В последнее время Европейский союз, не только полностью подчиняясь инструкциям из Вашингтона, но и копируя имперскую политику США, сам уже превратился в империю политического диктата. Отвергая реальную демократию, лишь имитируя ее, ЕС отказывается понимать и признавать, что не входящие в ЕС государства могут иметь собственный путь развития, базирующийся на их национальных ценностях, предпочтениях и своих подходах к вопросам национальной безопасности.

Подписывая с тем или иным государством соглашения об ассоциации с Европейским союзом, ЕС требует от такого ассоциированного члена имперского подчинения в политике, торговых, социальных, культурных связях, своим взглядам на вопросы безопасности. Подобные «интеграционные отношения» с ЕС подразумевают, что ассоциированные члены ЕС становятся уже не суверенными государствами, а лишь подчиненными партнерами Евросоюза.

Наиболее ярким примером такого имперского подхода к ассоциированным членам ЕС являются действия Брюсселя в отношении Турции в конце 2014 года.

Турция, будучи одним из основателей Совета Европы с 1949 года, на протяжении последних 50 лет стремилась к интеграции в европейские структуры и даже стала в 1964 году «ассоциированным членом». Хотя страна официально подала заявление на вступление в ЕС еще 14 апреля 1987 года, этот вопрос так и остается уже многие годы без решения и является одним из самых проблематичных в послевоенной Европе. Являясь ключевой страной в регионе, имея развитую и сильную экономику, а также вторые по величине в НАТО вооруженные силы, Турция неоднократно (и в то же время безуспешно) в последние десятилетия пыталась инициировать положительное рассмотрение своего заявления о вступлении в ЕС.

С приходом к власти Партии справедливости и развития, Турция, на фоне сдержанного и порой даже пренебрежительного отношения к себе со стороны ряда политиков ЕС, стала тесно сотрудничать с сопредельными государствами, в особенности с Россией, а также с БРИКС, что соответствует ее устремлению стать державой надрегионального уровня. Ситуация, сложившаяся после декабрьского визита в Турцию В. Путина, и подписанные контракты двустороннего торгово-экономического и энергетического сотрудничества, придали значительный импульс плодотворному развитию турецко-российских отношений в обозримом будущем в бесспорных интересах обоих государств.

Однако такое «несогласованное с Брюсселем» поведение Анкары вызвало всплеск отрицательных эмоций у ряда европейских политиков, в результате чего в Турцию прилетела группа высокопоставленных чиновников ЕС, в которую входили глава европейской дипломатии Федерика Могерини, комиссар Евросоюза по европейской политике и добрососедству Йоханнес Хан, еврокомиссар по гуманитарной помощи и управлению кризисами Христос Стилианидис. Основной целью указанного визита было выполнение указаний Вашингтона и Брюсселя о недопущении сближения Турции с Россией в обход имперских интересов ЕС, а также принуждение Анкары присоединиться к санкционной политике Запада в отношении РФ.

После того, как Турция, заняв принципиальную и прагматическую позицию, отказалась следовать четким инструкциям Брюсселя и Вашингтона, западные круги прибегли к использованию уже отработанных ими технологий по инициированию антиправительственных выступлений в турецкой столице и в ряде городов страны через политические неправительственные организации, оппозиционно настроенные к властям объединения и подконтрольные СМИ.

В частности, в инспирации этих выступлений оказались замешанными более 30 представителей СМИ и сотрудников полиции, среди которых главный редактор крупнейшей турецкой газеты Zaman Экрем Думанлы, глава телеканала Samanyolu Хидайет Караджа, продюсеры этого телеканала Салих Аслан и Энгин Коч, сценарист телевизионных программ Макбуле Чам, а также бывший глава Стамбульского департамента полиции по борьбе с терроризмом Туфан Эргюдер и старшие офицеры полиции нескольких провинций.

Весьма активную роль в организации антиправительственных демонстраций сыграл проповедник «умеренного ислама» и «реформатор турецкой государственности» Ф. Гюлен, осуществляющий проповеди, оглашающий этические воззвания и расписывающий рецепты всяческих реформ из США, где этот «горячий патриот Турции» безвылазно проживает с 1999 года. В целях недопущения развития неконтролируемых процессов в стране правоохранительные органы провели серию арестов в среде упомянутых активистов. Указанные действия Анкары, практически сорвавшей западные планы по новой «цветной революции», вызвали суровую критику со стороны Вашингтона и Брюсселя, в том числе и волну резких высказываний Ф. Могерини и Й. Хана в адрес Т.Эрдогана.

Президент Т. Эрдоган ожидаемо жестко отреагировал на имперскую политику ЕС и критику по поводу проведенной 14 декабря турецкой полицией операции против представителей СМИ, аффилированных с движением исламского проповедника Ф. Гюлена. Он указал, что предпринятые шаги были направлены против элементов, представляющих угрозу национальной безопасности Турции, пусть даже это и представители прессы. «Мы пятьдесят лет ждали от Евросоюза ответа на вопрос, примет ли он нас в свои ряды.

И в тот момент, когда мы предпринимаем решительные шаги для того, чтобы сделать наше общество лучше, они начинают указывать нам, как поступать! Оставьте свои мысли при себе! Мы не собираемся постоянно оглядываться на мнение ЕС и при каждом нашем шаге думать: «А что скажет ЕС? А вдруг он нас не примет?» Теперь нам нет до этого никакого дела!» – заявил Т.Эрдоган и добавил, что лучше бы ряд членов ЕС, прежде всего ФРГ, более серьезно отнеслись к борьбе с ячейками террористической рабочей партии Курдистана, а также с ксенофобией и расизмом.

Весьма похожий всплеск имперского подхода к другому ассоциированному члену ЕС – Египту был в декабре продемонстрирован Германией. В определенной степени импульсом послужило принятое властями Египта решение о прекращении деятельности в стране представительства близкого к Свободной демократической партии Германии (СвДП) немецкого фонда им. Ф. Наумана, главной целью которого является «укрепление гражданского общества, в особенности влияния на общественную дискуссию». С имперским пренебрежением относясь к новому египетскому закону, регулирующему деятельность неправительственных организаций, Берлин отказался перерегистрировать этот фонд в Египте, а в МИД ФРГ был вызван египетский посол для «предоставления объяснений».

Напомним, что фонд им. Ф. Наумана действует в Египте уже 35 лет, в т.ч. на основе соглашения 2004 г. с египетским радио- и телесоюзом (ERTU), который, однако, теперь считается утратившим силу.

Следует отметить, что это не первый проблемный узел в германско-египетских отношениях из-за политических фондов, подозреваемых в Египте «в злоупотреблении гостеприимством». Так, два года назад «преследованиям» (по версии ФРГ) подвергался другой политический фонд им. К. Аденауэра, близкий другой немецкой партии – ХДС, возглавляемой канцлером А. Меркель в качестве председателя. Тогда представителям этого фонда пришлось в полном смысле слова бежать из Египта под угрозой предстоящего ареста. Тем не менее, представлявший этот фонд гражданин ФРГ был заочно осужден на 5 лет лишения свободы.

Вполне возможно, что из-за имперской позиции аналогичным скандалом может закончиться и нынешний конфликт с фондом им. Ф. Наумана.

Что поделать. Мир меняется и лозунг «Мы не рабы, рабы не мы!» приобретает все большую актуальность, особенно во взаимоотношениях с Вашингтоном и Брюсселем, пытающимися за демократической риторикой скрыть свои имперские амбиции.

http://ru.journal-neo.org/2015/01/18/rus-imperskaya-politika-es/