Иммиграционная политика Китая

По данным МОТ, Китай с его огромным населением последние годы стал самым крупным в мире источником миграционных потоков, при чем его доля в международном миграционном движении имеет тенденцию к увеличению. Статистические данные, при всем царящем среди них разнобое, подтверждают это представление.

Согласно оценкам, фигурирующим в китайской литературе, с начала периода реформ и открытости в 70-х гг. и до конца 90-х гг. число эмигрантов (так называемы «новые эмигранты» или «новые переселенцы» - «синь иминь»), включая эмигрантов с Тайваня, из Сянгана и Аомэня, составило приблизительно 4 млн. человек. Более половины этого потока - по китайским данным, 2,2-2,5 млн. человек - направилось в экономически развитые страны, где китайские диаспоры стали расти особенно быстро.

Почти целиком пошел в развитые страны поток с Тайваня (более 700 тыс. человек) и из Сянгана (более 600 тыс. человек). С учетом естественного прироста прибавка составила 3 млн. человек. По данным ОЭСР, за 1995-2004 гг. объем эмиграции в 30 наиболее продвинутых стран - членов этой организации превысил 2 млн. человек.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Особенно значительными оказались эмиграционные потоки в США, Японию, Канаду, Австралию, а последние годы и в страны ЕС. Только в 2004 г. в 20 странах ОЭСР появилось 256,2 тыс. новых иммигрантов из Китая, в том числе Японии - 90,3 тыс., в США – 51,2 тыс., в Канаде - 36,4 тыс., в Великобритании - 18,5 тыс., в Австралии - 13,6 тыс. Китайские специалисты, бизнесмены и рабочие появились также в Афганистане, Южной Африке, на островах Маврикия, в Израиле, Дубае и других странах, где их прежде не было. Китайская диаспора распространилась на 150 стран.

Рядом с этими данными существует дугой ряд цифр, более значительных. В 2007 г. ответственные чиновники Эмиграционной службы в Пекине отметили: количество соотечественников в развитых странах почти удваивается каждые десять лет. МИД КНР со ссылкой на американскую прессу говорит о более чем 18 млн. человек, осевших за границей с начала 70-х гг. - это примерно половина всей мировой китайской диаспоры.

По подсчетам тайваньских ученых, за два последних десятилетия XX века численность китайской диаспоры увеличивалась на 2,4% ежегодно.

Столь внушительный рост эмиграционного потока из Китая объясняется стечением ряда фундаментальных причин, и его нужно рассматривать как частный случай общего роста международной миграции, связанного с глобализацией мировой экономики. Со стороны Китая мощным побудительным фактором здесь служат сохраняющееся аграрное перенаселение, выбрасывающее избыток рабочей силы в города, и высвобождение рабочей силы в самих городах, связанное со структурной перестройкой экономики.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе
Так же в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

При этом самые серьезные усилия правительства с целью создания новых рабочих мест на основе рыночной экономики не могут решить проблемы безработицы и бедности в короткие сроки. Относительно низкий уровень жизни побуждает к эмиграции в благополучные страны и людей умственного труда. А политика открытости позволяет этому гигантскому трудовому потенциалу постепенно перемещаться за рубеж.

В то же время развитые страны испытывают нехватку рабочих рук как в сфере физического, так и в некоторых видах умственного труда и охотно принимают у себя определенное число иммигрантов нужных специальностей из развивающихся стран, в том числе из КНР, корректируя соответствующим образом свою иммиграционную политику.

Благоприятствует иммиграции из Китая отнюдь не пассивная позиция некоторых зарубежных китайских общин. Показательно в этом смысле землячество выходцев из г. Чанлэ (пров. Фуцзянь) в США. Члены землячества создали систему взаимопомощи, которая помогает новоприбывшим получить пособие, обустроиться, найти работу и поддерживать связь с родиной. Благодаря этому за последние двадцать лет из Чанлэ с его населением в 680 тыс. человек эмигрировало в США 200 тыс. человек.

Массовая эмиграция из Китая в ее нынешнем виде, безусловно, в целом выгодна государству: она превращается в средство модернизации страны, поскольку ее результатом является приток инвестиций и новых технологий как в натуральном виде, так и в виде информации, а также, что, может быть, более важно, возможность организовать «циркуляцию мозгов», в которую частично удается превратить их утечку. Мы не говорим уже о тех суммах, которые прибывают в страну в качестве помощи семьям и благотворительных пожертвований.

