Илья Пономарев всех сдает

Вспомним видного оппозиционера и по совместительству депутата Государственной Думы Илью Пономарева. Чтобы составить о нем какое-то впечатление, неплохо бы пройтись по его старым подвигам. Вот например, если он участвует в беспорядках, то потом Илья Пономарев всех сдает? Смотрим старую статью про это:

В Интернете, а именно в социальной сети Фейсбук, оказались вывешены показания депутата Государственной Думы Ильи Пономарева, данные им по Болотному делу.

38 листов показаний, которые источники, близкие к следствию характеризуют как «Подарок. Он столько всего наговорил». И это только первый допрос! А их было несколько. Что еще рассказал Илья Пономарев следствию, мы узнаем на следующих процессах по событиям на Болотной.

В среду в суд были переданы дела 12 обвиняемых в участии в массовых беспорядках во время "Марша миллионов" на Болотной площади 6 мая 2012 года. Ожидается, что рассматривать их начнут уже в июне. Как показывают материалы "большого болотного дела", которые оказались в распоряжении "Ъ", о том, что на площади планируется нечто большее, чем мирный митинг, знали не только отдельные оппозиционеры, но и власти, решившие, как говорят теперь адвокаты подсудимых, воспользоваться ситуацией для масштабной политической контратаки.

К 6 мая 2012 года эйфория, охватившая зародившееся зимой протестное движение, заметно поубавилась. Уличные акции на Болотной площади, собравшие десятки тысяч недовольных итогами выборов в Госдуму, прошли, власти даже заявили о готовности к либерализации политической системы, но главные разочарования ждали протестующих впереди. В марте победу на президентских выборах одержал Владимир Путин, и единственное, что готовы были предложить в связи с этим лидеры оппозиции,— выйти 6 мая, накануне инаугурации, на Болотную площадь под лозунгом "Не пустим вора в Кремль!".

969800_613414265337905_1597062314_n

Мирный митинг закончился стычками с полицией и уголовным делом о массовых беспорядках, фигурантами которого стали почти три десятка человек. Многие члены протестного движения, например Илья Яшин, до сих пор говорят, что побоище на площади спровоцировали неизвестные провокаторы в масках из числа членов околокремлевских движений. Но, как показывают материалы дела, с которыми удалось ознакомиться "Ъ", драка на Болотной стала следствием тонкой игры властей против лидеров оппозиции, в итоге оказавшихся дискредитированными, и сочувствующих протесту, которые теперь задумаются, ходить ли на митинги вообще.

Признательные обвиняемые

Обстановка в протестном движении начала накаляться, когда часть оппозиционеров осознала, что одними мирными митингами ситуацию не изменить. Активнее всех за несанкционированные акции тогда выступал лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов. 5 марта 2012 года омоновцы задерживали его вместе с депутатом Ильей Пономаревым за то, что после митинга на Пушкинской площади они отказались покидать ее и оборонялись от полиции, стоя в заснеженном фонтане. Пять дней спустя призывавшего не расходиться господина Удальцова уже снимали с трансформаторной будки после митинга на Новом Арбате.

По версии Следственного комитета России (СКР), перед 6 мая 2012 года лидер "Левого фронта" вместе со своими соратниками Константином Лебедевым и Леонидом Развозжаевым тщательно планировали уже не просто акцию неповиновения, а массовые беспорядки. При этом финансирование беспорядков, считают в СКР, осуществлял грузинский политик Гиви Таргамадзе. По версии следователей, столкновения должны были начаться с прорыва на Большой Каменный мост. В 17:00 6 мая 2012 года протестующие действительно сели на асфальт и заявили, что никуда не уйдут, пока оцепившая сквер полиция не пустит их к сцене, а затем одна из колонн попыталась прорваться сквозь оцепление.

