Конечно, все «знают», что Индия — страна высокой духовности, все индусы занимаются религиозными практиками, что Индия — страна без проблем и рай для туристов. В последнее время к созданию такого сусального образа Индии приложили лапу и многочисленные турфирмы, рекламирующие свои туры и программы.

Ача Баба всегда писал во всех своих материалах на этом сайте, что поездка в Индию — это большой труд. Труд преодоления многочисленных объективных препятствий, с которыми путешественники сталкиваются в поездке по этой непростой стране, и внутренний труд, работа души и сознания, которые должны принимать самые неожиданные вызовы этой феерической и непостижимой реальности имя которой — ИНДИЯ.

Эта реальность может быть радостью и весёлым приключением, а может обернуться настоящим адом, кошмаром хаоса и неустроенности. В конечном счёте, многое зависит от вас самих.

Вашему вниманию предлагаются очень резкие заметки Скво и Бодхи. Ребята две зимы подряд провели в Индии и поделились с нами своим видением мрачных сторон индийской реальности. Ача Баба познакомился со Скво в Дхарамсале — она тогда находилась в самом начале своего первого путешествия и была полна энтузиазма.

Ача Бабе понравилось в их рассказах то, что они лишены задолбавшей всех, так называемой, политкорректности — всё очень прямо и без пощады. Оценки, обобщения и выводы естественно субъективны.

Итак, содрогнитесь!!!

Одной иллюзией меньше...

Статья Скво

В течение нескольких лет у меня была мечта — уехать в Индию. Это была моя самая заветная мечта. Индия в моём представлении была такой страной, в которую стоит только попасть, как сразу же просветлеешь. Мудрецы, йоги, мистики, — почти все они жили в Индии.

Таинственные Гималаи и океанские просторы манили меня, и я была готова покинуть европейскую цивилизацию навсегда и жить в Индии, вдали от людей, в небольшом простом доме, заниматься йогой и медитировать под руководством просветлённого учителя, которого я не могла не встретить в Индии, — я верила в это безоговорочно. И вот мечта сбылась, — я в Индии.

Атмосфера

Две недели мне потребовалось для того, чтобы привыкнуть к тому, что надо непрерывно обходить помои и навозные кучи (человеческого и животного происхождения). Индия — чудовищно грязная страна. И даже в горах, в тех самых священных Гималаях, ниже 3000 метров — нередко можно встретить многолетнюю помойку.

Индусы просто сбрасывают мусор с гор, и он покрывает гору метров эдак на 20-30 вниз сплошным зловонным ковром. И даже выше 3000 метров то здесь, то там валяются пластиковые бутылки, пакеты — такой мусор, который будет там ещё годами. И никому нет до этого дела.

Борцы за экологию так и остаются распространителями листовок с призывами «Сохраним природу в её первозданной красоте», а на деле ничего не меняется — с каждым годом мусор всё плотнее и плотнее покрывает Индию.

Большие города в Индии — это самый настоящий ад. Это не преувеличение, это правда. Толпы грязных людей, лишайных собак, коров, почерневшие от копоти и влажности полуразрушенные дома, бесконечные пробки на дорогах, транспорт без глушителей, смог, жара, мошкара, изуродованные тела нищих, тянущих к тебе руки, жёсткое психическое давление рикш и владельцев турагентств.

Шум стоит невообразимый, — такое впечатление, что все индусы постоянно что-то кричат. Даже когда они разговаривают друг с другом, они говорят очень громко, а уж если они что-то продают, то хочется заткнуть уши, — настолько неприятны для слуха вибрации тех звуков, которые они издают, чтобы привлечь внимание.

Пожалуй, самым ярким примером индийского ада является Варанаси — священный для индуистов город на берегу Ганги. Несчастная Ганга здесь похожа на мутный канализационный поток. Вдоль всей набережной с утра до вечера индусы сливают в Гангу все отходы своей жизнедеятельности.

Здесь омывают трупы и пепел от них бросают в реку, а то и просто трупы, — есть категории людей, не подлежащих кремации, их кладут на бамбуковые носилки и отправляют в плавание по реке.

Во время лодочного тура нередко можно увидеть мёртвое тело, дрейфующее по священной реке. Здесь же стирают бельё, моются, чистят зубы, купают детей. В реку сливают канализацию, и из неё же берут воду для приготовления еды. Сам город — это месиво шума, смога, грязи и жары.

Небольшие города чуть менее шумные, но суть нисколько не меняется. Все индийские провинциальные города, за очень редким исключением, на одно лицо и жить там невозможно.

Еда совершенно непригодна для употребления, — чудовищное количество острых специй напрочь заглушает вкус любой еды. Ешь ты курицу, или рис, или овощи — совершенно невозможно отличить одно от другого.

Нормы санитарии попросту игнорируются, так что еда, не прошедшая термическую обработку, может быть смертельно опасна. О привычных продуктах можно только мечтать, — в Индии нет супермаркетов.

Есть места, которые пользуются популярностью у иностранных туристов (количество таких мест не так уж велико — 10-15), и там есть специальные районы для иностранцев. Они спокойнее, чище, там есть неплохие кафе с европейской кухней. Но и они отравлены грязью, нищими, разрухой, болезненным вниманием к тебе, — всей той индийской атмосферой, от которой невозможно никуда спрятаться.

Единственное место в Индии, где, на мой взгляд, можно спокойно пожить какое-то время — это Дарамсала. Тибетцы — это единственное явление в Индии, которое вызывает у меня искреннюю симпатию. Я воспринимаю тибетцев, как удивительное явление природы.