Существенно и то, что эмиграция позволяет в определенной мере снизить напряженность на внутреннем рынке труда. Издержки же состоят как раз в «утечке мозгов» в ее невозвратной части, однако, этот минус с лихвой перекрывается плюсами, и китайское правительство мирится с ним, принимая все возможные меры, чтобы сделать как можно меньшим ущерб, вычитаемый этим минусом из потенциала обновления страны.

Эти факторы и определяют в основном подход КНР к эмиграционным процессам. В нем можно выделить следующие направления:

  1. Организация и финансирование выезда молодежи на учебу («казенные» студенты).
  2. Поощрение выезда молодежи на учебу за собственный счет («своекоштные» студенты). То и другое - в сочетании с работой по возвращению их на родину после учебы, не обязательно сразу.
  3. Согласие на выезд квалифицированных специалистов в сочетании с усилиями с целью возвращения их на родину.
  4. Постепенная либерализация правил выезда.
  5. Организация экспорта рабочей силы по контрактам.
  6. Борьба с нелегальной эмиграцией.

Первые три пункта мы уже рассмотрели ранее. Обратимся теперь к правилам выезда, а затем и остальным пунктам.

С момента создания КНР выезд и въезд в страну жестко контролировались, число выезжающих за рубеж было ничтожно мало. По мере перехода Китая к стратегии реформ и открытости запреты на выезд начали постепенно смягчаться, а количество выезжающих - увеличиваться. «Закон Китайской Народной Республики о контроле за выездом и въездом граждан» от 22 ноября 1985 г. установил основные права граждан:

«Ст. 2. Граждане Китая могут выехать из страны или въехать в нее с действительным паспортом или другим действительным документом, выданным соответствующим учреждением. От них не требуется подавать заявление о визе.

Ст. 5. Граждане Китая, желающие выехать из страны с частными целями, должны подать заявление в органы общественной безопасности города или уезда, где зарегистрировано их проживание. Положительный ответ должен быть дан, за исключением случаев, предусмотренных в ст. 8 настоящего Закона».

В ст. 8 названы: лица, обвиняемые или подозреваемые в преступных деяниях; лица, отбывающие наказание; лица, чей выезд, по мнению компетентных подразделений Госсовета, может нанести ущерб государственной безопасности и др..

В 2002 г. в связи со вступлением в ВТО в Китае была упрощена процедура выдачи паспортов, в частности, отменено требование о наличии приглашения из-за границы.

С 1 января 2007 г. вступил в силу первый в истории КНР «Закон о паспортах», фиксирующий новое, несколько упрощенное оформление процедуры выезда. Теперь паспорт должен быть выдан в течение 15 дней с момента подачи заявления вместо прежних 30 (за исключением отдаленных районов страны). Срок действия паспорта - 5 лет для лиц моложе 16 лет и 10 лет для тех, кто старше 16-ти. В отличие от прежних правил, новый закон не допускает продления паспорта.

Судя по всему, либерализация правил выдачи паспортов не была ограничена названными публичными послаблениями и имела достаточно глубокий характер. О ее результатах свидетельствуют следующие цифры. В начале 1980-х гг. органы общественно безопасности санкционировали в среднем 100 с лишним тысяч поездок за рубеж. В 2006 г. их число составило 3,92 млн. В настоящее время более 20 млн. граждан КНР имеют на руках загранпаспорта. По данным МИД КНР, в 2006 г. состоялось 34520 тыс. выездов из страны.

Западные правозащитники указывают на непоследовательность и неполноту проводимой реформы, отмечая, что политика китайского правительства все еще остается ограничительной и что право на въезд и выезд является одним из фундаментальных человеческих прав. На наш взгляд, постепенный, осторожный темп преобразований здесь имеет достаточно серьезные причины.

Особенности китайской психологии и поведения
Сохранение лица в китайской культуре
в статье
Расизм в Китае

Он объясняется и общим стилем реформ в КНР («идти вброд, ощупывая дно»), и, возможно, нежеланием допускать резкий, чрезмерный напор на консульские службы привлекательных для иммиграции государств, а также на их пограничные службы, учитывая наличие нелегальной миграции (о ней речь пойдет ниже). Миграционное давление могло бы повредить образу Китая: дать зарубежному массовому сознанию пищу и для скептического отношения к успехам КНР в деле реализации ее социальных лозунгов, и для оживления толков о «китайской угрозе» в ее демографическом варианте.