На какие средства существуют оппозиционеры
в статье:
Как зарабатывает оппозиция
в статье:
Коррупция российской оппозиции
в статье:
Как финансируют майданы

При этом, как следует из материалов уголовного дела, власти знали обо всех планах радикалов. На то, что прорыв был ожидаемым, указывает и дислокация полицейских кордонов. Первыми на мосту протестующих встречали сотрудники 2-го оперполка ГУ МВД Москвы и бойцы внутренних войск, а омоновцы в боевой экипировке, которые впоследствии и занимались задержаниями, ждали команды за их спинами. Более того, перекрытие сквера, из-за которого на Болотной в итоге возникла давка, полицейские также организовали из-за полученной оперативной информации. "На инструктаже нам было сказано, что неизвестные граждане хотят разбить палаточный лагерь на Красной площади или в ближайших окрестностях (речь идет о Болотной площади.— "Ъ").

Ориентиром у данных граждан будет белая ленточка на сумке или другом предмете одежды",— говорил на допросе сотрудник МВД Александр Гоголев. И несмотря на то что Сергей Удальцов и Илья Пономарев в один голос настаивают, что сидячая забастовка у кинотеатра "Ударник" началась в ответ на действия полиции, в уголовном деле говорится обратное. В нем есть показания сотрудников префектуры Центрального административного округа, сотрудников департамента региональной безопасности Москвы и управы района Якиманка, которые рассказывают, как перед началом митинга предупреждали Сергея Удальцова о недопустимости именно сидячей забастовки.

О том, что 6 мая "что-то будет", судя по всему, знали и многие лидеры оппозиции. Например, на следующий день в блоге Ксении Собчак появилась запись: "Вчера я приняла очень непростое решение для себя — первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка".

Первыми фигурантами "болотного дела" стали рядовые участники митинга, в которых потерпевшие полицейские опознали нападавших. Возбуждать уголовные дела в отношении предполагаемых организаторов массовых беспорядков следователи решили вскоре после того, как в ноябре прошлого года в колонию на 4,5 года отправился первый фигурант "болотного дела" Максим Лузянин.

Как фонды работают с оппозицией
в статье:
Подрывная работа Госдепа и конспирология
в статье:
Как именно Госдеп финансирует российскую оппозицию
в статье:
Как Америка продолжит финансировать оппозицию
в статье:
За что закрыли фонд USAID в России?
в статье:
Иностранные консультанты - шпионы
в статье:
Фонд МакАртура в России

Подмосковный предприниматель, занимающийся бодибилдингом со школы, стал героем многих фоторепортажей с Болотной: огромная фигура в черной майке душит омоновца. При задержании господин Лузянин оказал жесткое сопротивление сотрудникам полиции и сначала полностью отрицал свою вину. Однако затем на имя старшего следователя по особо важным делам Михаила Гуревича из СИЗО пришло письмо: "Я искренне раскаиваюсь и прошу допросить меня по данному уголовному делу. Я всячески буду содействовать следствию и готов на сотрудничество". После этого многие оппозиционеры заявили, что господин Лузянин и был тем самым провокатором в маске, а его признание — часть хитрого плана СКР.

На самом деле ранее судимый за вымогательства у мелких торговцев господин Лузянин действительно вышел на Болотную по зову сердца. Судя по многочисленным оперативным справкам, господин Лузянин уже давно интересовался личностью Нестора Махно, подписываясь на интернет-форумах как Анархист или Махно, а после начала зимних протестов ему стал импонировать Алексей Навальный, которого он считал наиболее достойной кандидатурой на президентский пост.

Следом, в апреле, свою вину признал и один из предполагаемых организаторов беспорядков Константин Лебедев, а суд, рассмотрев дело в особом порядке, приговорил его к 2,5 годам колонии. "Многие после Лузянина и Лебедева говорили о преюдиции, но по закону ее тут быть просто не может. Понятно, что следствие этими приговорами получило нужную картинку и будет пытаться пользоваться ею в суде — так же, как используют ее пропагандистские программы,— но это не будет иметь ничего общего с законом",— говорит адвокат проходящей по "болотному делу" Марии Бароновой Сергей Бадамшин.

