«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его руководство анонсировало перенос боевых действий в Азербайджан.

И хотя, согласно азербайджанским источникам, общая численность граждан страны, сражающихся на стороне ИГ, не превышает 500 человек, это не может успокоить Баку, учитывая рост радикальных настроений среди его граждан.

Причины распространения радикального ислама в стране

Активную роль в этом процессе с середины 1990-х гг. сыграла Саудовская Аравия, откуда на территорию прикаспийской страны приезжали проповедники, с помощью денег добившиеся создания крупных ваххабитских ячеек. Их успеху тогда способствовало снижение нефтяных доходов страны и ее светский характер. Незнание в массе основ ислама в атеистическом советском обществе предопределило успех исламских проповедников.

Именно этим объясняется факт происходящего размывания шиитской общины, до недавнего времени доминировавшей в стране.

Сейчас, когда экономическое положение в Азербайджане улучшилось (по соответствующим показателям он заметно опережает многих своих соседей), именно это служит питательной почвой для джихадистов. По традиции, когда в любой стране появляются «легкие» сырьевые деньги, их потоки стремится осваивать ограниченный круг лиц.

И Азербайджан не стал исключением. Поэтому идея «справедливого Исламского государства», в котором эти ресурсы будут распределяться равномерно и в котором не будет деления на суннитов и шиитов (еще один выигрышный момент ИГ перед «Аль-Каидой», делавшей ставку исключительно на суннитскую часть мусульман) становится притягательной вдвойне.

В результате идеологическая незащищенность подобных обществ, перекосы с распределением национальных богатств, а также жесткое подавление светской оппозиции, делающее невозможным мирный процесс смены власти, является общей «ахиллесовой пятой» для большинства светских авторитарных режимов.

США как союзник радикального ислама

Ситуация усугубляется тем, что в культивировании исламского радикализма против Азербайджана активно участвуют США. Так, год от года Вашингтон все больше актуализирует свое внимание на «ущемлении религиозных свобод» со стороны официального Баку. Соответствующие доклады «по теме» ежегодно делают Госдеп и Комиссия по религиозной свободе в мире (USCIRF) США.

Они регулярно и жестко критикуют власти Азербайджана за задержания, уголовное преследование членов «нетрадиционных религиозных групп», ограничения на распространение религиозной литературы и создание невозможных условий для функционирования их организаций».

При этом представители Госдепа не скрывают фактов осуществления подрывной деятельности Вашингтона против Азербайджана, признавая, что «посольство США в Баку поддерживает связи с огромным спектром религиозных групп».

И по странному стечению обстоятельств, давление Вашингтона совпало с активизацией в стране радикальных исламистов, которых заокеанская держава, по сути, пытается взять под защиту. Так, в октябре 2014 г. USCIRF, сообщив о «резком ухудшении» ситуации с «религиозными свободами», поместила Азербайджан по этим показателям на один уровень с Афганистаном, заявив, что «Правительство страны демонстрирует минимальную религиозную терпимость».

Основанием для этого стали поправки в законы о религии, НПО и др. о «предотвращении религиозного экстремизма», принятые парламентом Азербайджана весной 2014 г., затруднившие Вашингтону оказание финансовой поддержки созданных им неправительственных организаций.

В частности, это коснулось «ущемления» прав верующих на ношение хиджаба в школах и вузах, а также подавления протестов исламистов и их арестов, закрытия «ваххабитских» мечетей или изгнания оттуда радикальных имамов.

Особое недовольство Вашингтона вызвали «репрессии» против сторонников радикального турецкого богослова Саида Нурси и других «нетрадиционных» направлений в исламе, включая движение «Хизмет».

По мнению представителей США, власти Азербайджана преувеличивают «мнимую угрозу» со стороны исламизма и сами своими ограничительными действиями повышают риск радикализма местных общин. В связи с этим USCIRF указала, что Баку «должен наказывать фактическое насилие, а не идеи или мирную религиозную практику».