С другой стороны, анализ статистических данных, а также внутрикитайских социально-экономических факторов, создающих эмиграционный напор в стране, побуждают некоторых экспертов, наоборот, с настороженностью относиться к перспективе роста миграционных потоков из Китая. (Мы уже не говорим о том, что в некоторых странах Азии «считают, будто нелегальная эмиграция из Китая осуществляется в соответствии с долгосрочным планом «ненасильственной абсорбции» региона»). Так, один из наблюдателей высказывает мысль, что Китай «может занять доминирующее положение в системе глобальной миграции и, в конце концов, изменить характер принимающих обществ».

Правда, сам автор этих слов выдвигает контрдоводы: всплеск эмиграции может быть понят как временный выброс, последовавший за долгими годами строгого контроля за выездом из страны; прошедшие обучение за границей студенты и специалисты возвращаются в Китай, привлеченные новыми возможностями, обусловленными его экономическим подъемом, и здесь возможны самые радикальные перемены в общей миграционной картине.

Однако такие контрдоводы воспринимаются не более чем проявление политкорректности и не обсуждаются всерьез. Наибольшей популярностью пользуется, так сказать, «алармистски-конструктивная» точка зрения, которая рассматривает эмиграцию из Китая как органическую часть мировой экономики и вместе с тем дает понять, что ее нельзя пускать на самотек.

Внутренняя политика Китая
в статьях
Экология Китая - проблемы
в статье
Борьба с коррупцией в Китае
в статье
Продовольственная безопасность в Китае
в статье
Взгляд на национальный вопрос в Китае
в статье
Новая демографическая политика в Китае

«Поскольку Китай все глубже вовлекается в мировую систему, - пишет профессор Калифорнийского университета Минь Чжоу, - поскольку процесс маркетизации продолжает подрывать силу государства, а народ Китая воссоединяется со своими заморскими диаспорами, китайская эмиграция, легальная и нелегальная, может образовать новый «век Китая»... В потенции эмиграция из Китая - это цунами на горизонте. Поэтому Китай и страны-реципиенты иммиграции стоят перед вызовом: как вести переговоры по миграции и как ее регулировать».

Китайские ученые рассматривают эмиграцию из КНР в ином ключе. В настоящее время, считают они, «распространившаяся по всему миру масса китайских мигрантов уже стала силой, изо дня в день оказывающей важное влияние на мировую экономику, науку, технику и культуру и привлекающей пристальное внимание всего человечества». Китайская эмиграция - явление особое: ее участники, в отличие от западных колонизаторов, завоевателей и расистов, на притяжении всей своей истории занимались исключительно мирным трудом, не нарушая местных законов. Поэтому китайская диаспора в своих классических формах может «послужить плодотворным образцом для будущей миграционной волны, зреющей в человеческом обществе».

Что же касается будущего, то «в век стремительной экономической глобализации, в условиях открытости Китая внешнему миру трудно будет избежать миграции еще какой-то части населения за рубеж». Не нужно забывать, однако же, что число европейцев, живущих за пределами Европы, составляет 50% ее «внутреннего» населения. Так же обстоит дело с населением многих стран Африки. Между тем, китайская диаспора составляет менее трех процентов населения Китая, «из чего видно, что потенциальная сила движения китайского населения в международную сферу очень велика».

Таким образом, ученые КНР подчеркивают, что китайская эмиграция есть закономерное явление, независимо от ее абсолютных размеров обладающее бесспорным правом на существование и играющее конструктивную роль в жизни международного сообщества. Феномен эмиграции, однако же, не следует понимать упрощенно: «Китайцев на Земле много; как упорядоченным образом вывести вовне китайские человеческие ресурсы и будет ли это для мира благом или бедствием - над этим надо думать».

ЭКСПОРТ РАБОЧЕЙ СИЛЫ

Среди различных видов миграции за рубеж видное место занимает выезд рабочих по контрактам, заключаемым специализированными агентствами. Объем организованной миграции такого рода растет быстрыми темпами. По данным министерства торговли, на конец 2005 г. за границей трудилось 547 тыс. китайских рабочих, на конец 2006 - 670 тыс. К январю 2007 г. совокупная стоимость контрактов на поставку рабочей силы составила 33,67 млрд. долл.

Главный человек в Китае
в статье
Кто такой Си Цзиньпинь
Так же в статье
Влияние Си Цзиньпина в Китае

Наибольшая часть экспортируемого труда используется на азиатском рынке - около 400 тыс. рабочих в 2004 г. - и менее 7% приходится на Европу, являющуюся, вообще говоря, крупнейшим импортером иностранной рабочей силы. Рабочих из КНР можно встретить в 180 странах мира. В число потребителей китайского труда входят Япония, Сингапур, Южная Корея, Аомэнь, Сянган, Алжир, Россия, США, Иордания. Израиль, ОАЭ.