"Мужики, здесь совсем тонко"

У оппозиции другая версия произошедшего: полиция сознательно сузила проход к месту митинга на Болотной и организовала давку и спровоцировала демонстрантов на прорыв. В авангарде толпы, стоявшей на мосту, находился депутат Госдумы от "Справедливой России" Илья Пономарев. По данным СКР, рядом с ним находилась колонна анархистов и антифашистов. Сам парламентарий этого не отрицает. Анархистов, считают следователи, должен был мобилизовать Леонид Развозжаев, знающий, что молодые люди крепкого телосложения привыкли к уличным стычкам, в отличие от мирных представителей среднего класса, составляющих основную массу участников протестных митингов, и в случае противостояния с полицией готовы к решительным действиям. Как говорит источник "Ъ", близкий к следствию, из-за давки анархисты и антифа толком не понимали, куда их выносит толпа и находящийся рядом Илья Пономарев, а затем уткнулись в цепочку полицейских.

На одной из видеозаписей депутат, прижатый к омоновцам, с улыбкой говорит соратникам: "Мужики, а здесь совсем тонко. Надо чуть-чуть отжать". На допросе именно эта фраза больше всего заинтересовала следователя Александра Рябцева. "Я хотел, чтобы передние участники колонны сцепились руками и колонна полицейских отодвинулась бы под физическим давлением толпы",— отвечает депутат на уточняющий вопрос господина Рябцева.

Влияние иностранных агентов
в статье:
Иностранные консультанты - шпионы
в статье:
Какую экономику предлагают иностранные агенты
в статье:
Влияние НКО на политику России

"Это, конечно, был подарок. Он столько всего наговорил — даже того, о чем не просили",— вспоминает в беседе с "Ъ" источник, близкий к следствию.

По всей вероятности, план оппозиционеров заключался в следующем: внушительная часть полицейских была задействована в охране репетиции инаугурации Владимира Путина, поэтому теоретически они могли успеть и прорваться на мост, и разбить палаточный лагерь. Однако они не учли сразу массу факторов. В том числе и того, что дополнительные силы полиции с Тверской сумеют без проблем оперативно перебросить на Болотную, а обо всех планах оппозиционеров было известно заранее. Всем, кроме обычных участников митинга.

Сам Илья Пономарев настаивает, что вопросов к оппозиции по итогам 6 мая быть не может. "Именно полицейские нарушили согласованный порядок проведения акции: они организовали давку, они передвинули цепь, и все вопросы к ним. Полиция до последнего момента предпринимала шаги, чтобы не допустить согласованный и мирный формат акции",— заявил "Ъ" господин Пономарев. Сидячую забастовку, которую устроили организаторы акции, депутат называет "попыткой создать кордон между протестующими и полицией". При этом забастовка, по словам депутата, первоначально не планировалась. По его словам, это была "импровизация", к которой заявители акции и лидеры протеста не были готовы. "Организаторы не продумали действия в связи с забастовкой, это действительно минус",— признал депутат.

Сергей Власов, возглавляющий проект "Росузник", оказывающий юридическую помощь фигурантам "болотного дела", говорит, что перед митингом было понятно, что "власти будут вставлять палки в колеса, но такого сценария никто предположить не мог". "Не могли этого предполагать и лидеры протеста, устроившие забастовку. Это лишь форма выражения протеста, причем вполне законная",— заявил он "Ъ". Правозащитник считает, что, даже если бы забастовки не было, полицейские, организовавшие "бутылочное горлышко" при проходе на площадь и закрывшие сквер, не оставили шансов многотысячной толпе выразить свой протест мирно.

Глава департамента региональной безопасности Москвы Алексей Майоров считает, что организаторы митинга 6 мая и не собирались проводить мирную акцию. "Я всегда говорил, что, если организаторы хотят провести мероприятие, они найдут все способы для этого. Мы со своей стороны 6 мая все задачи выполнили, но определенная группа лиц, как мы теперь видим, действительно готовила провокацию, которая вылилась в конфликт с полицией",— заявил он "Ъ".