Они самодостаточны и незаметны. Я ни разу не видела тибетца, который бы куда-то меня зазывал, пытался хоть как-то привлечь моё внимание. Крайне приятно видеть людей, которые сосредоточены на своей жизни. Их лица всегда выражают дружелюбие и спокойствие. Ни разу мне не приходилось наблюдать у тибетцев проявления таких негативных эмоций, как раздражение, агрессия, ненависть, нетерпение, жадность.

Поиск истины

Я честно пыталась найти в Индии людей, стремящихся к истине. Бесчисленные садху, так называемые, святые, не вызывали у меня никакой симпатии. Все они похотливо и жадно пялились на меня, точно так же, как и все остальные индусы. Многие из них непрерывно употребляют наркотики, называя свою наркозависимость поклонением Богу. Глаза их не выражают ничего, — никакого стремления.

Я уверена, что подавляющее большинство из них — это самые обычные нищие, которые таким образом зарабатывают себе на жизнь. В Индии выгодно быть садху, — подать милостыню святому человеку означает заработать хорошую карму.

А почти все индусы очень религиозны. Но религиозность их не вызывает никакой симпатии — они просто слепо исполняют множественные ритуалы, которые, возможно, когда-то и имели какой-то смысл, но с веками превратились в выражение инфантильности и тупости.

Они поклоняются куклам! И не дай бог ты подойдёшь к этой кукле, не сняв обуви. Куклы в Индии — на каждом шагу, и толпы людей приходят им поклоняться.

Мне посчастливилось пообщаться с несколькими людьми, которых называли йогами и мастерами. Это были самые обычные, омрачённые люди, которые знали мантры, янтры, веды, асаны и пр., и с помощью этих знаний они обманывали людей, которые приходили к ним «учиться».

Они хотят заработать денег, и ведут себя точно так же, как любые другие коммерсанты — разбрасывают рекламные листовки, зазывают прохожих иностранцев в храмы и ашрамы, вешают плакаты и вывески.

Некоторые из них не могут зарабатывать деньги таким путём, в силу занимаемой должности. Например, я наблюдала за главным пандитом известного ашрама в Ришикеше во время ритуальной церемонии, на которую ежедневно приходит достаточно большое количество и индуистов, и туристов.

Он вёл себя в точности так, как вёл бы себя хозяин большого дома, устроившего светскую вечеринку. Его внешность была очень яркой, бросающейся в глаза. Голливудская улыбка не сходила с его лица, он ходил между «гостей» и получал огромное удовольствие от того, что все обращают на него внимание, что все стараются поймать его взгляд, получить его улыбку.

Когда я подошла к нему и спросила, есть у него реальные результаты в борьбе за свободу, он попросил меня придти на следующий день, чтобы принять участие в очередной религиозной церемонии. В нём не было ни капли искренности, он не мог просто послать меня куда подальше, и выбрал такую вот форму ухода от ответа.

Я не знаю, — может быть где-нибудь в горах и пещерах Индии есть настоящие искатели истины, но мои поиски ни к чему не привели. На мой взгляд, в настоящее время просветление в Индии — всего лишь слово, обёртка самой обычной коммерции и получения впечатлений.

5 тысяч лет назад, когда создавались Веды, наверное, всё было по-другому, но сегодня Индия вызывает отторжение своей инфантильной религиозностью и коммерциализацией всего, что связано с темой просветления.

Когда я перестала искать учителей и мастеров, я хотела путешествовать, чтобы созерцать природу. Но это тоже оказалось невозможным. В один прекрасный день путешествие по Индии перестаёт быть приятным и интересным времяпровождением.

Причина этого в том, что находиться в обществе индусов — это испытание не для слабонервных. Если первое время удаётся не обращать на них внимание, получать впечатления от новой культуры, новых знакомств, новой информации, то в один прекрасный день выносить общество индусов становится невозможно.

Каждый раз, когда я выхожу на улицу, я знаю, что это не будет приятной, непринуждённой прогулкой, это будет непрерывной борьбой за свободное пространство, за право быть наедине с самим собой. Абсолютно каждый индус обращает на тебя внимание. Каждый из них что-то хочет от тебя.

Сексуальное внимание

Это совсем не то внимание, которое обращают на симпатичную девушку где-нибудь в Европе. Это тяжёлое, болезненное внимание.

Когда я прохожу мимо индусов, и все они смотрят на меня в упор, у меня каждый раз возникает такое ощущение, что я попала в джунгли и встретила на пути огромных человекообразных горилл, которые тут же обратили на меня внимание, и я не знаю, что они хотят от меня. Я не испытываю страха перед ними — я знаю, что они трусливы, и даже если у них есть огромное желание наброситься на меня, они не сделают этого потому, что чувствуют себя людьми второго сорта, бесправными по сравнению со мной. Я не ощущаю в них агрессии, но от этого ничего не меняется.

Есть ещё один тип сексуального внимания, который не так мрачен, как первый, но так назойлив, что хочется взять палку и отогнать от себя крикливых мартышек.

Суть этого внимания заключается в том, что какой-нибудь индус просто прилипает к тебе, непрерывно улыбаясь и извиняясь, умоляя тебя сфотографироваться с ним, поговорить с ним, посмотреть на него. Никакие вежливые формы отказа, как правило, ничего не меняют. И только жёсткая и довольно грубая позиция может остановить прилипал.

Я думаю, что это вид самой настоящей мании — именно так выглядят прилипалы. Они похожи на наркоманов, которые за то, чтобы получить кайф, готовы пойти на любые унижения.

А какими же ещё могут быть мужчины в стране, где на улице мужчинам и женщинам запрещено держаться за руки (не говоря уже чём-то большем!), из всех фильмов тщательно вырезаются все, хоть сколько-нибудь эротические сцены, женщины купаются в сари и безупречно маскируют все части тела, которые могут хоть как-то привлечь внимание мужчин?