Правда, если бы сам Вашингтон следовал логике подобных заявлений, то он должен был бы первым прекратить бороться против исламского терроризма на своей территории.

…Как бы там ни было, Азербайджан получил «черную метку». Причем США прекрасно отдают себе отчет в том, кого они защищают. Так, одна из ведущих специалистов по радикальным исламским течениям этой страны, профессор Университета Миннесоты Кэтлин Коллинз еще в 2007 г. указала, что на тот момент как минимум пять процентов азербайджанских верующих являлись салафитами, которым в той или иной мере могут симпатизировать до 40 процентов местного населения.

Примечательно, что активизация действий против Баку со стороны США совпала по времени с усилением местных радикалов. Так, в январе 2014 г. две их группировки «Меша гардашлары» («Лесные братья») и «Джейшуллах» («Армия Аллаха») впервые заявили о начале войны против режима Алиева.

Обращает на себя внимание и заинтересованность в подобном развитии событий со стороны Ирана, что даст ему основания в будущем полностью или частично «взять на себя ответственность» за положение дел в соседней стране, которую некоторые круги в Иране считают своей провинцией и опорной точкой для выдвижения претензий на Кавказ.

Не случайно, что Тегеран «вдруг» де-факто солидаризировался с вообще-то враждебным ему Вашингтоном, резко осудив закрытие «ваххабитских» мечетей, интерпретировав это проявлением «антиисламской политики азербайджанских властей».

Насколько серьезны угрозы ИГ?

Если же оценивать степень серьезности угроз ИГ, то она видится потенциально высокой. Пока властям страны удается контролировать ситуацию. Но хотя Азербайджан располагает внушительным силовым аппаратом для борьбы с исламскими радикалами, конечный исход этой борьбы остается туманным.

О серьезности угроз свидетельствуют неоднократные попытки джихадистов осуществить теракты против посольств ряда западных стран и Израиля. Параллельно участились сообщения о проявлениях межконфессиональных конфликтов и нападениях на мечети конкурирующих общин.

Сейчас, когда радикальные общины уже сформировались, действия властей против них выглядят слишком запоздалыми и лишь усиливают потенциальную возможность их выступлений. В стране уже существуют реально опасные в плане исламского радикализма районы и города и даже готовые к вооруженному противостоянию (как это показывают участившиеся в последние годы и месяцы инциденты) группы.

Проблема особенно заметна на севере страны, что связано с недовольством действиями центра представителей национальных меньшинств, в основном суннитов по вероисповеданию, некоторая часть которых особенно симпатизирует радикалам. Потенциально опасной считается и обстановка и во втором по численности населения городе страны Сумгаит, а также городах-спутниках Баку.

До сих пор ситуация отчасти сглаживалась тем, что наиболее неустроенная часть азербайджанского общества уезжала из страны, в том числе и в Россию. Однако в случае ее возвратного оттока (например, из-за наблюдаемого ухудшения там экономической ситуации) это может способствовать созданию в Азербайджане «критической массы» социального недовольства.

И кроме наличия в Азербайджане серьезной массы недовольных, у него имеются слабые места по периметру границ. Это пограничные участки с Грузией (через которую шел трафик снабжения чеченских сепаратистов) и с Россией (Дагестан).

Ситуацию там усугубляет сложный рельеф местности, а в ряде случаев факт лояльности к исламским радикалам части населения. И прежде они успешно «циркулировали» между российским Дагестаном и северными районами Азербайджана, населенными представителями одних и тех же народов.

Примечательно, что объявившие в числе первых о начале вооруженной борьбы против режима Алиева «Лесные братья» (они же «Дербентский джамаат»), оперируют как на юге Дагестана, так и на азербайджанском севере.

Но, пока ИГ не добилось решающего перелома в сражениях в Сирии и Ираке, говорить об открытии новых фронтов, чреватом неизбежным распылением сил, не приходится. Ведь реальное нападение готовится в обстановке повышенной секретности. Здесь же явно наблюдается элемент «театрализованной постановки».

Чего хотят от Азербайджана?