Контролируемый взрыв

Другой вопрос: почему власти, которые заранее знали о готовящихся несанкционированных акциях, не предотвратили их? Адвокат Сергей Бадамшин считает, что это было сделано сознательно. "Власти фактически спровоцировали контролируемый взрыв, вылившийся в потасовку с полицейскими, которая не имеет ничего общего с массовыми беспорядками, и получили отличный рычаг для давления на оппозицию. Сидят десятки, людям стало страшно ходить на митинги",— рассуждает он.

"Болотное дело" дало властям отличный повод для реванша за заставшие их врасплох зимние уличные акции и стало отправной точкой для масштабной контратаки — как административной, так и пропагандистской. Уже в июне 2012 года, накануне очередного многотысячного протестного марша, были приняты поправки к закону "О митингах", существенно ужесточившие правила организации уличных акций. С тех пор многие оппозиционеры были оштрафованы на несколько сотен тысяч рублей. По данным организации "ОВД-инфо", занимающейся мониторингом давления на активистов, в 2012 году в Москве и ближайшем Подмосковье было задержано около 4 тыс. человек.

В подавляющем большинстве по новому закону "О митингах" задержанных штрафовали на суммы от 10 тыс. до 30 тыс. руб. Следом на НТВ и телеканале "Россия" один за другим стали появляться "разоблачительные" сюжеты об оппозиции, которые, по мнению гендиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, тоже сделали свое дело. "Власти пытались показать, что участники акции на Болотной — враги и спонсируемые из-за рубежа провокаторы.

Во многом им удалось повлиять на колеблющихся, которые уверовали в то, что показывают по телевизору, и стали относиться к участникам митинга и лидерам оппозиции пренебрежительно, утвердившись во мнении, что митинговать не нужно",— говорит он. Политолог Станислав Белковский говорит, что оппозиция разгромлена, но считает, что те, кто до этого ходил на условную Болотную, вряд ли перестанут участвовать в митингах, а вот новых лиц в протестном движении, скорее всего, теперь не появится.

С возбуждением "болотного дела" власть получила еще и действенный инструмент для прямого давления на оппозицию. "Фактически у следствия в запасе есть еще несколько десятков человек, которых оно планирует задержать, но делать это власти будут дозированно — по человеку в неделю-две, чтобы подольше держать активистов на крючке",— считает Сергей Власов из "Росузника". Пока его прогнозы сбываются. В начале мая был арестован известный активист антифашистского движения Алексей Гаскаров, которого следователи считают одним из координаторов беспорядков на площади, а вчера оперативники провели обыски и задержали для допроса в качестве свидетеля координатора столичного отделения "Левого фронта" Василия Кузьмина.

Комментарий:

«Я же хотел, как лучше. Правду говорить легко и приятно», - отвечает Илья Пономарев оппонентам.

Попробуем разобрать, что же случилось с господином Пономаревым, и в чем именно он был не прав в своих ожиданиях и своих действиях. Для этого я воспользуюсь партийным опытом. Через тюрьмы прошли более двухсот пятидесяти нацболов, на допросах по уголовным делам побывали тысячи моих товарищей. За эти годы мы многому научились.

В 2001 году Эдуард Лимонов и Сергей Аксенов были арестованы на Алтае. Еще четверо нацболов арестовали в Саратове. Обвинения были чудовищны – вплоть до статьи 278 УК РФ «Насильственный захват власти» (от 12 до 20 лет лишения свободы). Активистов НБП по всей стране массово вызывали на допросы.

В числе прочих, двенадцать лет назад следственный отдел ФСБ допросил и Александра Каменского, одного из подозреваемых по Болотному делу. 6 мая 2012-го Саша не находился на Болотной, но был задержан на площади Революции. Видимо поэтому, он, не участвовавший в прошлогодних событиях, находится под подпиской о невыезде.

Показания Александра Каменского во время следствия по делу Лимонова я вспомнил не зря. Они стали партийной легендой. На вопрос «Чем вы занимаетесь в партии?» Александр ответил «Участвую в митингах, собраниях, демонстрациях». Тот же самый ответ в разных вариациях («Обсуждаем митинги, собрания, демонстрации». «Готовим митинги, собрания демонстрации» etc) был дан на остальные вопросы следователя. Спустя полчаса допроса побледневшей следак нервно попросил Каменского покинуть помещение отдела и больше никогда туда не возвращаться.