Это болезненное сексуальное внимание, ежедневно и непрерывно бомбардирующее меня, где бы я ни оказалась, отравляет моё тело. Можно идти по помойке и успешно заниматься практикой, но в один прекрасный день тело не выдержит грязи и вони, отравится и начнёт болеть.

Внимание продавцов

В Индии очень мало мест, где продавцы спокойно и мирно сидят в своих магазинах и ждут покупателей. Обычно они невыносимо навязчивы, — они кричат из своих магазинов, они чуть ли не хватают за руки.

Не дай бог, ты посмотришь в их сторону или попробуешь объяснить, что тебе ничего не надо в их магазине, — это неизбежно повлечёт за собой ещё более настойчивое психическое давление. Я выбрала для себя жёсткую позицию — я не смотрю в их сторону, я никак не реагирую на их приветствия, крики, зазывания.

Но разве это жизнь — идёшь по улице, вся улица тебе что-то кричит, ты не можешь свободно смотреть по сторонам, чтобы не встретиться взглядом с орущими продавцами и не вызвать ещё больше криков и просьб?

Особое внимание хочу уделить бродячим продавцам, — это явление может окончательно превратить отдых в кошмар. Я уже привыкла к тому, что они могут идти за мной по улице и совать мне в лицо свои товары.

Я не обращаю на них внимание, и если продавец не отстаёт через 2-3 метра, я прошу его убраться с моей дороги короткой и резкой фразой «Отойди от меня».

Но я никак не могу привыкнуть к тому, что, когда я сижу в открытом ресторане и ем, продавец может стоять рядом, не обращая внимание ни на что, и настойчиво предлагать мне купить его товар.

Я не могу привыкнуть к тому, что я лежу на пляже, и каждые 10 минут ко мне подходит продавец и требует, чтобы я открыла глаза и посмотрела его товары. Если я молчу, он не отходит. Я могу отогнать его опять же жёсткой фразой, но разве возможно это вынести — вместо того, чтобы получать удовольствие от солнца и океана, быть постоянно наготове дать отпор, проявить резкость, грубость?

Этим людям всё равно, что ты о них думаешь, и если ты отогнал его сегодня, он неизбежно придёт завтра, послезавтра, через неделю. Он будет приходить каждый день. И это делает отдых невыносимым.

Внимание прохожих

Индусы воспринимают иностранцев, как... ну не знаю кого. Приведу для примера показательную историю, которую мне рассказал один австралиец. Один вполне обеспеченный и даже зажиточный индус увидел, что тот выбрасывает использованные пальчиковые батарейки и умолял его отдать их ему. Австралиец был крайне удивлён — зачем могут понадобиться неработающие батарейки? Индус сказал ему, что для него является ценным то, что эти батарейки — с Запада.

Очень часто мне приходилось наблюдать, что какой-нибудь индус подходит к мужчине, протягивает руку, задаёт вопросы (набор вопросов всегда одинаков — откуда вы? Первый раз в Индии? Где были уже?).

Причём кроме этих фраз они зачастую не знают больше ничего на английском, поэтому суть общения сводится к тому, что тебя используют в качестве получения впечатлений, реализации своей мании — потрогать белого человека, обратить на себя внимание белого человека, неважно какого, главное — иностранца.

Дети, как заведённые, просят шоколадки, рупии, часы, очки, — всё что угодно. Это автоматическая реакция при виде иностранца — использовать всеми возможными путями и методами.

Нищие

Они зачастую не похожи на людей. Когда я смотрю им в глаза, я не ощущаю ничего, что могло быть свидетельствовать о знакомых мне человеческих проявлениях — эмоциях, мыслях, желаниях. Кажется, у них только одно восприятие — «надо просить денег».

Это даже не желание, я не знаю, что это такое. Это форма жизни одноклеточного существа, которое каким-то непостижимым образом оказалось в теле, напоминающем человеческое.

Они не говорят по-английски, поэтому разговоры с ними абсолютно бессмысленны. Их можно отогнать только резким криком, чтобы они могли ощутить угрозу их до безобразия примитивному существованию.

Эпилог

Индия — красивая страна. Но то, что сделали с ней индусы, — это невозможно передать никакими словами. Они изуродовали всё, до чего смогли дотянуться. Века потребуются на то, чтобы уничтожить всю ту грязь, в которой утопает Индия.

Века — на то, чтобы эти люди смогли достичь того ментального и психического уровня, на котором сейчас находится обычный европеец.

Атмосфера, царящая здесь, не может не отравлять любого человека, в ком есть хоть какая-то ясность и свободолюбие.

Что касается меня, то я больше никогда не приеду в Индию. Мечта о сказочной стране не воплотилась ни на дюйм. Ну что ж, одной иллюзией стало меньше.

Индия — центр духовности мира

Статья Бодхи

Думаю, что многие «знают», что Индия — это страна, в которой люди занимаются йогой, духовным поиском, медитацией. Они также «знают», что индусы настолько поглощены своим духовным поиском, что пренебрегают цивилизацией, и поэтому живут не очень хорошо в материальном смысле.

Со словом Индия связана какая-то загадка, какой-то романтический туман. Для некоторых людей Индия олицетворяет их надежду, поскольку именно там — в Индии — есть истина и истинная духовность.

К сожалению, на самом деле дела обстоят не так. В этом коротком эссе я приведу некоторые мысли и наблюдения, частично противоречащие существующему романтическому ореолу Индии.

Я знаю теперь, пожив тут достаточно, что многие путешественники по Индии в своих рассказах бывают слишком необъективны. Кто-то начинает петь дифирамбы, закрывая глаза на реальность и принимая желаемое за действительное, а кто-то начинает сочинять какие-то уж совершенно явные небылицы, чтобы приукрасить свой рассказ.