Обычно целью подобных действий ставится либо отвлечение внимания, либо провокация с целью вызвать вполне определенную ожидаемую реакцию. В этой связи создается впечатление, что Азербайджан провоцируют на нанесение удара и ввязывание в какую-то военную авантюру.

Варианты могут быть следующие. Например, Вашингтон настойчиво требует от Баку присоединиться к коалиции против ИГ, так и не получив на это положительного ответа. Впрочем, «официальное» объявление войны Азербайджану со стороны ИГ, казалось бы, должно изменить его позицию, склонив к осуществлению превентивных ударов.

В этой связи заслуживают отдельного рассмотрения обвинения режима Алиева лидерами ИГ в «прозападности». Но хотя в последние годы азербайджанский лидер активизировал свои связи со странами ЕС, на роль «западной марионетки» он явно не тянет. Ему куда больше подходит статус «протурецкого» политика. И, думается, Западу выгодно выбить правящий в Баку режим как опору Анкары в регионе». Не случайно, что в последние годы у Турции заметно осложнились отношения с США, пытающимися дестабилизировать ситуацию в этой стране.

В этих целях используется создаваемая с конца 1990-х гг. разветвлённая инфраструктура, важной частью которой служат многочисленные школы, университеты, исследовательские центры и коммерческие организации, расположенные в западных странах, принадлежащие к организации исламского проповедника-изгнанника Фетхуллаха Гюлена.

Наиболее влиятельные «мозговые» центры гюленовской организации, фактически формирующие позицию Вашингтона по турецкому, курдскому и сирийскому направлениям, а также по религиозным вопросам, находятся в США. Среди них «Турецко-американский альянс», деятельность которого фактически направляет небезызвестная чета Клинтон, структуры Rumi Forum, Rethink Institute и сам Институт Фетхуллаха Гюлена, находящийся на территории американского Хьюстонского университета. Все это дополнительно свидетельствует о фактическом сращивании турецких исламских проповедников с государственными структурами США.

Сама организация нацелена на превращение всех стран «туркоговорящего мира, включая Азербайджан, в «умеренные, толерантные, либеральные и имеющие хороший имидж в мире государства». Иными словами, способы борьбы Гюлена отличаются от джихадистских, но конечная цель, как представляется, одна – ликвидация действительно независимого турецкого государства и его союзников.

Не случайно, что действия данной организации в Азербайджане привели в конце концов к закрытию в июне 2014 г. школ Гюлена в стране. Это вызвало жесткую критику со стороны Вашингтона, указавшего на то, что они готовили «хорошо образованных и интегрированных в общество людей с космополитичным мировоззрением». Недовольство США вызвано тем, что официальный Баку, борясь против выхолащивания и фрагментации азербайджанского общества, не дает здесь развиваться «пятой колонне», ориентированной на «общечеловеческие ценности».

Нельзя забывать и о российском факторе, поскольку от Алиева на Западе ждут более явно выраженной позиции против Москвы, в том числе и относительно ее «каспийской» инициативы.

Еще одна вероятная цель «подрыва» Азербайджана – подготовка ИГ к кампании против России. Это облегчит лидерам ИГ реализацию их планов на российском Северном Кавказе. Кроме того, азербайджанцы являются одной из самых крупных диаспор в России (после узбекской), подобная проблема может стать для Москвы еще более актуальной.

Важно и то, что лидеры ИГ открыто признают: им требуются энергетические ресурсы Каспия. И именно этот момент может стать определяющим в плане вероятной дестабилизации Азербайджана, наращивающего экспорт газа Турции и европейским потребителям. Вероятная эскалация конфликта просто сделает невозможным использование этого трафика.

Еще одним последствием нарастания кризисных тенденций в азербайджанском обществе может стать решение Баку о начале новой военной кампании по возвращению Нагорного Карабаха. Как известно, «маленькая победоносная война» служит неплохим средством отвлечения народного внимания от внутренних проблем. Однако в результате возможной неудачи на внешнем фронте угроза со стороны ИГ может лишь усилиться. А это, в свою очередь, может дестабилизировать обстановку во всем регионе на неопределенное время и с неясными перспективами решения конфликта. Не на это ли нацелены в своих стремлениях различные закулисные силы?..