Мы были неопытны в те годы, и ряд членов партии дал не столь хорошие показания. Что характерно, особенно плохие показания дал отнюдь не простой парень с окраины провинциального города (пацаны из таких районов о правилах поведения на допросах знают еще со школы) и не столичный домашний мальчик, а кандидат исторических наук, знаток санскрита, руководитель калининградского отделения партии Андрей И.

Андрей И. на многих листах рукописного текста (12 лет назад, мои дорогие, протоколы составлялись не на компьютере) объяснял внимательному следователю идеологию национал-большевизма, программу Национал-Большевистской Партии, любовь нацболов к России и многое, многое другое.

Адвокат Сергей Беляк, блестяще проведший процесс в Саратове, где судили Лимонова и остальных, затратил на опровержение показаний санскритолога больше усилий, чем на показания свидетелей, «вставших на путь сотрудничества» с ФСБ. В итоге суд отмел все тяжелые статьи о подготовке вооруженного восстания с целью отторжения Северо-Восточного Казахстана в пользу России, и фигуранты дела были осуждены по наименьшей из статей – хранение оружия – на сроки до 4 лет.

Люди, ранее уголовным делам не проходившие, плохо представляют себе работу следствия. Следствие вовсе не интересует та часть ваших показаний (пусть даже 99 процентов показаний), которая опровергает версию обвинения. Хороший следователь умеет по крупицам выискивать в показаниях те моменты, которые обвинение усиливают.

Если вы подробно расскажете в Следственном Комитете про некую законопослушную группу граждан, которая, к примеру, по выходным занимается волонтерством, то в обвинительном заключении следователь напишет, что вы, да, именно вы, подтверждаете существование организованной группы, участниками которой является такие-то личности, лидером является N, а финансистом или там «кошельком» M. Остальная часть обвинительного заключения будет заполнена рапортами сотрудников полиции, которые опознают волонтеров как «участников убийства таджикской девочки», «лиц, бросавших куски асфальта в сотрудников полиции», «участников драки у молодежного клуба» - нужное вписать. Не зря зеки прозвали обвинительное заключение «объ..оном».

Самая большая ошибка, которую можно совершить на допросе – это принять следователя за человека глупее себя. Умники, ну или те, кто считает себя таковыми, особенно горазды попадать в эту ловушку. Между тем, допрос – это не интеллектуальная беседа за кофе и сигаретами. Даже если вы и вправду в целом умней человека, сидящего по ту сторону стола, в деле допроса профессионал – он.

Подвыпивший электрик, пришедший по вызову в квартиру профессора лингвистики, намного умней профессора по вопросу пролегания проводки в отдельно взятой типовой квартире, потому как электрика во-первых этому учили, а во-вторых, он обладает немалым опытом по этой части.

Так и следователя учили добывать из свидетеля/обвиняемого нужную ему информацию. Следует учесть, что допрос – это состязание, на котором правила устанавливает следователь. Допрос можно сравнить с фехтовальным поединком, в котором засчитываются только уколы, нанесенные следователем. Вам, исходя из житейской логики, может казаться, что вы обыграли следователя со значительным преимуществом, блестяще провели допрос, но на деле все ваши уколы аннулируются, а все удачные удары вашего оппонента окажутся в обвинительном заключении.

Илья Пономарев вел беседу со следователем как интервью с журналистом из приличного издания, попадая в ловушку за ловушкой. Следственный Комитет, как мне кажется, – последний не разучившийся работать институт государства. Эти парни шьют дела весьма профессионально, они умеют сажать. Лучше получить дубинкой от полицейского 2-го оперативного полка, чем попасть в кабинет в Техническом переулке. Стоит помнить, что у следствия нет задачи разобраться в деле. У следствия есть задача довести дело до суда.