Основные сферы труда: фабричное производство (200 тыс. рабочих в 2004 г.), строительная индустрия (140 тыс.), затем идут лесное хозяйство, рыболовство, транспорт, общественное питание. В каталогах агентств, занимающихся предоставлением трудовых услуг, значатся десятки профессий, в том числе широкий спектр рабочих специальностей, от разнорабочих до сварщиков. Чиновники из министерства труда и соцобеспечения отмечают: «По мере того, как Китай расширяет связи с внешним миром, иностранные партнеры все чаще приглашают наших квалифицированных рабочих».

Агентства предлагают и интеллектуальный труд: дизайн, консалтинг, менеджмент, наука, преподавание, культура, здравоохранение, компьютерное обслуживание. Однако численность «белых воротничков» высокого класса не превышает 1% в общем объеме экспортируемого труда. Китай и сам, как известно, испытывает острую потребность в кадрах такого рода.

Тем не менее, налицо явное желание добиться более весомых показателей, обусловленное, в частности, ожидаемым увеличением спроса в развитых странах на квалифицированных специалистов в высокотехнологичных отраслях при ужесточении ограничений на неквалифицированный и малоквалифицированный труд. Ответственные лица с удовлетворением констатируют: «Хорошо уже то, что Китаю за счет развитых приморских провинций удалось прорваться в эту область». Заметим, что приморские провинции вообще являются главным источником экспорта рабочей силы.

Закулисье китайской политики
в статьях
Кто управляет Китаем?
Так же в статье
Кланы в китайской политике
Так же в статье
Кланы южного Китая
Так же в статье
Шанхайский клан в Китае
Так же в статье
Комсомольская группировка в Китае

Экспорт трудовых услуг - динамично развивающаяся отрасль китайской экономики. В 2003 г. министерство торговли предоставило право заниматься этой деятельностью 1600 фирмам (против 70 фирм в 1989 г.). По другим данным, в 2004 г. в стране насчитывалось 1400 таких компаний. Большинство из них объединено в Китайскую ассоциацию международных контракторов, на которую приходится более 90% от общего количества вывозимых за рубеж рабочих рук. В 2003 г. министерство торговли разрешило заниматься экспортом трудовых ресурсов частным компаниям.

В том же году правительству пришлось обратить особое внимание на защиту контрактных рабочих от нападений террористов. Три теракта против китайских рабочих были совершены один за другим в Пакистане, Афганистане и Эфиопии, в результате чего несколько человек были убиты, ранены или уведены в плен. По следам этих событий правительство обязалось расширить сотрудничество в сфере безопасности со странами-партнерами и выделить дополнительные средства на охрану рабочих от налетов террористов и стихийных бедствий. Он потребовало от компаний «нести должную социальную ответственность», что означает, как можно судить по материалам прессы, выплаты крупных компенсаций семьям пострадавших, а также усиление охраны сотрудников, обучение их мерам предосторожности и т.д.

Показательно, что вместе с тем компаниям было вменено в обязанность «уважать законы и правила стран пребывания, считаться с их культурой, охранять окружающую среду» и даже «делиться получаемыми благами, увеличивая, например, занятость местного населения посредством аутсорсинга». Эта весьма рациональная тактика рассчитана на создание благоприятных условий для продолжения и расширения экспорта трудовых ресурсов за рубеж. Для придания китайским рабочим большей конкурентоспособности в Пекине планируют организовать для них в значительных масштабах обучение иностранным языкам, повышение квалификации, дать им необходимый минимум юридических знаний и т.п. Там рассчитывают, что спрос на китайскую рабочую силу за рубежом, особенно в Азии, будет увеличиваться.

БОРЬБА С НЕЛЕГАЛЬНОЙ ЭМИГРАЦИЕЙ

Это - актуальная тема, которой уделяют постоянное внимание и китайские, и западные авторы. Заметим, что этим термином обозначается и тайный переход границы, и проживание или работа в чужой стране без правильно оформленных документов. Скрытый характер нелегальной эмиграции дает возможность строить любые предположения о ее объемах, но не позволяет получить достоверную информацию. По сути дела, мы не имеем ничего лучшего, чем отдельные разрозненные оценки «на глазок», плохо согласующиеся друг с другом.