Я в своём рассказе буду полностью объективен в том, что будет касаться каких-то конкретных событий, свидетелем которых я стал, а что касается выводов — тут, конечно, всегда будет субъективность.

Расовая дискриминация

Или попросту «расизм». Индия — страна узаконенной расовой дискриминации в отношении иностранцев. Да-да, именно в отношении иностранцев. И именно узаконенной. В фотогалерее, посвящённой Варанаси, я разместил фотографию правительственной инструкции, где чёрным по белому написано, что индусы должны платить за посещение архитектурных памятников определённого класса 5 рупий, а иностранцы — 100 рупий.

Это постановление было опубликовано в центральной печати Индии, так что никто и не скрывает этого факта. Любопытно также на билетах видеть надпись: «Билет для иностранцев». В Индии очень часто, если не вообще везде, белый человек должен платить во много раз больше, чем индус. Мне стало интересно — как сами индусы относятся к этому факту, и я решил поспрашивать их.

В офисе платного парка в Варанаси я обратился к начальнику и сказал, что я считаю себя оскорблённым, что это нарушение международного законодательства и обычного человеческого морального кодекса. Тот, к моему удивлению, не только не высказал никакой агрессии и вообще никаких негативных эмоций в мой адрес, но наоборот — согласился со мной, и даже дал мне адрес министерства в Нью-Дели, откуда и вышла эта инструкция.

Обычные индусы начинают хихикать и смущаться, когда им говоришь о том, что в Индии принята расовая дискриминация в отношении иностранцев, потому что белые часто должны платить больше, но сказать ничего осмысленного они либо не могут, либо не хотят, впрочем, как и по многим другим вопросам, требующим размышления и формирования своей позиции.

Кстати, в России существует такая же расовая дискриминация в отношении иностранцев. Посещение многих музеев, цены на размещение в гостиницах намного выше для иностранцев, чем для русских…

Сексуальные домогательства

Путешествие по Индии для белой женщины может превратиться в кошмар. В популярном курорте Гоа нередки обращения белых женщин в полицию с сообщением об изнасиловании. На чрезвычайно переполненных улицах индийских городов индийские мужчины и юноши будут всячески стараться коснуться как бы невзначай любой части тела белой женщины, вплоть до откровенных хватаний за попку и прочие части тела. Увернуться практически невозможно — толпа очень плотная, и индусов слишком много — ото всех не увернёшься.

Если попробовать догнать такого индуса и дать ему по шее, что я и сделал в одной из таких ситуаций, то столкнёшься с яркой и неприкрытой ненавистью, причём реакция окружающего тебя общества непредсказуема — одни начнут неожиданно горячо и многословно извиняться за такое поведение их соплеменника, предлагать помощь, защиту, просить забыть об этом позорном факте и не обижаться на Индию и индусов, а другие могут накинуться на тебя как дикие животные. Поскольку вторые всегда активнее первых, то в целом можно признать опасной попытку защитить белую женщину от домогательств.

В описываемой мною ситуации, компаньоны того индуса оскалили зубы, как это делают обезьяны, стали на меня орать и размахивать руками, и хоть так и не предприняли попытки физически дать мне сдачи, но думаю, что только потому, что почувствовали мою решимость и способность взгреть всех троих, и потому, что я не был слишком жесток в своих реакциях.

Когда белая женщина идёт по улице, практически все мужчины ТАК пялятся на неё, причём в упор, неприкрыто, с каким-то звериным вожделением, что для обычной женщины ходить по улицам — это просто непрерывная пытка.

Мало того, целые стаи рикш, продавцов чего угодно и просто зевак будут непрерывно осаждать белую женщину криками самого разного свойства, в том числе и такими, которые даже у самих индусов могут вызвать возмущение — бывало и такое.

Да, обращаю ваше внимание, что речь идёт не об одинокой белой женщине, а о белой женщине, плотно сопровождаемой белым мужчиной. Положение белой женщины, одиноко идущей по улице в толпе, совсем незавидное.

Настоятельно рекомендую по улицам больших городов и в тёмное время передвигаться группами не менее, чем по 4 человека — так намного надёжнее, чем вдвоём.

Наркомания

Наркомания в Индии развита повсеместно. Десятки, если не сотни миллионов людей являются в полном смысле слова наркоманами — курят марихуану, жуют бетель и что-то там ещё, глаза у них выглядят как стеклянные, и когда вступаешь с ними в контакт, то кажется, что их мозг полностью атрофирован.

Кажущаяся свобода индусов от негативных эмоций, которая так поражает русского человека, не является таковой в каждом случае — просто многие индусы до такой степени омертвлены и ленивы, что даже негативные эмоции у них не проявляются.

Конечно, когда ты попутешествуешь по Индии не в вагоне AC, а в обычном слиппере, не в автобусе де-люкс, а в обычном рейсовом, ты легко заметишь, что негативные эмоции у индусов конечно же есть, и довольно много, просто они их не проявляют, подавляя себя, или проявляют короткими вспышками.

Нельзя не подчеркнуть, что в сравнении с русскими людьми индусы на порядок, на два порядка менее погружены в агрессивные Негативные Эмоции, но сдавливающие Негативные Эмоции здесь распространены повсеместно — жалость к себе, грусть, тоска, серость, обыденность и т.п.

Преступность

Индия — страна довольно опасная как для путешественника, так и для самих индусов. Людей здесь очень много — миллиард, а умственное развитие многих из них, как мне кажется, находится на не слишком высоком уровне, по сравнению с европейцами, и в том числе по сравнению с русскими. Индуисты и мусульмане находятся в состоянии непрерывной вялотекущей войны, и время от времени они пытаются подгрести под себя христиан и буддистов.