Илье Пономареву наверняка показалось, что он ужом чрез камни прошел через лабиринт вопросов следователя, дав множество «мирных» обоснований своим словам и поступкам 6 мая.

На деле Илья Пономарев дал показания против Сергея Удальцова и Марии Бароновой. «Удальцов был инициатором сидячей забастовки», «Баронова призывала давить», - следствие в показаниях Ильи Пономарева интересуют именно эти моменты. В обвинительном заключении Марии Бароновой этот факт уже зафиксирован.

Илья Пономарев наговорил и на себя, признавшись, что хотел «поставить впереди колонны ребят покрепче, чтобы они отжали цепь солдат». В случае лишения депутатского статуса вполне возможно возбуждение уголовного дела против него по той же статье 212 ч.3 УК, что и у Бароновой - «Призывы к массовым беспорядкам».

В конце допроса следователь спросил, имеет ли Илья Пономарев юридическое образование, нанеся господину Пономареву четвертый, решающий укол. Следователь тем самым предвосхитил обвинительное заключение, в котором не будет учтено мнение Ильи Пономарева, что на Болотной не было массовых беспорядков, а также мнение Пономарева насчет повышенной эмоциональной возбудимости Бароновой и мирного поведения Сергея Удальцова.

А будут учтены сообщенные Ильей Пономаревым факты, которые я изложил выше. Кроме того, Пономарев назвал чересчур много имен, даже тех, о ком его не спрашивали. Любой человек, упомянутый в подобных показаниях, может быть вызван на допрос, у него возможен обыск.

Зачем Илья Пономарев, человек, обладающий депутатской неприкосновенностью, добровольно пошел в Следственный Комитет и дал показания на себя и еще несколько человек? Вполне возможно, прав Сергей Аксенов, автор этой статьи.

Статья полностью - Сергей Аксенов:

Илья Пономарев, депутат Госдумы с внешностью активного комсомольца, дал показания по "Болотному делу". "Я нарисовал следователям схемы, диаграммы - движение колонн, прорывы оцепления, места столкновений. При этом было показано, где находились организаторы митинга, из чего вывод можно сделать только один - столкновения не носили организованного характера, а были стихийными", - описал он свою добровольную помощь следствию. По словам Марии Бароновой, показания эти следователи хранят в папке толщиной с "большой палец ноги". Часть показаний касается самой Бароновой.

Откровения депутата, оказавшегося (в случае с Бароновой) в одной компании с четырьмя омоновцами, вызвали критику со стороны политических активистов. Активисты посчитали, что негоже Пономареву становиться свидетелем обвинения. А именно свидетелем обвинения сделало его следствие. Сам же Илья объясняет произошедшее исключительно благими намерениями - желанием "прекратить преследование невиновных людей". Для этого он и "написал Бастрыкину письмо о том, что готов явиться в Следственный комитет и дать показания по делу о 6 мая". Бастрыкин своего шанса не упустил.

Как человек бывалый, повидавший и посидевший, выскажу и я свое отношение к этой коллизии. Назовем ее коллизией Бароновой-Пономарева.

У зеков есть такое понятие: "спросить как с понимающего". "Спросить" означает предъявить претензию. Например, за "косяк". "Как с понимающего" предполагает, что человек знает что делает, отдает отчет в своих действиях и, таким образом, может отвечать за их последствия. Большинство зеков, выходцы из низов общества, буквально из подворотен, прекрасно ориентируется в том мире и потому, случись что, подлежат суду товарищей. Но бывает, что на СИЗО заплывает диковинная птица, какой-нибудь очкарик-доцент, хвастающий двумя высшими образованиями. На такого обычно машут рукой, как на ребенка. "Что с него взять?" – только качают головой зеки.

Так вот в случае Ильи Пономарева мы имеем классический вариант этакого честного лоха. Человека, настолько давно и прочно живущего в искусственном мире бизнеса и власти, что здоровые инстинкты его давно атрофированы. Сын привилегированных родителей, мама – целый сенатор, он с 14(!) занимался бизнесом. Затем два созыва в Госдуме. Атрофируешься тут. Он искренне верит, что, наговорив следствию на пять часов показаний, нарисовав все нужные им картинки, он спасет от обвинения невинных людей. О том, что следствие просто трактует полученную от него фактуру в обвинительном ключе, он, видимо, не догадывается.