Китайская диаспора

В полном размере: Китайская диаспора

Тем не менее, в сумме они дают хотя бы самое приблизительное представление о масштабах явления. В каждом случае речь идет о десятках и сотнях тысяч нелегалов, составляющих значительный процент, подчас даже до половины, лиц китайской национальности, проживающих в данной стране, и внушительную долю от общего числа находящихся в ней нелегальных иммигрантов из различных стран. Приведем некоторые из этих оценок.

В 1978-1995 гг. из Китая в другие страны нелегально выехали 200-400 тыс. человек. В 1979-1998 гг. не менее 220 тыс. нелегальных эмигрантов из одной только провинции Фуцзянь осели за рубежом.

Согласно одной из китайских публикаций 2001 г., «число эмигрантов, нелегально оставшихся или нелегально работающих вне Китая, растет с каждым годом... Их количество намного превосходит число тех, кто нелегально покинул Китай, оно составляет 5-10% мировой китайской диаспоры и ежегодно увеличивается на 20%».

Если верить тем же публикациям, каждый год 500 тыс. китайцев тайно покидают свою страну. 100 тыс. из них перебираются в США, 50 тыс. - в Москву, еще порядка 100 тыс. - в Европу, 15 тыс. - в Хошимин и Рангун, 10 тыс. - в Японию и т.д.

В солидных китайских изданиях можно прочесть также, что в США на январь 2005 г. находилось 230 тыс. нелегальных мигрантов из Китая'. По оценкам американской иммиграционной службы, каждый год около 40 тыс. китайцев нелегально въезжают на территорию США и растворяются в больших городах.

Чтобы не множить дальше количество цифр, приведем одну качественную оценку, свидетельствующую о расширении географии нелегальной миграции го КНР: «Китайцы, особенно из провинций Фуцзянь и Чжэцзян, сделались одними из главных участников международной миграции, направляющейся в ЕС. С определенной долей уверенности мы может сказать, что Китай поставляет наибольшее число нелегальных мигрантов из Восточной Азии в Европу».

Естественно, нелегальные мигранты устремляются туда же, куда и легальные - в первую очередь в развитые страны. Приблизительно до 1996 г. бесспорным лидером среди стран назначения были США, но затем все большее число нелегалов стало ориентироваться на Европу и Австралию. Не остались без внимания и развивающиеся страны, но нередко их используют лишь как перевалочные пункты для дальнейшего путешествия.

Такие пункты существуют и в Азии, и в Африке, и в Латинской Америке, и в Восточной Европе. Один из наиболее сложных маршрутов, например, выглядит таким образом: провинция Юньнань - тайный переход чрез границу в Бирму - переход через «золотой треугольник», по «тропе Хошимина» в Таиланд - наконец, оттуда с поддельным тайваньским паспортом - самолетом в США.

Нелегальную переправку организуют тайные мафиозные структуры - «шэтуань» («змеиные полки», или «змеиные клубки»), имеющие в других странах агентов и партнеров, которые по цепочке передают друг другу клиентов. Доходы «змей» от переправки желающих за границу достигают, по данным ООН, 3,5 млрд. долл. ежегодно. (Стоимость переправки в Англию доходит до 30 тыс. долл., в США - до 70 тыс.)

Китай - диалекты

В полном размере: Китай - диалекты

Главной базой их деятельности стали южные приморские провинции Китая, в первую очередь, Фуцзянь. А по времени всплеск их деятельности пришелся на конец 1980-х - начало 1990-х гг., когда попытки переправиться морским путем в США, Австралию и Канаду приняли массовый характер. В 1993 г. американская береговая патрульная служба задержала восемь судов, каждое из которых везло от 120 до 527 тайных пассажиров из Китая.

В последующие годы Китай наладил плотное сотрудничество с другими государствами в борьбе с нелегальной трансграничной миграцией, и деятельность шэтуаней заметно сократилась (но не исчезла полностью). Прежние многочисленные переходы границы большими, до сотни человек, группами, сделались невозможными.

Однако, как отмечают китайские авторы, стало расти число незаконных мигрантов, которые легальным образом выезжают из страны с целью посещения родственников, на учебу за свой счет, в качестве туристов, членов торговых делегаций или контрактных рабочих, а затем незаконно остаются за границей и незаконно же занимаются трудовой деятельностью. О некоторых видах нелегальной эмиграции стоит рассказать подробнее, поскольку нечто подобное, хотя и не в точности такое, имеет место и в России и является предметом внимания и российских, и китайских правоохранительных органов.