Ни о каком мирном сосуществовании многих религий здесь и говорить не приходится — это всё сказки. Они сосуществуют тут, потому что просто не могут иначе — нельзя же всех убить — приходится жить вместе, но кордоны полицейских, охраняющих соседствующие индуистские и мусульманские храмы, — обыденная вещь. Посмотрите сводки — там убито 100 мусульман, тут убито 1000 индуистов... — посмотрите на www.india.ru новостную ленту — там можно найти массу информации такого рода.

В одном селении односельчане собрались да и сожгли влюблённую парочку — нельзя им влюбляться, они из разных каст, в другом месте взорвали автобус с 50 людьми и несколько храмов и т.д.

Если среди миллиарда людей исчезнет десяток-другой туристов — кого это будет волновать? Смерть в Индии — обычное дело, и труп, плывущий мирно по Ганге, ни у кого не вызывает интереса — ну труп, ну плывёт... и пусть плывёт. Исчез турист? Жаль, да...

Туристы в Индии пропадают постоянно, а кое-где на них идёт целенаправленная охота, как, например, в самом бедном штате Бихар, где популярный буддийский центр Бодх Гайя привлекает туристов.

Здесь ситуация настолько сложна, что власти штата даже предприняли попытку приставить к каждому путешествующему туристу полицейского (за твои же деньги, разумеется). Местные бандиты перекрывают дороги, тормозят туристические автобусы и такси, захватывают в плен, грабят, а иногда и убивают туристов.

Да, это происходит лишь время от времени, но думаю, что те, кто оказался захвачен, ограблен, изнасилован или убит, будут мало утешены тем обстоятельством, что большая часть туристов благополучно возвращается домой.

Во всяком случае, мнение самих индусов в этом сходится — опасно путешествовать по дорогам Бихара, так что туристические автобусы попросту отменили, и из Варанаси в Бодхгайю приходится добираться кружным железнодорожным путём через Гайю.

Гулять в темноте по индийским городам крайне не рекомендуется за редчайшими исключениями — например это можно делать с известной осторожностью в Дарамсале, Гоа, Ришикеше, Катманду и Покхаре в Непале, а темнота тут наступает в зимний сезон в 5 часов вечера.

Вот прямо сейчас, когда я это пишу, за окном в темноте проносится большая толпа дико орущих людей — они то ли бьют кого-то, то ли убивают, но я бы не хотел сейчас случайно там оказаться. А ведь это самый центр самого туристического района, самого культурного города Индии — Варанаси.

На ночь очень многие, если не все 100% офисов и гостиниц и любых других учреждений, закрывают свои входы эдаким железным занавесом гаражного типа — тоже не от хорошей жизни.

Сидишь ты, скажем, в Интернете часов до 10 вечера, возвращаешься в свой отель, и утыкаешься в задраенную стену. Как правило, везде есть звонок, но в одном из отелей этот звонок был расположен на такой высоте, что дотянуться до него мог только высокий европейский мужчина, так что моей спутнице пришлось применять навыки скалолазания, чтобы до него добраться. (Средний индус имеет рост около 150 см.) Но это уже тема следующаяпро бардак.

Бардак

Индия — страна фантастического, жутчайшего бардака, который не поддаётся никакому описанию. Путешественники пишут про это с некой долей юмора, но какой уж тут юмор. Если бы это был своего рода Дисней-Лэнд, то да — в этом была бы своя прелесть. Но ведь это не Дисней-ленд, здесь живут люди, и живут они здесь откровенно плохо. Приведу пару примеров.

1) Я покупаю в крупном индийском городе Лакнау билет на поезд в Варанаси. Кассир мне сообщает, что я не смогу купить билеты в спальный вагон, а только в общий, и уже в самом поезде я смогу у проводника доплатить, если будет свободное место в спальном вагоне.

Мне трудно объяснить — что такое индийский общий вагон — это сделать невозможно, для этого нужно быть Данте или Лермонтовым, ну скажем так — люди там порой ходят в буквальном смысле по головам друг друга, поскольку первый слой забит телами пассажиров.

Проводников в индийских вагонах нет. Они лишь время от времени появляются откуда-то и куда-то исчезают. Поэтому, конечно, я предпринимаю ещё несколько опросов, и убеждаюсь — нельзя купить билет в спальный вагон — только в общий и затем доплачивать. (В спальном вагоне царит почти комфорт — на твоей полке будет сидеть всего лишь 3-5 человек — это не преувеличение — это реальность — от 3-х до 5 человек сидят на нижних полках, а то и более).

Делать нечего — моя спутница встаёт в очередь для женщин (там есть несколько очередей для мужчин, и одна очередь для женщин, поскольку женщины в Индии зачастую находятся на положении домашней прислуги-наложницы, и такие эмансипированные женщины, которые сами способны покупать билет, встречаются нечасто).

Я почти не удивился, когда кассир продал ей без лишних вопросов билет в спальный вагон. Кассир также сказал, что поезд отходит в 10. На самом билете нет ни номера поезда, ни времени отправления, ни номера вагона, ни тем более места.

Самое время пойти в справочную. Стоять в справочную в общей очереди — пустой номер, поэтому я как белый человек захожу с чёрного входа прямо в комнату служащего, и вижу такую картину — вдали у окошка тусуется чернь, и пытается что-то прокричать и услышать.

Четверо служащих, которые должны выдавать информацию, мирно сидят в семейном кругу и пьют чай, о чём-то беседуя друг с другом, и лишь изредка кто-то обращает своё внимание на эту дырочку в стене и что-то туда кричит. Не подумайте, что это просто был обеденный перерыв — просто там так работают.