Недавно «глава МВД»  «Исламского государства» Абдул Вахид Худаяр Ахмад собрал наемников ИГ из Азербайджана, похвалил «шехидов» и призвал наших соотечественников   взять в руки оружие против правительства нашей страны, как он отметил, поддерживаемого Западом. Об этом, как передает Vesti.Az,  пишет  европейское издание Another Western Dawn News.

В статье говорится, что «ИГ» раскинулся на страны Ближнего Востока, в связи с чем  эксперты разведки предостерегают кавказский регион богатый  нефтью от угрозы со стороны ИГ. Уже известно, что ИГ начинает строить  планы по дестабилизации ситуации в бывших советских республиках,  в частности в  Азербайджане, откуда «сотни  граждан стекаются в Сирию, чтобы участвовать в войне  против сил президента Башара Асада».

Выступая Худаяр Ахмад также назвал  легендарными нефтяные месторождения Баку и указал на то, что  они были широко желанными гитлеровской Германией во время Второй мировой войны. «Мы должны освободить Баку, один из самых драгоценных исламских стран. Несомненно, Азербайджан и его природные ресурсы будут восстановлены в исламском мире», - сказал Худаяр.

Отмечено также, что еще с 1998 года саудовские миллионеры, сочувствующие и финансирующие исламский  джихад,  начали формировать подпольную сеть радикальных борцов Азербайджана, а затем способствовали их притоку в Сирию.

Между тем, как заявил в интервью Vesti.Az депутат Милли Меджлиса Захид Орудж, ИГ – это новый феномен и будет  неправильно подходить к нему, как к «Аль-Каеде». «В отличие от террористической группировки «Аль-Каеды», которая нацелена в основном на борьбу с неверными,  ИГ позиционирует себя, как модель государства и ждет, что все вокруг будут считаться с ним. У ИГ стратегия иная и самая большая угроза состоит в этом.

Одно только то, что активистам  ИГ удалось держать в напряжении всю полицию и армию Франции в течении 72 часов, говорит о том, что нельзя быть уверенным в том, что Азербайджану со стороны этой организации ничего не грозит», - сказал парламентарий.

По его словам, за прошедший период в Азербайджане задержаны 23 человека, примкнувшие к вооруженным группировкам в Сирии, которые наверняка ждали указаний от руководства ИГ относительно дестабилизации ситуации в стране. Нефтяные объекты и месторождения в Азербайджане имеют важное  стратегическое значение и в случае чего, первыми под удар попадут они. Это должно волновать наше правительство. «Удар по нефтяным объектам – не только удар по Азербайджану, но и по интересам Запада. Кроме того, есть вероятность того, что такое направление ИГ могли дать разведывательные центры заинтересованных стран. ИГ действительно верит в то, что группа людей в Азербайджане сможет претворить их планы в жизнь. Поэтому правительству Азербайджана необходимо немедленно начать  осуществлять антитеррористические меры», - заявил Захид Орудж.

Он также добавил, что ИГ сейчас контролирует треть части Ирака и располагает двумя крупными нефтедобывающими объектами, миллионами долларов и армией из 25 000 наемников – граждан не только исламских стран, но и европейских тоже, что не может не представлять угрозы.

В свою очередь старший  аналитик российского Центра проблемного анализа Сергей Балмасов отметил, что правящая власть в Азербайджане обладает резервами для нивелирования ситуации в случае необходимости. «Однако в случае неудачи на внешнем фронте (например, в Карабахе) ситуация может измениться. Определенным силам на Западе и не только, выгодно выбить правящую в Баку власть как «протурецкую» опору в регионе», - считает Балмасов.

По его словам, и нынешний выпад необходимо рассматривать совокупно с попытками активизации «гюленовцев» (сторонников проживающего в США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена – авт.),  что отмечается и в Турции.