Потенциальные эмигранты дают деньги «змеиной голове», т.е. члену «шэтуаня», который имеет своих людей в некоей государственной компании. Та обращается к провинциальному правительству за разрешением отправить за границу делегацию с целью изучения передового опыта или закупки оборудования. Составляется список членов делегации - сотрудников компании с их анкетными данными. В списке все полностью соответствует действительности, и его утверждают.

Затем фотографии членов делегации подменяются. Мнимая торговая делегация выезжает, скажем, в Бангкок в сопровождении «змеиной головы». В Бангкоке паспорта «делегатов» сдаются сопровождающему, а сами «делегаты» поступают в распоряжение другой группы контрабандистов. Через некоторое время, будучи снабжены новыми фальшивыми паспортами, они отправляются в рискованное путешествие, скажем, в Европу, а вышеупомянутая компания представляет «исходные» паспорта властям в доказательство успешного возвращения делегации на родину.

Более распространенным является выезд в составе туристических групп. Сянганский ученый Джеймс Цзинь, отрывки из работы которого мы здесь пересказываем, приводит слова китайского турагента: «Подчас большая часть туристической группы неожиданно исчезает после осмотра Бангкока, перед самым отъездом в Китай». Интересно, что исчезновение туристов, становящихся, таким образом, нелегалами, оказывается выгодным для обеих стран - и отправляющей, и принимающей, вернее, для причастных к делу ведомств этих стран.

Отправляющей - потому, что в случае невозвращения туриста турфирма уплачивает за него штраф органам власти в КНР. Принимающей - потому, что турист перед выездом оставляет в посольстве данной страны денежный залог (около 5 тыс. юаней), и этот залог подвергается конфискации, благо не приходится сомневаться: если турист пропал, оставив в группе свой паспорт, - значит, в Таиланде он долго не задержится. Фирма не остается в убытке, так как, в конечном счете, все эти расходы оплачивают сами эмигранты.

Некоторым из тех, кто попал незаконными путями в желанную страну, рано или поздно удается легализоваться или, по крайней мере, обрести более или менее стабильное положение с надеждой на будущую легализацию.

Вполне законной по форме, но мошеннической по сути является эмиграция посредством фиктивных браков. «В наши дни среди китайской молодежи весьма популярен подобный способ эмиграции в Европу, на Тайвань и в США».

Стоит особо отметить, что с начала 2000-х гг. к нелегальной эмиграции стало подключаться все больше жителей провинций Северо-Восточного Китая - крестьян и сокращенных рабочих с государственных предприятий.

Вообще говоря, эгоистический национальный интерес перенаселенного Китая в принципе должен был бы состоять в том, чтобы дать своим гражданам максимальную свободу выезда за рубеж, более того, поощрять их эмиграцию, облегчая таким образом напряженное положение на внутреннем рынке труда. Если бы Пекин устранил ограничения на выезд, это позволило бы снизить до нуля масштабы нелегальной эмиграции и, следовательно, снять с повестки дня задачу борьбы с нею. В другом варианте руководители КНР могли бы, сохраняя ограничения на выезд, в действительности смотреть на нелегальную эмиграцию сквозь пальцы, создав видимость борьбы с нею, старательной, и если малоуспешной, то только в силу объективных причин.

Однако политические, точнее сказать, внешнеполитические соображения в данном случае перевешивают экономическую выгоду. Во-первых, если государство согласно терпеть систематические нарушения его границ и существование каналов для передвижения преступных элементов - оно теряет часть своего суверенитета, а заодно и уважение международного сообщества. Во-вторых, и это главное, наплыв нелегальных эмигрантов провоцирует серьезное недовольство местного населения и доставляет немало хлопот правительствам, вынуждая их заниматься репатриацией и обращаться по этому поводу с претензиями к Китаю.

«При урегулировании процессов репатриации возникают трения, появляются острые вопросы, которые непосредственно сказываются на развитии отношений Китая с его партнерами и на его международно-политическом образе», - отмечает китайский ежегодник «Желтая книга по международной политике». Далее он приводит слова высокопоставленного американского чиновника: «Число депортируемых китайских нелегальных эмигрантов - далеко не самое большое из всех. Но именно их депортация для нас особенно трудна».

Китай Индия

Сравнение диаспор Индии и Китая

В этом контексте определенное давление на общественное сознание оказывают появляющиеся время от времени сообщения о попытках тайного въезда и случаях гибели китайских граждан. Один из самых громких эпизодов такого рода имел место в июне 2000 г. в Дувре, где в тайниках грузовика для перевозки томатов было обнаружено 58 трупов погибших от асфиксии китайских мигрантов. Подобные события меньшего масштаба происходили и раньше, и позднее этого эпизода. Например, в январе того же года Сиэтле на одном из судов, прибывших из Сянгана, в контейнере было найдено восемнадцать беглецов из Китая. Трое их них погибли в пути.