В справочной к моему появлению с чёрного входа относятся с большим пониманием, и мне вежливо все четверо разъясняют, что поезд уходит в 8-40, и что места на билетах мне проставит главный инспектор. У кабинета инспектора какой-то человек подметает пол. Я открываю дверь — внутри никого.

Постояв минуту (человек у входа продолжает возиться и поглядывает на меня с интересом, как и все индусы), я собрался уйти, но по наитию спросил у околачивающегося — не знает ли он, где инспектор? Инспектором оказался он. Никаких мест проставить он не смог, но зато сообщил, что поезд отправляется в 8-50, и даже написал на билете номер поезда.

Что касается номера вагона, то эта детализация была уже чрезмерной, да и пользы в ней немного — дело в том, что номера вагонов в индийских поездах — это предмет особой заботы. Не каждому удаётся найти этот номер на вагоне в темноте — я, к примеру, не смог, когда ехал на поезде в Лакноу — мне помогли — оказалось, на уровне чуть ниже пояса рядом с входом в вагон едва-едва заметно мелом было написано S3, что и означает спальный вагон номер 3.

Разумеется, что при таком положении дел на перрон мы прибыли загодя — в 8 утра. Поезд подали как раз к 8 утра, и мы, найдя пару свободных мест, с удовольствием их заняли. Ровно в 8-20 поезд тронулся. В ответ на мой изумлённый вопль — «на пол-часа раньше, чем по расписанию!» индус — сосед по купе — сказал — «Это Индия...»

Впрочем, поезд тут же затормозил и отправился окончательно в 9-00. В Варанаси поезд прибыл с 2-х часовым опозданием (на 10-часовом отрезке пути). Любопытно, что последние 2 часа поезд шёл в полной темноте, но свет в поезде так и не включили.

Этот рассказ хочу дополнить ещё одной маленькой деталью — когда я собрался уезжать из Варанаси, и поехал покупать жд билет, то оказалось, что купить билет я могу только при том условии, если предъявлю оправдательный документ — откуда у меня взялись индийские рупии. То есть я должен был предъявить документ из обменника.

На всём пути до Варанаси за все годы путешествий я ни разу не сталкивался с таким странным требованием — его ввели в этом году, и поэтому, конечно, справкой не запасся, да в других городах никому и в голову не приходило думать о таких справках... так что пришлось срочно ехать в обменник, и об этом как раз будет следующая история, демонстрирующая выдающийся хаос, царящий в Индии.

2) Итак, в Варанаси мне надо обменять доллары на рупии. Поясню для незнающих, что Варанаси — крупнейший культурный и туристический центр Индии, так что проблем с обменом быть не должно, ведь даже в таких мелких городках, как Дарамсала, Ришикеш, Арамболь, обменники на каждом шагу. Но не всё так просто — обменников в городе просто не оказалось.

Само по себе это ещё не удивительно — ну нет обменников, так поменяю деньги в любом магазине, торгующим ювелирными изделиями или шёлком или коврами и т.п. Можно поменять деньги и в своём отеле (по грабительскому курсу). Но мне-то нужна справка, без которой я не смогу купить билеты и уехать из города.

Хорошо, в городе должны быть банки. И в самом деле, банки тут есть. Первым делом я посетил Bank of India, где мне сказали, что сегодня доллары они не меняют. Следующим был Андхра банк, где мне сообщили, что наличные доллары они не меняют, потому что у них там в Нью-Дели что-то с чем-то не сходится (понять индусов, говорящих по-английски, не всегда возможно — во-первых плохое произношение, а во-вторых, они ещё могут непрерывно жевать свой наркотик — бетель, и тогда рот их наполняется слюной кроваво-красного цвета, и чтобы сказать что-то, они запрокидывают голову, и говорят, словно горло полощут), а снять деньги с кредитки я не могу, потому что в городе уже который день не работают все телефоны.

Завтра ситуация осложнилась, поскольку в городе неожиданно настал фестиваль, и по этому случаю все банки были закрыты. Менеджер одного из банков мне сказал, что завтра банк будет возможно открыт, хотя фестиваль будет идти три дня, но будут ли они менять деньги — никому не известно.

Не подумайте, что мне как-то особенно не повезло с попаданием на фестиваль. По сути, никакого такого особого фестиваля нет и в помине, поскольку фестивали эти у индусов проходят чуть ли не каждую неделю. Богов у них очень много, и многие боги имеют свой «фестиваль», более или менее распространённый среди местных.

К счастью, с помощью справочника я нашёл единственный в городе обменник, который и выдал мне искомую справку, поменяв 100 долларов по низкому курсу.

Я решил из принципа довести дело до конца, и пока мы жили в Варанаси, я каждый день исправно ходил в 3-4 банка, где меня кормили «завтраками», и слушал всё новые и новые объяснения — почему они не меняют деньги. Наконец, настал момент истины — на улице не было фестиваля, все телефоны работали, был обычный будний день, и работникам банка не было на что сослаться, и во всех банках мне отказали в обмене без каких-либо вообще объяснений — не меняем и всё тут. Раньше мне они этого не говорили — ссылались на объективные затруднения.

Также интересно, что на вопрос «а где же я могу поменять свои доллары на рупии», ни в одном банке мне не подсказали обратиться в ту самую единственную обменную контору, которая находилась в 2-х минутах ходьбы. Просто пожимают плечами и вальяжно-вежливо улыбаются. Да, с этим всё в порядке — всё очень вежливо, даже с симпатией, без наглых ухмылочек и т.п. Но по сути — разве это не варварское отношение к туристам?

Закончил я свой обзор одним неблизким отделением Bank of India, где уж точно меняли деньги. Сидя в кресле и наблюдая, как банковский работник готовится меня обслужить, я подумал о том — как же сложно туристам в Индии... и тут заметил маленькую табличку, на которой написано, что банк принимает к обмену дорожные чеки, ещё какие-то очень редкие бумаги, а вот наличные в любой валюте не принимает.