«В общем, само по себе это заявление мало что стоит. Однако его следует рассматривать как своего рода предупреждение официальному Баку со стороны тех, кто добивается определенных действий с его стороны», - подчеркнул он.

Но руководитель Политологического клуба «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде считает, что это послание как нельзя точно отражает суть и характер деятельности «Исламского государства». «Призывая своих сторонников к борьбе с азербайджанским правительством, лидеры движения, по сути, подстрекают их к развязыванию междоусобной войны в стране. Как развиваются, и какие результаты имеют подобные кампании,  мы имеем возможность наблюдать и в Сирии, и в Ираке. Ничего общего с идеями Ислама такие призывы не имеют. Примечательно, что лидеров ИГ не интересует то обстоятельство, что  мечети и мусульманские кладбища на оккупированных азербайджанских землях находятся в запустении, а сотни тысяч их единоверцев лелеют мечты возвратиться на землю своих предков, где  хозяйничают оккупанты», - подчеркнул он.

Ильгар Велизаде заметил, что и сейчас азербайджанский народ приносит в жертву своих шехидов, достойно отражающих провокации противников.   «Что же касается возможности развязывания в Азербайджане гражданской войны, то вряд ли сами граждане нашей страны на это пойдут. Двадцать с лишним лет тому назад, мы уже поплатились за это утратой значительной части своей территории. А вот кому на руку подобные призывы не трудно догадаться»,  - заключил он.

Эксперт Института национальной стратегии, российский исламовед Раис Сулейманов отметил, что с началом войны в Сирии в 2011 году против законного правительства Башара Асада воюет целый ваххабитский интернационал.

«Среди боевиков имеются ваххабиты из Азербайджана. Эти факты неоднократно фиксировались, об этом открыто сообщала пресса. С образованием в 2014 году «Исламского государства» эти азербайджанские ваххабиты, поток которых в ряды радикал-исламистов не уменьшался, влились в ряды «Исламского государства». Сами ваххабиты никогда не скрывали, что территория создаваемого ими «Исламского халифата» будет включать не только Ирак, Сирию и Ливан, но все мусульманские страны и регионы компактного проживания мусульман (российские Северный Кавказ, Поволжье и Крым). Естественно, Азербайджан видится ваххабитами тоже частью «Исламского халифата», - сказал он.

По словам Раиса Сулейманова, лидеры ИГ не скрывали своих планов в отношении российского Северного Кавказа.

«А путь туда лежит через Азербайджан. Но тактика у халифатистов такая: вторгнуться напрямую через границы в Азербайджан невозможно (мешает Турция и Иран), поэтому проще попытаться зажечь «исламскую революцию» внутри Азербайджана. Получившие боевой и идеологический опыт джихада азербайджанские ваххабиты в рядах ИГ, вернувшись домой в Азербайджан, постараются повторить сирийский сценарий у себя на родине.

Официальному Баку стоит воспринимать подобные угрозы максимально серьезно. Ваххабизм, «Нурджулар», Хизб-ут-Тахрир, мечтающие о возрождении халифата, - это ведь все реально и для Азербайджана. Наивно думать, что раз в Азербайджане доминируют шииты, то ваххабиты не смогут поднять свой флаг. Шииты живут в Сирии и Ираке, причем большими общинами, и это не помешало ваххабитам провозгласить на части территории этих стран, свой «халифат», устроив геноцид шиитов. Есть примеры, когда азербайджанские шииты переходили в ваххабизм, отказываясь от шиизма. Еще раз повторю: призыв так называемого премьер-министра «Исламского халифата» Абдула Вахида Худпира Ахмада к джихаду против законного правительства Азербайджана необходимо воспринимать серьезно. Спецслужбам Азербайджана необходимо взять на учет как всех, кто уже уехал из Азербайджана на «джихад» в Сирию и Ирак, так и всех, кто сочувствует «халифату» в стране», - резюмировал он.

http://vk.cc/3o20h2

http://vk.cc/3o207n