Некоторые истории имеют не особенно приятное для Пекина политическое звучание. Так, в августе 2002 г. восемь подростков пятнадцати - шестнадцати лет из провинции Чжцэцзян в составе группы, организованной «змеиной головой», добрались на самолете из Пекина в Москву, оттуда поездом в Югославию, а затем на грузовике в качестве «живой контрабанды» - до парижских пригородов. Здесь они решили сбежать от своих проводников и явились с повинной в полицию, объяснив, что покинули свою страну, так как их родители - члены секты «фалуньгун» - подверглись аресту.

Истории такого рода расцениваются на Западе как наглядное свидетельство «иммиграционной угрозы», а выступления правозащитников, вполне корректные по форме, но критические по содержанию, придают этим случаям еще более громкий резонанс. Тем самым наносится ущерб престижу Китая.

Стремясь избежать нареканий со стороны других государств и трений с ними, Пекин не только сдерживает выезд из страны, лишь постепенно ослабляя ограничения (о чем мы говорили выше) но и ведет решительную борьбу с нелегальной эмиграцией. Мы хотим подробнее рассказать о принимаемых в Китае мерах, чтобы показать их объем и разнообразие, учитывая, что вопрос о нелегальной внешней миграции, пусть даже при противоположной направленности миграционного потока, в нашей стране стоит достаточно остро.

Список принятых мер включает в себя, в частности, ужесточение соответствующего законодательства, в том числе паспортного. Новый закон о паспортах, вступивший в силу с января 2007 г., содержит запрет на выдачу паспортов на срок от 6 месяцев до трех лет лицам, нарушившим правила пограничного контроля, репатриированным нелегальным эмигрантам, а равно тем, кто незаконным образом остался за границей или нелегально работает там. Закон предусматривает штрафы и тюремное заключение для лиц, изготавливающих фальшивые паспорта или пользующихся ими. В выдаче паспортов должно быть отказано преступным элементам; заключенным; лицам, которые, будучи за границей, могут представлять угрозу национальной безопасности; лицам, подделавшим документы или давшим ложную информацию в заявлении на выезд.

В прибрежных районах страны была развернута информационная кампания: публикации в СМИ, лекции, собрания сельских жителей в местах традиционной нелегальной эмиграции и т.п., с тем чтобы довести до сознания людей всю опасность нарушения границы. Был создан Комитет по делам незаконной миграции, в который вошли представители министерства общественной безопасности, министерства иностранных дел и др. Еще в конце 1990-х годов была организована морская полиция, усилены меры контроля за морским побережьем.

Стали использоваться новые методы проверки документов. По информации министерства общественной безопасности, благодаря принятым мерам в октябре 2003 - марте 2004 гг. было предотвращено 5500 попыток выезда из Китая по поддельным документам (и почти столько же попыток въезда в Китай подобным способом, предпринятых гражданами Вьетнама, Пакистана, Северной Кореи, Бирмы). Для сравнения: в 2003 г. министерство общественной безопасности выдало 300 тысяч паспортов, не считая служебных, выданных МИДом.

Власти начали проводить многочисленные операции против преступных групп, занимающихся нелегальной переправкой людей через границу (Среди участников таких групп - «змеиных голов» - встречаются не только жители КНР, но и осевшие за рубежом эмигранты китайского происхождения). Увеличены наказания за попытку нелегального выезда за рубеж. Теперь она карается крупным штрафом или тюремным заключением на срок до десяти лет. По возможности деньги, уплаченные неудавшимися беженцами, изымаются у контрабандистов и возвращаются их жертвам. Информация о контрабандистах и помощь в их поимке поощряются денежным вознаграждением в несколько тысяч юаней.

По сведениям западных ученых, местные власти, допустившие бегство жителя за границу, подвергаются наказанию. Существует даже система коллективной ответственности жителей друг за друга, наподобие старинной системы «баоцзя».

Наказаний не избегают и лица, вернувшиеся их нелегальной эмиграции. Они могут быть лишены свободы на срок до шести месяцев, после чего поставлены под наблюдение властей; одновременно с ними проводится воспитательная работа.

По статистике министерства общественной безопасности, за период 1991-2003 гг. при попытке нелегального выезда всего было задержано 38691 человек, арестовано 6149 «змеиных голов». Среди последних - немало преступников из США, Южной Кореи и Сингапура. «Змеиные головы» подвергаются более тяжелым наказаниям, чем их жертвы, с которыми они обращаются подчас самым жестоким образом. Приговором за незаконную переправку людей за рубеж может быть пожизненное заключение или даже смертная казнь.

