленный комплекс. ОПК рассматривается в качестве «лифта» для подъема гражданского машиностроения и станкостроения, генератора технологий двойного назначения.  В 2015 г. расходы на национальную оборону в РФ  планируются на уровне 3,3 триллионов рублей (около 50 млрд. долларов). Это составит 4,2 процента ВВП (против 4,4% в США). Приведенная ниже диаграмма демонстрирует устойчивый рост российских затрат на модернизацию и закупку новой техники. Такая тенденция требует, соответственно, опережающих инвестиций в НИОКР оборонного и двойного характера.

...Хотелось бы закончить рассуждения на оптимистичной ноте, но… Мешают два «но». Первое: реиндустриализация не начнётся благодаря частому повторению этого слова даже с самых высоких трибун. Обязательно должен быть восстановлен институт государственного планирования. Это особенно важно сейчас, при огромном дефиците инвестресурсов. Второе «но»: для достижения «Госпланом 21-го века» своих целей в стране необходим пересмотр приоритетов господдержки и, в целом, государственной экономической политики.

Как и во время кризиса 2008-2009 годов, правительство сегодня помогает прежде всего банкам, выборочным компаниям и отдельным регионам. Поддержка предприятий реального сектора экономики осуществляется по остаточному принципу. Это не может не влиять на структуру федеральной и региональной экономик...

Поэтому на всех уровнях власти, включая самые высокие, должно формироваться понимание того, что ни словесными мантрами, ни многочисленными совещаниями процесс реиндустриализации не запустить. Для этого необходима смена приоритетов и смелые организационно-экономические решения.

В свою очередь, у США своя "Mission: impossible", об этом пишет Пол Крейг Робертс. Иначе говоря, у каждой страны своя "невыполнимая миссия"- просто потому,что ответственность за уже перезревшие проблемы на себя брать никто не хочет- ни в России, ни в США, предпочитая решить внутренние проблемы за счет внешних.

Whatever Became of Economists and the American economy–Paul Craig Roberts

Пол Крейг Робертс. Это произойдет независимо от того,что говорят экономисты об американской экономике.

Согласно официальной экономической сказке, американская экономика начала свое восстановление с июня 2009 года.

Эта сказка поддерживает имидж Америки как убежища, безопасной зоны от экономических бурь, представив перед всеми это таким образом,что долларовый фондовый рынок неизменно растет , имея низкие процентные ставки. Этот образ заставляет безработных американцев винить в своих экономических проблемах себя лично, но никак не "not the mishandled economy" (буквально- "не справившуюся экономику").

И эта сказка живет, несмотря на то,что нет никакой экономической информации, которая бы ее подтверждала.

Реальный средний доход домохозяйств в течении многих лет стагнирует и находится на уровне ниже 1970-х годов.

Нет никакого реального роста продаж в розничной торговле в течении 6 последних лет.

Как может расти экономика, целиком основанная на "потребительском спросе" , если реальные доходы потребителей и реальные продажи в розничной торговле не растут?

Рост происходит не за счет инвестиций в производство. Зачем инвестировать в производство, когда продажи не растут? Промышленное производство, значительно деиндустриализированное, по-прежнему находится на уровне ниже докризисного.

Рост происходит не за счет строительства. Реальная стоимость общего объема введенного в строй объектов строительства резко сократилась с 2006 по 2011 год, отпрыгнув в стоимости только с 2011 в течении трех последних лет.

Как может расти экономика, если спрос на рабочую силу продолжает сокращаться? Доля рабочей силы от всего гражданского населения неуклонно снижается с 2007 года.

Как можно говорить о восстановлении, когда на самом деле ничего не восстановилось?

Понимают ли экономисты, что вся преподаваемая после 1940-х годов макроэкономика является ,мягко говоря, некорректной? Если экономисты это понимают,то почему продолжают поддерживать сказку о "восстановлении экономики"?

То же самое- отсутствие реальной экономики и реальных экономических решений, мы видим в Европе на примере разрешения кризиса суверенных долгов. В первую очередь, единственная причина того, что существует кризис суверенных долгов, состоит в том, что вместо того, чтобы списать ту часть долга, которая никогда не может быть выплачена,выплатив остальную часть долга, кредиторы потребовали невозможное – чтобы весь долг был оплачен.

В попытке достигуть невозможного, страны с крупной задолженностью , например, такие, как Греция, были вынуждены сократить пенсии, уволить государственных служащих, сократить расходы на социальное обеспечение, например, здравоохранение и образование, распродав общественный капитал, например, порты, коммунальные компании, занимающиеся водоснабжением или розыгрыш лотерей.