Это тем более удивительно, что любой турист знает — в Индии часто бывают очень серьёзные проблемы со снятием денег с кредитной карточки, и дорожные чеки тоже не везде берут, а вот наличные — пожалуйста.

Представляете — каким капканом может обернуться для туристов посещение Варанаси — крупнейшего «культурного» и экскурсионного центра Индии?

Кстати, на лицах туристов, встречающихся на улицах Варанаси, лишь изредка можно заметить улыбку или обычную туристическую ленцу и безмятежность — чаще видишь ожесточённость, озабоченность или потерянность.

Вряд ли хотя бы 5% этих туристов поедет в Варанаси ещё раз и порекомендует это сделать друзьям... и после этого индусы говорят, что мол они зарабатывают так мало, а европейцы так много, и мол поэтому европейцы должны везде платить больше... вот поэтому они и зарабатывают мало, что у них хаос практически везде, и в первую очередь — в их обезображенных коррупцией, ленью, тупостью и наркотиками мозгах.

Помойка

Индия — это страна-помойка. Встречаются места достаточно облагороженные, но крайне редко. Не найти слов, с помощью которых можно было бы описать тот ужасающий срач, который царит везде — на улицах, в общественном транспорте.

Не знаю — ходят ли индусы в туалет у себя дома, но на улице они делают это повсеместно, не особенно стесняясь, прямо среди всей толпы на самых центральных улицах — отошёл к стеночке, и пописал, и всё потекло во все стороны. Тут же сидят детишки и какают, тут же срут коровы, тут же валяются грандиозные кучи мусора и т.п.

Интересно наблюдать сценки на набережной Варанаси — индусы считают Гангу священной рекой, которая должна стерпеть всё.

Сюда они сбрасывают останки сожжённых на берегу мёртвых человеческих тел, тут же срут коровы, сюда же сливаются нечистоты, и тут же тысячи людей совершают омовение, чистят зубы и полощут рот этой водой, тут же они моются, тут же стирают бельё — всё в одном месиве.

Даже опустить палец в реку здесь страшно.

Болезни

Неудивительно, что в Индии широко распространены самые злобные заразы, какие только есть — холера, тиф, проказа, малярия, ВИЧ и т.д.

Индия к 2000 году заняла почётное первое место в мире по уровню заболевания ВИЧ, и в 2010 году прогнозируется 30 миллионов ВИЧ-инфицированных.

Пить в Индии воду из под крана — это всё равно, что бросаться под поезд — тебя ждут разнообразные болезни, начиная от каких-то злобных амёб, которых никогда уже не вывести из организма, кончая тифом.

Покупать на улице «пирожки», которые здесь пекут на каждом шагу — тоже возможный путь к тифу или к дизентерии. Есть мороженое — то же самое. Питаться можно только в ресторанах, да и то с оговорками — не брать салатов из свежих овощей и т.п.

Лень

Индусы бесконечно ленивы. Беспредельно ленивы. Они, кажется, никогда и пальцем не пошевелят, чтобы что-то изменить в окружающем мире.

Например, вот такая зарисовка: один мужик в автобусе встаёт, берётся за поручень, и свисающая с его руки сумка налезает прямо на лицо другого мужика, так что ему приходится откидывать голову до упора, но и это не помогает.

Но ему и в голову не приходит сказать первому мужику, чтобы тот на 30 сантиметров сдвинул свою руку. Так и сидит с сумкой в лице. И подобное видишь очень часто.

Говорят, что у них что-то там с культурой и т.п. Я так не считаю — мне кажется, что индусы более всего похожи на растения, и им ужасно лень жить, причём независимо от климата — в жарких краях или в прохладных горных районах.

Они срут везде вокруг себя, они ходят в такой одежде, в которой у нас даже совершенно опустившийся бомж не решится ходить, их города похожи на атомное побоище, их дома — это руины в полном смысле этого слова.

У них всё на соплях, их авиакомпания Air India замыкает список надежности мировых авиакомпаний, их машины и автобусы — это металлолом, который ездит каким то чудом, сотрясаясь и распадаясь на части.

Индусы на меня производят впечатление вконец опустившейся массы, не имеющей никакой жизненной энергии. Они плодятся и умирают, плодятся и умирают...

Обман и мошенничество

Почти любой индус, который хоть каким-то боком связан с коммерцией — продаёт он телевизоры в модном магазине или пирожки на улице — непременно постарается тебя обмануть и продать свой товар в три, в пять, в 10 раз дороже его цены.

Говоря обыденным языком, индусы начисто лишены порядочности и пунктуальности в деловых операциях. Слишком многие их шаги направлены лишь на то, чтобы вытащить из тебя побольше денег.

Я, имея достаточный опыт общения с индусами, не советовал бы на слово им доверять — если делаешь предоплату в своём отеле, ты должен брать расписку в получении денег, если ты едешь на такси, ты должен, глядя в глаза таксисту, сказать, что цена такая-то, едем туда-то, и цена эта не на одного человека, а на всех и т.п.

Если кто-то — даже если это служащий в твоём отеле — предлагает тебе помочь в чём-то, показать что-то, или просто заводит с тобой какой-то разговор — будь уверен на 90% — он хочет на тебе заработать — или как будто между делом завести в какой-то магазин, или подсунуть тебе частного менялу денег, или что угодно ещё.

Есть целые города, охваченные полностью какой-то болезненной торговой лихорадкой. Например, в Варанаси ткут шёлк и всевозможные изделия из шёлка, поэтому весь город охвачен паранойей — любой человек, который поимеет хоть малейшую возможность куда-то тебя отвезти, что-то подсказать, непременно попытается заманить тебя в шёлковый магазин, где за тебя уже возьмутся профессиональные раскрутчики, а ему потом заплатят комиссионные.