Вот, например, как он высказался о ситуации со своим коллегой по Левому фронту Леонидом Развозжаевым в Иркутском СИЗО. О сокамерниках, которые по заданию оперов обрабатывают его. "Я, если честно, думаю, что никто же не обязывает с ними общаться - сиди и молчи", - заявил наш депутат. Илюша, дорогой, ты таких людей в жизни не видел. Их нельзя игнорировать! Поэтому они так и эффективны. Окажись ты в таком положении, у тебя выпадут зубы и волосы от страха. Это тебе не паркет Госдумы. Кстати, что будет происходить с Развозжаевым, я вам предрек еще до того, как его этапировали в Иркутск. Так что можете верить моему пониманию.

В связи с этим вспоминаются два эпизода моих встреч с Ильей Пономаревым.

Эпизод первый. Январь 2012 года. В студии тогда еще живого СОТВ пара сотен граждан с Болотной собрались вроде как решать судьбу шествия, запланированного на 4 февраля. Однако вместо этого весь вечер самозабвенно голосовали за очередную мертворожденную гражданскую структуру. Я описал эту позорную историю в посте "Начальники оседлали народный протест".

Мы, нацболы, выступили тогда за расширение состава заявителей, чтобы впредь не уступать на переговорах в мэрии и тем не кастрировать протест. Ведущий собрания Илья Пономарев легко и просто, и нагло, отбил все наши потуги, заявив, что все давно уже решено и ваш, товарищи, вопрос даже не будет рассмотрен. Там, при скоплении людей и массе телекамер, он был крайне эффективен. Как может быть эффективен опытный политический жулик, поднаторевший на паркете здания в Охотном ряду.

Эпизод второй. Ноябрь 2007-го. Случайный двор в самом центре Москвы. Я и нацбол Кирилл Ананьев распиваем на капоте чужого автомобиля чекушку водки за здоровье Богдана, первенца Эдуарда Лимонова. Вокруг ни души. Вдруг со скрипом распахивается дверь одного из подъездов и оттуда выходит... Илья Пономарев собственной персоной. Лично мы не были знакомы, но нас он, видимо, узнал. При всей неприязни, деваться ему было некуда. Подошел, заискивающе улыбаясь, протянул руку. Она дрожала.

Такой вот это человечище. Бойкий и наглый в привычных для себя публичных условиях и трусоватый и глуповатый там, где его нога никогда не ступала. Потому и стремится он на сцену, туда, где Бастрыкин: объяснить, разъяснить, рассказать все как было. Нарисовать схемы. Я же говорю, комсомолец. Объяснить ему, что он лох, что он таким образом сдает, сажает людей - невозможно. Тем более пристыдить этим. Лучше просто держаться от него подальше.

"Думаю, ход суда расставит все по своим местам", - так заканчивается его оправдательный пост. Ох, расставит, Илюша.

Сейчас модно давать советы на тему «Как вести себя на допросе». Внесу свою лепту и я.

1. Лучший допрос – допрос, который не состоялся. Всячески избегайте допросов. Спустя некоторое время вы можете выпасть из сферы интересов следствия.

2. Минимум информации, никаких имен. 51-я статья и все такое. Берите 51-ю статью даже на вопрос, знакомы ли вы со своими родителями, детьми и супругами. Не бойтесь выглядеть на допросе идиотом – это лучше, чем выглядеть умником на скамье подсудимых.

3. Если на допросе вам зададут вопрос «убивали ли вы таджикскую девочку?» или аналогичный вопрос, коротко ответьте «нет, не убивал(а)», и снова включайте 51-ю.

http://www.kommersant.ru/doc/2195197

http://grani.ru/blogs/free/entries/212193.html

http://www.apn-spb.ru/opinions/comments13278.htm

Опубликовано 30 Мар 2018 в 10:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.