Эти меры "жесткой экономии" привели к снижению дохода правительства и снижению покупательной способности населения, а отсюда идет снижение правительственных инвестиций и потребления, что приводит, в свою очередь, по спирали, к новому витку снижения доходов. А поскольку экономика продолжает падение, то долг по отношению к ВВП все больше и больше увеличивается, тем самым увеличивается невозможность его выплаты.

Экономисты это знают с тех пор, когда об этом сказал Джон Мейнард Кейнс в 1930 году. Тем не менее, на данный момент мы не видим,чтобы наконец было принято политическое решение кризиса суверенных долгов.

Вероятно, это можно объяснить тем,что экономисты как таковые исчезли с планеты Земля. Или если таковые еще остались, то потеряли голос, поэтому не говорят ничего.

Теперь рассмотрим проблему "глобализма". Каждая страна почему-то была убеждена в том,что глобализм обязателен и что отказ от того,чтобы быть частью "глобальной экономики" означает экономическую смерть. На самом же деле, желание быть частью и встроенность в "глобальную экономику" является смертью.

Чтобы понять, каким образом США сеют экономические разрушения через "глобализм", рассмотрим этот вопрос более подробно.

Миллионы рабочих мест на производстве и связанных с определенными профессиональными навыками, например, программирование, которых можно было отнести к среднему классу, были экспортированы в Азию. В краткосрочной перспективе это дало снижение расходов на оплату труда , приведя к увеличению прибылей американских корпораций, но следствием этого же стало разрушение внутреннего потребительского рынка (платежеспособного спроса) на произведенные товары, в связи с чем мы на данный момент мы сталкиваемся с рынком труда с частичной и неполной занятостью (отсутствие платежеспособного спроса).

В свою очередь, домохозяйства не могут сформировать платежеспособный спрос на жилье, бытовую технику и мебель, что приводит к снижению из производства. Выпускники колледжа, не найдя работу, возвращаются к родителям, продолжая жить вместе с ними.

Неполная занятость не дает возможность для того,чтобы делать сбережения. Люди покупают автомобили потому,что имеют возможность 100% профинансировать его покупку, выплачивая за него кредит. В свою очередь, это стало возможным потому,что выданные кредиты можно продать через их секьютиризацию, тем самым стимулируя их приобретать в качестве "инвестиций", так как секьютиризированные кредиты дают высокую доходность. Производные финансовые инструменты являются "инвестициями", потому,что приносят "доходность"- и мы с вами имеем в наличии очередной финансовый пузырь.

В условиях, когда рабочие места экспортированы, американские заводы закрыты, местные власти начинают испытывать проблемы со сбором налогов. Это, в свою очередь, приводит к сложности в обслуживании накопленного долга , более того, проблема состоит и в том,чтобы продолжать выплачивать пенсионные обязательства, поэтому выплаты по ним снижаются. Снижение доходов пенсионера отражается в доходности его пенсионных накоплений, которые находятся или в нулевой или отрицательной зоне.

На самом деле мы только в самом начале распутывания этого клубка, который был основан на "потребительском спросе". Тем не менее, многие junk economists (мусорные экономисты) , нанятые американскими корпорациями в качестве их рупора, продолжают обещать американцам плоды, которая "принесет" "Новая экономика" в виде предоставления высокооплачиваемых рабочих мест , которые лучше, чем экспортированные рабочие места. Как я уже отмечал ранее, нет ни одного признака, который бы говорил об этих рабочих местах в нынешней экономике.

Почему же экономисты не протестуют против того,что американская экономика была вся вывезена зарубеж, тем самым глубоко "посадив" ее дома?

Глобализм также наносит серьезный урон развивающимся экономикам. Самодостаточные сельскохозяйственные общины были уничтожены преимуществом крупномасштабного монокультурного сельского хозяйства. Это вынудило людей покинуть сельскую местность и переселиться в города,что , в свою очередь, приводит к политической и социальной дестабилизации.

Тем самым мы с вами приходим к выводу, что глобализм- это инструмент американского империализма, который внедряется через неолиберальную экономику. Труд повсеместно угнетается , заодно уничтожая народы, культуры и окружающую среду.  И пропаганда настолько сильна, что люди продолжают участвовать в том,что приведет их к гибели.

http://taotan.livejournal.com/433307.html