Если ты гуляешь по берегу Ганги, то каждый второй встречный предлагает тебе нанять лодку, если ты отошёл от набережной — тебя достанут рикши — тебя не оставят в покое нигде.

Бить их бессмысленно, отвечать им что-то грубое бессмысленно, отвечать им вообще хоть что-то — хоть это будет лёгкое покачивание головой — бессмысленно — их очень много, их миллиард, и кажется, будто весь этот миллиард непрерывно тебе что-то предлагает, и от этих покачиваний головой у тебя просто отвалится голова.

Про Дели даже говорить не хочется — этот город — это апофеоз мрака. Если бы Данте посетил Индию, то круги ада олицетворяли бы собой индийские города.

Садху, священники и прочие мошенники

Вид так называемых святых людей в Индии вызывает у меня желание отвернуться и отойти подальше. Лживые, притворные лица, много атрибутики — впрочем, поскольку это рассчитано на индусов, то с коммерческой точки зрения это самый правильный подход — многие индусы очень любопытны в стиле Эллочки-людоедки — реагируют на всё блестящее и цветастое.

Тупость

Индусы, к сожалению, в своей массе (подчёркиваю — в массе) очень тупы. За редкими исключениями, они не способны или просто не желают думать.

Завязать с индусом осмысленный разговор очень трудно — во всяком случае, мне это не удалось. Лишь некоторые из них оказались способны в разговоре со мной иметь какую-то свою точку зрения, рассматривать аргументы, делать выводы.

Наверное, такими их делают наркотики и лень. Время от времени можно встретить индуса, на лице которого написано что-то осмысленное, но почти всегда это же лицо выражает отчуждённость, замкнутость, почти угрюмость.

Может это и есть те немногочисленные живые люди, отчаявшиеся увидеть вокруг себя хоть что-то разумное? Кто знает...

Маленькие девочки

Маленькие девочки — единственная отрада в Индии, помимо природы, где нет людей. Очень многие маленькие индийские девочки в возрасте 5-10 лет необычайно красивы и ласковы, искренне улыбчивы, и в них чувствуется потребность проявлять нежность, в глазах их глубина и печаль, и в самом деле — судьба их печальна.

В одном случае они становятся «успешными» дамами, выходят замуж и становятся жирными сварливыми бабами. В другом случае они станут либо забитыми жёнами-секс-служанками и домработницами, либо будут нищенствовать.

Женщина здесь считается получеловеком, и сами они соглашаются с этой ролью.

(Автор, видимо, постеснялся сообщить здесь о том, что в Индии постоянно убивают миллионы девочек. Об этом можно прочесть в статье «Индия убивает девочек». — Д.Б.)

Ханжество

Индусы — страшные ханжи. С одной стороны (а возможно именно поэтому) индусские мужчины бесконечно сексуально озабочены, с другой стороны, эротизм здесь под жесточайшим запретом.

В Индии считается оскорбительным для окружающих, если юноша и девушка идут по улице, обнявшись. А уж если они поцелуются — это будет их последним сексуальным актом.

Даже в море купаются индийские женщины, полностью завёрнутые в свои одежды — очень непривычно смотреть на это.

За мужской гомосексуализм здесь приговаривают к пожизненному заключению, а из всех художественных западных фильмов тщательно вырезается всё, хотя бы отдалённо эротическое.

Согласно последнему опросу, индийские женщины предпочитают выходить замуж за девственников, то есть наличие сексуального опыта является негативным — думаю, что такое отношение к сексу приводит к большим сексуальным же разочарованиям.

Предрассудки

На эту тему можно написать целую книгу. Огромное количество богов, бесчисленные кастовые запреты (в Индии 36 каст, и в каждой 7 подуровней, хотя, насколько я понимаю, есть много точек зрения на вопрос — сколько же в Индии каст), священные писания и прочее.

Индусу объективно трудно начать искренне думать, поскольку если он начнёт думать, то он немедленно столкнётся со стенами обязанностей, суеверий и запретов.

Напутствия на дорожку

Если тебе очень хочется посетить Индию, то непременно купи путеводитель Lonely Planet — он стоит 20-30 долларов, но без него ты можешь потерять вообще всё.

Прочти внимательно те путеводители, которые я сам пишу и выкладываю на моём сайте. Прочти описания других людей, имеющих опыт путешествия по Индии.

И уже после всего этого постарайся поехать в Индию не самостоятельно, а в группе, и в сопровождении опытного гида. В качестве такого гида я могу порекомендовать человека, называющего себя Ача-Баба.

Не пугайтесь — он русский, много лет возит группы туристов в Индию, и знает, кажется, все подводные камни, или почти все, и с ним вы останетесь и живы, и довольны, насколько это вообще здесь возможно. И такое путешествие с гидом обойдётся вам дешевле, чем самостоятельное.

И, пожалуйста, не придирайтесь к работе гида. Быть гидом по Индии — это тяжелейшая профессия. Одиночное путешествие — это лишние расходы и непрерывное решение проблем. В этом случае выберите несколько мест и живите там, не высовываясь.

Наиболее подходящие места — это Дарамсала, Ришикеш, северный Гоа, Ауровилль в Индии, Покхара и близлежащие к ней Гималаи в Непале (в последнее время ситуация в Непале стремительно ухудшается — война с маоистами-бандитами приняла слишком тяжёлый характер.

Не исключено, что китайцы приберут Непал к рукам, как прибрали Тибет (или это сделает Индия), и тогда уже Непал можно будет вычеркнуть из списка туристических маршрутов).

http://ru-an.info/news_content.php?id=1647