В борьбе с нелегальной эмиграцией КНР сотрудничает более чем с сорока странами, особенно тесно - с Австралией, Канадой, США, Нидерландами, Японией, Германией, Францией. Представители министерства общественной безопасности КНР в необходимых случаях выезжают в ту или иную страну для идентификации и депортации незаконных мигрантов.

Партнеры Китая проявляют не меньшую, чем он сам заинтересованность в ликвидации этого явления. Китай и США еще в 1998 г. создали группу связи для координации действий в борьбе с нелегальной эмиграцией, наркотрафиком и терроризмом. Интересно, что австралийский министр по делам иммиграции П. Рэддок еще в 1991 г. посетил провинцию Фуцзянь, где раздал пять тысяч агитационных плакатов. Год спустя американские чиновники привезли в Фуцзянь видеокассеты, наглядно показывающие, в каких условиях нелегалы находятся в контейнерах во время долгого пути через океан и как их арестовывают по прибытии.

Полезным способом для сокращения числа нелегальных эмигрантов эксперты считают упрощение оформления при выезде за границу, в том числе на основе соответствующих межгосударственных соглашений. Китай заключил такие соглашения почти с тридцатью странами. Так, соглашение с Австралией предусматривает облегченную выдачу виз, но при строгом контроле за выездом под ответственность агентств-организаторов путешествий. Благодаря этому соглашению Австралия переместилась из числа первых на одно из последних мест по числу не возвращающихся визитеров из КНР.

Таким образом, китайское правительство ведет энергичную борьбу с нелегальной эмиграцией, используя для этого уникальную по объему и разнообразию систему карательных и предупредительных мер.

Другое дело, что борьба не всегда приносит желаемые результаты. Одна из причин этого состоит в том, что для местного населения и тесно связанных с ним низовых властей эмиграция их соотечественников, хотя бы и нелегальная, приносит зримые блага в виде последующих денежных переводов из-за границы и сокращения числа безработных. Характерно, что это порождает уважительное отношение к «змеиным головам». Другая причина - это попустительство, если не прямая помощь со стороны чиновников, обусловленная, надо полагать, их коррумпированностью. Один из американских специалистов по нелегальной иммиграции утверждает: «Нет недостатка в доказательствах того, что правительственные чиновники, как в самом Китае, так и в различных транзитных пунктах содействуют тайному перемещению людей за границу».

Еще одно немаловажное обстоятельство: в некоторых странах китайские общины прочно закрепились и способны служить автономной средой обитания для незаконных иммигрантов. Например, как отмечают китайские авторы, «экономический уровень китайских американцев вполне достаточен для самообеспечения и способен инкорпорировать в свои состав значительное количество иммигрантов».

В силу этих и других причин нелегальная эмиграция как неизбежное теневое сопровождение легальной продолжается, а равно продолжается и борьба с нею. В 2003 г. в Китай было депортировано 26000 нелегалов. За год, с июля 2005 г. по июнь 2006 г. китайская полиция задержала 2500 человек при попытке незаконного выезда из страны. Китайские ученые вполне обоснованно замечают:

«Китайская нелегальная эмиграция является весьма сложным и многослойным явлением, внутренним и международным одновременно. Искоренить ее в короткие сроки чрезвычайно трудно. Необходимо признать, что факты китайской нелегальной эмиграции представляют собой лишь малую часть общей картины мировой нелегальной эмиграции, ее главные причины коренятся в свойствах мировой экономики. Поэтому к вопросу о нелегальной эмиграции, помимо сдерживания и запрещений, международное сообщество должно подходить с точки зрения развития и рационально его регулировать».

Эксперты в разных странах давно уже пришли к мысли о необходимости решать проблемы международной миграции, и не только нелегальной, но и миграции в целом, коллективными усилиями мирового сообщества. В организации этих усилий выдающуюся роль может сыграть КНР. «Китай, пожалуй, находится в уникально удобной позиции для того, чтобы не отдавать проблему на откуп узко мыслящим национальным политикам, а поставить ее в повестку дня на международном форуме». С этим утверждением трудно не согласиться, особенно если иметь в виду не только лидирующее место Китая в сфере глобальной миграции, но и его вес во всей системе международных отношений.

http://demoscope.ru/weekly/2008/0347/analit04.php

Опубликовано 20 Апр 2017 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.